Сами себе молочники -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Сами себе молочники
Дария Харитонова
Агроинвестор
июль 2012
Своя переработка увеличивает маржу минимум на 5%

В 1990-е годы, когда продажи сырья были глубоко убыточны, аграрии начали массово закупать линии пастеризации и переработки. На таких линиях перерабатывалось до 10% производимого в стране молока. В прошлом десятилетии тренд сошел на нет, но три года назад возобновился. Причины — обвал цен в 2009 году, их постоянная волатильность и реализация Минсельхозом программы развития семейных ферм, которым субсидируют покупку мини-заводов.

По наблюдениям Татьяны Рыбаловой, руководителя аналитического центра ассоциации «Союзмолоко», волатильность цен на сырье в сочетании с нехваткой оборотных средств и удорожанием кредитного финансирования заставляют аграриев возвращаться к собственным проектам переработки, распространенным в 1990-е годы. По ее словам, так средние и небольшие хозяйства могут увеличивать прибыльность молочного животноводства минимум на 5%.

Прививка от реформ «Во время экономических реформ [правительства Бориса Ельцина] резко снизилась экономическая эффективность аграриев из-за роста цен на энергоносители, несовершенства налоговой политики, отсутствия господдержки и неэквивалентного межотраслевого обмена сельского хозяйства с промышленностью, — вспоминает Рыбалова. — С 1995 по 1998 год рентабельность молока была отрицательной, а в 1996-м она вообще падала до минус 34%". Покупка перерабатывающего оборудования была для аграриев чуть ли не единственным способом сохранения молочного стада, тем более если хозяйство специализировалось на животноводстве. Пик фермерских проектов переработки молока пришелся как раз на 1990-е годы, следует из данных «Агриконсалта». К примеру, в Ленинградской области из 160 животноводческих хозяйств, производящих молоко, около 40 имели такие проекты. Но даже на пике их реализации доля сырья, которое смогли самостоятельно освоить хозяйства, не превышала 10% общего объема переработки молока в стране, замечает Рыбалова.

Со временем тренд почти сошел на нет: в 2000-е годы показатель снизился до 1%, добавляет она. По мере нормализации внутриэкономической ситуации — АПК преодолел последствия дефолта 1998 года, на российский рынок вышли крупные молочные компании с иностранным капиталом — аграрии начали замораживать проекты собственной переработки. В конце 2007 года, по данным ИКАРа, только 1,5−2% хозяйств-производителей, ранее закупивших оборудование и наладивших выпуск молочных продуктов, продолжали эксплуатировать эти мощности.

Пробуют опять

Летом 2009 года, когда цена на сырое молоко опустилась до рекордно низких значений (зафиксированный минимальный показатель — 9,26 руб./кг), сельхозпроизводители начали возвращаться к проектам переработки. По словам Рыбаловой, за 2009−2010 годы число хозяйств с собственными перерабатывающими цехами увеличилось на 20−30%. Многие начали продавать бочковое молоко, перезапустили имевшиеся мощности по розливу пастеризованного либо закупили оборудование для выпуска базовых продуктов, таких как кефир и сметана. Спрос на простейшие перерабатывающие линии в то время резко вырос, подтверждает маркетолог-аналитик компании «Колакс-М» (производит модульное оборудование) Татьяна Исаева. В 2009 году спрос на модульные молзаводы повысился на 40%, а в 2010-м компания увеличила их продажи на 50%.

Гендиректор «Зеленоградского» (Московская область) Юрий Валецкий задумался о перерабатывающих мощностях в середине 2009 года, когда обвал цен уже произошел. «Мы вынуждены были прийти к такому решению, так как компания «Эрманн», с которой тогда сотрудничали, закупала молоко высшего сорта со всеми надбавками по 12 руб./л, притом что себестоимость сырья составляла почти столько же», — говорит он. Проект создания мощностей на 15 т/сут. обошелся в 30 млн руб. Начало хозяйство с производства цельного пастеризованного молока в пакетах и бутылках, затем Валецкий добавил линию кефира, а в июне начнет выпуск ряженки. Окупить вложения, 50% которых — кредит РСХБ, Валецкий рассчитывает уже в 2013 году.

Производство молока в «Зеленоградском» сейчас составляет 18 т/сут. Перерабатывается около 9 т, еще по 3 т продается муниципальным предприятиям и в розлив, 6 т не дешевле чем по 18 руб./л покупает «Ростагроэкспорт» для производства премиальных глазированных сырков.

В том же году, что и «Зеленоградское», начала строить собственный молокозавод другая подмосковная компания — «Дубна плюс». Как вспоминает председатель совета директоров Владислав Чебурашкин, цена закупки опускалась до 10 руб./л, а в 2010-м выросла на 2 руб./л. В этом году значения опять часто меняются, недоволен он. В позапрошлом году «Дубна плюс» начала строить перерабатывающий завод, куда намерена вложить минимум 250 млн руб., а запустить — этой осенью. Сейчас завершают возведение здания предприятия, закуплено оборудование мощностью около 100 т/сут. Окупить проект Чебурашкин надеется за пять лет, а чтобы обеспечить завод сырьем, хочет увеличить дойное стадо (сейчас надой составляет 30 т/день) и приобретать молоко у других хозяйств.

Будут производиться семь наименований продукции, делится планами Чебурашкин: творог, сыр, сметана, йогурты, кефир, масло и кисломолочный продукт «Снежок». Реализовывать продукцию компания рассчитывает в магазинах шаговой доступности и небольших (районных) торговых сетях. «Сейчас, — сравнивает Чебурашкин, — мы поставляем сырое молоко московским переработчикам через посредников примерно по 16 руб./л с надбавками. Имея свою переработку и успешный сбыт, сможем увеличить цену не менее чем на 3−5 руб./л».

Небольшие магазины в некрупных райцентрах и локальные торгсети — хороший вариант сбыта, одобряет гендиректор «Агриконсалта» Андрей Голохвастов. Здесь у фермеров не будет жесткой конкуренции с продуктами индустриальных переработчиков, согласен Роман Костюк, гендиректор консалтинговой компании «Диагенис». И потом, покупатели в этом сегменте консервативны: продукцию знакомого местного предприятия, тем более недорогую, они покупают быстрее и чаще. По расчетам Костюка, выходить в локальные магазины можно и с небольшим — от 5−6 т/сут. — объемом. При продуманной логистике и эффективном сбыте хозяйство получит минимум 2−3 руб. прибыли с литра сырого молока, подсчитал он.

Так работают в тульской «Заре», разочаровавшись в сотрудничестве со столичным ритейлом. В 2008 году хозяйство «Заря» пыталось выйти на рынок Москвы, но отказалось от этой идеи, посчитав неприемлемыми для бизнеса 45-дневные отсрочки расчетов за продукцию и возвраты, доходившие до 80% товарной партии. «Наша отпускная цена была 17−18 руб./л, но сети опускали ее до 12−14 руб./л, и нам при себестоимости 9−10 руб./л (плюс затраты на перевозку около 2,5−3 руб./л) работать было невыгодно, — объясняет директор «Зари» Александр Попов. — Решили выходить на местный рынок». Целевой аудиторией выбрали потребителя с доходом ниже среднего, предпочитающего пакетированное пастеризованное молоко, а не бутилированное или стерилизованное с длительным сроком хранения. Поэтому каналами продаж стали небольшие районные магазины, часто принадлежащие индивидуальным предпринимателям. Сейчас хозяйство самостоятельно пакетирует все молоко — 14 т/сут., которое доставляет собственным транспортом в 380 торговых точек Тульской области. Максимальное расстояние — 155 км. Молоко покупатели заказывают мелкими партиями — по 2−5 ящиков в день (каждый — 20 литровых пакетов), зато рассчитываются по факту поставки и сразу выставляют продукт на витрины, доволен Попов.

Сейчас молоко «Зари» реализуется по 23−25 руб./л. Рентабельность продаж до кризиса составляла 54%, а сейчас уменьшилась примерно на 25% из-за снижения закупочных цен, сравнивает Попов. Но и такая маржа неплохой вариант при себестоимости сырого молока на уровне 12−13 руб./л, признает он. Полная себестоимость реализуемого продукта — 16 руб./л, уточняет директор: 3 руб. стоят упаковка и пастеризация. В этом году «Заря» расширила линейку, вложив 30 млн руб. заемных средств в линию кефира.

Похожая стратегия у «Зеленоградского»: пастеризованное молоко, сливки и кефир продаются в обычных и мелкосетевых магазинах, расстояние доставки — 40 км, постоплата не практикуется. Возврат продукции — максимум 1,5% при сроке хранения 7 дней — несопоставим с тем, который бывает у крупных ритейлоров, указывает Валецкий. По его словам, запуск собственной переработки повысил рентабельность предприятия примерно на 10% — до уровня около 15%. В следующем году «Зеленоградское» дополнит линейку сметаной и творогом, инвестиции — минимум 3 млн руб. Выручку за литр молока, с учетом переработки, Валецкий оценивает в 22 руб. Если поставлять молокозаводам сырье, то «при лучших условиях» вряд ли получалось бы 18 руб./л, сравнивает директор.

Где оптимум

Оптимальным вариантом развития молживотноводства, позволяющим хеджировать ценовые риски, Роман Костюк из «Диагениса» называет стратегию «собственная переработка плюс реализация сырья крупным молочным компаниям». Такой вариант, по его оценке, подходит производителям молока с объемами не менее 8 т/сут. Похожая стратегия у «Непецино», принадлежащего Управделами президента России. По словам директора хозяйства Сергея Медведева, отношения с переработчиками регулируются в зависимости от цен на сырье. Когда они высокие, то 50−60% молока «Непецино» поставляет молкомбинатам, остальное перерабатывает для комбината питания управделами (30%) и местных магазинов (10−20%). При снижении закупочных тарифов «Непецино» может переработать 100% сырья на своих мощностях, получив пастеризованное молоко, сметану, сливки, творог и кефир. Сейчас, при себестоимости производства 13 руб./л, рентабельность производства составляет 21%, уточняет Медведев.

В пермском агрохолдинге «Ашатли» тоже диверсифицировали производство. Из 70 т/день сырья 30 т перерабатывается на собственных мощностях в цельномолочные продукты, сыры и йогурт, остальной объем приобретают краевые молзаводы. С ними заключены годовые контракты, актуальная цена — около 14 руб./л базовой жирности, рассказывает директор по производству «Ашатли» Николай Капустин. Своя переработка на 50% маржинальнее продаж сырья. В планах холдинга — 70%-ный рост мощностей до 100 т/сут. Проект потребует от 10 млн руб., говорит Капустин. Такой же объем инвестиций уже освоен при реконструкции действующих линий.

Рыбалова из «Союзмолоко» объясняет рост спроса аграриев на оборудование, в первую очередь молочные мини-заводы (см. врез), реализацией целевой программы Минсельхоза по развитию семейных животноводческих молферм, тоже столкнувшихся с проблемой низких и волатильных цен на сырое молоко. «Однако перемещение переработки на мини-заводы — еще не тенденция, — обращает внимание она. — На таких мощностях перерабатывается небольшой объем сырья — менее 2% общероссийского производства молочной продукции». По данным Минсельхоза, по программе «Семейные фермы» введено в эксплуатацию больше 70 мини-заводов. С 2013 по 2020 год на развитие семейных животноводческих ферм может быть выделено больше 15 млрд руб.

Активизировались
По данным «Колакс-М», рост продаж модульных молокозаводов в 2011 году составил около 300% к 2008-му. В этом году сохранится тенденция хорошего спроса, прогнозирует компания. В 2009—2010 годах основной спрос приходился на заводы малой (0,5−1 т/сут.) и средней мощности (4−5 т/сут.), а в последние сместился в сторону небольших модульных — до 3 т/сут. Примерная минимальная цена отечественного мини-молзавода (линии розлива пастеризованного молока в пакеты, до 500 кг/сут.), по подсчетам «Колакс-М», составляет около 1,4 млн руб., средняя окупаемость — два года.
Производитель израильского оборудования для переработки молока Tessa предлагает более сложные и дорогие аналоги ценой от $42 тыс. Период окупаемости компания оценивает в три-пять лет. Глава STP (генподрядчик Tessa в России) Александр Иванков рассказывает, что в 2011 году поставки оборудования мощностью от 0,5−2 т/день выросли на 60−70%. По итогам 2012-го он ждет сравнимой динамики спроса.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще