Выбор редактора

Сельскохозяйственный рынок ЕС является одним из наиболее защищенных в мире. Проницаемость барьеров в каждой конкретной отрасли находится в обратной зависимости от конкурентоспособности европейских фермеров. Этот протекционизм в отличие от российского считается чем-то естественным и исторически сложившимся. Дебаты в ВТО идут десятилетиями и единственное, что в итоге меняется — это гонорары юристов (как правило, европейских или американских), которые представляют оппонентов в Органе по разрешению споров. Но ситуация меняется, когда возникает желание заключить новое масштабное торговое соглашение. Сейчас ЕС ведет переговоры с МЕРКОСУР (общий рынок стран Латинской Америки, крупнейшие члены — Бразилия и Аргентина). В прошлом году европейские переговорщики пошли на уступки, предложив Бразилии квоту на беспошлинный ввоз говядины (78 тыс. т) и этанола. Предложения были практически сразу отозваны под давлением аграрных лоббистов. Но, по слухам, аналогичное предложение неминуемо снова окажется в повестке переговоров.

Слухов оказалось достаточно для того, чтобы фермерские союзы в Ирландии и Франции снова начали «точить вилы» и «зажигать факелы», проклиная на разные лады «брюссельских бюрократов». Но у европейских переговорщиков (а скорее у ветеринаров) всегда есть «план Б». Ранее в этом году генеральный директорат по защите здоровья потребителей после аудита заявил, что бразильская система контроля безопасности производства мяса и в частности говядины имеет ряд «недостатков». Таким образом, ЕС заранее усиливает механизмы контроля торговых потоков de facto. И все же, увеличение квоты на экспорт в ЕС станет большой победой для бразильцев, которые, видимо, не желают «почивать на лаврах» после недавнего «прорыва» в переговорах с Южной Кореей: Бразилия впервые в истории получила право на экспорт свинины в эту страну.

Другим непростым для ЕС торговым партнером является Канада. В конце сентября было заявлено о создании зоны свободной торговли (CETA) между европейскими странами и Канадой. А на этой неделе партнеры завершили разбирательство в ВТО, которое касалось европейского запрета на ввоз говядины, произведенной с использованием гормонов. Спор длился 21 год и завершился мировым соглашением, по которому Канада получила право на беспошлинный ввоз в ЕС 50 тыс. т говядины, 80 тыс. т свинины и 100 тыс. т пшеницы. Хотелось бы, чтобы после снятия антисанкций «аттракцион неслыханной европейской щедрости» распространился и на российские продукты. Ведь подходящие моменты в международной торговле случаются лишь раз в десятилетие.

К другим новостям. В США неудержимо растет спрос на «органическое» мясо. Продажи бройлера, произведенного по соответствующему стандарту Минсельхоза США, выросли в прошлом году на 78% и достигли $750 млн. Общая емкость американского рынка органических продуктов составляет около $8 млрд. «Растительная» категория (зерновые, бобовые, овощи, фрукты, ягоды) в целом преобладает над продукцией животноводства. Но наиболее популярный продукт — молоко. Ключевыми потребителями «органики» являются родители, у которых покупка ассоциируется с «правильным» уходом за детьми. У сегмента «органики» отличные перспективы, поскольку половина семей, приобретающих такие продукты питания, принадлежат к поколению «миллениалов». В следующие 10 лет доля семейных представителей этого поколения увеличится с 25% до 80%, аналогично будут расти и продажи. Кроме того, дети, привыкшие к «зеленым лейблам», тоже, скорее всего, станут потребителями «органики».

Американские стандарты производства «органики» запрещают или ограничивают использование большинства средств защиты растений, синтетических удобрений, антибиотиков. Стандарты, конечно же, не запрещают производство органических продуктов в индустриальных масштабах, чем активно пользуются крупнейшие агропромышленные холдинги. Поэтому — уменьшение нагрузки на окружающую среду? Да, хотя и не во всех случаях (сомнительно, если ягоды пролетели несколько тысяч километров до точки реализации). Полезнее для здоровья? Наверное. Социализация села и «домик в деревне»? Нет. Этим в штатах, скорее, занимаются представители движения «пост органик».

Вряд ли будет справедливо оставить без внимания новости зернового рынка. Зерно остается в фокусе СМИ по мере того, как различные организации сообщают о локальных или глобальных рекордах производства. Запасы также останутся на ненормально высоком уровне. Для российских экспортеров ситуация пока развивается неплохо. Выигран очередной тендер на поставки пшеницы в Египет. Заключена договоренность о поставках более 3 млн т в Сирию (хотя и в течение трех лет и, скорее всего, под российский кредит). От объема вывоза зерна зависят цены на внутреннем рынке. В случае обвального снижения цен, в будущем производство может снизиться. Хотя динамика производства зависит и от себестоимости, а, по крайней мере, на азотные удобрения цены находятся на исторически низком уровне и, по прогнозам, могут уменьшиться еще.

И наконец, печальная новость — российская черная икра больше не считается лучшей в мире. По версии Bloomberg, пальма первенства принадлежит китайской компании Kaluga Queen. Интересный пример того, что конкуренты на экспортных рынках могут прийти с самой неожиданной стороны.

Автор — руководитель департамента стратегического маркетинга группы «Черкизово». Материал написан специально для agroinvestor.ru