Выбор редактора

Минсельхоз планирует создать координирующий орган по поддержке экспорта агропродукции. В него могут войти представители различных ведомств, в том числе МИДа и торговых представительств, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на главу министерства Александра Ткачев. По его словам, Россия годами упускала возможность завоевания экспортных рынков, и ниши, на которые она может претендовать в других странах, заняты как собственными производителями, так и импортерами. Ранее Ткачев отмечал, что будущее АПК за внешней торговлей не только зерном, но и мясом, а также продуктами переработки.

По данным ФТС, в 2014 году вывоз сельхозсырья и продовольствия увеличился на 16,7% относительно 2013-го — с $16,2 млрд до $18,9 млрд. Для сравнения, экспорт вооружения в прошлом году составил лишь около $15,5 млрд. Доля поставок продовольствия в общем объеме вывоза выросла с 1,6% в 2000 году до 3,8% в 2014-м. Согласно Росстату, в марте в общем объеме поставок российского сельхозсырья и продовольствия 58% пришлось на долю зерна, 21% — на рыбу, 16% — на растительное масло. Несмотря на то, что по оценке Минсельхоза, в прошлом году экспорт мясной продукции вырос на 15,4% до 135 тыс. т, пока это не существенные результаты.

Самообеспеченность страны мясом бройлера фактически уже достигнута: доля импорта в 2014 году была всего около 10%, а значит, есть перспективы для расширения поставок продукции на внешние рынки. С учетом предполагаемого запуска заявленных инвестпроектов по производству бройлера, индейки, гуся и утки, объем производства мяса птицы за этот год увеличится почти на 9%, а за два года — на 17%, оценивает ведущий аналитик информационно-аналитического агентства ИМИТ Любовь Бурдиенко. «Прибавку в 200 тыс. т рынок, наверное, еще съест, а вот 400−500 тыс. т — уже вряд ли», — считает независимый бизнес-консультант по птицеводству Валентин Корыпаев. Как только начнут образовываться остатки, которые станет невозможно реализовать в течение трех месяцев, причем такая ситуация будет у подавляющего большинства компаний, им придется выходить на внешний рынок, добавляет он.

По словам Корыпаева, после падения курса национальной валюты, теоретически, наши птицеводческие предприятия могли бы конкурировать в цене с иностранными: производственные издержки отечественных компаний более-менее сравнялись с показателями США и Бразилии. «По планам Минсельхоза, к 2020 году экспорт мяса птицы должен достичь 400 тыс. т, но чтобы компании начали поставлять продукцию на внешний рынок, их себестоимость должна остаться хотя бы на нынешнем уровне или уменьшиться», — уточняет эксперт.

Компании всегда стремятся на внешний рынок, и обычно экспортные продажи доходнее внутренних, прокомментировала «Агроинвестору» замначальника Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. «В условиях снижения курса рубля конкурентоспособность мясного сектора выросла, но, например, цены на свинину в России перестали быть максимальными среди основных стран мира лишь на короткий период января-февраля 2015 года», — добавляет она. Относительно высокую стоимость мяса внутри страны поддерживает протекционизм государства, при таком положении дел экспорт интересен лишь тем компаниям, которые ориентированы на рост производства, остальным более высокий доход приносят продажи на отечественном рынке, резюмирует эксперт.

Несмотря на снижение курса рубля, у нас далеко не самая дешевая в мире курица, обращает внимание директор по коммерческой и маркетинговой стратегии группы «Черкизово» Андрей Хижняк. «В первом квартале этого года в Бразилии — основном производителе и экспортере мяса бройлера и свинины — ослаб реал, так что птица там тоже подешевела: с $1,5/кг до $1,1/кг, — говорит он. — В России тушка в опте стоит около $1,7/кг».

Если бы сейчас России было выгодно продавать мясо на внешний рынок, то все давно бы его экспортировали, отмечает Хижняк. «Пока выдержать ценовую конкуренцию ни по птице, ни по свинине невозможно. Но если отечественное сельское хозяйство продолжит развиваться как сейчас, то перспективы экспорта мяса неотвратимы, поскольку производство превысит уровень внутреннего потребления», — делает вывод он. Правда, для выхода на зарубежные рынки нужно еще развивать инфраструктуру и логистику, чтобы дешевый продукт не дорожал в разы в процессе транспортировки.

«Черкизово» ищет партнеров и внешние рынки сбыта, говорит Хижняк, но признает, что пока экспорт менее привлекателен, чем внутренние продажи. Он считает, что потенциальным поставщикам мяса могло бы помочь государство — в частности, с получением сертификатов. «Поддержка экспорта — от упрощения процедур до развития национальных брендов — всегда правильная стратегия для стран — крупных производителей и экспортеров продовольствия», — добавляет Дарья Снитко.