Что посеять -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Что посеять
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
август 2013
Стоит ли агрокомпаниям инвестировать в семеноводство

Успех не гарантирован: это не столько затратный (начальные вложения — от €500/га), сколько науко- и трудоемкий бизнес, войти в который сложно. Конкуренция на рынке большая, спрос на семена зерновых стагнирует, есть много производственных и природных рисков. Впрочем, можно заработать, выращивая семена по договору с селекционными компаниями (оригинаторами) и отчисляя им роялти.

Госпрограмма предполагает рост валового сбора зерна до 115 млн т к 2020 году. Увеличению производства должно способствовать развитие элитного семеноводства. Качественными отечественными семенами через семь лет нужно обеспечить минимум 75% потребности рынка, написано в госпрограмме. Для этого сохранена действовавшая с 2008 года мера поддержки сельхозпроизводителей — субсидирование затрат на покупку элитных семян, в том числе оригинальных (маточной элиты, супер-суперэлиты и супер-элиты). Из федерального бюджета, при условии регионального софинансирования, должны возмещать до 30% их стоимости.

Трудный старт

Как говорят эксперты и участники рынка, агрокомпаниям не так просто начать заниматься семеноводством, несмотря на то, что многие холдинги могли бы себе позволить такие инвестиции. Гендиректор селекционной компании Saaten-Union Rus Александр Тихомиров уверен, что каждый должен заниматься своим бизнесом: специализированные семеноводческие предприятия — производством семян, а хозяйства — выращиванием товарной продукции. «Часто сельхозпроизводители, которые покупают и размножают элитные семена зерновых для себя (а этим занимаются очень многие), ведут это направление по остаточному принципу, не уделяя ему нужного внимания, — рассказывает он. — Они думают, что мощностей и компетенций достаточно для обеспечения себя семенами. Но года через четыре качество семян у них становится очень низким». С другой стороны, учитывая, что отечественная селекционная наука была почти разрушена в 1990-е годы и сейчас серьезно отстает от западной, инвестировать в семеноводство и производить семена для себя — правильное решение при условии профессионального подхода, рассуждает гендиректор KWS Rus Денис Стрига. Если компания может не только обеспечить свои потребнос-ти, но и реализовать часть продукции — тоже хорошо. Но, уточняет топ-менеджер, заниматься размножением семян нужно в сотрудничестве с селекционными компаниями или институтами, а не работать кустарно. Профессиональное семеноводство требует не только финансовых затрат, но и интеллектуального труда, отмечает гендиректор компании «Кургансемена» Николай Аржанов, поэтому он не советует агрокомпаниям начинать семеноводческие проекты. «Весь цивилизованный мир давно работает на принципах промышленного семеноводства: сельхозпроизводители покупают у профессиональных семеноводов заведомо проверенные кондиционные образцы и выращивают из них товарное зерно», — добавляет он. Войти в этот бизнес сложно и довольно дорого — сейчас начать с нуля производство семян почти невозможно, считает гендиректор воронежской селекционно-семеноводческой компании «ПосейДон» Альберт Мандров. Гендиректор «Щелково Агрохима» Салис Каракотов подсчитывает, что начальные инвестиции в почвообрабатывающую, посевную, уборочную сельхозтехнику и опрыскиватели составят не менее €500/га. Тихомиров из Saaten-Union Rus добавляет, что в плане агротехнических приемов существенных особенностей при производстве семян зерновых и зернобобовых нет: посевная и уборочная техника для товарных и семенных посевов одинакова. Но это не все: нужно вложиться в элеваторное хозяйство и технику для подработки семян, причем потребуются профессиональные машины для подработки. Необходимо также предусмотреть протравливание, а иногда еще и калибровку с упаковкой. Перед продажей семена обязательно сертифицируют. Для этого участки с момента посева будет контролировать семенная инспекция, а компанию — проверять фитосанитарная инспекция, Россельхознадзор и т. д., напоминает Мандров. Причем семена стоит сертифицировать вне зависимости от того, будут они проданы или использованы в хозяйстве: для уверенности в эффективности работы необходимо подтверждать качество, обращает внимание Стрига.

Себе и на продажу

В семеноводстве зерновых, по словам Тихомирова, нет компаний-гигантов. Одного грузовика семян (20 т) хватает, чтобы засеять всего 100 га, и перевозить их на большие расстояния невыгодно. А значит, компании, профессионально занимающиеся семеноводством только в своем регионе, тоже могут быть конкурентоспособными. «Мы доставляем в Россию только самые высокие репродукции семян, а их размножением здесь занимаются местные партнеры-агрохозяйства, выращивающие семена по контракту, — рассказывает он. — По сути, мы продаем им интеллектуальную собственность — право на производство наших семян. Они реализуют их, а мы получаем роялти».

Немецкая селекционная компания Strube специализируется на производстве семян сахарной свеклы, работает с пшеницей и подсолнечником. «Для размножения семян сахарной свеклы в России недостаточно подходящий климат, нет и хозяйств с хорошим уровнем агротехнологий, которые могли бы этим заниматься, — рассказывает менеджер по маркетингу Олег Ткаченко. — А элиту пшеницы у нас покупают крупные агрохолдинги, чтобы размножать ее для себя».Мандров из «ПосейДона» говорит, что хозяйствам выгодно выращивать семена на продажу по договорам с селекционными компаниями. При этом если иностранные фирмы часто оплачивают только технологическую работу (посеять, вырастить, собрать, подработать), то отечественные — выкупают полученную продукцию. «Мы заключаем договоры совместного выращивания, контролируем технологические процессы и потом забираем все полученные семена, так что аграрии заранее знают, когда и по какой цене реализуют их», — поясняет он. Правда, нельзя сказать, что сельхозпроизводители охотно идут в такой бизнес, уточняет Мандров: многие справедливо опасаются, что не справятся. Не у всех есть подходящая техника и квалифицированные специалисты, к тому же на семенных посевах много ручной работы, требующей больших трудозатрат. Сельхозпредприятие «Большой Морец» (Волгоградская область) выращивает семена озимой пшеницы зерноградских сортов по договору с ВНИИ зерновых культур им. Калиненко. Оригинальные семена покупают в первую очередь на размножение для собственных нужд, рассказывает руководитель коммерческого отдела компании Алексей Ювченко. Посев семян высокой репродукции увеличивает вероятность получения хорошего урожая. 10−15% выращенного аграрии реализуют на рынке, отчисляя ВНИИЗК 3−5% суммы продаж. Это направление бизнеса Ювченко считает перспективным для сельхозпроизводителей: работая профессионально, можно получить рентабельность в 2−2,5 раза более высокую, чем на товарном зерне. Основными затратными статьями он называет инвес-тиции в покупку оригинальных семян, строительство складов, покупку семяочистительных машин и создание штата высококвалифицированных специалистов.

Краснодарская агрофирма «Прогресс» покупает оригинальные семена озимой пшеницы и ячменя в Краснодарском НИИ сельского хозяйства им. Лукьяненко, сои — во ВНИИ масличных культур им. Пустовойта. Размножает преимущественно для себя, но часть (200 т сои и по 400 т пшеницы и ячменя в год) продает фермерским хозяйствам края. Гендиректор компании Александр Неженец оценивает свой семеноводческий бизнес как непрофильный. По его словам, если бы он решил профессионально заниматься семенами, то в первую очередь набрал штат из научных сотрудников, вложился в лабораторию, поменял оборудование по очистке, протравливанию и фасовке семян на современное. Но сейчас у компании нет возможности развивать такой бизнес — менеджмент «Прогресса» сосредоточен на совершенствовании технологий и росте производства товарной продукции.

У «Щелково Агрохима» в Орловской области свой семеноводческий проект — хозяйство «Дубовицкое», в которое компания инвестирует с 2006 года. Там выращивают на семена четыре вида озимой и один — яровой пшеницы, а также горох, сою и гречиху, всего собирают 32 тыс. т/год с 7 тыс. га. Примерно половина объема — элита и первая репродукция. В хозяйстве есть завод для подработки семян с двумя линиями (40 т/час и 80 т/час) и линия упаковки семян в мешки по 1−3 т. «Планируем развиваться, увеличивая ассортимент: будем производить пищевую фасоль и кормовые бобы», — говорит Каракотов.

Сложности и риски

Большую часть семян «Щелково Агрохим» продает в Центральном Черноземье, а также поставляет их в Приволжье — Башкортостан, Татарстан и Мордовию. Но, по словам Каракотова, развитию бизнеса мешает невежество сельхозпроизводителей, которые не спешат покупать элитные семена, высевая третью-пятую репродукции своего производства. «Те, кого удается убедить, потом продолжают работать с качественными семенами, — уверяет он. — Но, тем не менее, даже наш сравнительно небольшой объем семян не всегда удается распродать, и тогда их приходится реализовывать как товарное зерно». По его оценке, семена в среднем вдвое дороже. Если бы не было проблем с реализацией, то «Прог-ресс» профессионально занялся семенами, отмечает Неженец. Но в Краснодарском крае предложение превышает спрос, а продавать семена в соседних регионах нельзя — сорта районированы. По наблюдениям Ювченко из компании «Большой Морец», элитные семена все-таки пользуются хорошим спросом, поскольку их покупка субсидируется. «Нам тоже возвращают часть затрат на приобретение оригинальных семян», — добавляет он. Стоимость семян, по оценке Ювченко, в два-три раза выше, чем товарного зерна и при этом косвенно зависит от нее. Мандров считает рынок семян консервативным: в отличие от ординарных агрокультур, они почти не дешевеют. А вот себестоимость семян выше. Но при производстве семян нет задачи ее снижения, главное — качество, указывает Стрига из KWS Rus. При этом себестоимость семян и товарных партий некоторых агрокультур может быть почти идентичной, уточняет Тихомиров, и приводит в пример овес. Более прихотливы семена гороха или пивоваренного ячменя. Они обходятся в два раза дороже товарной продукции. Производство семян может быть в десятки раз дороже, все равно это выгодный бизнес, уверен Мандров: «Скажем, товарный подсолнечник стоит 10−15 руб./кг, а семена — от 200 руб./кг». В случае с зерновыми разница все-таки меньше, и рентабельность семян иногда может быть лишь немногим больше нуля, признает он. А вот высокодоходные подсолнечник, кукуруза и рапс, с учетом полуторагодового цикла производства, генерируют рентабельность на уровне 15%, оценивает Мандров. Каракотов из «Щеково Агрохима» утверждает, что на семенах можно получать 130−200%-ную маржу в зависимости от урожайности. «У нас по озимым зерновым она близка к 65 ц/га, по яровым — порядка 50−55 ц/га, — делится он. — Чем выше урожайность, тем ниже себестоимость». Салис Каракотов говорит, что не советовал бы сейчас начинать инвестировать в семеноводческий бизнес, поскольку спрос на основные виды семян — колосовые зерновые — стагнирует: многие хозяйства обходятся своими репродукциями. К тому же в этом бизнесе немало рисков, которые многие недооценивают. Главными он считает получение некондиционных семян и снижение урожайности из-за непогоды, болезней или несбалансированного питания растений. В этом случае вложения не окупятся. Заниматься семенами сложнее, чем товарным производством, подтверждает Мандров из «ПосейДона». Компания старается нивелировать риски, располагая участки в разных природно-климатических зонах, но около 20% семян все равно выбраковывается.

Комментарий
Геннадий Рязанов Гендиректор агрофирмы «КРиММ» (Тюменская область)

Мы 10 лет производим семена картофеля. Сейчас выращиваем их на 800−900 га. Всего у нас больше 30 тыс. га пашни, что важно для севооборота: семена на одном участке можно сеять один раз в четыре года. С семенами картофеля намного сложнее, чем с зерновыми. Нам повезло: в нашем районе тли — переносчика вирусных заболеваний — на порядок меньше, чем в других. Еще одно условие — на определенном расстоянии (в нашем регионе — 3 км) от семенных посевов не должно быть других посадок картофеля. Их отсутствие снижает риск заражения, например, бактериозом. Третье — нужны квалифицированные специалисты и финансирование.
Инвестиции зависят от объема производства. Можно стартовать с 10 млн руб., а можно и со 100 млн руб. Например, создание своей лаборатории — дорогое удовольствие, но без нее придется проводить анализы в других. Строительство хранилища тоже требует вложений: нам емкости на 4 тыс. т обошлись в 25 млн руб., зато компания уже два года хранит семена высокой репродукции отдельно от продовольственного картофеля.
В этом году мы продали около 6 тыс. т элитных семян, их цена в 2,5−3 раза выше, чем продовольственного картофеля. Но это не отражает экономику производства. В целом на семенах можно получать больше 30% рентабельности. На первый взгляд, выгодно, но нужно учесть, что производственный цикл — пять лет, а урожайность из-за того, что нужна фракция размером 55 мм и меньше, в 2−2,5 раза ниже, чем на товарных посадках.
€10 млн и 8 лет работы
нужно для выведения сорта или гибрида сахарной свеклы (данные Strube). При этом нет гарантии, что рынок примет новинку.
Нужно работать
По словам Альберта Мандрова из «ПосейДона», продажи семян российской селекции падают последние семь лет, но семеноводы необоснованно жалуются на импорт, якобы заполоняющий рынок. «Мы не используем свои конкурентные преимущества, — уверен он. — Наша посевная единица стоит 2 тыс. руб., импортная — 5 тыс. руб. А теперь из-за изменения курса доллара она может подорожать до 7 тыс. руб. Используя этот ценовой спрэд как конкурентное преимущество, нужно работать над качеством, заниматься маркетингом, и все будет нормально».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще