Окупаемость

проектов, которую заявляют инвесторы в предприятия глубокой переработки агрокультур, сильно разнится. За 6−7 лет вернуть вложения в ставропольский завод, перерабатывающий кукурузу, планирует «Агрико». За сравнимый срок — 7−8 лет — рассчитывает окупить свое производство, сырьем для которого будет пшеница, «ПензаАгроБио». Агрохолдинг «Кубань» планирует достаточно быстрый возврат инвестиций в соевое предприятие — за три года. В течение четырех лет хочет возвратить инвестиции в производство лизина из пшеницы ростовский «Русбиотех».

Эксперты и участники рынка говорят о преимуществах проектов глубокой переработки агрокультур. Они окупаются за несколько лет, высокорентабельны, формируют дополнительный спрос на урожаи в зерноизбыточных регионах и позволяют аграриям хеджировать риск волатильности цен на зерно. Но эти проекты очень капиталоемки — 10 млрд руб. на 200 тыс. т мощности. А главное, все они пока или на бумаге, или в лучшем случае на стадии подготовки к началу строительства.

Первые высокотехнологичные предприятия по глубокой переработке зерна могут появиться уже в этом году, считает вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. В пример он приводит компании «ПензаАгроБио», «Пава» и «Русгрэйн холдинг». По словам Корбута, продукция таких заводов может применяться в том числе для производства биопластмасс — экологичного и прочного материала на замену использующимся сейчас пластмассам из углеводородов. «В мире спрос на биопластмассы растет высокими темпами», — говорит эксперт.

Строить дорого

Окупаемость проектов глубокой переработки он оценивает в 1,5−2 года. Корбут считает, что в первую очередь реализовывать их нужно в зерноизбыточных регионах Сибири и Поволжья, имеющих инфраструктурные ограничения по вывозу урожаев. Производство инновационных продуктов из зерна — это дополнительный спрос на него, новые внутренние и экспортные рынки для российской агропродукции с высокой добавленной стоимостью, поясняет он. Такие проекты формируют дополнительные рынки сбыта зерновых, и в этом их главная ценность для отрасли, добавляет Корбут. Проекты глубокой переработки капиталоемки — завод мощностью 200 тыс. т/год зерновых стоит около 10 млрд руб. Поэтому инвесторам нужна поддержка государства: оптимальным вариантом было бы бюджетное софинансирование части инвестиционных расходов, например, на инженерное обустройство, и выделение субсидий по долгосрочным (8−10 лет) кредитам, формулирует Корбут.

По данным РЗС, потенциальная емкость рынка продуктов глубокой переработки — 15−20 млн т зерна в год. А вот рынок топливного биоэтанола мог бы осваивать 50−80 млн т зерновых в год, сравнивает гендиректор аналитической компании «Агроспикер» Виталий Шамаев. Причем дотации на такие проекты, по его словам, нужны «мизерные», главное — обнулить для них налоги на спирт. Сейчас государство изымает в виде акцизов на спиртное десятки миллиардов рублей в год — это косвенный налог на сельское хозяйство, такие сборы способствуют занижению закупочных цен на зерно, добавляет он.

Одна из причин отсутствия в России реализованных проектов глубокой переработки зерновых и других агрокультур в том, что у инвесторов мало возможностей для привлечения доступного банковского финансирования. Банки, в том числе государственные, не заинтересованы давать деньги на такие проекты, сетуют большинство опрошенных топ-менеджеров разработавших их компаний. «Агроинвестор» отправил запросы в ВТБ, ВЭБ и Сбербанк. Последние два не ответили на них. Пресс-служба ВТБ ограничилась ответом, что сейчас банк «рассматривает возможность» участия в нескольких проектах глубокой переработки зерна, отказавшись от дальнейших комментариев.

Олег Суханов, эксперт ИКАРа, согласен с Корбутом, что новые производства целесообразно размещать в регионах Западной Сибири. Выпускать можно такие продукты с высокой добавленной стоимостью, как лизин, органические кислоты, биопластики и глютен. Эти регионы производят много зерна, причем есть возможность наращивать как урожаи, так и урожайность, но экспорт затруднен, а внутреннее потребление ограничено. Без новых потребителей аграрии не будут интенсифицировать растениеводство: дополнительные объемы только обваливают цену зерна. Сельхозпроизводители должны быть уверены, что всегда смогут реализовать пшеницу по хорошей цене — по крайней мере выше себестоимости (в среднем 4 тыс. руб./т для Западной Сибири), говорит Суханов.

В южных регионах, ориентированных на экспорт, по его мнению, нет необходимости в проектах глубокой переработки. «Во-первых, их реализации там будет мешать высокая стоимость сырья, — рассуждает эксперт. — Во-вторых, в ЮФО проще загрузить зерно в «КамАЗ», привезти за 200−300 км в порт и продать экспортеру по хорошей цене, чем брать на себя риски строительства такого капиталоемкого производства. Ставить на юге такие заводы экономически бессмысленно». Исключением может быть кукуруза, думает Суханов: юг производит до 65−70% выращиваемых в стране объемов этой агрокультуры. Такая концентрация делает логичным размещение в ЮФО перерабатывающих кукурузу производств. Проект глубокой переработки кукурузы стоимостью 2,5 млрд руб. есть у ставропольского холдинга «Агрико» (см. таблицу).

Примеры проектов

До 10 млрд руб. в проект глубокой переработки зерна на площадке Ребрихинского мелькомбината хочет вложить алтайская зерноперерабатывающая компания «Пава». Она хочет делать сухую пшеничную клейковину, сиропы, спирты, корма и сжиженную углекислоту. Мощность предприятия — 1,5 тыс. т/сут. (500 тыс. т/год) пшеницы. «Четыре года назад, — говорил в интервью журналу «Приходный ордер» председатель совета директоров компании Андрей Игошин, — мы пришли к пониманию того, что производить муку — не самый выгодный бизнес, он высококонкурентен, волатилен и неустойчив. […] Решили, что повышать рентабельность надо, наращивая глубину переработки пшеницы».

Реализация проекта станет «одним из аспектов» решения зерновой проблемы края, производящего избыточные объемы, говорил ранее губернатор региона Александр Карлин. Но в отличие от властей, банки не заинтересованы в финансировании — они ссылаются на высокую стоимость производств, заявлял в прошлом году топ-менеджмент «Павы». Банки требуют, чтобы инвестор гарантировал вложения собственных средств в 30% от стоимости проекта, сетовал «Интерфаксу» гендиректор «Павы» Владимир Чернобровин. В Алтайском крае нет ни одной компании, которая готова столько инвестировать, утверждал он. В ноябре у «Павы» появился шанс получить финансирование — проект вошел в список федерального Инвестфонда как особо значимая разработка. Ранее Карлин включил его в краевую программу «Комплексное развитие Алтайского Приобья».

В завершившемся году о намерениях реализовать проект по глубокой переработке пшеницы, правда не такой масштабный, как алтайский, заявила группа «Баганский холдинг» из Новосибирской области. Совет по инвестициям региона одобрил проект одноименного элеватора, входящего в компанию. Предприятие, которое планируется строить, сможет производить 6 тыс. т сухой клейковины, 24,8 т пшеничного крахмала и 9,2 тыс. т корма для животноводства. Выход на проектную мощность намечен на 2014 год. По мнению губернатора региона Василия Юрченко, получение продуктов переработки зерна с высокой добавленной стоимостью способно застраховать местные хозяйства от ценовых колебаний на рынке зерна. «Патоку можно использовать на корм скоту, — рассказывал порталу «АгроПростор» председатель совета директоров «Баганского холдинга» Анатолий Гвоздев. — Крахмал из пшеницы тоже пользуется большим спросом, в России он почти не производится, а потребность огромная — например, в целлюлозно-бумажной, пищевой и нефтяной промышленности».

В Пензенской области построить завод по выпуску сиропов, крахмала, клейковины и кормовых ингредиентов рассчитывает «ПензаАгроБио». По данным регионального Минсельхоза, инициаторы проекта — Союз предприятий биотехнологической отрасли и Экспортный кредитный фонд (Дания), общая заявленная стоимость — 4,64 млрд руб., мощность — 240 тыс. т сырья в год. Директор «ПензаАгроБио» Аркадий Исенин говорит об эффекте проекта для агроэкономики области — новый канал сбыта урожаев для местных аграриев плюс импортозамещение: почти все продукты, которые намерена выпускать компания, сейчас ввозятся из других стран. Компании выделили в регионе площадку. Впрочем, проект пока приостановлен, признает Исенин. Причина — та же, что у других инвесторов: проект разработан, но нет финансирования. Ситуация на финансовых рынках нестабильная, все ждут второй волны кризиса, рассуждает Исенин.

Намерение построить комплекс глубокой переработки пшеницы в Ставропольском крае есть у «БиоАмино». Свое предприятие компания оценивает примерно в 6 млрд руб. и рассчитывает на его включение в проект регионального агроиндустриального парка (Ипатовский район). Продуктами завода будут лизин, клейковина, кристаллическая глюкоза и кормовые дрожжи, писал сайт Agropages.ru. 10 млрд руб. стоит тамбовский проект холдинга «Белстар-Агро», анонсированный в октябре 2011 года, запустить который компания хочет на площадке своего «Токаревского комбината хлебопродуктов». Мощности — 10 тыс. т/год глютена и 240 тыс. т/год муки. Создание этих мощностей — часть проекта модернизации КХП, реализуя который компания увеличила емкости хранения зерна с 40 тыс. т до 100 тыс. т. Владелец холдинга Григорий Федяков рассказывал в октябре «Коммерсанту», что ищет финансирование — ведет с банками переговоры о кредитовании. Он рассчитывал занять 8,5 млрд руб. Судя по всему, на той же стадии проект и сейчас: в январе, когда готовился этот текст, новых сообщений о его развитии не было. «Белстар-Агро» анонсировал еще один проект — строительство комплекса глубокой переработки зерна в индустриальном парке «Масловский» Воронежской области (см. таблицу).

В прошлом году немецкая химическая компания Evonik создала совместное предприятие с «Русским агропромышленным трестом» Вадима Варшавского. Компании планируют построить в Ростовской области завод аминокислот за €150 млн. Проект был задуман РАПТом ранее, для его реализации в 2010 году трест зарегистрировал компанию «Русские биотехнологии» («Русбиотех»). В середине сентября Evonik купила 1% в «Русбиотехе», рассказывал «Ведомостям» гендиректор компании Игорь Столеров. В конце прошлого года сообщалось, что Evonik намерена увеличить свою долю до 49%. «Мы планируем построить завод, который будет перерабатывать в лизин 300 тыс. т пшеницы (около 80 тыс. т лизина) ежегодно», — говорил Столеров. Партнеры не исключают увеличения мощности завода, если будет спрос на пищевые аминокислоты в России и соседних странах. Под завод «Русбиотеху» выделено 20 га в промзоне Волгодонска. Строительство может начаться весной или летом этого года, ввод предприятия в эксплуатацию намечен на конец 2013-го — начало 2014 года. Лизин будет выпускаться по собственной технологии Evonik, которая позволяет применять его в производстве кормов для животных.

Руководитель пресс-центра Минсельхозпрода Ростовской области Мариам Ананян говорит, что сейчас инвестор оформляет земельные участки в собственность и ведет на них проектно-изыскательские работы. «Россельхозбанк» и ВЭБ одобрили выделение кредитов под этот проект, известно ей. Пока «Русбиотех» не начал выбирать кредитные линии, так как не стартовало строительство, продолжает она. По словам Ананян, обладминистрация обещала помочь с подведением инфраструктуры, а после запуска завода предоставить налоговые льготы. Их формулу и объем определят, когда предприятие будет запущено, говорит Ананян.

Не только зерновые

У холдинга «Агрико» есть в Ставропольском крае проект строительства двух заводов по глубокой переработке сахарной свеклы и кукурузы, рассказал руководитель ставропольского представительства компании Владимир Погадаев. По его словам, предприятия построят в Новоалександровском районе на 150 га. В проекте будет участвовать иностранная компания (ее названия, форму участия, долю в проекте и другие подробности «Агрико» в январе не раскрывала), владеющая технологией глубокой переработки и имеющая опыт строительства таких производств. Первое предприятие могут начать строить в этом году, рассчитывает топ-менеджер. В сутки оно будет перерабатывать 250 т кукурузы, получая 50 т нативного и 25 т модифицированного крахмала, 70 т глюкозо-мальтозной продукции и 50 т фруктозы, а также кормовые компоненты, говорит Погадаев. 250 т/сут. — первый этап. Проект предусматривает вторую очередь, с введением которой мощность переработки увеличится вдвое. Окупить завод «Агрико» рассчитывает за 6−7 лет.

Проект второго предприятия, перерабатывающего свеклу, мощностью более 10 тыс. т/сут., компания только разрабатывает. Продуктами производства, кроме сахара, могут быть жом, меласса, кормовые компоненты, аминокислотные и бетаиновые ингредиенты — все зависит от технологии, которую выберет инвестор. Потребителями, говорит Погадаев, могут стать, например, пищевые и фармацевтические производства. Вероятно, проекты объединят, продолжает топ-менеджер: тогда будет шанс включить их в стратегию развития на Северном Кавказе региональных индустриальных парков, а значит, можно получить льготы — госгарантии по кредитам, сниженные ставки налоговых отчислений до выхода на проектную мощность, по аренде земли и пр. И потом, два завода на одной или соседних площадках — это значительное снижение расходов на инфраструктуру, прибавляет он. Погадаев признает, что для проекта переработки свеклы нужна не только перечисленная, но и дополнительная господдержка — в первую очередь строительство инфраструктуры (автодорога, железнодорожная ветка, газ, электросети, подведение воды). Если бюджет не компенсирует эти затраты, то проект будет невозможно реализовать — он не окупится.

Проекты глубокой переработки вписываются в стратегию «Агрико» — создание замкнутых производственных циклов. «У нас есть овощеводство с переработкой и упаковкой, животноводство — тоже с разделкой и переработкой мяса [свинокомплекс «Гвардия» — «АИ"]", — приводит примеры Погадаев. А для новых заводов у холдинга в Ставропольском крае имеется 100 тыс. га земли (агрофирма «Золотая Нива»), где выращиваются агрокультуры — сырье, которое можно использовать для глубокой переработки. «И потом, мы хотим отойти от торговли сырьем», — добавляет Погадаев. Из трейдинга «Агрико» действительно уже вышла, продав зерноторговый дивизион американской компании CHS Inc. (см. заметку в рубрике «События»). Из слов Погадаева следует, что компания будет договариваться о финансировании кукурузного проекта с Северо-Кавказским банком Сбербанка, а соотношение собственных и заемных средств может составить 30% и 70%.

У агрохолдинга «Кубань», входящего в «Базовый элемент» Олега Дерипаски, есть планы по строительству завода глубокой переработки сои, впервые анонсированные в 2008 году. Но, как рассказывает представитель «Кубани», у компании были трудности с получением земельного участка, а когда участок нашли, пришлось переносить проект в другой район «из-за ужесточившихся экологических требований». Сейчас, по его словам, завершается проектирование, закуплена часть оборудования и начинается строительство. Показатели завода — переработка около 40 тыс. т сои в год и производство до 20 тыс. т текстуратов, 8,5 тыс. т концентратов, 7 тыс. т масла и 5,5 тыс. т кормового сырья. В стоимостном выражении объем производства по бизнес-плану составит 1,3 млрд руб./год.

Потребителями продукции будут животноводство, мясокомбинаты и предприятия, выпускающие энергетические напитки, рассказывал РБК daily в сентябре управляющий директор агродирекции «Базэла» Андрей Олейник. Следующим этапом развития предприятия он называет выпуск продукции для фармацевтической (антиоксиданты, кардиопротекторы) и косметических отраслей. Строительство планируется завершить за полтора года. Под этот проект агрохолдинг планирует за два-три года увеличить земельный банк — на сколько, в «Кубани» не уточняют, а также наращивать урожаи сои (сейчас она посеяна на 10 тыс. га). Но все равно сырье придется закупать, в том числе в других регионах, говорит источник в компании.