На грани нулевой маржи -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
На грани нулевой маржи
Людмила Малютина
Агроинвестор
октябрь 2014
Переработчики мяса в сырьевом дефолте
Фото: «МИРАТОРГ»

Точечные запреты импорта свинины с начала года, а с августа — эмбарго на ввоз мяса из Евросоюза и США ставят на грань выживания перерабатывающий сектор: резко подорожало сырье, составляющее 70% производственных затрат. Себестоимость продукции выросла на 30−70%, при этом отпускные цены получилось проиндексировать на 10−15%. По итогам года отрасль ждет в лучшем случае нулевая доходность, в худшем — начало волны банкротств и дефолтов.

Несмотря на рост производства мяса в стране, зависимость отечественных переработчиков от импортного сырья в последние годы сохранялась на довольно высоком уровне. В 2013-м доля ввоз­ной говядины достигала 35%, свинины — 26%, мяса птицы — 12%, перечисляет эксперт ИКАР Даниил Хотько. «Первый удар переработчики получили в конце января после запрета поставок из ЕС свинины и свиного шпика из-за распространения АЧС, — напоминает он. — Цены на последний увеличились почти в два раза.

После этого российские мясопереработчики стали активнее закупать фарш из мяса птицы (мясо механической обвалки): в отдельных рецептурах он является субститутом шпика». Вторым ударом по отрасли стало введение эмбарго на ввоз всех видов мяса из США и стран Евросоюза — основного поставщика куриного фарша.

Теряют маржу

В первую очередь переработчики ощутили дефицит свинины и шпика, говорит аналитик информационно-аналитического агентства «ИМИТ» Сергей Чернышов. Однако постепенно они переходят на альтернативное сырье, в частности, мясо птицы. Импорт говядины остается на стабильно высоком уровне, поскольку из стран, подпавших под эмбарго, ввозили всего 10%.

Остальной объем Россия традиционно поставляет из стран Южной Америки: Бразилии, Парагвая, Уругвая, Аргентины. Это позволяет российским переработчикам не сильно зависеть от отечественного рынка мяса КРС, отмечает Даниил Хотько. По птице и свинине мясокомбинатам пришлось переориентироваться на отечественное сырье, подорожавшее из-за возросшего спроса.

Главная проблема мясоперерабатывающих предприятий — отсутствие сырья по ценам, позволяющим сохранять прежнюю норму прибыльности, подтверждает Чернышов. «Особенно это касается мелких предприятий, некоторые из них уже сегодня готовятся к банкротству, либо поглощению крупными игроками», — знает он. По его словам, запрет на поставку мяса из-за рубежа уже существенно отразился на рентабельности сектора.

Хотько тоже считает, что из-за удорожания сырья можно однозначно говорить о снижении прибыльности мясопереработки в текущем году как минимум по сравнению с 2013-м. Тогда средняя маржа была на уровне 5−6%, у больших компаний она достигала 10−11%. Сейчас доходность может быть нулевой, оценивает эксперт.

Крупные комбинаты смогут показать 3−4% (все цифры по EBITDA). Другая причина недополучения прибыли — снижение потребительской активности и покупательской способности населения, добавляет Хотько.

Переработчикам придется перенастраивать производство, на это уйдет несколько месяцев, говорит руководитель аналитического центра Corypaev Consultancy Валентин Корыпаев. «Чтобы выживать в новых экономических условиях, они будут вынуждены поднимать цены, но это очень трудно, так как есть обязательства перед ритейлом, — рассказывает эксперт. — Торговые сети, как правило, отказываются учитывать повышение цен на мясо и готовую продукцию из-за усиленного контроля со стороны государства». В такой ситуации рентабельность переработчиков неизбежно ухудшится, солидарен он.

Себестоимость производства разных видов продуктов в этом году для переработчиков выросла на 30−70%, оценивает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. При этом повысить отпускные цены для розницы удалось только на 10−15%. Отдельные позиции стали вообще нерентабельными, добавляет эксперт.

Цены растут

По оценке «ИМИТ», дефицит мяса, возникший из-за запрета импорта, в первом полугодии составил около 7−10%. В январе-сентябре этот показатель может превысить 15%, прогнозирует Чернышов: отечественные компании не могут за короткий срок нарастить нужные объемы. Совокупный прирост производства свинины и мяса птицы по итогам года может достичь 400 тыс. т. «Но общие ресурсы мяса (включая импорт) в 2014 году будут ниже, чем в 2013-м, примерно на 5−6%", — сравнивает Юшин.

После введения эмбарго цены на свинину достигли своего исторического максимума. К примеру, полутуши подорожали на 55% к прошлому году, до 190 руб./ кг. Цены мяса птицы в последние несколько месяцев также демонстрируют непрерывный рост, говорит Чернышов. В течение первых двух недель после публикации перечня запрещенных к ввозу продуктов цены на свинину прибавили от 5% до 25%, примерно так же подорожала птица, оценивает Юшин.

Однако в начале октября, после того как цены уперлись в потолок покупательской способности, начался быстрый откат. С пиковых значений сентября к концу первой декады октября оптовые цены на свиные полутуши упали на 15−17%, продолжает эксперт. «Тем не менее если работать на легальном качественном, а не контрабандном сырье, то практически нерентабельным стало производство всей группы вареных колбас, сосисок и проч.», — добавляет он.

Единственная страна, которая в некоторой степени может нивелировать дефицит, — Бразилия, считает Чернышов. Однако экспортные цены бразильских предприятий в последнее время также на рекордных уровнях. Если до введения Россией эмбарго они составляли около $4,2/кг, то после увеличились до $4,6/кг. Год назад свинина стоила $2,6/кг.

Импортерам мяса придется переориентироваться на других поставщиков, например, Мексику, Чили, Бразилию. Но потенциальные партнеры предлагают гораздо более высокие цены, чем прежде во взаимоотношениях с Европой, соглашается Корыпаев. «Вряд ли отечественные переработчики могут надеяться на улучшение ситуации на сырьевом рынке», — констатирует Чернышов.

На резкое удорожание мяса в странах-экспортерах, в частности Южной Америке, цены выросли на десятки процентов — повлиял и высокий спрос на мировом рынке, и внутренний, поясняет Юшин. «Например, говядину в этом году активно импортируют США, — комментирует эксперт. — Сокращение предложения из Бразилии также связано с узким кругом предприятий-экспортеров, которые могут в полной мере выполнять строгие санитарно-ветеринарные нормы и требования Таможенного союза».

Формированию «специальных» цен для России способствует и высокая концентрация производств, которые сосредоточены в руках всего нескольких транснациональных компаний.

Холдингам проще

Особенно остро влияние ограничений на ввоз импортного мяса ощутили переработчики, у которых нет собственного животноводческого подразделения. Мясокомбинаты рискуют столкнуться с падением объемов выпуска готовой продукции, если не смогут свое­временно в полном объеме получать необходимое сырье, считает Юшин.

Чтобы этого не произошло, некоторые предприятия рассматривают вопрос расширения производства мяса-сырья либо его создания. «Возникла реальная потребность по возможности переходить на самообеспечение сырьем, чтобы снизить зависимость от внешних факторов, — поясняет эксперт. — Те компании, у которых есть свое мясо («Черкизово», «Останкино», «Мортадель», «Талина» и др.), чувствуют себя более защищенными».

«Черкизово» не испытывает дефицита сырья, подтверждает представитель холдинга Александр Костиков. Группа производит более 340 тыс. т птицы и свыше 150 тыс. т свинины в год, значительная часть мяса для производства колбасных изделий поступает с собственных ферм компании. Правда, после закрытия по ветеринарным причинам импорта из ЕС были некоторые трудности со шпиком, признает Костиков, но «Черкизово» довольно быстро смогла найти альтернативу.

Не увидели особых проблем в работе после введения продовольственного эмбарго и в компании «Марр Руссия». Ее гендиректор Игорь Старостенко утверждает, что его комбинату хватает сырья для переработки, хотя объемы привозного мяса сократились на 6%. Ранее 76% сырья ввозили из Южной Америки и Европы, 24% закупали на внутреннем рынке.

Сейчас импорта осталось 70%, отечественного мяса стало 30%. «Качество и ассортимент отечественного сырья нас вполне удовлетворяют, — отмечает Старостенко. — Выросшие на 5−15% цены поставщиков, естественно, поднимут себестоимость готовой продукции. Однако говорить об убытках или крайне низкой рентабельности до того, как закончится календарный год, преждевременно».

Тем не менее многие заводы оказались в зоне убыточности, настаивает президент Мясного союза России Мушег Мамиконян. В нынешних условиях из-за необходимости сдерживания розничных цен для населения компенсировать рост себестоимости в мясопереработке практически невозможно, считает он.

Комбинаты, которые входят в вертикально интегрированные холдинги, в более выигрышном положении: владельцы могут финансировать их за счет высокой маржи в свино- и птицеводстве. «Хотя понятно, что это не рыночный метод, и, если ситуация не изменится, то в среднесрочной перспективе она будет негативно влиять на весь мясной сектор», — думает Мамиконян.

Предприятия с замкнутым циклом производства в некоторой степени могут хеджировать риски, связанные с ростом цен на сырье, соглашается Чернышов. Для них дефицит мяса будет менее ощутим, но все же это снизит показатели эффективности, добавляет он.

Справимся сами?

Эмбарго на ввоз мяса в Россию не приведет к его дефициту, а наоборот, позволит максимально развить отечественное производство и получить высококачественный экологичный продукт, уверена начальник отдела технологии и переработки мяса компании «Ясные зори» («Белгранкорм») Наталья Семикопенко.

«Еще в 2000 году в мировом рейтинге Россия занимала 20 мес­то по производству мяса птицы, а по итогам прошлого года — уже четвертое после США, Китая и Бразилии, — отмечает она. — Я думаю, мы в состоянии полностью обеспечить себя сырьем». С ней соглашается Игорь Старостенко: «Чтобы улучшить сложившуюся ситуацию, в первую очередь, необходимо развивать отечественное производство мяса».

Обеспечить страну мясом — вполне посильная задача, убежден руководитель компании «Кореновское» (Краснодарский край, производит свинину и говядину), Александр Команов. «Мы стараемся ежегодно на 15−20% наращивать объемы, а сейчас вслед за возросшим спросом тем более будем вкладывать в наращивание мощностей, — делится он. — Продолжим расширять стадо КРС (на 100−200 животных в год), с 5 тыс. до 9,6 тыс. увеличим количество поросят». В следующем году компания хочет инвестировать в реконструкцию корпусов и еще в два раза повысить производство свинины.

«Белгранком» в 2015 году тоже планирует увеличивать объемы производства. «Вырастем в полтора раза (в 2013-м было 32 тыс. т в живом весе), но это никак не связано с санкциями, проект был запланирован в бюджете компании еще в прошлом году», — уточняет Наталья Семикопенко.

Правда, сейчас продажи мяса-сырья в холдинге не растут: количество покупателей-переработчиков осталось прежним, равно как и объемы отгружаемой им свинины. Но повышаются продажи мяса в потребительской упаковке. «За последний год в этом сегменте мы прибавили 38%, что говорит об увеличении спроса со стороны розницы», — заключает она.

Если мы хотим, чтобы отечественная мясоперерабатывающая промышленность развивалась, не снижались объемы рынка, продукция была качественной и по привлекательной цене, то единственный реальный выход — развитие собственного производства сырья, убежден Юшин. «Если рынок мяса останется в нынешнем состоянии, то постепенно будет происходить замещение импорта внутренним производством при стабильно высоких уровнях цен на мясо», — говорит Даниил Хотько.

Избегают переработчиков
«Дантон-Птицепром» производит 24 тыс. т в год мяса птицы и, по словам гендиректора Бориса Алексеева, стратегически избегает реализации продукции мясокомбинатам. «Мы ориентированы на собственную глубокую переработку и прямые продажи в розничные сети и магазины», — подчеркивает руководитель.
Написали Путину
В сентябре переработчики написали открытое письмо президенту страны. В нем говорится, что производители свинины и мяса птицы со дня введения эмбарго на ввоз продовольствия (6 августа) подняли отпускные цены на 12−14%. С учетом более ранних подорожаний в этом году рост составил 62−67%.

При этом крупные торговые сети «заморозили» процессы принятия новых цен на колбасные изделия и другие продукты переработки мяса, придерживаясь рекомендаций правительства. И без того высокая себестоимость резко возросла, предприятиям грозят серьезные убытки, пишут они. Это приведет к банкротствам, сокращению доходов бюджетов и социальной напряженности, предупреждают переработчики и просят не допустить «дефолт мясоперерабатывающей отрасли».
Перейти на птицу?
Мушег Мамиконян, президент Мясного союза России
Для наименее болезненного выхода из создавшегося положения мы предлагаем более интенсивно развивать птицеводство. Это самый короткий и эффективный путь замещения импорта.

Для полного отказа от ввоза птицы нужно дополнительно производить 500 тыс. т продукции, что легко можно сделать за два года. А учитывая себестоимость производства бройлеров, розничные цены и отличные потребительские качества, следует поставить задачу нарастить производство на 1 млн т за три года. Это позволит сократить импортные поставки свинины и говядины.

Чтобы полностью отказаться от ввоза свинины, необходимо дополнительно произвести около 800 тыс. т этого вида мяса, что довольно капиталоемко, хотя и вполне осуществимо за четыре-пять лет. А для отказа от импорта говядины нужно произвести около 700 тыс. т продукции, на это потребуется около восьми-десяти лет и гораздо более значительные инвестиции.

Также необходимо пересмотреть рецептуры, ассортиментную и ценовую политику колбасного производства. Нужно обратить внимание на пока второстепенные, но потенциально значимые категории товаров, а также на «межот­раслевые» продукты — полностью готовые к употреблению мясные изделия. Например, почти все кафе и рестораны предлагают салат «Цезарь» с курицей, но при этом готовые кусочки филе птицы для этого блюда в стране полукустарно производят всего одно-два предприятия. Также мясокомбинаты практически не выпускают цыплят-табака, чахохбили, гриль и т. п.
Показать еще
Рекомендации
Реклама