Можем конкурировать -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Можем конкурировать
Татьяна Кулистикова, Вера Колерова
Агроинвестор
октябрь 2013
В 2015 году пошлина на ввоз мясных продуктов снизится до €0,25/кг. Как отреагирует рынок?

После вступления России в ВТО таможенно-тарифная защита рынка готовых мясопродуктов сократилась до 20% (минимум €0,4/кг) и с 2015 года снизится еще. Дорогое сырье, увеличение затрат, изношенность производств при одновременном замедлении роста экономики и потребительского спроса не позволят сохранить маржу, которая и так небольшая, опасаются переработчики.

В ближайшие два-три года и без того непростое положение мясопереработчиков, в последние несколько лет работающих с низкой маржой, может еще больше осложниться. В условиях ВТО будет постепенно снижаться таможенный тариф на ввоз готовой мясной продукции. После присоединения к организации в 2012 году Россия уже снизила импортную пошлину с 25 до 20%, но не менее €0,4/кг. С 2015 года предполагается полный отказ от адвалорной составляющей. Специфическая пошлина снизится до €0,25/кг.

Чего ждать

До вступления страны в ВТО рынок мясных продуктов был хорошо защищен, и отечественные колбасные изделия стоили на 20—30% дешевле импортных. По словам президента Мясного союза России Мушега Мамиконяна, в целом отрасль «конкурентоспособна и эффективна», примерно 95% рынка — у российских производителей. Однако он считает вполне вероятным, что теперь это соотношение изменится в пользу импорта. Аналитик агентства ИМИТ Сергей Чернышов соглашается, что либерализация импортного режима, которая планируется на 2015 год, может привести к увеличению объ-емов ввоза — особенно колбасных изделий: у них больший срок годности, чем у мясных полуфабрикатов. Гендиректор ростовского мясокомбината «Новочеркасский» Любовь Акулович не сомневается, что импорт вырастет. Однако думает, что он увеличится как раз за счет полуфабрикатов. За сегмент колбасных изделий она опасается меньше: у наших и зарубежных потребителей разные вкусы. «Какую-то нишу импортная колбаса все же займет, — рассуждает Акулович. — Но вряд ли большую. Не уверена, что иностранные компании будут перестраиваться под наши предпочтения — по крайней мере, пока не поймут, насколько у нас большой и интересный рынок». Ниша же полуфабрикатов, особенно охлажденных, в России, по словам Акулович, еще свободна, а на западе их выпуск хорошо отлажен. Свежие и охлажденные полуфабрикаты не смогут преодолеть таможенные барьеры, оппонирует гендиректор калужского «Обнинского колбасного завода» Анатолий Косинский: процедуры оформления для ввоза в Россию занимают много времени. Времени достаточно, указывает Акулович. По ее словам, за рубежом есть технологии, позволяющие поставлять охлажденное мясо со сроком реализации три месяца. «Здесь серьезная опасность для нашего рынка, поскольку импорт может очень быстро занять эту нишу и вытеснить наши предприятия», — беспокоится она. Косинский полагает, что вырастут поставки не охлажденных, а замороженных полуфабрикатов и колбасных изделий. Исполнительный директор Национального союза мясопереработчиков Василий Прощенков тоже говорит, что часть рынка займут колбасы, может увеличиться доля деликатесов в нарезке, тогда как охлажденных импортных полуфабрикатов точно не будет. Сегмент рубленых замороженных полуфабрикатов (котлеты, пельмени) менее привлекателен из-за низкой доходности, поэтому серьезного роста импорта тоже, скорее всего, не произойдет. Но ничего хорошего мясопереработчикам после 2015 года ждать тоже не стоит. «Крупные европейские компании, естественно, готовятся к предстоящему расширению рынка сбыта готовой продукции — прежде всего, в федеральных торговых сетях, — говорит Прощенков. — Сейчас они сертифицируют производства и получают официальные разрешения для работы на российском рынке». Член правления группы «Черкизово» Александр Костиков более оптимистичен: он считает, что на рынке вряд ли произойдут значительные изменения, поскольку он зрелый, конкурентный и фрагментированный. «Крупнейшие переработчики — «Черкизово» и «Останкино» — занимают лишь примерно по 5% рынка, — поясняет он. — В России большая региональная концентрация производств: почти в каждом городе-миллионнике есть свои мясопереработчики, к продукции которых лояльны местные покупатели. Конкурировать с ними трудно даже федеральным компаниям, не то что западным». Однако он добавляет, что снижение ввозной пошлины — негативное событие для отрасли, пусть это и не главный для рынка защитный барьер.

По данным ИМИТ, сейчас доля импорта колбасных изделий составляет 1−2%. «Ввоз колбасных изделий растет, — отмечает руководитель информационно-аналитической группы мясокомбината «Останкино» Андрей Дальнов. — За первое полугодие он прибавил в объемном выражении 5% относительно аналогичного периода прошлого года. При этом больше всего вырос ввоз сосисок и вареных колбас, которые составляют основу российского рынка. Впрочем, в мире нет прецедентов международной торговли значительными объемами колбасных изделий: возможно, потому, что колбасу не так удобно перевозить, как замороженное мясо». Пока в самой востребованной категории — продуктов среднего ценового сегмента — импорта почти нет, продолжает Дальнов. На рынке присутствуют главным образом высокомаржинальные деликатесы из Испании и Италии либо, наоборот, низкокачественная продукция из стран Центральной и Восточной Европы. По мнению Прощенкова, участникам отрасли стоит ждать увеличения доли польских, литовских и украинских товаров. Это сигнал, в первую очередь, для компаний, реализующих продукцию на территории Северо-Западного федерального округа, поскольку снижение импортной пошлины позволит ввозить в этот макрорегион большие объемы из стран Балтии и Cеверной Европы. «Немало позиций на полках [в СЗФО] уже занимает крупный литовский производитель Biovela. Вскоре за ним могут последовать другие», — говорит Чернышов. Косинский считает, что в европейскую часть страны увеличат поставки Украина, Прибалтика и Польша, а активным поставщиком на Дальний Восток, в Сибирь и на Урал сможет стать Китай. Еще один заметный игрок — Белоруссия. Там производство колбас почти удвоилось по сравнению с 2010 годом, и фактически весь дополнительный объем экспортируется в Россию, рассказывает Косинский. Импорт из Белоруссии растет быстрее, чем из стран дальнего зарубежья, подтверждает Дальнов: с 2011 по 2012 годы он увеличился на 40% — до 70 тыс. т. В первом полугодии 2013 года ввоз белорусской колбасы также вырос на 5%. «Местная продукция представляет низкоценовой сегмент, а в представлении потребителя это «ретро», «советское», «натуральное», — описывает Дальнов. — Покупатель предпочитает не думать о том, что процессы производства в Белоруссии мало отличаются от российских, а доля европейского сырья в производстве динамично повышалась до текущего года».

Есть преимущества

У российских переработчиков мяса есть преимущества перед импортом, которые позволят им конкурировать с зарубежными игроками — по крайней мере, в ближайшие несколько лет. Потребитель привык к оте-чественной колбасе, и вряд ли быстро изменит предпочтения — даже если импортная продукция станет несколько дешевле, думает Любовь Акулович. «У наших производителей есть лет пять, чтобы укрепиться на рынке, усовершенствовать производство и повысить конкурентоспособность, но работать над этим нужно уже сейчас, — говорит она. — Правда, не все предприятия смогут обновиться и тем более получить международные сертификаты». Многие заводы сильно изношены, а денег на их модернизацию у акционеров нет, поясняет она. Чернышов из ИМИТ считает преимуществом российских производителей привычную потребителю систему сертификации. Для многих показателем качества является ГОСТ, в то время как зарубежные системы качества потребителям почти незнакомы. И потом, компаниям из других стран придется преодолевать много барьеров — таких как контроль соответствия гигиеническим, фитосанитарным и прочим требованиям, не исключает эксперт. Это скажется на сроках поставки мясной продукции из-за рубежа. Акулович тоже считает логистику преимуществом отечественных мясокомбинатов. Прощенков согласен, что, кроме знакомых покупателям брендов, конкурентное преимущество российских производителей — возможность поставлять свежую продукцию и оперативно реагировать на запросы торговых сетей. «Главное — поставить продукт на полку, а в этом плане у наших производителей уже выстроены отношения с сетями, отработана логистика. Новому игроку, откуда бы он ни пришел, придется непросто, — соглашается Костиков из «Черкизово». — Ритейлеры хотят зарабатывать, поэтому будут сотрудничать в первую очередь с производителем давно известного продукта, который гарантированно продадут». Гендиректор группы «Останкино» Михаил Попов думает, что импорт будет расти главным образом в сегменте «ноу-бренд», где конкурируют только ценой. «На компании с известными марками это не повлияет, — уверен он. — Мы, например, вообще не продаем продукты ноу-бренд». И потом, колбаса, в отличие от мяса, исключительно брендированный продукт, добавляет Дальнов, и предпочтения покупателей со средним достатком, скорее всего, будут в пользу отечественных марок. «Зарубежным производителям придется приложить значительные усилия для популяризации своих колбас и сосисок, причем без каких-либо гарантированных результатов», — предполагает он. Однако не стоит забывать и о преимуществах зарубежных производителей. Прощенков из Союза мясопереработчиков называет их сильными сторонами стабильное качество, приемлемые цены и привлекательный дизайн упаковки. Он говорит в первую очередь о польской и литовской продукции. К тому же цены на сырье у нас процентов на тридцать выше, а значит, мы будем проигрывать западным конкурентам в себестоимости, добавляет Прощенков. После прошлогоднего падения цен на свинину положение отечественных мясопереработчиков несколько улучшилось, замечает Любовь Акулович из «Новочеркасского», но наше мясо все равно дороже импортного из-за высокой себестоимости. Кроме того, у нас дорогие заемные деньги — кредитные ставки выше, чем у иностранных конкурентов. Поэтому не исключено, что импортная колбаса в итоге будет на полке дешевле российской, считает Акулович. По словам Чернышова, отечественным производителям нужно обратить внимание на качество: то, что импортные товары лучше отечественных — распространенное потребительское суждение. При отсутствии ценового преимущества сразу вырастет вероятность выбора покупателем зарубежного продукта, предупреждает он. Однако Мамиконян из Мясного союза уверен, что по технико-техническим показателям и стандартам производства мы конкурентоспособны. «В плане технологий переработки и оснащенности производств мы одни из лидеров в Европе», — утверждает Прощенков из Национального союза мясопереработчиков. Чернышов не согласен. Он говорит, что средний уровень качества продукции отечественных предприятий уступает импорту. «На зарубежных комбинатах более совершенные системы стандартизации и лучше контролируется соблюдение требований», — поясняет Чернышов. Если российское мясоперерабатывающее предприятие сертифицировано и соблюдает все правила и требования, то качество его продукции в целом получается конкурентоспособным, говорит Акулович. «Но есть недобросовестные производители, — продолжает она. — А вот в Европе их нет: состав, написанный на упаковке, обязательно соответствует действительности».

Слабые уйдут

Усиление конкуренции из-за роста импорта приведет к закрытию слабых предприятий, думает Прощенков. Также, по его словам, неизбежны сделки слияний и поглощений. Однако оценить, насколько увеличится ввоз мясной продукции, он затрудняется: «Мнения аналитиков сильно различаются. Они называют цифры от 20 до 40%". Косинский из «Обнинского» думает, что потребление к 2015 году вряд ли заметно вырастет. А значит, при увеличении доли импорта отечественные производители будут уходить с рынка или консолидироваться. При этом сильные игроки сохранят свои позиции. Слабые, вероятно, будут банкротиться, средние — сокращать объемы производства, рассуждает Косинский. Сложнее всего придется небольшим предприятиям, которые занимаются только переработкой, полагает Костиков из «Черкизово». По оценке Косинского, к 2020 году зарубежные переработчики могут занять до 20% российского рынка. По данным Росстата, производство колбасных изделий в январе-августе 2013 года сократилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого на 4%. За последние годы это случилось впервые, говорит Дальнов из «Останкино». «Конечно, сейчас никто не будет связывать это с ростом импорта из дальнего зарубежья и Белоруссии: слишком велика разница объемов в абсолютных значениях, — говорит эксперт. — Скорее, причина в общем замедлении роста экономики и потребительского спроса». По мнению Дальнова, в ближайшие годы на рынок колбасных изделий тоже будут влиять не внешние, а, в первую очередь, внутренние факторы.

Мушег Мамиконян полагает, что если с 2015 года цена на мясо не снизится, то готовую продукцию будет выгоднее производить вне таможенной территории страны. Косинский признает: это популярная в мире мера. Но применительно к России это может не дать бизнесу, особенно региональному, явных бенефитов. Пищевое производство все-таки должно быть ближе к потребителю, рассуждает он. «Обнинскому» такие проекты не по карману, признает Косинский, не исключая, что крупные игроки могут рассмотреть варианты покупки предприятий в той же Белоруссии. «Там дешевая рабочая сила, это самый благоприятный регион для производства с точки зрения стоимости ресурсов, — перечисляет он. — Но есть серьезные риски и, прежде всего, политические».

На рабочую силу, напоминает Костиков, приходится небольшая доля себестоимости: ее основную часть занимает мясо-сырье. При переносе производства также важно учесть расходы на логистику. А они растут, поскольку дорожает топливо. «Если посчитать, во сколько обойдется доставка продукции до потребителя, то получится, что это не так уж и выгодно», — говорит он. «Черкизово» — крупная компания, но у нее, по словам Костикова, сейчас нет планов размещения в других странах перерабатывающих производств.

Чтобы поддержать отечественную переработку, нужно снизить тарифные ставки на импорт сырья (блочного мяса), предлагает Мамиконян. Если ввозная пошлина на готовые изделия через два года снизится примерно до 6−8% таможенной стоимости товара, то таможенный тариф на блочное мясо не должен превышать 5−7%, подсчитывает он. Сейчас средний тариф не ниже 20%. В противном случае отечественной мясопереработке придется конкурировать с западной в несправедливых условиях, указывает он.

Российское мясное сырье пока несопоставимо по цене и качеству с импортным, сожалеет Прощенков: «Свинина редко соответствует российским стандартам. Нормальной отечественной говядины почти никогда не было — на убой шло выбракованное молочное стадо. Сейчас мясное направление в разведении КРС только начинает создаваться». Снижение таможенных тарифов на блочное мясо не решит проблему, но поможет переработчикам покупать часть сырья нужного качества по конкурентоспособной цене, думает он. Рынок мяса чувствителен к снижению ввозных пошлин, напоминает Дальнов. Рост импорта с конца августа 2012 года привел к падению цен на российскую свинину. Они вернулись на прежний уровень лишь через год и благодаря последовательному закрытию Россельхознадзором поставок с основных предприятий, экспортирующих мясо в нашу страну. Стабилизирующую цены роль, возможно, сыграли вспышки АЧС в крупных регионах — производителях свинины, создавшие проблемы с поставками мяса. «Резкое, до 5−7%, снижение таможенного тарифа на блочное мясо облегчит жизнь мясоперерабатывающим предприятиям в краткосрочной перспективе, поскольку оно подешевеет, — уверен он. — Но это может привести к сокращению российской сырьевой базы. В свою очередь, импортеры воспользуются ситуацией, чтобы снова поднять цены». По его мнению, ввозная пошлина на мясо должна оставаться двузначной. Только так будет хотя бы частично нивелирована разница в объемах поддержки российских и зарубежных сельхозпроизводителей. Либерализовать импорт мяса можно очень быстро, но инвесторы не для этого вкладывали огромные деньги в развитие агропроизводств, напоминает Косинский. К тому же в итоге это может оказаться не так выгодно переработчикам, а дополнительная маржа достаться импортерам, считает он. «На этом рынке очень сильные игроки. Как только появится возможность заработать больше, они ее не упустят, — убежден он. — В итоге либерализация принесет прибыль не нам, а им». Делая блочное мясо более доступным переработчикам, важно не забыть о российском птице- и свиноводстве, понимает Мамиконян. Чтобы снижение цен на сырье не нанесло участникам этих рынков экономического ущерба, нужно изменить форму господдержки секторов, перейдя на выплату субсидий за килограмм произведенной продукции, предлагает он. Костиков напоминает, что страна стремится к импортозамещению, так что снижение пошлин на блочное мясо будет противоречить государственной политике. Дальнов говорит, что если импорт готовой продукции заметно увеличится после 2015 года, то лучшим способом компенсации выпадающих доходов переработчиков (а они будут исчисляться миллиардами долларов) станет передача им квот на ввоз мяса от импортирующих компаний. Они могли бы распределяться пропорционально объему производства мясопродуктов. «В этом случае так называемая квотная рента (маржа импортера) перейдет к российским производителям и увеличит их конкурентоспособность», — поясняет он.

Адвалорное неравенство
Из расчета на килограмм продукта страны-лидеры по импорту мясной продукции имеют более высокие пошлины на ввоз колбасных изделий (10−15%), чем с 2015 года будет использовать Россия (€0,25/кг). «Самая низкая адвалорная пошлина в Японии — 10%. В абсолютном выражении она составляет около €0,4/кг», — приводит пример Андрей Дальнов из «Останкино».
Пока без господдержки
В отличие от сельхозпроизводителей, переработчики мяса не получают финансовую господдержку из бюджета. По мнению Василия Прощенкова из Союза мясопереработчиков, если отрасль и будут поддерживать, то по остаточному принципу. Мясокомбинаты не могут получить субсидированные кредиты, для них не предусмотрены налоговые льготы и прямая поддержка, соглашается Александр Костиков из «Черкизово». «При этом в крупных городах зачастую несколько мясоперерабатывающих заводов, и, если они разорятся из-за рыночной конъюнктуры, а такая опасность есть, это повлечет серьезные социальные проблемы», — думает он. Рано обсуждать прямую господдержку производителей готовой мясной продукции, считает Сергей Чернышов из агентства ИМИТ: сейчас, несмотря ни на что, это устойчиво рентабельный бизнес. К примеру, у «Черкизово» маржа перерабатывающего дивизиона в этом году составляет 10% по EBITDA.
Крупный игрок на рынке
«Черкизово» (входит в топ-3 федеральных переработчиков мяса) не меняет бизнес-стратегию из-за предстоящего снижения ввозных пошлин, однако оптимизирует портфель брендов, объясняет член правления группы Александр Костиков: растет доля высокомаржинальных продуктов, в том числе сырокопченых колбас. «Инвестируем в повышение эффективности производства, маркетинг, брендинг, — перечисляет он. — А вот строить новые заводы не планируем: поскольку рынок мясопереработки достаточно зрелый, крупным компаниям уже нет необходимости делать большие вложения в развитие производств». Флагманский завод группы —Черкизовский мясоперерабатывающий — находится в Москве и, чтобы увеличить выпуск продукции, будет достаточно разместить на нем две-три новых линии. Одна линия стоит $1−2 млн, для «Черкизово» это доступные деньги: группа инвестирует примерно по $200 млн/год.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще