Тракторы прибавляют «лошадей» -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Тракторы прибавляют «лошадей»
Николай Кочелягин
Агроинвестор
апрель 2016
Потребность в мощных (от 350 л. с.) тракторах оценивается на уровне 40 тыс., в парке страны их на 10 тыс. меньше, причем половина старше 15 лет. Доля этого сегмента на рынке тракторов за год выросла до 15%, и если общие продажи упали почти на 40%, то здесь — в пределах 8%. Производители уверены, что спрос будет только расти
Объем рынка тракторов оценивается в 26,8 тыс. ед.
Фото: Легион-Медиа

На полях страны работает 460 тыс. тракторов, из них 60% старше 10 лет и требует замены, оценивал министр сельского хозяйства Александр Ткачев. По его словам, аграрии должны ежегодно приобретать около 46 тыс. новых машин, а покупают всего 12 тыс. По расчетам аналитической компании «АСМ-холдинг», российский рынок тракторов в 2015 году снизился на 39,2% относительно 2014-го: общий объем продаж за январь-декабрь составил примерно 26,8 тыс. единиц.

Девальвация обвалила рынок

По мнению управляющего товарной группой компании «Ростсельмаш» Дмитрия Гончарова, 80% машинотракторного парка страны старше пяти лет. Исполнительный директор «Агромашхолдинга» (торгово-сервисная компания концерна «Тракторные заводы») Мурад Караджаев соглашается, что отечественный парк сельхозтехники отличается высоким уровнем физического и морального износа, а обновление тракторного парка идет недостаточными темпами. Сравнив данные Минсельхоза и показатели зарубежных стран по нагрузке на один трактор, директор по продажам, маркетингу и послепродажному обслуживанию «Клаас Восток» Дирк Зеелиг делает вывод, что потребности России в расширении и обновлении тракторного парка просто колоссальны. По его словам, у нас на один трактор приходится 247 га в смену, тогда как в США этот показатель составляет 38 га, а во Франции — 14 га.

Согласно Росстату, в обороте сейчас около 80 млн га земли, для ее обработки и посева нужно не менее 35−40 тыс. мощных тракторов, при этом в парке только около 30 тыс. таких машин, оценивает руководитель группы продвижения «Петербургского тракторного завода» (ПТЗ, дочерняя компания «Кировского завода») Сергей Солдатов. Для этого сегмента тоже характерна общая проблема сектора: примерно 70% тракторов больше 10 лет, а около половины — старше 15. То есть это морально устаревшая техника за пределами максимального ресурса, подчеркивает он.

В 2010—2012 годы благодаря господдержке на рынке явно прослеживалась тенденция к обновлению изношенного машинно-тракторного парка: продажи колесных тракторов выросли более чем в 2,5 раза относительно показателей 2009-го, а вот с 2013 года наблюдается неуклонное падение рынка, рассказывает Зеелиг. Прежде всего это связано с макроэкономической ситуацией в стране. В последние годы, кроме общих негативных тенденций, дополнительное влияние оказала ускоренная девальвация рубля. В результате импортная техника, особенно мощные тракторы и зерноуборочные комбайны, существенно подорожала. По итогам 2015 года снижение рынка тракторов всех мощностных диапазонов составило около 35%, продажи основных иностранных производителей уменьшились на 20%, оценивает Зеелиг.

На фоне общего спада в 2015 году рынок тракторов 5 класса и выше характеризуется ростом, подтверждает Караджаев. Доля таких машин в прошлом году выросла на 6% и составила примерно 15% от всего рынка сельскохозяйственных тракторов. Энергонасыщенные машины российского производства в 2015 году занимали 75% рынка, что на 31% больше, чем в 2014-м, сравнивает он. Увеличение продаж связано с возможностью приобрести отечественную технику со скидкой 25−30% по постановлению правительства № 1432, кроме того, спрос растет благодаря повышению качества машин, улучшению технических характеристик и дизайна, расширению модельного ряда. По оценке Солдатова, если весь рынок сельхозтракторов в 2015 году сократился примерно вдвое, то падение в сегменте мощных машин оказалось незначительным — в пределах 5−8%.

По классификации CNH Industrial, в разряд мощных тракторов входит несколько сегментов: до 250 л. с., до 400 л. с., также отдельно выделены шарнирно-сочлененные тракторы и тракторы на гусеничном ходу. Все эти машины используются в различных технологиях и ориентированы на разные целевые группы сельхозпроизводителей. Самый массовый сегмент — 251−400 л. с., который занимает около 40% среди импортных тракторов. Традиционно здесь наблюдалась относительная стабильность, но за последние годы ощущается падение спроса на тракторы 300−350 л. с., отмечает Савинов. «В первую очередь мы связываем это с постепенным насыщением данного сегмента и развитием мелких фермерских хозяйств, где такие тракторы просто не нужны», — поясняет менеджер по продукту CNH Industrial Russia Алексей Савинов. За последний год доля мощных тракторов отечественного производства увеличилась более чем в два раза. Если в 2014-м соотношение зарубежных машин к отечественным было 1:1,5, то в 2015-м на каждый проданный импортный трактор приходится 3,3 российских, продолжает он. Причина в активной поддержке государством отрасли машиностроения.

Рост спроса на мощные

В прошлом году главным экономическим фактором для сельхозпроизводителей стал нестабильный курс рубля, но его влияние было неоднозначным. С одной стороны, открылись новые экспортные возможности, поскольку девальвация повысила конкурентоспособность отечественной сельхозпродукции на внешних рынках. С другой — аграриям стало сложнее обновлять парк техники, а без этого существенно увеличить производство практически невозможно. Цены на машины и оборудование выросли у всех производителей, но сильнее всего у иностранных поставщиков и тех российских компаний, которые используют значительную долю зарубежных комплектующих, уточняет Зеелиг.

Руководитель отдела продуктового направления AGCO-RM Тимур Хамидуллин соглашается, что 2015 год оказался непростым для отрасли: индустрия впервые c 2008-го ощутила на себе столь значительное колебание валютного курса. Машины, завезенные ранее, распродавались, а новые необходимо было закупать по скорректированным ценам. Из-за этого фактора продажи некоторых компаний упали примерно до 50%. Менеджмент AGCO учел это, скорректировав прогнозы, поэтому снижение стало ощутимым, но не катастрофичным, добавляет он.

Для CNH Industrial Russia, как и для большинства зарубежных машиностроительных компаний, 2015 год стал нелегким, вторит ему Савинов. «Из-за чудовищных колебаний курсов валют все больше российских аграриев, предпочитающих импортную технику, всерьез задумывались о приобретении подержанных машин, — знает он. — Также немалую роль сыграла программа импортозамещения, позволившая сельхозпроизводителям по-новому взглянуть на отечественную технику, а зарубежным компаниям пересмотреть вопросы локализации».

Несмотря на негативные факторы, в целом 2015 год был очень продуктивным для «Ростсельмаша», доволен Гончаров. Стабильно высокому спросу способствовала ценовая политика компании — фиксированные цены на технику без привязки к иностранной валюте. Еще одна причина — улучшение гарантийного и постгарантийного сервисного обслуживания, а также высокая обеспеченность дилерских центров запчастями.

Тем не менее девальвация рубля сделала свое дело. В частности, обвал национальной валюты привел к увеличению себестоимости комплектующих для сборки тракторов марки Versatile, говорит Гончаров. Но компания не только сохранила, но по некоторым позициям и улучшила свое положение на рынке. К примеру, в сегменте тракторов мощностью 200−305 л. с. с классической рамой доля увеличилась на 20%. В сегменте машин с шарнирно-сочлененной рамой мощностью 350−400 л. с. компания удержала позиции на уровне предыдущего года, несмотря на возросшую конкуренцию с «Петербургским тракторным заводом».

ПТЗ с 2013 года в три раза нарастил выпуск мощных тракторов. В 2015-м доля тракторов «Кировец» в этом сегменте рынка составила 62%, оценивает Солдатов. Он объясняет такой успех не только качеством продукции, но и приемлемой ценой. С 2014-го машины дорожали не более чем на 7% в год, что не превышало уровня коэффициента-дефлятора, установленного правительством. Мощные «Кировцы» конкурентоспособны и востребованы не только на внутреннем рынке: у ПТЗ есть контракты на поставки в Казахстан, Чехию, Германию, Австралию, Канаду и другие страны.

Хамидуллин тоже отмечает, что спрос на мощные тракторы в последнее время стал расти. Это связано в том числе с их высокой производительностью, что позволяет снизить число используемых в поле машин. При этом он считает, что западные компании опережают российские по качеству. За последние годы отечественные сельхозмашиностроители значительно повысили качество продукции, не соглашается Гончаров, правда, уточняя, что в некоторых регионах есть проблемы с сервисом и обеспечением запасными частями.

Дешевле — не обязательно хуже

Импортные тракторы дороже российских, цена на них находится в пределах 20−30 млн руб. в зависимости от мощности, бренда и комплектации, говорит Гончаров. В будущем ситуация может измениться, предполагает Хамидуллин, но на данный момент для многих аграриев вопрос цены при выборе сельхозмашины является превалирующим. В условиях современной экономики низкая цена зачастую оказывается решающим фактором и некоторые клиенты в первую очередь обращают внимание на нее в ущерб комфорту, надежности и производительности, соглашается Савинов. По его словам, российские тракторы на 30% и более дешевле зарубежных.

Дальновидные покупатели понимают, что приобретенная сегодня даже по «сходной цене» иностранная техника завтра потребует полномасштабных расходов на запчасти и обслуживание. А это новые траты, привязанные к валютному курсу, напоминает Солдатов. Белгородская компания «Агроко» закупала всю технику до скачков курсов доллара и евро, поэтому тогда предпочтение отдавалось зарубежным маркам как более надежным, рассказывает гендиректор компании Алексей Иванов. «Теперь, конечно, мы бы сделали выбор в пользу отечественной техники, хотя она менее надежная и производительная, но выгоднее с точки зрения цены, стоимости запчастей, к тому же ее можно взять по программе лизинга», — комментирует он.

По подсчетам Караджаева, импортная техника примерно вдвое дороже отечественной. При этом он уверен, что по работоспособности и выполнению агротехнологических операций российские машины не уступают зарубежным аналогам, а по показателю комфорта работы механизатора наши тракторы приближаются к передовым зарубежным моделям.

Директор нижегородской агрокомпании «Бутурлинское зерно» Леонид Мудров убежден, что в будущем отечественные компании смогут выпускать технику, сравнимую по качеству с западной. «Мы были на заводе «Ростсельмаш», мне очень понравилась организация производства, работающие конвейеры, которые в целом действительно не уступают западным, — делится он. — Я был на заводах и в Германии, и в Англии и не могу сказать, что ростовский хуже, это предприятие европейского уровня». Если пять-восемь лет назад Мудров, по его признанию, был категорически против покупки машин «Ростсельмаша» из-за их невысокого качества, то теперь изменил свое мнение и сейчас если и решит купить технику, то этого производителя.

Дирк Зеелиг предлагает сравнить мощный «Кировец» К-744Р4 c двигателем Тутаевского моторного завода (420 л. с.) с зарубежными машинами аналогичной мощности. «Кировец» — нестандартный трактор с четырьмя одинаковыми ведущими колесами, этим он отличается от зарубежных, которые имеют стандартную компоновку, то есть меньший диаметр передних колес по сравнению с задними. Преимущество «Кировца» — постоянный полный привод. Однако меньший диаметр передних колес обеспечивает меньший радиус разворота стандартных тракторов, а это экономит время при работе в поле, положительно сказывается на производительности. Еще один плюс зарубежных машин — бесступенчатая трансмиссия, которая дает преимущество в расходе топлива. К сожалению, у российских производителей подобных технологических решений нет, отмечает Зеелиг.

От 500 га и больше

Основной критерий, определяющий выбор трактора — технология возделывания агрокультур, уверен Гончаров. На рубеже последнего десятилетия из-за неблагоприятных погодных условий, сильных локальных засух, охвативших большую часть страны, и других факторов аграрии были вынуждены пересмотреть свой подход к обработке почвы — возросла популярность энергосберегающих технологий no-till и mini-till.

В результате сельхозпредприятия начали активно вкладывать средства в обновление парка прицепной и самоходной техники. В большинстве случаев аграрии отдают предпочтение классическим тракторам от 150 л. с. до 350 л. с. Есть регионы, где активно применяют мощные машины с шарнирно-сочлененной рамой. В этом случае на выбор влияет характер работ, которые предстоит выполнять. Немаловажен и размер хозяйств: обойтись без мощных тракторов могут аграрии, имеющие менее 500 га. В остальных случаях мощный трактор — необходимость, убежден Гончаров. Дирк Зеелиг полагает, что покупка тракторов мощностью более 400 л. с. экономически оправдана и эффективна с точки зрения производственных потребностей, если у хозяйства не меньше 5 тыс. га земли. Без мощных тракторов легко обходятся хозяйства, обрабатывающие до 300−500 га пашни в зависимости от региона, размера полей и возделываемых агрокультур, говорит Караджаев.

С точки зрения механизации процессов, любое хозяйство может обойтись армией МТЗ или других подобных машин, другой вопрос — агрономические сроки и технологии возделывания агрокультур, обращает внимание Савинов. «Например, среднему хозяйству юга России, имеющему 50% озимых и 50% яровых, будет достаточно несколько тракторов мощностью до 200 л. с., — говорит он. — А если взять такое же хозяйство в Западной Сибири, где больше места отводится яровым, то здесь не обойтись без трактора в 300 л. с.».

На покупку мощной техники влияет и демографический фактор. «Сегодня сельское население сокращается с такой скоростью, что в некоторых регионах просто невозможно найти механизаторов, — сетует Иванов. — Если вместо одного мощного трактора будет три обычных, нужно будет искать в три раза больше людей».

Зеелиг отмечает, что любой трактор выбирают исходя из шельфа орудий, с которыми его планируется агрегатировать. Также необходимо учитывать локальные особенности региона работы, прежде всего, почвенные условия. Например, на супесчаных почвах на корпус плуга может приходиться 25−30 л. с., а на тяжелых глинистых нагрузка возрастает до 45−50 л. с. Неправильный подбор орудия может существенно снизить эксплуатационный ресурс трактора и привести к преждевременному капитальному ремонту двигателя и трансмиссии, предупреждает он.

Когда речь идет о покупке одной-двух единиц техники для небольшого хозяйства, то большинство фермеров ориентируются на те машины, которые видели у своих соседей, отзывам которых доверяют, знает Зеелиг. Крупные агрохолдинги поступают иначе. Они предпочитают экспериментировать: приобретают сразу несколько марок техники и в процессе использования сравнивают их технико-экономические показатели — расход топлива, производительность, стоимость и качество обслуживания, перечисляет он.

Сейчас бал правят крупные холдинги, фермерство не может серьезно развиваться из-за отсутствия средств производства и ограниченных возможностей кредитования, отмечает Иванов. Если говорить об особенностях составления парка машин в крупных компаниях, то он уверен, что проще, дешевле и легче заключить контракт с одним поставщиком, а не несколькими. «Купил запчасти на все трактора, поставил и все. А если у тебя John Deere, «Беларус», «Кировец» — проблем и беспокойства гораздо больше», — комментирует руководитель.

При покупке тракторов аграрии прежде всего обращают внимание на стоимость техники, возможность приобретения машин по различным финансовым схемам (кредит, лизинг, субсидирование), известность бренда и примеры приобретения подобной техники соседними хозяйствами, перечисляет Караджаев. Он напоминает, что важно не забывать и о таких характеристиках, как возможность выполнения технологических операций с наименьшими затратами и в краткие сроки, надежность, ремонтопригодность, экономичность, универсальность, комфорт для механизатора, доступность и скорость сервиса, приобретения запасных частей.

Один день простоя техники может снизить сезонный урожай до 30%, предупреждает Гончаров. «Поэтому многие сельхозпроизводители останавливают выбор на технике проверенных марок, зная, что она не подведет, а дилерский центр быстро устранит возможную неисправность», — резюмирует он.

Будущее за локализацией

Оценки возрастного состава парка тракторов указывают на то, что, несмотря на уменьшение числа техники, наметилась тенденция его обновления, причем на смену старым машинам приходят более производительные. «Благодаря усилению господдержки отечественного машиностроения можно ожидать фактического замещения импорта по многим позициям, в большей степени в зерноуборочных комбайнах и высокомощных тракторах», — оптимистичен Караджаев.

По прогнозам Дирка Зеелига, спрос на мощные тракторы должен сохраниться на достаточно стабильном уровне. Наиболее оживленными будут продажи машин мощностью 300−350 л. с. — они наиболее универсальны и подходят для многих шельфов орудий, поясняет он, к тому же потребность в них объективно высока. Увеличение экспорта сельхозпродукции по итогам прошлого года может поддержать платежеспособный спрос аграриев, но многое будет зависеть от дальнейшей динамики валютного курса, поскольку основными игроками на рынке мощных тракторов по-прежнему остаются крупные иностранные производители, говорит Зеелиг.

Хамидуллин тоже уверен, что рынок мощных тракторов продолжит расти, что связано с нехваткой машин. «В будущем мы допускаем возможность непродолжительной стагнации продаж из-за повышения эффективности использования тракторов и агрегатов», — добавляет он. «Агромашхолдинг» в этом году планирует увеличить реализацию гусеничного трактора «Агромаш-Руслан» мощностью 340 л. с. Предполагаемый объем продаж — не менее 50 единиц, делится Караджаев. Роста спроса на мощные тракторы ждет и ПТЗ. По мнению Солдатова, внедрение новых энергоемких агротехнологий, дефицит кадров на селе, устаревший тракторный парк и возврат в оборот сельхозземель должны привести к увеличению продаж.

Гончаров считает, что спрос на машины российского производства будет расти благодаря государственной поддержке и субсидированию. Импорт же, наоборот, продолжит снижаться: введение утилизационного сбора с февраля 2016 года увеличило и без того высокую стоимость иностранных машин, что не сможет не отразиться на динамике продаж. При этом зарубежным компаниям, собирающим тракторы в России, придется принять условия, сложившиеся на рынке, и увеличить степень локализации своей продукции для попадания в программы субсидирования и «Росагролизинга». То есть им необходимо отказаться от отверточной сборки. Например, «Ростсельмаш» уже занимается организацией производства трактора Versatile 2375 с нуля. Первые локализованные машины сойдут с конвейера в четвертом квартале этого года, рассказывает Гончаров.

При стабильно низком курсе рубля и поддержке российского машиностроения объемы продаж отечественных мощных тракторов вырастут до 15% в ближайшие годы, думает Савинов. Продажи импортных машин также будут увеличиваться, хотя и не так стремительно — в среднем на 5−10% в год. Особенно это относится к производителям, локализовавшим производство в России. «На нашем заводе производится большая линейка тракторов этой категории, поэтому мы тоже планируем наращивать локализацию и рассчитываем на стабильный рост продаж», — добавляет он.

Иванов тоже думает, что для повышения привлекательности тракторов иностранных брендов локализация их производства должна расти. Процент комплектующих российского производства должен составлять минимум 70%, чтобы импортными были только какие-то отдельные сложные элементы. Он приводит в пример технику Amazone — это российские производство, сборка, цена, запчасти, сервис, техническое обслуживание, но при этом западное качество.

Неправильные покупки
Несмотря на повышение уровня технологической грамотности сельхозпроизводителей, ошибки при выборе техники все-таки случаются. Первая — выбор трактора без учета размеров полей и объема пашни в хозяйстве. От тщательности подбора трактора оптимальной мощности в конечном счете зависит себестоимость урожая и прибыль с гектара, акцентирует Мурад Караджаев.

Вторая ошибка — покупка трактора без тщательного анализа использования данной модели в России и в конкретном регионе. Непроверенные, но привлекающие рекламой тракторы могут быть недостаточно надежными, малопригодными для ремонта, неэкономичными и совершенно неприменимыми для необходимых сельскохозяйственных операций. Низкая стоимость по сравнению с аналогичными машинами может говорить о невысоком качестве, а это риск частых поломок. Покупка машин навязанных известных брендов, которые на слуху, тоже не всегда гарантирует отсутствие проблем, знает Караджаев: некоторые участники рынка собирают технику из некачественных комплектующих в экономически слаборазвитых странах. Такие машины стоят сравнительно недорого, но в результате часто ломается, отмечает он.
Технические нюансы
На начальном этапе выбора мощного трактора необходимо обсудить стандартную комплектацию и выяснить, что можно прибрести в качестве опции. Например, сдвоенные колеса в базовой комплектации — это существенное преимущество. Они значительно снижают давление тяжелой машины на почву и позволят трактору раньше выйти в поле весной, рассказывает Дмитрий Гончаров.

Тип и производительность главного насоса гидравлической системы и число выносных клапанов гидрораспределителя также имеют важное значение. «Гидравлическая система трактора должна быть с закрытым центром, производительность главного насоса — минимум 170 л/мин., число выносных клапанов — не менее четырех: этого достаточно для работы трактора с большинством современных посевных комплексов, — говорит он. — Также необходимо обратить внимание на сложность выполнения ежесменного обслуживания трактора: чем оно проще, тем меньше вероятность, что его не сделают».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще