Производство зерна в России за счет роста урожайности может увеличиться в среднесрочной перспективе на 8,3% по сравнению с 2011 годом и составить в 2015-м 102 млн т (при негативном сценарии — 97 млн т), экспорт — 29−30 млн т (25−27 млн т в 2011-м). Это данные из прогноза социально-экономического развития страны на 2013-й и период 2014—2015 годов, которые опубликовало Минэкономразвития. На ваш взгляд, это реальный сценарий?

Сергей Пивнев

Директор дивизиона переработки зернового сырья «Стойленской Нивы»

Вполне. Увеличить производство зерна до 102 млн тонн к 2015 году реально, если участники рынка смогут привлечь средства на новые технологии, в том числе мелиоративные, семена, СЗР и т. д., и в итоге увеличить низкую пока урожайность. Объемы, о которых пишет МЭР, для сельхозпроизводителей уже не рекордные. Например, в 2008 году страна собрала 108 млн т зерновых. Экспортировать 30 млн т также можно, причем даже без новых портовых мощностей. А с учетом развития инфраструктуры экспорт в будущем мог бы дорасти до 35−40 млн т.

Алексей Смородов

Исполнительный директор Национального союза зернопроизводителей

Цифры достижимы — ранее мы уже преодолели порог валового сбора в 100 млн т. Однако производители зерна в трудном финансовом положении. Главная проблема — большая закредитованность агрохозяйств, откуда и острая нехватка оборотных средств. Из-за этого утрачиваются финансово-экономические возможности сохранения посевов и тем более — роста урожайности. По данным союза, в 2012 году банки снизили кредитование посевной примерно на 35%, что сразу повлияло на качество сельхозработ: в меньших объемах вносились удобрения, сократился процент использования районированных семян высоких репродукций. Одним словом, цифры в прогнозе МЭР реальны, но без реструктуризации задолженности АПК развитие отрасли, включая рост производства и экспорта, будет проблематичным.

Светлана Ивашура

Менеджер компании «Бунге СНГ» по исследованию рынка

Да, прогноз министерства обоснован. Развитие зернового хозяйства средними темпами по 2%/год (+8,3% к 2015 году против 2011-го), которое необходимо, чтобы прогноз оправдался, выглядит вполне реально и даже умеренно. Ведь с начала 2000-х наше зерновое производство показывало и более высокие среднегодовые темпы прироста: например, eсли сравнить нынешний пятилетний период (2008−2012 годы) с предшествующим (2003−2007), то получится, что темпы cоставили 2,35% в год. Тем не менее, говоря о растениеводстве, нельзя не учитывать погодный фактор. Беспокоит, что в последние пять лет природные отклонения проявляются особенно часто — каждые два года, и отклонения урожайности по формуле «плюс/минус 20% к тренду» уже мало кого удивляют. Поэтому коридор перепадов, заложенный МЭР — плюс-минус 2,6% в среднесрочной перспективе, то есть 97−102 млн т, — выглядит слишком узким для масштабов российской зерновой географии и наших климатических зон.

Владимир Боков

Директор компании «Экспрессагро"(Краснодарский край)

Реальный рост производства, которого можно ждать, — не больше 3% в год. Вполне выполнимый сценарий при нынешнем росте цен на зерно. Но для того, чтобы сельхозпроизводители имели возможность повышать урожайность, необходимо обеспечить равный доступ к субсидиям и облегчить процедуру выдачи кредитов.

Сергей Юдаев

Гендиректор зерновой компании «Кронос»

Не исключаю, что так и будет. К примеру, в сентябре этого года шли дожди, что позволило аграриям по максимуму засеять озимые и ждать в 2013 году неплохого урожая. Рост производства будет устойчивее, если пострадавшим хозяйствам пролонгируют кредиты.

Станислав Фролов

Гендиректор «Зерновой компании» (Пензенская обл.)

Предпосылки для такого сценария есть. Глобальный спрос на сельхозпродукцию растет, а у российского экспортного зерна есть перспективный покупатель — страны Ближнего Востока. Риск для роста зернового производства — природные факторы, которые господдержка нивелирует только отчасти. Эти риски нужно лучше хеджировать, в том числе активнее развивая страхование. К сожалению, пока только крупные агрокомпании не боятся отстаивать свои права и получать страховые возмещения.