Особенности национального счета -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Особенности национального счета
Владимир Петриченко
Агроинвестор
май 2011
Урожай-2010 мог составить 67 млн т. В официальную оценку — 60,9 млн т — не входят неучтенные объемы

Под урожай 2011 года Россия может засеять больше 45 млн га и собрать 89 млн т зерна, его потребление в 2010/11 сельхозгоду — снизиться до 70,6 млн т, а переходящий запас на начало сезона — составить 13 млн т. Так будет развиваться рынок по версии «ПроЗерно». В новом сельхозгоду аграрии инвестируют не столько в зерновые, сколько в масличные: вероятное продление экспортного эмбарго при хороших ранних видах на урожай не мотивирует их к расширенному воспроизводству.

Во второй половине нынешнего сезона (июль 2010-го — июнь 2011 года) главным ньюсмейкером на рынке зерна является государство. Им оно и останется не только до конца этого, но и минимум в первой половине следующего, 2011/12, сельскохозяйственного года. Основные информационные поводы — товарные интервенции, распределение крупных партий зерна среди ограниченного круга региональных потребителей, предполагаемые дата и сценарий отмены (возможно, частичной) эмбарго на экспорт. В любом случае участникам рынка скучать не приходится и не придется: сюжет на этом рынке сейчас сильно закручен. Вспомним предысторию нынешних интервенций. 15 декабря министр сельского хозяйства Елена Скрынник в очередной раз заявила, что правительство не распечатает госфонд до марта. А на следующий день премьер-министр Владимир Путин заявил: «Мы начинаем зерновые интервенции» и рассказал об уже подписанном распоряжении о распределении 1,3 млн т фуража. Причем он отметил, что эти объемы поступят в регионы, которые нуждаются в развитии животноводства. Но ими оказались города федерального значения — Москва и Санкт-Петербург, а также Московская и Ленинградская области. Прошла еще неделя, и выяснилось, что распоряжение предназначено «для служебного пользования».

Понижательный тренд — до конца сезона

На момент начала биржевых торгов, стартовавших в феврале, в интервенционном фонде было 9,5 млн т. Это очень большой объем, любое перемещение которого (или заявление о намерении переместить), особенно при закрытом для экспорта рынке, — серьезный шаг. После заявления Путина о выделении из фонда более 1 млн т пострадавшим от засухи регионам цены free market все равно продолжали расти: рынок не видел этих объемов и не понимал, когда и как они появятся. Ведь документы о распределении зерна в декабре, может быть, и были подписаны, но до середины января никаких четких заявлений о том, как будет работать распределительный механизм, не было. О согласованных списках предприятий-получателей тоже никто ничего не знал. Поэтому после выступления премьера и последовавших кросс-заявлений высших чиновников цены продолжали понемногу укрепляться: если 17 декабря пшеница третьего класса стоила 7365 руб./т, то, например, 23 декабря — 7,5 тыс. руб./т.

Восходящий тренд продолжался до начала февраля, пока правительство не выступило с новым решением — продавать зерно еще и на бирже. За первые три дня, начиная с 4 февраля, на торгах было реализовано 174,78 тыс. т на общую сумму 1,1 млрд руб. В итоге получились две противоречащие друг другу стратегии — с одной стороны, биржа (рыночный механизм), с другой — распределение зерна по ценам закупки в 2008 году. Пшеница 3 класса тогда приобреталась по 5845, 4-го — 5100, 5-го — 4046, рожь — 3890, фуражный ячмень — 3720 руб./т EXW. Второй механизм контрпродуктивен для всех игроков рынка, включая животноводов. Когда одни компании получают дешевый фураж, а другие — нет, начинается нерыночное формирование себестоимости продукции — мяса, молока и яйца, — в которой 70% составляет как раз доля зерна.

После первых недель торгов началось ослабление рыночных цен. Сейчас можно определенно сказать, что 21 января был максимум сезона, а со стартом интервенционных продаж началось и сползание цен на зерно. Пшеница всех классов дешевела на 50−100 руб./т в неделю. Самое уникальное — остановился в ценовом росте и начал заваливаться рынок ячменя, потом — продовольственной ржи. В марте на очереди был провал цен на кукурузу. Причем продовольственное зерно (его в итоге было решено реализовывать на бирже, а фураж — распределять) дешевело немного быстрее фуражного. Другими словами, бизнес получил сигнал, что продовольственное зерно из госфонда будет активно выходить на рынок. А вот фураж из интервенционных запасов, учитывая бюрократические особенности распределения и прежде всего крайнюю медлительность этого процесса, может выйти в лучшем случае в мае-июне. Ну, а сейчас все понимают, что вряд ли стоит ждать роста цен на всю зерновую группу: государство не даст, особенно в преддверии федеральных выборов. Вопрос только в том, какими темпами до конца сезона продолжит дешеветь зерно.

Недосчитывают

Если сюрпризов от государства больше не будет, то снижаться цены на продовольственное зерно и фураж продолжат на 50−100 руб./т в неделю при отсутствии временных колебаний в ту или другую сторону. При условии продления запрета на экспорт (действует до 30 июня) в апреле-мае падение цены ускорится. Причем пролонгация эмбарго может заморозить цены на самом неэффективном для сельхозпроизводителей уровне — 4,5 тыс. руб./т пшеницы 4 класса. Можно предположить другой вариант: правительство решает приостановить биржевые торги. В этом случае цена может восстановиться до уровня 7 тыс. руб./т пшеницы 3 класса.

В феврале и марте динамика цен была стагнирующе-падающей. Кроме того, что начались интервенционные торги, в январе-феврале на рынок вышло так называемое скрытое зерно — не учтенное официальной статистикой. Если раньше оно безболезненно уходило на экспорт или потреблялось в личных подсобных хозяйствах, то сейчас экспорт закрыт, а хозяйства забивают скот — не только КРС, но также свиней и птицу. Сказать определенно, сколько зерна скрыто, трудно. По нашим приблизительным расчетам, к 60,9 млн т урожая-2010, о которых официально объявлено, можно добавить еще 5−5,5 млн т неучтенного зерна. Одно из доказательств того, что у нас на самом деле имеются большие неучтенные объемы — несоответствие количества произведенного и переработанного зерна во многих регионах. Так, в январе Алтайский край, по данным Росстата, потребил необъяснимо низкий объем — 25 тыс. т, но при этом произвел 70 тыс. т муки, 19 тыс. т крупы и 26 тыс. т комбикормов! С точки зрения математики это абсурд, не говоря уже о статистике. На самом деле вся хлебопродукция была произведена из сырья, которое находится в открытом секторе плюс подпитывается из теневого. То есть скрытое зерно учтено в запасах и в хлебопродуктах, а в урожае — нет.

Та же картина по многим другим регионам. Масштабы выхода на рынок «скрытого» зерна крайне высоки. К примеру, Ростовский зерновой союз в феврале оценивал наличие зерновых в области в 3 млн т при официальных 2,14 млн т. Разница в оценках — 900 тыс. т!

На 1 февраля [более поздние данные на момент сдачи этого номера не были доступны — «АИ"] Росстат показывал наличие в перерабатывающих предприятиях, без субъектов малого предпринимательства, 30,5 млн т. Это еще раз говорит о том, что официальная статистика учитывает не все хозяйства: предполагаемые 5 млн т неучтенных запасов в этой цифре не заложены. Не включает она и зерно, находящееся в пути (на перевалке и погруженное в вагоны) — около 0,5 млн т. Анализ данных Росстата также показывает крайне низкий показатель потребления зерна сельхозорганизациями в начале года — приблизительно 2,31 млн т в течение всего января (с учетом закрытого экспорта и почти нулевого импорта). Эта неоправданно малая цифра еще раз подтверждает, что во второй половине текущего сезона на рынок активно выходят неучтенные объемы. С их учетом переходящий запас зерновых на начало следующего сезона (2011/12) будет неплохим: минимум 13 млн т. Из них 4,5 млн может составить госфонд: продать на торгах и распределить планируется не все 9,5 млн т, а в общей сложности менее 5 млн т, в том числе более 3 млн т фуража. То есть на следующий сезон из интервенционного фонда перейдет в основном продовольственная пшеница 3 и 4 классов. Для властей, желающих сохранить перед выборами социальную стабильность, это должно быть позитивным фактором. Еще один фактор относительно высокого конечного запаса — возможное сокращение внутреннего потребления, в первую очередь за счет животноводства, с 76,2 млн т в прошлом сезоне до 70,6 млн т в нынешнем.

Эмбарго не оправдалось?

Реальный урожай-2010 тоже выше официальных 60,9 млн т. По нашим расчетам, сельхозпроизводители не предоставили Росстату информацию о 5,2−6 млн т. Таким образом, валовый сбор можно оценить примерно в 66−67 млн т в чистом весе. Важно отметить, что данная оценка еще может быть пересмотрена в сторону увеличения после того, как будет доступна информация Росстата о наличии зерна в последние месяцы сезона. Ведь процесс вывода на рынок неучтенных зерновых еще не завершен.

Если урожай в нынешнем сезоне составляет минимум 66 млн т, потребление не дотягивает до 70 млн т, а входящий запас на 1 июля 2010 года, напомню, был 20,5 млн т, то выходит, что в закрытии экспорта зерна, тем более таком поспешном, не было крайней необходимости: профицит зерновых по итогам сельхозгода получается на уровне 17 млн т. А изначальный посыл для введения эмбарго — провальный урожай в 60 млн т при потреблении 77 млн т — становится более чем спорным. Одним из оснований для запрета экпорта в августе была поддержка животноводства. Но системный кризис в животноводческих отраслях начался еще до засухи — в марте-апреле 2010 года, когда темпы увеличения поголовья перестали расти и ушли в отрицательную зону (см. график «Кризис поголовья» и табл. «Поголовье птицы»). И это несмотря на то, что цены на зерновое сырье тогда были низкими и очень благоприятными для производителей яйца, молока и мяса. Этот кризис не преодолен и сейчас. Животноводы же благодаря эмбарго вряд ли что-то выиграли: сэкономленные на зерне средства пошли на финансирование импорта сои и соевого шрота (подробнее — в табл. «Что вместо зерновых?»). Другими словами, на поддержку южноамериканского сельхозпроизводителя.

Ранние прогнозы

Ставится задача увеличить яровой клин до 30 млн га, многие участники рынка считают ее амбициозной. На самом деле цифра скромная и может быть превышена. Регионы, судя по их данным, увеличивают посевы как под зерновые, так и под другие агрокультуры — прежде всего технические и овощные. Исходя из их планов, в реальности можно ожидать 31,5 млн га засеянной площади зерновых. Но даже этого недостаточно для расширенного воспроизводства: при таких, как сейчас, последствиях засухи и закрытом экспорте у аграриев не будет мотивации выращивать больше. Вместе с тем не следует драматизировать снижение площади озимого сева под урожай 2011 года (составила 15,49 млн га). Достаточно вспомнить, что в 2008 году она были немногим больше, а в итоге страна собрала 108 млн т. Мы ждем, что итоговая гибель озимых не будет высокой и может составить 8−8,2%, сохранившиеся посевы озимых — 14,28 млн га, общая площадь зернового клина (яровые и озимые) — 45,38 млн га. В итоге общий предварительный прогноз урожая в 2011 году, который дает «ПроЗерно», — в среднем 89 млн т. При этом мы ожидаем хорошего урожая пшеницы — 54−55 млн т. Рассчитываем на восстановление валового сбора ячменя до 16 млн т и ржи — до 3,1 млн т (в 2010 году был провал по этим агрокультурам; см. врез «Что с балансом»). Хорошие виды также на зернобобовые и кукурузу.

Средние годовые цены зерновых в будущем сезоне могут снизиться относительно нынешних, но без существенного провала — на 4−5%. Хотя не исключено, что начало сезона покажет более существенное ослабление, так как на конец 2010/11 сельхозгода текущие цены будут выше средних. При условии открытия экспорта с 1 июля «просадка» будет большей, но для нашего рынка сохранится уровень $260−270/t FOB Black Sea. Если снятие запрета отсрочат, стартовые цены российской пшеницы окажутся на начало сезона ниже этого уровня. Отметим, что это конъюнктурный прогноз, построенный на данных первых месяцев 2011 календарного года. По итогам сезона расчеты, скорее всего, нужно будет пересматривать в сторону увеличения, так как во второй его половине (январь-июнь) средние цены зерновых обязаны подрасти по отношению к уровням первых трех месяцев — января-марта.

Три сценария

До конца нынешнего и на первую половину предстоящего сезона можно обозначить три условных сценария развития зернового рынка. Первый: запрет на экспорт, действующий до 1 июля, не продляют. Тогда, при прогнозе урожая в 89 млн т, цены на пшеницу 3 класса будут на том же уровне, что на момент закрытия рынка — 6 тыс. руб./т. Второй сценарий наиболее оптимален, но почти невозможен: снятие эмбарго с 1 июня. На юге скопилось более 10 млн т излишков зерна. Открыв экспорт (пусть даже локально), можно было бы реализовать эти остатки, войти в новый сезон на хорошем уровне конъюнктуры и восстановить часть понесенных потерь. Третий вариант на данный момент, к сожалению, наиболее реальный и, увы, самый негативный: экспорт возобновляется в октябре или продлевается до 1 января 2012 года. Любое из этих решений полностью демотивирует развитие зернового клина и переориентирует сельхозпроизводителей на другие агрокультуры, прежде всего масличные. Уже сейчас подсолнечник более эффективен и рентабелен, чем любые зерновые.

По словам министра сельского хозяйства Елены Скрынник, вопрос о снятии запрета на экспорт будет рассматриваться, когда появится ясность с объемом нового урожая, то есть, скорее всего, не раннее октября. Чтобы открыть рынок, нам, судя по заявлениям высших чиновников Минсельхоза, нужно собрать 85−90 млн т зерна. Эти объемы соответствуют оценке «ПроЗерно» (89 млн т), но собрали ли мы их, будет известно слишком поздно — только осенью. А в разгар нового сезона мировые цены будут низкими, как и наша экспортная цена.

Показателен, кстати, несимметричный подход: когда закрывали экспорт, то сделали это, не дождавшись итогов 2010 года, а открыть его власти готовы, лишь будучи полностью уверенными в цифрах сбора-2011. В теннисной терминологии такая тактика называется «двойной ошибкой».

Когда бы Россия ни вернулась на глобальный рынок зерновых, возврат станет непростым: цены на отечественную пшеницу, возможно, подвергнутся дисконтированию. Это особенно обидно, ведь мы, пусть даже временно, вынуждены будем реализовывать зерно дешевле, чем ближайшие конкуренты (такие как Франция). В прошлом сезоне такого не было: к примеру, в феврале 2010 года российская пшеница продавалась дороже французской. Теперь утраченные позиции придется завоевывать заново. Запрет на экспорт — это ошибка, которую было бы логично признать и не повторять в дальнейшем.

Что с балансом
По официальным предварительным данным Росстата, урожай зерна в 2010 году составил 60,9 млн т. При этом крайне провалены валовые сборы ячменя и ржи (см. таблицу). Однако ожидание напряженного баланса этих агрокультур, сложившееся в первой половине этого сезона, предполагало высокие прогнозные показатели их импорта для внутреннего потребления. Но поскольку за 7−8 месяцев сезона этого не произошло, то корректнее говорить не о дефиците и кризисном состоянии зерновой индустрии по ячменю и ржи, а о кризисе цен на них. С начала сельхозгода и по февраль было импортировано (с учетом Казахстана) всего 0,15 млн т ячменя, 0,13 млн т пшеницы и не более 0,02 млн т кукурузы.
Самое уникальное положение дел — на рынке ржи. При рекордно низком урожае в 2010 году — 1,64 млн т — ее импорт в Россию к февралю составил только 174 т (!), или три вагона на всю страну. Ввоз всех видов зерна по итогам февраля составил 0,3 млн т. Это указывает на то, что в импорте зерновых страна не нуждается, а говорить о напряженном балансе или дефиците зерна не приходится. Его вполне достаточно для складывающегося внутреннего потребления в текущем сезоне.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще