Для бизнеса неплохо -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Для бизнеса неплохо
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
июнь 2014
Каким был завершающийся сельскохозяйственный сезон
Фото: Легион-Медиа

Подходящий к концу сельхозгод-2013/14 (закончится 30 июня) был благоприятным для производителей зерновых, несмотря на затяжные осенние дожди и ухудшение качества продукции, снизившее цену. Благодаря увеличению спроса цены к концу сезона не только не упали, но и продолжили рост. Роль поддержки для них сыграли украинский кризис, девальвация рубля и благоприятная мировая конъюнктура.

Валовый сбор зерновых в сезоне-2013/14 был выше, чем в предыдущем — 92,4 млн т против 70,9 млн т, по данным Росстата. Средняя урожайность выросла с 18,3 ц/га до 22 ц/га. Благодаря достаточному сбору зерна появилась возможность нарастить его экспорт: по разным оценкам, годовой объем вывоза достигнет 24,5−26 млн т (см. статью на стр. 22). Внутреннее потребление прибавилось незначительно — с 64,4 млн т до 65,5 млн т. Увеличились запасы зерна. Согласно Росстату, к 1 апреля они были на 8,1% больше, чем на аналогичную дату 2013-го. Это позволило ценам удерживаться на приемлемом для производителей и потребителей уровне.

Относительно успешный сезон

Большинство опрошенных «Агроинвестором» экспертов и участников рынка считают, что подходящий к концу сезон был вполне благоприятным для производителей зерновых. И это несмотря на стресс-факторы — проблемы с уборкой урожая-2013, дожди в начале сезона, существенное ухудшение качества пшеницы в Поволжье и на Урале, перечисляет замес­титель директора департамента стратегического маркетинга «Русагротранса» Игорь Павенский. «Цифры говорят сами за себя: в засушливом 2012/13 сельхозгоду Россия произвела 37,72 млн т пшеницы, в этом — порядка 52 млн т», — сравнивает директор департамента управления активами инвесткомпании Intellectual Capital Роман Айбятов. В 2013 году особых проблем с погодой в России не было, а холода, вопреки опасениям, не повлияли на объем урожая, добавляет ведущий аналитик инвесткомпании Wild Bear Capital Виктор Неустроев.

Назвать этот сезон успешным для аграриев сложно, не соглашается президент Национального союза зернопроизводителей (НСЗ) Павел Скурихин. Дожди летом и осенью прошлого года привели к существенным потерям урожая и снижению его качества. В период посева озимых под урожай-2014 плохая погода не позволила выполнить план, в результате недосев составил 2 млн га, аргументирует он.

По мнению вице-президента инвесткомпании «Атон» Ивана Николаева, год был обычным: производство превысило потребление, излишки удалось экспортировать, а цены не опускались ниже предсказуемых сезонных значений.

«С точки зрения урожайности и цен год был для нас достаточно успешным», — оценивает гендиректор липецкой компании «Агробизнес» Александр Чил-Акопов. Гендиректор краснодарского «Прогресса» Александр Неженец рассказывает, что благодаря высокому уровню технологий и расположению хозяйства в хорошей природно-климатической зоне не было серьезных колебаний урожайности. «Планы по сбору агрокультур мы выполнили, а вот с ценовыми показателями не все получилось, — добавляет он. — В конце 2013 года кукуруза стоила всего 5 тыс. руб./т — несколько ниже наших расчетов».

Уборка урожая-2013 проходила в условиях переувлажненной почвы и нестабильного режима работы техники, поэтому себестоимость продукции значительно увеличилась, продолжает Скурихин. Также на ее повышение повлияли необходимость сушки зерна, его вынужденная транспортировка и хранение на сторонних элеваторах. «У большинства сельхозпроизводителей нет специализированных складских комп­лексов с сушильным и очистным оборудованием», — напоминает он.

Из-за затяжных дождей «Сибирский хлеб» (Новосибирская область) не смог полностью своевременно собрать урожай, а повышенная влажность помешала получить семена, сетует гендиректор компании Павел Миклухин. В таких условиях не везде сработала агрохимия, и в итоге издержки на нее были несколько выше, а эффект — ниже ожидаемого. «Также выросли затраты на ГСМ, и в результате себестоимость увеличилась на 25−30%", — подсчитывает он. Правда, принесли отдачу ранее вложенные инвестиции в сушильное оборудование: «Сибирский хлеб» вовремя подработал зерно и продал его по достаточно высокой цене. Пшеницу 3-го класса реализовали по $250/т, 5-го — по $230/т без НДС, поэтому в целом Миклухин считает уходящий сезон вполне нормальным для своего бизнеса.

«Агроко» благодаря запуску сушильного комплекса тоже смогла нивелировать негативное влияние погоды. «Сезон был успешным, хотя и несколько хуже по финансовым показателям, чем предыдущий, — комментирует гендиректор компании Алексей Иванов. — Это связано с изменением цен: многие агрокультуры подешевели больше чем на 50% по сравнению с 2012 годом. Но за счет повышения урожайности и того, что значительный объем зерна мы реализовали в первом квартале 2014 года дороже, чем осенью 2013-го, остались в плюсе».

Украинский фактор

По оценке Intellectual Capital, в этом сезоне выиграли производители, которые не экономили на хеджировании риска падения цен, снижавшихся с ноября по февраль, а продавали зерно позже. Средняя внутренняя цена на пшеницу уменьшилась не так значительно, как это могло быть — с 9,8 тыс. руб./т до 7,9 тыс. руб./т благодаря экспортной поддержке и проблемам с качеством зерна, сравнивает Павенский. «Несмотря на конец сезона, благодаря высокому экспорту, а во второй декаде мая — росту внутреннего спроса цены не только не падают, но и продолжают расти», — добавляет эксперт.

В центральных областях и в Поволжье ценовая конъюнктура складывалась исходя из потребности регионов в зерновых, при этом рынок был в основном растущим, отмечает Скурихин. В регулировании ценовой ситуации в Сибири сыграли роль закупочные интервенции. «С начала их действия в октябре прошлого года по февраль 2014-го в СФО отмечался повышательный тренд по ценам на зерновые. Также на их росте сказалось недостаточное предложение качественной продукции, — рассказывает президент НСЗ. — Несмотря на то, что по статистике валовый сбор зерна составил 16,8 млн т, уже с декабря прошлого года многие переработчики стали ощущать нехватку сырья и вынуждены были снизить загрузку производственных мощностей до 60−70%".

На ценообразование в экспортно ориентированных регионах и динамику внешних продаж влияла мировая цена. С ростом вывоза повышалась стоимость зерна на внутреннем рынке юга страны, что к осени 2013 года снизило активность экспортеров. Однако в 2014-м на фоне украинских событий и девальвации рубля отгрузки оживились. Неожиданный всплеск вывоза весной и значительный рост цен Павенский считает одной из особенностей сезона.
Из-за нестабильности на Украине ценовая ситуация в последние месяцы стремительно менялась: по словам Айбятова, мировые биржи активно реагируют на новые сообщения о столкновениях в стране. Украинский конфликт отчасти выгоден производителям зерна, поскольку может ослабеть конкуренция.

«Если до политического кризиса перспективы сельского хозяйства Украины были более-менее понятными, то сейчас возникла неопределенность, — рассуждает Николаев. — Кредиты там стоят порядка 50% годовых — это очень дорого, поэтому не исключено, что многие сельхозпроизводители могут пропустить посевную; адекватной и достоверной информации о ее ходе нет».

Эксперт говорит, что не удивится, если производство зерновых в этом году, а, возможно, и в ближайшие несколько лет снизится. Тогда сократятся возможности экспорта. В новом сезоне Украина, скорее всего, уменьшит свой экспортный потенциал по сравнению с высокой базой 2013/14 сельхозгода, когда вывоз достигнет 32 млн т, думает Павенский. Поскольку мы конкурируем с Украиной на рынках стран Cредиземноморского бассейна, спрос на российское зерно повысится, предполагает Николаев.

Неженец, напротив, уверен: несмотря ни на что, Украина сохранит свою нишу на мировом рынке, и серьезных колебаний в поставках зерна не будет. «Некоторое уменьшение возможно, но это не сильно повлияет на наши возможности экспорта, — настаивает он. — Я придерживаюсь мнения аналитиков, прогнозирующих, что в новом сезоне Россия вывезет порядка 26−28 млн т».

Последствия украинского кризиса пока не поддаются прогнозам, отмечает Айбятов. На его взгляд, все будет зависеть от того, какие санкции применят к России. Но, по его словам, уже сейчас крупные импортеры готовы переключаться на других поставщиков зерновых, опасаясь срыва сделок. «Помимо санкций, существует угроза украинских беспорядков, которые могут заблокировать работу портов и других ключевых звеньев производства и логистики сельхозпродукции», — добавляет Айбятов.

Неизвестно, каким будет третий пакет санкций, но по самому жесткому сценарию их могут применить к крупнейшим российским банкам, финансирующим экспортно-импортные операции, предполагает Николаев. «Если это случится, расчеты в долларах станут для них закрыты и придется либо быстро переориентировать финансовые потоки, на что вряд ли пойдут все наши экспортеры, либо рассчитываться в рублях», — комментирует он. Поэтому политическая ситуация влияет на производителей зерна двояко: конкурент ослабевает, но неясно, как санкции отразятся на отрасли, резюмирует эксперт.

«Впрочем, факт остается фактом: для жизни нужны энергоресурсы и продовольствие, и никакие санкции, ни чья бы то ни было политическая воля этого не изменят, — добавляет эксперт. — Переключиться с России на поставки из других стран, но из каких и по каким ценам? Думаю, в итоге будем как-то договариваться».

Как повлияет девальвация

Кроме политических факторов на российские цены и объем экспорта в уходящем сезоне традиционно влияла мировая конъюнктура. Во многом благодаря холодной зиме в США и ухудшению качества их пшеницы тренд тоже был повышательным. «Конкурентоспособность российского зерна на мировом
рынке выросла, и это позволило увеличить зарубежные поставки», — резюмирует Неустроев из Wild Bear Capital.

Россия производит очень качественную пшеницу, конкурировать с которой может разве что Украина и иногда США, отмечает Айбятов из Intellectual Capital. «В сезоне 2013/14 сильнейшее влияние на экспорт оказывал Египет, который является некой лакмусовой бумажкой мирового спроса и предложения, — рассказывает эксперт. — Несмотря на заявления чиновников этой страны о планируемой диверсификации рисков импорта, большинство египетских тендеров выиграли российские, украинские и румынские компании». Получая предложения из Северной Америки и черноморского региона по примерно одинаковой цене, Египет делал выбор в пользу более качественной черноморской пшеницы, добавляет он.

Динамику вывоза и цены во второй половине сезона также поддержало ослабление рубля — по мнению Неустроева, позитивно повлиявшее на сектор. Небольшая девальвация валюты страны-производителя — стимул для экспорта, поскольку долларовая выручка становится более выгодной в рублевом эквиваленте, соглашается Айбятов. «Думаю, что по итогам сезона экспортеры получат рентабельность 15−20% по EBITDA — вполне комфортный уровень», — оценивает Николаев из «Атона». Сибирь — пока не экспортный регион, но, по словам Миклухина из «Сибирского хлеба», благодаря девальвации и общим трендам вывоза местное зерно в этом сезоне по сути впервые стоило почти как в Новороссийске, хотя обычно оно на 30% дешевле. Также укреплению цены способствовал окончательный разрыв связей между производителями и переработчиками в регионе, добавляет он.

Негативное влияние девальвации аграрии могут ощутить скорее в новом сезоне — импортные средства производства и техника станут дороже. За последние 10 лет сельхозпроизводители попали в серьезную зависимость от зарубежных поставщиков, отмечает Скурихин, поэтому рост курса валют повлияет на себестоимость.

Для посевной под урожай 2014 года опрошенные «Агроинвестором» участники рынка заранее купили все необходимое, поэтому удорожания пока не заметили. «Цены этого года не влияют на наш бюджет», — говорит Чил-Акопов из «Агробизнеса». Иванов из «Агроко» отмечает некоторый рост цен на семена, хотя в целом девальвация не сказалась на затратах компании. «Мы производим экспортно ориентированную продукцию, поэтому в новом сезоне из-за девальвации ждем роста ее стоимости», — делится он.

Миклухин считает, что в новом сезоне из-за задержки бюджетных дотаций (в мае ему еще не выплатили прошлогодние субсидии), отсутствия оборотных денег и удорожания средств производства сельхозпроизводители будут максимально экономить на внесении удобрений, качественных химических обработках посевов, вряд ли станут инвестировать в покупку техники. Но, например, «Прогресс» в этом году планирует потратить на импортную технику 160 млн руб. — даже при росте ее рублевой цены. Неженец надеется компенсировать разницу при продаже зерна нового урожая по более высоким ценам.

Как и прежде, работу сельхозпроизводителей в этом сезоне осложняли недостаточно развитые инфраструктура и логистика. Поскольку 2013 год был дождливым, не хватало сушильных мощностей. В Сибири, по словам Миклухина, из-за отсутствия у большинства производителей новых комплексов для подработки зерна (старое оборудование требует ремонта/модернизации), многие аграрии потеряли не только семена, но не смогли сберечь и оставшийся урожай хотя бы в фуражном качестве. Существующая система хлебоприемных предприятий региона сконцентрирована в руках различных собственников, которые специализируются на хранении интервенционного фонда и поступление давальческого зерна считают крайне нежелательным из-за риска смешивания и возможности различных махинаций с госфондом, рассказывает он.

Также ощущалась нехватка грузового автотранс­порта и железнодорожных вагонов для перевозок зерна, притом, что тарифы существенно подорожали, сетует Чил-Акопов. Транспортно-логистические издержки в России на 40% выше, чем в других странах, сравнивает Скурихин из НСЗ. «К примеру, затраты на транспортировку зерна из Сибири и Урала в Поволжье могут превышать 2 тыс. руб./т», — оценивает он.

По словам Павенского, несмотря на высокий вывоз, рынок был обеспечен как постоянно растущими портовыми мощностями, так и вагонами. Более того, в некоторые месяцы мощности глубоководных портов простаивали, добавляет эксперт.

Перспективы для инвесторов

Несмотря на проблемы АПК, в том числе финансовые, и недостаточную эффективность сельхозпроизводства, сектор остается привлекательным для инвестиций, уверен Николаев. В особом приоритете именно производство растениеводческой продукции, спрос на которую обеспечивает как растущее животноводство, так и потребность в импорте зерновых со стороны развивающихся стран. Поэтому в ближайшие годы растениеводство будет прибавлять, считает эксперт. «На российскую сельхозпродукцию есть стабильный спрос на мировом рынке, а значит, компании могут использовать ослабление рубля в свою пользу, сокращая издержки. Кроме того, в будущем сезоне вероятен рост мировых цен на пшеницу во многом благодаря сокращению урожая в США. Поэтому зерновой сектор остается привлекательным для инвесторов», — соглашается Неустроев.

По мнению Скурихина, с 2008 года инвестирование в растениеводство сохранило привлекательность лишь для производителей зерна. «Но и их вложения — вынужденная мера, поскольку необходимо обновлять производственные фонды», — добавляет он. Вмес­те с тем за последние три-четыре года на АПК России стали обращать внимание инвесткомпании из стран Ближнего Востока, Восточной и Юго-Восточной Азии, которые реализуют свои программы продовольственной безопасности, продолжает Скурихин. «У России огромный природно-климатический потенциал, который не используется из-за финансовых и других причин. А иностранные инвесторы готовы вкладывать средства в отрасль», — говорит он.

Иванов считает, что западные инвесторы на фоне последних политических событий и тенденций сдержат свою активность и займут выжидательные позиции. «Больших новых проектов с длинными горизонтами, скорее всего, не будет. Краткосрочные, максимум среднесрочные стратегии кажутся более вероятными», — предполагает он.

В мае синоптики говорили о том, что лето-2014 с большой долей вероятности может повторить рекорды аномальной жары четырехлетней давности. Поэтому при инвестировании в производство зерна Айбятов советует внимательно отнестись к перспективе возможной засухи, выбрать устойчивые сорта и подумать о техническом оснащении угодий. «В случае засухи цены непременно взлетят, что позволит дополнительно заработать тем, кому удастся собрать хороший урожай», — отмечает он.

По словам Миклухина, в Сибири многие планируют сокращать посевы из-за недостаточного финансирования. «После прошлогодних ценовых горок у большинства инвесторов спекулятивные настроения: они хотят закупить зерно в уборку и продать его дороже, а вкладывать в производство у нас в регионе не желают из-за отсутствия внятных правил игры, которые еще и не соблюдаются, — делится он. — Исполнительная власть не обеспечивает своевременное и прозрачное распределение бюджетного финансирования, возврат НДС, соблюдение справедливого ценообразования и т. д.

Тарифы на услуги ХПП непрозрачные и необоснованные, формирование закупочных цен переработчиками тоже непонятно». Если у аграриев есть возможность инвестировать, то они будут это делать, уверен Иванов. Но, учитывая проблемы с ликвидностью в российском банковском секторе и ограниченные возможности фондироваться на западе, отрасль кредитуют крайне неохотно. «Если государство в очередной раз найдет возможность помочь аграриям, то какие-то инвестиции пойдут. Если сельское хозяйство будет финансироваться на коммерческой основе, то крайне сложно говорить о существенных вложениях, — рассуждает он. — Без господдержки крупные проекты вряд ли состоятся».

Пока не конкуренты
В этом сезоне Китай начал отказываться от закупок кукурузы в США из-за наличия в ней ГМО, замещая объемы поставками из Бразилии и Украины. По мнению Неустроева, Россия вполне может стать для Китая альтернативным поставщиком. «Но, конечно, мы никогда не сможем выйти на уровень США: сейчас они производят в 30 раз больше кукурузы, чем Россия. И благодаря совершенствованию технологий урожайность в США каждый год растет», — отмечает он. Объемы производства и экспорта кукурузы в России и США несопоставимы, соглашается Айбятов.
Несмотря на то, что Россия обладает значительным экспортным потенциалом не только по кукурузе, но и по другим агрокультурам, занять место США в поставках зерна в страны Азиатско-Тихоокеанского бассейна вряд ли получится, соглашается Скурихин. «Многие государства этого региона хотят диверсифицировать поставки продовольствия, поэтому речь может идти не о замене страны-экспортера, а лишь о расширении списка поставщиков, — предполагает он. — Но для этого, помимо прочего, необходимо на правительственном уровне договариваться о расширении торговых взаимоотношений».
Зато у России есть шанс нарастить поставки пшеницы в Китай, говорит Павенский. «Возможно, не в следующем сезоне, когда у него ожидается снижение импорта с 5 млн т до 3 млн т, но в перспективе высококачественная сибирская пшеница, уверен, будет пользоваться спросом на китайском рынке, — полагает эксперт. — Казахстан уже увеличивает поставки в этом направлении и в 2013/14 году вывезет более 300 тыс. т».
Комментарий
Пока перспективы следующего сезона выглядят весьма благоприятно. Цена нового урожая пшеницы находится на уровне $275 /т (год назад она снизилась до $250/т). Почти у всех наших конкурентов (за исключением Австралии и, возможно, Казахстана) ожидается уменьшение экспорта. При этом у России есть шанс приблизиться к рекордному вывозу сезона-2011/12 — 28 млн т. Это возможно за счет наращивания экспорта пшеницы и кукурузы. Поставки последней в этом сезоне достигнут 4 млн т, а в 2014/15 сельхозгоду могут превысить 4,5 млн т.
Невыгодно продают
Стратегия продаж у большинства сельхозпроизводителей не меняется последние лет пять. Высокая закредитованность и отсутствие оборотных средств не позволяют им получить заемное финансирование, поэтому реализация зерна начинается на этапе уборочной кампании. После формирования семенного фонда продают остатки продукции для снижения долговой нагрузки. По статистике, в этот период цены на зерно самые низкие. Если к концу календарного года остается зерно, его хранят в ожидании более благоприятной конъюнктуры. Таким образом, ценовые преференции получают трейдеры, приобретающие зерно у производителей по минимальным ценам.
Сколько зарабатывают
Рентабельность озимой пшеницы в следующем сезоне может быть на уровне 50% из-за снижения посевов, кукурузы — максимум 10−15%, думает Чил-Акопов из компании «Агробизнес». «В целом по зерновым реально выйти на 30%", — подсчитывает он. Примерно такую же маржу «Агробизнес» получил в этом сельхозгоду. «Сибирский хлеб», по словам Миклухина, имел около 75% на пшенице. «Это рентабельность продаж по валовой прибыли, — поясняет он. — Рентабельность сезонного производства закладываем на уровне 25% без учета амортизационных отчислений, в отчет же идут цифры за год — там рентабельность стремится к нулю». «Прогресс» получает маржу порядка 35%, но для эффективного развития компании нужно 40−50%, оценивает Неженец.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще