По оперативным данным ФТС, на 17 июня экспорт зерна из России составил свыше 29,6 млн т — на 4,5 млн т больше, чем за аналогичный период сезона-2013/14. После отмены экспортной пошлины на пшеницу за рубеж поставлено 1,65 млн т зерна.

По итогам текущего сельхозгода экспорт составит около 30 млн т, говорит президент Национальной ассоциации экспортеров сельхозпродукции (НАЭСП) Сергей Балан. Однако оценить перспективы нового сезона эксперт затрудняется из-за введения с 1 июля новой таможенной пошлины. Она составит 50% минус 5,5 тыс. руб./т, но не менее 50 руб./т. При цене зерна в диапазоне от 11 тыс. руб./т до 13 тыс. руб./т пошлина будет носить фискальный характер. При превышении этого ценового уровня ставка будет оказывать регулирующее воздействие на рынок. Если курс доллара будет ниже 60 руб., то пошлина не будет влиять ни на экспорт, ни на ценообразование внутри страны, ранее отмечал министр сельского хозяйства Александр Ткачева.

Балан придерживается другого мнения. «В конечном итоге, любая пошлина, которая вводится для ограничения вывоза, бьет по аграриям, поскольку у экспортеров появляются дополнительные риски, которые они закладывают в стоимость — снижают закупочные цены», — пояснил он «Агроинвестору». По словам Балана, из-за прежней пошлины на пшеницу, действовавшей с 1 февраля по 15 мая, сельхозпроизводители потеряли 20−25 млрд руб. При этом, по его мнению, предыдущая фиксированная пошлина была понятнее. Заключив контракт сегодня, экспортер не знает, как изменятся курсы валют и мировые цены к сентябрю и сколько ему придется заплатить. «Сейчас компании контрактуют зерно с маржой $3−5/т, но к моменту вывоза она может превратиться в убыток $5−10/т», — комментирует Балан.

Это приводит к тому, что экспортеры опасаются заключать фьючерсные контракты, что в итоге может снизить объемы вывоза зерна, продолжает он. Если на внутреннем рынке предложение существенно превысит спрос, то небольшие сельхозпредприятия начнут разоряться, учитывая кредитную нагрузку и рост операционных затрат из-за удорожания средств производства. Многие аграрии могут решить, что выращивать пшеницу невыгодно, станут сокращать посевы и уходить в другие ниши. «Мы рискуем получить аргентинский вариант: три года назад в Аргентине ввели экспортную пошлину, и страна ушла с мирового рынка, хотя была одним из ведущих экспортеров пшеницы, — рассказывает Балан. — Не исключено, что в новом сезоне им придется импортировать зерно».

НАЭСП выступала и выступает против любых видов госрегулирования зернового рынка, подчеркивает он, это допустимо только в случае катастрофической ситуации: очень плохого урожая из-за засухи, наводнений и т. п. «В таком случае понятным и прозрачным решением правительства может быть полный запрет экспорта», — считает Балан.

В ближайшее время новая пошлина вряд ли значительно повлияет на объем посевов из-за ряда ограничений, специфичных для сельского хозяйства, считает руководитель практики по работе с компаниями сельскохозяйственного сектора КПМГ (KPMG) в России и СНГ Виталий Шеремет. Но в средне- и долгосрочной перспективе пшеница может проиграть другим агрокультурам по рентабельности производства со всеми вытекающими последствиями, предупреждает он.

Экспортные ограничения — редкая для мирового сельского хозяйства практика, обычно страны не стремятся закрывать рынки сбыта для своих компаний, обращает внимание замначальника Центра экономического прогнозирования Газпромбанк Дарья Снитко. Конечно, введение пошлины на экспорт зерна — форма регулирования внутренних цен, в условиях высокой инфляции и акцента на развитие внутреннего потребления эта мера необходима, рассуждает она. «Однако не стоит упускать из виду и интересы сельхозпроизводителей: то есть, это регулирование должно быть постоянным, предсказуемым и по возможности мягким», — уверена Снитко.

Вице-премьер Аркадий Дворкович на Петербургском экономическом форуме заявил, что де-факто новая пошлина введена на весь 2015/16 сельхозгод. «Если мы увидим, что ситуация на финансовых рынках окончательно стабилизировалась, то это будет сигналом, что можно уходить от этой меры», — отметил он, добавив, что эта она далеко не идеальная, но вынужденная (цитата по «Интерфаксу»). По пессимистичному прогнозу Минсельхоза, экспорт в новом сезоне составит 20 млн т, по оптимистичному — 25−30 млн т. Второй сценарий может быть реализован при сборе 100 млн т зерна, уточнял Александр Ткачев.