Нужны ли дополнительные функции

По желанию заказчика в современный комбайн могут быть добавлены опции начиная от магнитолы и заканчивая GPS-навигацией или системой отслеживания урожайности, рассказывает Максим Шорохов из Союзагромаша. Однако это пустая трата денег для наших хозяйств, считает он. «В Европе — другое дело: там территории маленькие, поэтому точность играет большую роль. У нас же традиции земледелия экстенсивные, а не интенсивные», — рассуждает Шорохов. К тому же у российских аграриев нет лишних средств на установку новинок, замечает он.
Кондиционер — более нужная функция. По наблюдениям управляющего продажами Ростагромаша Михаила Коваленко, его чаще всего заказывают хозяйства Черноземья, а вот на Урале, Дальнем Востоке и в Сибири кондиционеры не так востребованы. «Все-таки в южных регионах урожаи существенно выше, а значит, аграрии богаче и могут себе позволить устанавливать дополнительные опции», — предполагает он.
Есть и другие полезные опции. По мнению нескольких опрошенных «Агротехникой и технологиями» специалистов, AMS (системы обслуживания приборов) помогают повысить урожайность. Однако при этом стоимость агрегата может увеличиться до 10%, замечает начальник отдела комбайнов московского представительства John Deere Николай Корнеев. Поэтому надо еще подумать, стоит ли вкладывать деньги в эту функцию, считает он. Сомневается Корнеев и в необходимости установки магнитолы с кондиционером. «Работать с ними любому комбайнеру приятнее, но повышается ли после установки этих устройств эффективность труда — еще неизвестно», — резюмирует он.

Одних только зерноуборочных комбайнов существует три типа: клавишные, универсальные и роторные, перечисляет гендиректор «Немецкой аграрной группы» (поставщик импортной сельхозтехники) Валерий Адаев. Они различаются по принципу обмолота зерна. Самые распространенные — клавишные машины, заслужившие популярность простотой в работе и относительно небольшой стоимостью. «Клавишники» выпускают западные и российские производители: John Deere, Claas, Case New Holland, Ростсельмаш, Красноярский завод комбайнов (КЗК) и др.

Ударим по клавишам

Принцип работы клавишных машин прост: жатка срезает колоски, они поступают в обмолачивающий барабан, где благодаря высокой скорости вращения из них извлекается зерно. Около 70% зерен очищается на шовном стане, а оставшаяся солома отправляется на клавиши, которых обычно 5−6 штук. Они выполняют функцию сита. С помощью клавиш колоски освобождаются от оставшихся зерен, которые, обмолотившись, поступают в бункер. А солома мелко перетирается и удаляется из комбайна.

Клавишная система используется в основном на зерновых культурах, так как была разработана именно для их уборки, реже — на подсолнечнике и кукурузе. По словам аграриев, «клавишники» — самые распространенные и простые комбайны для уборки влажного зерна. К тому же они, в отличие от универсальных и роторных комбайнов, пригодны для использования на всех почвах. По данным Немецкой аграрной группы, стоят такие машины дешевле роторных и универсальных: от 120−130 тыс. евро за российские «Вектор», «Дон» и «Ниву» до 200 тыс. евро (средняя цена Сlaas, New Holland, Laverda и John Deere). При этом универсальные в среднем стоят 250−260 тыс. евро, а роторные — 260−280 тыс. евро.

Если сравнивать наши и импортные модели по производительности, то у самого популярного отечественного комбайна «Дон-1500Б» она составляет 14 т/ч. при мощности 225 л. с. А аналогичные характеристики, например, у голландского New Holland TC-56 — 18 т/ч. и 240 л. с. При этом наш комбайн стоит 3 млн руб. (более чем 86 тыс. евро), а иностранный — 139 тыс. евро, утверждает Адаев. Но зато у New Holland в отличие от «Дона» есть кондиционер и отопитель, что улучшает условия труда для комбайнера, добавляет он.

Российский комбайн выигрывает у импортного благодаря более низкой цене на запчасти. Главный механик Малосердобинской МТС (Пензенская область) Владимир Володин рассказывает, что в его хозяйстве есть как наши, так и западные машины. «Рано или поздно отказывают те и другие, только вот цены на детали New Holland просто неподъемные, — говорит он. — Поэтому основная рабочая сила нашего хозяйства — два «Дона» и двенадцать комбайнов «Нива СК-5М».

О роторах и универсалах

Другие два механизма — универсальный и роторный. У роторных вместо барабана установлен подающий фильтр, который затягивает солому. Именно в нем и проходит весь процесс: крупные чашки, расположенные в начале механизма, обмолачивают зерно, а мелкие, которые находятся за ними, вычесывают солому.

Универсальная система обмолота, по словам гендиректора компании «Агросхлебопродукт» Владимира Залогина (Ставропольский край), представляет собой нечто среднее между клавишной и роторной. То есть по принципу работы универсальные агрегаты напоминают клавишные, только на очистке у них стоят роторы, поясняет он. После барабана солома попадает на них. Роторы имеют отверстия, в которые при вращении механизма сыплется зерно. Потом оно попадает в решетный стан, где очищается, после чего поступает в бункер.

По мнению Луи Классенса, директора продуктового направления «Матрикс Агритех» (официальный дилер John Deere), универсальные комбайны за счет специфики механизма предназначены для возделывания самых разных культур. Эти модели идеальны для обмолота кукурузы, риса, зерна и т. д. К тому же они не боятся нагрузки. Если «клавишники» могут работать при урожайности до 70−80 ц/га, то универсальные агрегаты осилят и 100 ц/га. «Получается, что если вы снимаете по 20−30 ц/га (это средний урожай зерна по России), то вам невыгодно покупать универсальный или роторный комбайн», — делает вывод Залогин. «У этих машин двигатель мощный — в среднем 400 л. с. — а значит, и расход топлива в два раза выше», — соглашается Адаев. А если урожайность в агрокомпании достигает 50−60 ц/га, то выгоднее использовать универсальную машину: количество «съедаемого» дизеля в любом случае окупится, замечает он.

По словам пресс-секретаря Союзагромаша Максима Шорохова, универсальные комбайны производят все ведущие западные компании, в том числе Case New Holland и John Deere, а также российские Ростсельмаш и входящий в Агромашхолдинг КЗК. Что же касается роторных агрегатов, то Ростсельмаш около десяти лет назад выпускал «Дон-ротор», однако модель была недоработана, вспоминает Адаев: «Они «сгорали» буквально за два-три года. Комбайн часто ломался и плохо работал в сырую погоду. Это неудивительно: для таких условий роторы совсем не годятся — лучше пользоваться «клавишниками». Недостатки модели усугублялись некомпетентностью кадров. Крестьяне эксплуатировали «Дон-ротор» на уборке зерна, а он был приспособлен только для подсолнечника и кукурузы. Нарушались и нормы техобслуживания. «Двигатель такого агрегата должен быть абсолютно чистым, без подтеков масла. Ведь вращающийся ротор создает очень высокое статическое напряжение, которое может вызвать искру и привести к возгоранию мякины [отбросов, получаемых при молотьбе]", — говорит Адаев.

Впрочем, роторные комбайны подходят не только для уборки кукурузы и подсолнечника, но и для смешанных вариантов, считают эксперты. Например, если одна половина поля засеяна кукурузой, а другая — пшеницей, то ротор будет лучшим вариантом. На роторные машины стоит обратить внимание и при высокой урожайности — не ниже 60 ц/га, ведь они рассчитаны на большую производительность, чем универсальные. Но таких плодородных земель в стране немного: средняя урожайность в Южном федеральном округе составляет около 45−50 ц/га, в средней полосе — 25−30 ц/га, а в Сибири и того меньше — 20−25 ц/га. Тем, кто хозяйствует в сибирских и нечерноземных регионах, точно не стоит думать о приобретении роторных комбайнов, тем более что и стоят они намного дороже универсальных и клавишных. По данным Немецкой аграрной группы, качественный импортный комбайн с ротором продается за 260−280 тыс. евро, универсальный — за 250−260 тыс. евро, а клавишный — за 200 тыс. евро. Российский аналог стоит 4,5 млн руб. (примерно 130 тыс. евро).

Вашим и нашим

Отечественные комбайны выигрывают у западных в цене и за счет этого их чаще покупают, говорят опрошенные «Агротехникой и технологиями» специалисты. «Комбайнов New Holland и John Deere, входящих в число лидеров продаж импортных машин, в России в 2006 г. продали 400 и 390 соответственно, — рассказывает один из дистрибуторов, — а «Донов-1500» было реализовано 2,45 тыс. Это примерно в шесть раз больше, чем у европейских конкурентов». Выигрывая в цене, наши комбайны уступают импортным в качестве. Мощность западных машин почти в два раза выше, чем у отечественных аналогов: у импортных пропускная способность молотилки 20 кг/сек., а у наших — около 11 кг/сек.

Тем не менее в некоторых российских хозяйствах довольны отечественной техникой. Например, Владимир Залогин из «Агросхлебпродукта», использующий «Доны», замечает, что выгода от приобретения тех или иных машин зависит от умения считать: «У нас при 40−45 ц/га вполне справляется этот комбайн. Но если урожайность выше, то покупать отечественный агрегат не имеет смысла — такие потери в качестве зерна, как у «Дона», «Нивы» или «Вектора», станут недопустимыми». Довольны российским комбайном и в Северо-Кавказской МИС. Главный инженер предприятия Сергей Шаров замечает, что «Вектор-410» по техническим характеристиками можно сравнить даже с зарубежными образцами. Комбайнеры, по его словам, «очень довольны и говорят, что управлять машиной несложно и комфортно».

В агрофирме «Рудовское» (Украина) две «Нивы» и John Deere. Ее замдиректора Алексей Бородин говорит, что «Нивы» убирают даже больше зерна с гектара, чем John Deere, не приводя, правда, никаких цифр в доказательство своего мнения. Да и в ремонте ростовские машины неприхотливы, рассуждает он: всегда можно найти запчасти по доступным ценам. Хотя, признает Бородин, работа этого комбайна сильно зависит от профессионализма комбайнера и качества технической наладки.

Но все равно российские аналоги быстрее изнашиваются и могут сломаться в любой момент, настаивает Залогин. «Тем не менее, если компания маленькая, импортный комбайн может не окупиться, а большинство хозяйств у нас далеко не гиганты», — предупреждает он.

Еще одна причина высокого спроса на отечественные комбайны — человеческий фактор. «Сейчас молодежь не идет в сельское хозяйство, а старшее поколение плохо обучаемо и часто обращается с импортным комбайном так же, как с отечественным, — говорит Адаев. — А бывает, что крестьяне просто отказываются работать на новой технике».

Однако, по словам Шорохова из Союзагромаша, потребителей высокотехнологичного импорта кадровая проблема не отпугивает. Как правило, дилеры в качестве бонуса обучают сотрудников компании-покупателя правильно пользоваться новой техникой. После таких курсов механик не попытается починить вставший в поле комбайн молотком, а обратится в сервисный центр, добавляет он. Классенс из «Матрикса» подтверждает эти слова. На переобучение комбайнерам нужно не более двух дней, уверен он. «Единственной проблемой является иностранный язык, на котором написаны обозначения на мониторе. Однако сейчас большинство крупных производителей выпускают мониторы и на русском языке», — говорит он.

Но с обслуживающим персоналом есть еще одна сложность, продолжает Классенс. «Комбайнеры, ранее работавшие на отечественных машинах, перейдя на зарубежную технику, не имеют привычки менять регулировки в комбайне в зависимости от изменений полей, культур и погодных условий, — сожалеет он. — А ведь возможность влиять на качество обмолота из кабины — одно из преимуществ зарубежных комбайнов, которого аграрии зачастую невольно себя лишают».