Виды комбикормов

Комбикорма бывают трех видов: полнорационные, комбикорм-концетраты и белково-витаминные добавки. Полнорационные содержат все необходимые животным питательные вещества. Их скармливают без добавления других компонентов. Комбикорм-концентраты предназначены для компенсации недостатка в рационах основных питательных веществ. Их питательность колеблется в зависимости от качества и соотношения компонентов. Белково-витаминные добавки, как правило, используют агрокомпании для производства комбикорма на основе собственного фуража.

В советское время в стране было 320 комбикормовых заводов, которые производили 38 млн т/г. комбикорма, рассказывает гендиректор ВНИИ комбикормовой промышленности (ВНИИКП) Валерий Афанасьев. В 1990-е гг. рынок резко сократился, и сейчас в стране производится порядка 11,7 млн т/г. комбикорма. Из 50 крупнейших заводов только половина использует свои мощности более чем на 50%, говорит Афанасьев. «Например, в Северной столице из шести производств только у двух — ЗАО «Гатчинский» и ЛКХП им. Кирова — загрузка более 80%, а у остальных — 30−60%", — добавляет гендиректор ЛКХП им. Кирова Сергей Выцех.

Впрочем, по словам Афанасьева, комбикормовая промышленность в последние годы наращивает обороты. «За 2005 г. производство выросло на 10,7%, — говорит он. — Если учесть, что ранее увеличение составляло порядка 3,4%, то показатели 2005 г. заметно возросли». Выцех связывает успехи сектора с реализацией нацпроекта, а Афанасьев, соглашаясь с ним, добавляет к этому рост в мясном сегменте — прежде всего птицеводческом. Их поддерживает коммерческий директор тверского «Мелькомбината» Юрий Пушкин: птицеводство уже пятый год подряд прибавляет в среднем по 16%, напоминает он.

Сами с кормами

С середины прошлого десятилетия животноводы начали открывать собственные комбикормовые цеха: одних не устраивали цены на продукцию заводов, других — ее качество, третьим были нужны специализированные корма, изготовленные по нескольким индивидуальным рецептам. «В 1997 г. в Перми не было комбикормового завода, специализирующегося на ингредиентах для куриного корма, — вспоминает директор по производству птицефабрики «Пермская» Наталья Путина. — Поэтому мы решили построить собственное предприятие. Сегодня у нас 100%-я загрузка: производим 100 т корма в сутки по 7 рецептам. Кормить птицу свом продуктом нам на 30% дешевле, чем закупать его на заводе».

По мнению Афанасьева, главная причина появления таких предприятий — удаленность потребителей от комбикормовых заводов. Если расстояние между ними свыше 70 км, то перевозить корма для хозяйства невыгодно, дешевле производить самому, объясняет он. Большинство животноводов строят предприятия с небольшой производительностью (5−15 т/мес.), но с развитой инфраструктурой и современным оборудованием. Например, на «Пермской» собираются увеличить объемы производства мяса с 17 тыс. т до 20 тыс. т/г., в связи с чем расширяют кормозавод с 35 до 40 тыс. т/г. «Нам нужно купить второй гранулятор, сделать реконструкцию вертикальной и горизонтальной линий», — перечисляет Путина. «Собственный цех — это гарантия того, что нас будет устраивать качество комбикорма, — добавляет главный зоотехник молочной фермы «Аврора» (Вологодская обл.) Людмила Белозерова. — Мы сами прекрасно знаем, что именно нам нужно, сами закладываем рецептуру».

Пушкин с «Мелькомбината» считает, что производить комбикорм на птицефабрике или животноводческой ферме имеет смысл только тогда, когда потребность в нем превышает 3 тыс. т/мес. По данным ВНИИКП, новый завод полнорационных комбикормов, в зависимости от производительности и цены оборудования, стоит 10−60 млн руб.

Выцех отмечает, что комбикормовые заводы стараются идти навстречу клиенту: согласовывают рецептуры с хозяйствами, вырабатывают индивидуальный план по времени доставки и платежам. Такие услуги есть на «Мелькомбинате». Во многом благодаря их наличию предприятие увеличивает производство: в 2005 г. оно выработало 86 тыс. т комбикорма, а в 2006-м — 114 тыс. т, загрузив завод на 100%. «Наши специалисты выбирают для потребителя программы кормления животных, определяют, какой эффективностью обладают определенные виды корма», — рассказывает Пушкин.

Теперь комбикормщики не только производят корма, но и доставляют их, говорит директор «Новой невской птицефабрики» Наталья Соколова. Она довольна сотрудничеством с Гатчинским комбикормовым заводом и переходить на свои корма не собирается. Расценки на доставку у всех разные. Например, саратовский завод «ИЗкорм» за 9,5 тыс. руб. возит 20 т комбикорма на расстояние 200 км.

Вопрос качества

Качество корма во многом зависит от качества сырья. Чтобы определить его, предприятия используют лаборатории. Своя лаборатория есть у «ИЗкорма». Прежде чем покупать сырье, завод исследует его на кислотное число, влажность и токсичность. Последний показатель основной, считает зоотехник завода Денис Ермаков: «Если токсичность выше нормы, мы отказываемся от сырья». Зерно завод старается брать по ГОСТу — с влажностью 14,5% и сорностью не более 5%. Как правило, зерно приобретается в России, а соевый шрот и витаминные добавки — за рубежом, говорит Афанасьев из ВНИИКП. По его подсчетам, в год в страну ввозят примерно 1 млн т сои и другого сырья для производства комбикормов.

Пока многие хозяйства не готовы кормить своих животных полноценными кормами, сбалансированными по белковому витаминно-минеральному и аминокислотному составу, — они считают их слишком дорогими, сетует гендиректор ассоциации «Кубанькомбикорм» Анатолий Неронов. По его словам, такая продукция стоит 7−30 руб./кг. Он уверен, что аграрии недооценивают эти корма: на 1 кг привеса обычного корма нужно 5−7 кг, а сбалансированного — всего 3 кг.

Качество комбикорма зависит не только от сбалансированности, но и от равномерного распределения в нем витаминных компонентов, говорит директор по науке и технологии «Рыбфлотпрома» (Калининград) Валентин Ситько. «Если ингредиенты ссыпать в простую бетономешалку, то в одном месте концентрация биологически активных веществ может оказаться в два раза выше, чем в другом», — говорит он. А высокого качества смешивания, уверяет Ситько, можно добиться только в условиях специализированного производства.

От дробления до погрузки

Дробильный модуль, смесители, гранулятор, секция охлаждения, мощности по складированию и погрузке — вот основной набор оборудования для производства комбикормов. В советское время строились заводы, оборудованные линиями поточного типа, вспоминает Выцех, где сырье обрабатывали и смешивали на конвейерной ленте. Но если готовить комбикорм из 50−70 компонентов, то эти линии, в отличие от оборудования последнего поколения, не смогут обеспечить высокое качество.

На новых или модернизированных предприятиях технологический процесс начинается с приема сырья, которое при необходимости направляют на измельчение в молотковой безрешетной дробилке, объясняет Выцех. Далее его распределяют по накопительным бункерам, количество которых можно менять в зависимости от рецептуры. Ввод в комбикорма микродобавок осуществляется с помощью соответствующего модуля, а их дозирование и смешивание происходит во взвешивающе-смешивающем модуле, который также обеспечивает весовое дозирование. Приготовленный комбикорм подают в бункеры готовой продукции.

Новое оборудование отличается энергоемкостью, дозировочной точностью и хорошей аспирационной возможностью, комментирует Николай Ильенко, менеджер по комбикормовым заводам компании «Пея». «На нем улучшено дробление сырьевых ресурсов, ввод жидких или сухих минеральных смесей, вторичное смешивание, грануляция или экспандирование корма, — приводит он примеры. — Проходя все эти стадии, корм обеззараживается, в него вводятся лечебные добавки». Стоит такое оборудование, по оценке Ильенко, от $100 тыс. до 5 млн евро.

Выцех из ЛКХП называет производителями наиболее качественного современного комбикормового оборудования компании Buhler (Швейцария), Van Arsen (Голландия) и Matador (Дания). Он приводит в пример цены, сопоставимые с теми, о которых говорит Ильенко: линия производительностью около 950 т/сут. обойдется в 5−7 млн евро. При этом примерно через три года компания должна будет вкладывать еще по 0,5−1 млн евро/г. в апгрейд оборудования, уточняет Выцех. Срок его окупаемости, рассказывает он, не менее 3−5 лет, «и это при наличии клиентов и загрузки более 80%".

А вот Руслан Яузов, коммерческий директор «Центральной продовольственной компании — Инвест» (Орел; сдает под ключ комбикормовые заводы, поставляет импортное оборудование), хвалит не европейских, а турецких производителей. «Их оборудование в 2,5 раза дешевле: если стоимость немецкого начинается с $1 млн, то турецкое может стоить всего $250 тыс.», — утверждает Яузов. Хотя, конечно, признает он, турецкие модели «немного уступают» европейским по качеству. А вот российские комбикормовые машины, по его наблюдениям, ломаются намного чаще, не отличаясь от турецких по стоимости.

В числе российских компаний, которые делают качественное оборудование и реализуют проекты «под ключ», его поставщики, опрошенные «Агротехникой и технологиями», называют «Технэкс» и «СовОкрим». Нашему оборудованию еще не скоро удастся подняться до уровня импортного, признает Афанасьев из ВНИИКП, однако на него и сейчас есть спрос. Например, отечественное оборудование выбрала птицефабрика «Пермская». Путина признается, что это было сделано из-за нехватки средств на импортное. Теперь финансовое положение «Пермской» улучшилось, однако на фабрике о своем выборе не жалеют. «Во время последней модернизации, которая проходила в 2000 г., мы снова обратились к нашим производителям и поставили гранулятор ленинградской фирмы «Агроэкскорт», — вспоминает Путина.

Компания ADA Corporation, которая сейчас покупает кубанский завод «Комбикорм», планирует реконструировать его с помощью украинского оборудования, аналогичного российскому: заменить вышедшие из строя транспортеры и установить сушильные машины. Реконструкция требуется для запуска мощностей по производству рассыпных комбикормов и кормовых концентратов, объясняет директор по инновациям ADA Corporation Анатолий Шустин. На украинском оборудовании можно будет производить 5 т корма в час, а общая сумма вложений составит $250 тыс.

Пушкин с тверского «Мелькомбината» не сомневается, что большинство комбикормщиков предпочитают импортное оборудование, и приводит в пример свое предприятие. «У нас все оснащено фирмой Buhler. В 2000 г. установили линию россыпей, в 2004 г. — линии гранул. Срок их окупаемости составит около четырех лет», — рассказывает он. Пушкин называет Buhler «пионером» комбикормовой промышленности: эта компания работает на рынке около 100 лет. «Кроме того, при выборе данного оборудования нас привлекло минимальное влияние человеческого фактора, — добавляет он. — Ведь у нас дефицит квалифицированных кадров. А новое оборудование помогает уйти от этой проблемы: в смену работает всего 6 человек, тогда как раньше было задействовано в три раза больше».

Экономить не стоит

На рынке появляются новые компоненты и рецептуры приготовления кормов, которые могут быть абсолютно разными. Все зависит от сырьевой базы, считает Ермаков, которая сейчас очень разнообразна: корм можно делать из соевого или подсолнечного шротов, полножирной сои, рыбной муки, а зерновая часть может состоять из пшеницы, ячменя, овса и кукурузы. Есть и фальсификаты сырья, предупреждает Ермаков. Производителям кормов, не желающим стать жертвами обмана, он рекомендует сотрудничать с проверенными поставщиками, проверять качественное удостоверение сырья, наличие акта на отсутствие содержания в нем ДНК жвачных животных. Последнее нужно, чтобы выяснить, не содержится ли в рыбной муке мясокостная или мясная мука. Если содержится, то сырье не соответствует стандартам качества.

Кормить птицу и скот кормами, качество которых проверено, выгодно, не сомневается Ермаков. По его расчетам, если птице давать «дробленку», то ее привесы не поднимутся выше 25−30 г/сут., а при полноценном рационе они составят 35−40 г/сут. Аналогично растет продуктивность яичного стада — до 300 шт./г. вместо 260-ти при традиционном рационе, добавляет Ермаков.

Стартовые корма Raisio (Финляндия) для форели продаются по 1,2 тыс., продукционные — по 900 тыс., а BioMar (Дания) — по 1,5 тыс. и 1,1 тыс. евро/т, приводит примеры Неронов из «Кубанькомбикорма». Он говорит, что у предприятий мало заказов на полнорационные корма, «идет только спрос на смеси среднего качества». «Например, некоторые фермеры закупают дешевое подпорченное зерно и вскармливают рыбу этим продуктом, — разводит он руками. — А на Западе корму уделяют больше внимания, понимая, что, несмотря на высокую стоимость, его применение оправдано: при правильной организации содержания и кормления привесы достигают 1,1 кг». Шустин из ADA Corporation уточняет, что карп и чистые линии осетровых достигают такого привеса за полтора года (при температуре воды не менее 25ºС), а форель — за два с половиной года. Достичь такой эффективности действия корма в промышленных масштабах сложно, но возможно, добавляет Анатолий Шустин.