Плата за лидерство -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Плата за лидерство
Людмила Малютина
Агроинвестор
14 января 2015
Войдет ли Россия в тройку крупнейших мировых экспортеров пшеницы
Фото: Легион-Медиа

Сейчас Россия уверенно занимает место в топ-5, а к 2023 году сможет стать одним из трех мировых лидеров. Однако и в этом сезоне страна
будет третьей на глобальном рынке пшеницы — для этого нужно вывезти 23 млн т.

В завершившемся году ФАО опубликовала прогноз развития сельского хозяйства в мире на 2014−2023 годы, подготовленный совместно с Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В нем говорится, что Россия сможет стать третьим в мире экспортером пшеницы, увеличив долю мирового рынка с 10% в 2011—2013 годы до 14% к 2023-му.

По расчетам международных экспертов, страна будет вывозить около 22 млн т, лишь на 0,3 млн т отстав от Канады. Но уже в этом сельхозгоду показатель экспорта может оказаться выше. За первые пять месяцев сезона-2014/15 (июль-июнь) за рубеж было поставлено около 15 млн т пшеницы.

Третьи или четвертые?

По оценке «Русагротранса», потенциал вывоза пшеницы и муки из России в текущем сезоне составляет около 23,5 млн т. За июль-ноябрь 2014 года было экспортировано примерно 14,4 млн т или 61% от прогнозируемого объема, рассказывает замдиректора департамента стратегического маркетинга по аграрным рынкам и тарифной политике компании Игорь Павенский. По его мнению, Россия по итогам сезона вполне может занять третье место среди стран-экспортеров после ЕС и США.

Вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут соглашается с Павенским. «В 2011/12 сельхозгоду мы уже входили в тройку мировых лидеров по объемам экспорта пшеницы, поставив на мировой рынок 21,4 млн т, при общем объеме вывоза зерна на уровне 26,7 млн т, — напоминает он. — И сейчас у нас достаточно хорошая позиция для того, чтобы снова занять высокое место по экспорту этой агрокультуры». При сборе 104 млн т урожая зерновых ничто не мешает достичь таких объемов, причем без ущерба для внутреннего рынка.

По оценке Корбута, в этом сезоне Россия может экспортировать 23−24 млн т пшеницы. На начало декабря было отгружено уже 18,5 млн т всех видов зерна, и до конца года предполагалось вывезти еще около 2 млн т, говорил он.

Руководитель сельскохозяйственного департамента «СЖС Восток Лимитед» Сергей Державин менее оптимистичен. При общей оценке экспорта зерна
в 31 млн т вывоз пшеницы хотя и превысит отметку 20 млн т, но это вовсе не значит, что в рейтинге стран-экспортеров Россия станет третьей. «В нынешних условиях загадывать что-то более чем на два-три месяца вперед очень опрометчиво», — комментирует он.

Россия наверняка сможет экспортировать 22,8 млн т пшеницы, уверен ведущий эксперт ИКАР Евгений Зайцев, но при условии, что в течение сезона не будут введены какие-либо ограничения на вывоз. Варианты барьеров уже рассматриваются в Минсельхозе из-за стабильного и уверенного роста внутренних цен, отмечал Зайцев в декабре.

Поэтому рано оценивать, какое место страна займет к концу текущего сельхозгода, считает он. «В борьбе за третье место мы соперничаем с Канадой, которая в этом сезоне может поставить на мировые рынки до 23 млн т пшеницы, — рассказывает эксперт. — От того, как изменятся темпы вывоза во второй половине сезона-2014/15 и начнет ли использоваться политика сдерживания экспорта, будет зависеть, на какое место Россия сможет рассчитывать. Но по крайней мере в четверку крупнейших поставщиков мы все-таки вой­дем».

Неважно, какое место займет Россия, убежден Корбут. «Главное не конкретное место в тройке, а то, что мы хотим получить в этой ситуации, — поясняет он. — А мы хотим, чтобы доходы сельхозпроизводителей повысились за счет экспорта и чтобы это позволило им начать масштабный процесс модернизации, расширения посевов и активного применения современных технологий».

Зайцев соглашается, что место России в списке не принципиально. По его мнению, гораздо важнее само количество — абсолютный объем вывезенного зерна. А он, при прочих равных, будет немаленьким.

«Страна сейчас находится в такой позиции, что способна формировать рынок и серьезно влиять на него, — продолжает эксперт. — Примером может служить декабрьское заявление главы агроведомства Николая Федорова о том, что Минсельхоз будет рассматривать все варианты сдерживания экспорта зерна, кроме эмбарго». Эта новость в течение следующих двух суток подняла биржевые цены на пшеницу в Чикаго
и Париже на $6−12/т, знает Зайцев.

Кто покупает

По данным РЗС, сейчас отечественную пшеницу покупают 110 стран мира. Два ключевых рынка — Египет и Турция. Только за первые пять месяцев сезона им поставили 2,4 млн т и 2,8 млн т. Турция в этом сельхозгоду увеличила объемы закупок российской пшеницы на 1 млн т, а Египет — на 700 тыс. т, добавляет Павенский.

Правда, последний, несмотря на рост объемов, в текущем сезоне по-прежнему отдает предпочтение более дешевой и менее качественной пшенице из Евросоюза и Украины, отмечает эксперт. Есть постоянные па­ртнеры, которые покупают не столь значительные пар­­тии российского зерна, но регулярно: Израиль, Йемен, Саудовская Аравия и другие, перечисляет Александр Корбут.

Кроме того, отмечает Павенский, из-за уменьшения поставок из Казахстана в тройку крупнейших импортеров отечественной пшеницы с четвертой строчки переместился Иран, а его место занял Азербайджан, который в прошлом сезоне был пятым по объемам закупок.

Мексика поднялась с 19-й на 10-ю строку: по сравнению с июлем-ноябрем 2013 года страна увеличила ввоз в два раза до 0,37 млн т. «Это стало возможным благодаря росту конкурентоспособности российской пшеницы в этом регионе по отношению к американской за счет низкого фрахта и высокого качества зерна», — поясняет Павенский. В середине декабря цена российской пшеницы составляла $257/т (FOB).

Сами экспортеры опасаются, что во второй половине сезона могут возникнуть некоторые трудности с вывозом зерна на фоне сложившейся макроэкономической и политической ситуации в стране. Может помешать и неустойчивая погода, которая тормозит навигацию. Есть и другие обстоятельства.

Например, по словам президента ростовской компании «Агро-Тема» (трейдер зерна) Керима Темукуева, с начала декабря в порту Азов ограничен вход кораблей с иностранными флагами. «Возможно, это фактический ответ России на западные санкции, и в то же время — попытка немного ограничить объемы экспорта, — предполагает он. — Аналогичная ситуация наблюдается и в Ростове-на-Дону. А ведь прежде в эти порты заходило немало таких судов».

Но, несмотря на некоторые ограничения в работе, Темукуев признает, что объемы вывоза у его компании в этом сельхозгоду выросли. Особенно хорошим спросом у зарубежных партнеров пользуется твердая и белозерная пшеница. «Поставки только пшеницы твердых сортов уже превысили 25 тыс. т, — уточняет он. — В прошлом году такого спроса на эту агрокультуру не наблюдалось».

Увеличились объемы экспорта и у «Смарт Агротех» (Воронежская область), которая специализируется на узком сегменте рынка — нишевых зерновых (например, пшенице сорта «спельта») и масличных агрокультурах. «У нас узкий специфичный рынок, но тем не менее в этом году нам удалось экспортировать в два-три раза большие объемы, чем в сезоне-2013/14, — сравнивает гендиректор компании Павел Болгов. — Отчасти помогло то, что появились новые партнеры: мы вышли на азиатский рынок (Таиланд, Китай, Япония), хотя и поставки в Европу остались на прежнем уровне».

Павенский отмечает, что в текущем сезоне появилось крайне необычное направление экспорта пшеницы — в Казахстан, где в 2014 году упал валовый сбор зерна и снизилось его качество. «Сейчас в эту страну автотранспортом активно вывозится пшеница из регионов Сибири и Урала, тогда как прежде всегда происходило наоборот», — рассказывает эксперт. По итогам этого сельхозгода поставки в Казахстан могут достигнуть нескольких сотен тысяч тонн. Кроме того, с сокращением экспорта казахстанской пшеницы и муки в Киргизию и Узбекистан Россия впервые за долгое время может выйти и на эти рынки, обращает внимание Павенский.

Однако опрошенные «Агроинвестором» сельхозпроизводители не отмечают существенного увеличения спроса на зерно для поставок за рубеж. «Традиционно продажи нашего урожая распределялись в равной пропорции: 50% пшеницы шло на внутренний рынок, 50% — на внешний, — комментирует гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец. — Но в этом году при высоком спросе на внешнем рынке увеличилось потреб­ление зерна и внутри страны, поэтому соотношение изменилось на 70% к 30%". Иностранные покупатели пшеницы у агрофирмы — Турция, Египет и Израиль.

Гендиректор компании «Агроко» (Белгородская область) Алексей Иванов не заметил никакого всплеска интереса со стороны зарубежных компаний. «Мы ежегодно экспортируем 20−30 тыс. т пшеницы в Турцию, Египет и Ливию, — говорит он. — В нынешнем сезоне объемы поставок не изменились, равно как и список партнеров». Главный покупатель компании — Турция, в эту страну уходит 70% объемов внешних продаж пшеницы.

Запасов должно хватить

С ростом курса валют повышается привлекательность товаров, ориентированных на экспорт, что дает дополнительную прибыль их производителям. Так, в течение ноября-декабря в условиях девальвации рубля цены на зерно внутри страны выросли на 30−40%.

В частности, в Белгородской области пшеница подорожала с 5−6 тыс. руб./т до 10 тыс. руб./т, приводит данные Иванов. По словам гендиректора «Зерноторговой компании» (входит в «Иволга-Холдинг») Александра Арцибашева, в порту пшеница 3 класса в начале декабря стоила 13 тыс. руб./т. «И не исключено, что цена дойдет до 15 тыс. руб./т, если рубль продолжит падение», — говорил он.

Цены на пшеницу на внешнем и внутреннем рынках очень близки, отмечает Александр Неженец. «Внутренний рынок юга обычно ориентируется на ту цену, которую мы можем получить в Новороссийске, — уточняет он. — Нас такая ситуация полностью устраивает: мы покрываем издержки на производство. Наибольший заработок можно получить, если удается придерживать зерно и продавать его в н­о­­­я­­б­ре и позже».

Чем ниже курс рубля, тем больше сельхозпродукции мы можем экспортировать, говорит Болгов: когда рубль слабеет, российская пшеница становится более конкурентоспособной на мировом рынке. Сейчас существенная девальвация национальной валюты дает импульс для увеличения вывоза не только пшеницы, но и другой агропродукции, уверен трейдер.

Рост экспортных цен поддерживает и информация о плохом состоянии озимых в России, а также прогнозы снижения урожая в 2015 году, добавляет
Павенский. «При этом за счет более высокого качества российская пшеница продается с существенной (около $15/т) премией по отношению к французской, тогда как в предыдущие сезоны российские экспортеры обычно вынуждены были демпинговать, чтобы расширить свое присутствие на мировом рынке», — рассказывает он. Вместе со снижением курса рубля это позволяет экспортерам получать дополнительную доходность от 0,5 тыс. руб./т до 1,3 тыс. руб./т, но в основном за счет возврата НДС.

Арцибашев напоминает, что объем урожая, полученного в 2014 году, позволяет безболезненно для внутреннего рынка экспортировать максимум
30 млн т всех видов зерновых. «Если вывезти больше, то весной может произойти еще более резкий рост цен на зерно, что негативно скажется на всех смежных отраслях агробизнеса от животноводства до мукомольной промышленности, — предупреждает он. — А вслед за производителями мяса, молока и хлебобулочных изделий пострадают конечные потребители».

Имеющихся в стране запасов зерна хватит для внутреннего потребления, уверен Зайцев. «При экспорте пшеницы до 23 млн т нет ничего страшного для сбалансированного перехода в следующий сезон, — оценивает он. — А с учетом возможного снижения текущей оценки вывоза из-за непрозрачных перспектив российского зерна на мировом рынке, запасы, скорее всего, останутся на уровне выше среднего». По оценке ИКАР, конечные запасы пшеницы по итогам сезона составят 6−8 млн т в зависимости от дальнейшего развития ситуации с экспортом.

Однако стоит помнить, что пока совсем неясно, какой урожай будет в следующем сезоне, так как состояние озимых можно трактовать двояко, добавляет
Зайцев. «Опасения, что возникнет дефицит зерна для внутреннего потребления, вполне понятны, так как в условиях девальвации рубля сельхозпроизводители предпочитают придерживать товар, чтобы избежать финансовых рисков, поэтому предложение на свободном рынке крайне ограничено», — заключает он.

Негласное эмбарго?
В середине декабря Россельхознадзор перестал выдавать необходимые для вывоза зерна фитосанитарные сертификаты. Об этом Национальная ассоциация экспортеров сельхозпродукции (НАЭСП) сообщила в письме к вице-премьеру Аркадию Дворковичу. По информации ассоциации,
подразделения Россельхознадзора в ряде ориентированных на экспорт регионов получили указание избирательно подходить к выдаче сертификатов. Это не что иное, как скрытая форма антирыночного государственного регулирования вывоза зерна, что, ко всему прочему, вредит имиджу страны, говорится в письме. Если государство в лице Россельхознадзора закрывает поставки, то это подразумевает якобы плохое качество российской продукции. НАЭСП попросила вице-премьера еще раз рассмотреть вопрос целесообразности введения ограничений на экспорт.

Чуть позже Дворкович дал распоряжение правительству подготовить проект постановления по введению экспортных пошлин на зерно. «Введение такой пошлины — юридическое оформление того, что и так уже де-факто произошло, —прокомментировал «Агроинвестору» президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. — Любая пошлина теперь будет заградительной, а аграриям дан самый плохой сигнал — сеять не нужно, потому что продавать все равно не дадут».
Показать еще
Рекомендации
Реклама