Деньги, пошлины и «ручное управление» -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Деньги, пошлины и «ручное управление»
Ирина Скрынник
Агроинвестор
июнь 2011
Таков арсенал методов поддержки АПК. Долгосрочных мер развития в нем почти нет

Правительство хорошо освоило два главных способа поддержки сельского хозяйства — финансовые вливания (вплоть до прямого субсидирования) и таможенно-тарифную защиту. Госсубсидии составляют важную часть в прибыли агрокомпаний и агрохолдингов. В этом году федеральный бюджет потратит на госпрограмму 118 млрд руб. (1,1% всех расходов), регионы добавят еще 35,9 млрд руб. Участники рынка и эксперты, впрочем, считают, что для перспективного развития АПК государству лучше вкладываться в поддержку потребителя, науку, инфраструктуру и последовательно поддерживать экспорт.

В 2010 году на финансирование госпрограммы развития АПК из федерального бюджета выделено 110,7 млрд руб. (1,08%), регионы добавили еще 36,3 млрд руб. Для преодоления негативных последствий засухи пострадавшим областям выделили еще 35 млрд руб. федеральных средств (25 млрд руб. в виде бюджетных кредитов, 10 млрд руб. прямых дотаций) и 11 млрд руб. — региональных. В этом году федеральный бюджет потратит на госпрограмму 118 млрд руб. (1,1% бюджета). Регионы добавят 35,9 млрд руб., говорит представитель Минсельхоза.

На самом деле это меньше, чем было запланировано на госпрограмму при ее принятии (125 млрд руб. на 2011 год) и почти столько же, сколько получила отрасль в 2008-м, напоминает завкафедрой агроэкономики МГУ Сергей Киселев. Дополнительно выделят еще 7 млрд руб., в том числе 5 млрд руб. регионам, не допустившим снижения маточного поголовья КРС (5 млрд руб.), и всем — на минудобрения и элитные семена (по 1 млрд руб.), парирует представитель Минсельхоза. Также в апреле рассматривался вопрос о выделении 12,5 млрд руб. на субсидирование производства мяса птицы и свинины.

Госденьги — источник прибыли

Субсидии составляют «важную часть в прибыли компании», говорится в отчете аналитиков «Альфа-банка», подготовленном для IPO компании «Русагро»: в 2009 году группа получила от государства в общей сложности 1 млрд руб., что составило 20% EBITDA, в 2010-м — 1,1 млрд руб., или 14% EBITDA. Расчеты аналитиков Альфа-банка предполагают, что доля господдержки с каждым годом будет сокращаться в относительном выражении и уже к 2014 году составит лишь 8% EBITDA компании. «Черкизово» в 2010 году получило $57,69 млн субсидий, что составило 26,38% от скорректированного показателя EBITDA. От общего объема процентных выплат «Разгуляя» за 2009 год (отчетность за 2010-й компания еще не публиковала) госсубсидии составили 17,48%.

Другой метод поддержки АПК, которым активно пользуется Россия, — постоянно действующие меры тарифного регулирования. С 2003 года страна квотирует ввоз мяса для поддержки отечественных производителей. С 2006-го параметры импорта даются на четыре года вперед, что расширило понимание рынка и повысило инвестиционную привлекательность отрасли, говорит руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин. Мера оказалась действенной: по данным НМА, объемы российского производства в 2010 году составили 2,83 млн т против около 1 млн млн т в 2002-м. С 2011 года квоты на импортное мясо птицы сокращены по сравнению с прошлым годом вдвое — до 350 тыс. т.

Главным пусковым механизмом развития российской сахарной отрасли стала система тарифной защиты рынка. С начала 2000-х в России действует плавающая импортная пошлина на сахар-сырец: в сезон сбора и переработки сахарной свеклы — с августа по апрель — она составляет $140−270/т, в межсезонье снижается до $50−250/т для обеспечения бесперебойного производства белого сахара и стабильных цен на него в течение всего года. В начале 2000-х годов из всего сахара, потреблявшегося в России, около 30% приходилось на произведенный из отечественной свеклы, вспоминает ведущий эксперт ИКАРа Евгений Иванов. А уже в 2008-м его доля составила больше 60%. В этом году в стране ожидается рекордный урожай сахарной свеклы, который позволит произвести 4,1 млн т белого сахара при ожидаемом потреблении 5,5−5,6 млн т (то есть доля свекловичного сахара может составить около 74%), прогнозирует Союзроссахар.

Жара и засуха — форс-мажор

Прошлогодняя аномальная жара и засуха оголили системные проблемы сельского хозяйства, доказав, что в России до сих пор не выработаны комплексные механизмы госрегулирования и поддержки сектора в форс-мажорных ситуациях. К ним сектор оказался не готов. Все те меры, которые правительство использовало для стабилизации ситуации, были направлены не на поддержку сельского хозяйства как такового, а на сдерживание цен и, как следствие, на помощь потребителю, считает главный экономист «Тройки диалог» Евгений Гавриленков. Минсельхоз этого и не скрывает: в марте министр сельского хозяйства Елена Скрынник заявила, что меры борьбы с последствиями аномально жаркого и засушливого лета 2010 года, «были направлены прежде всего на поддержание финансовой устойчивости сельхозтоваропроизводителей, стабилизацию цен и исключение дефицита сельхозпродукции».

Правительство ввело эмбарго на вывоз зерновых, льготные железнодорожные тарифы на перевозку зерна в пострадавшие регионы с юга и из Сибири, снизило импортные пошлины на зерно, овощи, картофель, гречневую крупу. Были пролонгированы инвестиционные и краткосрочные кредиты. Государственная ОЗК заключила контракты на поставку гречневой крупы из Китая объемом 20 тыс. т, картофеля из Европы — до 100 тыс. т. В феврале стартовали товарные интервенции. 1,1 млн т продовольственного и фуражного зерна выделено Москве, Санкт-Петербургу, Московской и Ленинградской областям. 2,3 млн т фуража будет адресно распределено между пострадавшими регионами.

Некоторые из мер подействовали: в феврале стабилизировалась цена на картофель (еще в январе она продолжала расти — почти на 29% за месяц), капуста подорожала лишь на 5,41% к январю против 22,57% в январе к декабрю. Цены на зерно на рынке упали в апреле ниже тех, которые предлагало государство на интервенциях.

Из всех мер экстренного реагирования самой неоднозначной оказался временный запрет на экспорт зерновых. Главным аргументом было обеспечение продовольственной безопасности. Чиновники рассчитывали, что зерно из не затронутых засухой южных регионов, в прежние годы отправлявшееся на экспорт, поступит в пострадавшее Центральное Черноземье. Эмбарго официально действует до 1 июля 2011 года и может быть продлено. Но южные элеваторы переполнены. Только в Ростовской области зерновые излишки составляют около 3 млн т, говорил в марте вице-губернатор Владимир Черкезов. Начавшийся обвал цен в связи с решением распределить адресно 2,3 млн т фуража и начало реализации на рынке скрытых объемов (3−5 млн т) осложнит положение, и к началу сезона-2011/12 излишки на юге могут составить 5−6 млн т, опасается президент РЗС Аркадий Злочевский.

Профессор Российской экономической школы Наталья Волчкова считает запрет антирыночной мерой: он исказил цену на внутреннем рынке, нанес удар по бизнесу экспортеров, спровоцировал шок и резкие колебания на мировом рынке.

Экспортное эмбарго, также как начало интервенций и адресная поддержка сельхозпроизводителей, «безусловно, сыграли роль в сдерживании цен», признает Киселев. Но с точки зрения рынка эти решения неоднозначны: если отмена пошлин и интервенции, которые применяют многие страны, не нарушают рыночных взаимоотношений, то эмбарго и адресное распределение — «явное использование административных механизмов», считает Киселев.

Поддержка-2020

Кроме ежегодной финансовой господдержки сектора никаких долгосрочных мер поддержки и стимулирования аграриев почти нет, замечает Гавриленков из «Тройки диалог». Страны-участницы ВТО имеют возможность поддерживать агросектор тремя способами: программами «янтарной корзины», которые сильно ограничены, потому что оказывают искажающее воздействие на торговлю (прямая денежная и неденежная поддержка конкретных сельхозпроизводителей или сектора), «голубой корзины» (меры, направленные на ограничение производства; Россия по ним переговоров не ведет) и «зеленой», причем неограниченно (косвенная поддержка — например через стимулирование потребления, научные исследования, создание инфраструктуры и пр.). Последние договоренности, которых достигла Россия в переговорах по вступлению в ВТО («янтарная корзина»), — до 2012 года разрешено увеличить финансирование отрасли до $9 млрд, но к 2017-му следует вернуться на нынешний уровень в $4,4 млрд, говорит чиновник Минсельхоза.

С учетом присоединения к ВТО нужно наращивать применение программ «зеленой корзины», думает Киселев: сейчас их отношение в России к «янтарной» составляет 1:2, тогда как в развитых странах оно в разы в пользу «зеленой». Того же мнения гендиректор «Астона» Вадим Викулов. По его мнению, Россия прежде всего навсегда должна отказаться от эмбарго, либерализовать монетарную политику, поддержать растениеводов и животноводов и всеми возможными способами стимулировать потребление.

Поддержка птицеводов через механизм квотирования импорта сделала свое дело, но одним госрегулированием проблемы уже не решить: на импорт приходится лишь 10% годового потребления, говорит Юшин. Зато птицеводство может продолжить наращивать объемы за счет расширения каналов сбыта через стимулирование потребительского спроса и выхода на внешние рынки.

Российский АПК, при всей его перспективности, существенно отстает по технической вооруженности, поэтому необходима поддержка и развитие смежных отраслей — например агромашиностроения, производства сельхозоборудования и пр., отмечает главный экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик. Злочевский добавляет: в 2010 году Россия потеряла 36 млн т зерновых, но 80% объема потеряны не из-за погоды, а вследствие экономической невозможности использовать новейшие технологии. Россия — страна высокорискованного земледелия и просто обязана развивать культуру агрострахования, настаивает Волчкова.

Топ-менеджер одной из крупнейших российских компаний-производителей сахара признает, что немалую роль в успехах сахарной отрасли сыграло создание сильного лобби в виде отраслевой ассоциации Союзроссахар. «В какой-то момент мы, производители, поняли, что лучше иметь единую позицию, которая будет отстаиваться в интересах отрасли. Потому что, когда чиновник получает две бумаги, подписанные сахарными заводами, но с кардинально противоположными взглядами и аргументами, он начинает задумываться», — объясняет топ-менеджер. «Меры господдержки, в том числе и долгосрочные, я бы рассматривал в последнюю очередь, отдав приоритет развитию нормальной макроэкономической среды в стране», — говорит Гавриленков из «Тройки диалог». Необходимо снизить инфляцию до приемлемых уровней в 2−4%/год. Тогда ставка по кредитам станет однозначной и появится ясность, нужна ли бизнесу господдержка в принципе, считает он.

До 1 декабря Минсельхоз должен доработать новую госпрограмму развития сельского хозяйства и регулирования продовольственных рынков (2013−2020 годы). В зависимости от варианта развития — инерционного и инновационного — на ее реализацию министерство запрашивает 130−250 млрд руб./год. Чиновник МСХ подчеркивает, что все цифры еще обсуждаются и о конкретных объемах помощи говорить рано. Но размер поддержки будет как минимум на имеющемся уровне, а по некоторым направлениям — увеличен, надеется он.

Как на Западе
Ежегодно из бюджета Евросоюза на развитие единой сельскохозяйственной политики выделяется около €50 млрд, или около 45% бюджета, говорит советник по делам прессы посольства Франции в России Тома Бюффен. В бюджете на 2012 финансовый год (с октября 2011-го по сентябрь 2012 года), внесенном президентом США, на долю Минсельхоза приходится 4,5% общего бюджета страны, или $145 млрд, говорит советник-посланник посольства США по вопросам сельского хозяйства Скотт Рейнолдс. Общий объем господдержки сельхозтоваропроизводителей США в 2008 году составил около 7% в общем объеме выручки американских фермеров, приводит он данные OECD.
В США более 70 лет работает программа продуктовых купонов — food stamps. По ней семьи с низким доходом ежемесячно получают на карточку сумму, которой могут расплачиваться при покупке продуктов питания в большинстве магазинов. В 2009 финансовом году по этой программе более 30 млн человек получили $56 млрд. И хотя программа сама по себе не направлена на поддержку сельхозпроизводителей, она оказывает прямой экономический эффект на отрасль и агроэкономику, потому что генерирует спрос на продукты питания и сельхозтовары, говорит Рейнолдс. Американский Минсельхоз в 2002 году подсчитывал, что увеличение финансирования программы на $5 млрд приводит к росту производства в секторе АПК и сельхозтоваров примерно на $1,3 млрд и создает дополнительно 7,5 тыс. рабочих мест, рассказывает он. Программа продпомощи составляет 74% бюджета, выделенного Минсельхозу США на 2012 год, указывает Рейнолдс.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще