Постоянно увеличивающаяся поддержка АПК и реализация пятилетней госпрограммы общей стоимостью более 0,5 трлн руб. способствуют росту производства, но не улучшают финансового состояния агропроизводителей. Больше 70% сельхозорганизаций прибыльны, однако без субсидий рентабельность отрасли остается отрицательной. Ее общая кредиторская задолженность, по данным РСПП, превышает 1,5 трлн руб. — показатель, сравнимый с годовой выручкой. При этом на 2012 год приходится погашение пролонгированных в засуху кредитов.

Евгений Михеев

Гендиректор агрохолдинга «Нива. Михеев и К»

Нехватка средств и финансовая напряженность в сельскохозяйственном секторе, конечно, чувствуются несмотря на господдержку и пролонгированные кредиты. [Из-за нехватки собственных средств и большой дебиторской задолженности] почти невозможно купить хорошую агротехнику. Но агрохолдинг многопрофильный, и это стабилизирует бизнес: у нас свои переработка, торговля, мельница, мука и хлеб, свинокомплекс, молока продаем до 10 т/день, причем в два раза дороже закупочного тарифа молзавода. Не скажу, чтобы у нас росла долговая нагрузка — почти все кредиты погашаем без рефинансирования. А вот, например, хозяйствам, которые работают только в растениеводстве, да еще специализируются на зерне, сейчас приходится тяжело.

Федор Клюка

Директор компании «ПромАгро» (Белгородская область)

Нет. Мы хорошо развиваемся, и проблем с финансами нет. Активно привлекаем кредитные средства, но всегда отдаем вовремя. Вот сейчас у нас 1,5 млрд руб. кредитов, и ничего. Хорошее финансовое положение сохраняем за счет вертикальной структуры бизнеса и благодаря тому, что основное направление у нас маржинальное — свиноводство. Кроме того, есть своя земля, собственный комбикормовый завод, мясо- и хлебокомбинаты. Ничего на стороне не покупаем, поэтому имеем возможность эффективно управлять финансовыми потоками и затратами.

Сергей Демашов

Гендиректор агрофирмы «Пушкинское» (Нижегородская область)

Да, мы ощущаем рост долговой нагрузки. Хотели закупить современную технику, обновить животноводческие помещения, но не можем себе этого позволить. В результате, конечно, развиваемся, но не такими темпами, как могли бы. Долговая нагрузка компании растет в том числе из-за хронического диспаритета цен. Пример — стоимость молока и дизельного топлива: ближе к посевной ГСМ дорожают, а вот молоко к весне, наоборот, дешевеет. Поэтому приходится дополнительно кредитоваться [на оборотные средства]. Очень сложно планировать производство: мы не знаем, какими будут к концу сельхозгода цены на нашу растениеводческую продукцию. Плохо, что нет единой ценовой политики и гарантированного госзаказа.

Сергей Хирный

Замгендиректора «Пермского свинокомплекса»

Однозначно чувствуем. Кредиторская задолженность растет, на мой взгляд, в первую очередь из-за повышения тарифов на энергоносители. Также большое влияние оказывает рост цен на корма и ветеринарные медикаменты. Все это, конечно, влияет на темпы развития нашего предприятия, а также на возможность привлечения заемных средств: банки обращают внимание на финансовое положение заемщика при принятии решения о выдаче инвестиционных кредитов.

Артур Холдоенко

Вице-президент агрофирмы «Птицефабрика «Сеймовская»

Сейчас наша долговая нагрузка не растет, а, наоборот, снижается. Это связано с тем, что часть инвестиционных проектов компании уже окупилась, часть кредитов мы выплатили либо продолжаем выплачивать. Вообще видим, что теперь у банков с аграриями больше взаимопонимания, чем несколько лет назад, и работать с ними становится легче. Хотя нагрузка, сформированная в прошлые годы, заметно давит на бизнес сельхозпроизводителей и отвлекает часть средств, которые можно было бы инвестировать в развитие. К тому же не надо забывать, что в центральной России 2010 год был засушливым: многие тогда взяли дополнительные кредиты или пролонгировали действовавшие, а теперь рассчитываются по всем этим займам.