Цифровой передел. Преимущества и риски цифровизации сельского хозяйства -Агротехника и технологии
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Цифровой передел. Преимущества и риски цифровизации сельского хозяйства
Ирек Давлетшин, Алексей Трофимов
Агротехника и технологии
19 сентября 2018
Подъем умного сельского хозяйства невозможен без грамотного партнерства государства и бизнеса. Относительно недавно Минсельхоз разработал сценарий ускоренной цифровизации сельского хозяйства в рамках программы «Цифровая экономика РФ», где во всех красках расписал преимущества внедрения IT-технологий в АПК. Между тем, как признаются игроки рынка, на пути к автоматизации бизнес-процессов в сельском хозяйстве встречается немало трудностей и еще больше вопросов
Рынок информационных технологий в сельском хозяйстве составляет более 360 млрд руб.
Фото: Легион-Медиа

Цифровизация предстает перед многими как знаменитый черный ящик из известной передачи, который может таить любую неожиданность. В преимуществах и подводных камнях цифровизации российского сельского хозяйства разбирались корреспонденты журнала «Агротехника и технологии».

По мнению директора Департамента развития и управления государственными информационными ресурсами АПК Минсельхоза России Игоря Козубенко, уровень цифровизации сельского хозяйства может повыситься как минимум в три-четыре раза в индексном выражении. «Отрасль готова перенести на свою почву практически все технологии, которые существуют в цифровой экономике. Если исчислять в денежном эквиваленте, то рынок информационных технологий в сельском хозяйстве составляет более 360 млрд руб. По нашим прогнозам, он должен вырасти в ближайшие 10-15 лет в 3-5 раз», — отмечает чиновник. 

Комплексная цифровизация сельхозпроизводства, c его точки зрения, позволит аграриям снизить затраты на 23%. Так, средняя экономия затрат при землепользовании с применением технологий GPS-навигации составляет 11-14%, при дифференцированном внесении удобрений — 8-12%, а благодаря системам параллельного вождения — 8-13%. «При неэффективном использовании инструментов агробизнеса теряется до 40% урожая», — констатирует Игорь Козубенко, поясняя, что под инструментами традиционно понимаются средства защиты растений, семенной фонд, машинно-тракторный парк и новые технологии, прежде всего, технологии точного земледелия.

Комплексная цифровизация сельхозпроизводства позволит аграриям снижать затраты на 23%.

Главная задача — накормить людей

Потребление подавляющего большинства видов продуктов питания в России находится на уровне значительно меньшем медицинской нормы, рассуждает директор по анализу рынков облачных и IТ-услуг J’son & Partners Consulting Александр Герасимов. Поэтому любая программа модернизации сельского хозяйства должна быть направлена на решение именно этой проблемы — накормить людей. Поскольку реальные располагаемые доходы населения в России снижаются уже пятый год подряд, то единственный выход — снизить розничные цены, причем не на 10-15 %, а кратно, сохранив при этом или даже повысив маржинальность бизнеса сельхозпроизводителей и как минимум не ухудшив качество продукции. Возможно ли это? Как ни странно, да, но только в том случае, если кардинально перестроить весь процесс производства и сбыта сельхозпродукции, что, собственно, и называется цифровой трансформацией.

Эксперт назвал два фактора, позволяющих увеличить объем потребления сельхозпродукции в России. Во-первых, недоступность для подавляющего большинства сельхозпроизводителей в России современных средств механизации и автоматизации является основной причиной крайне низкой производительности труда, соответственно, высокой себестоимости единицы продукции. Переход от модели продажи сельхозтехники и средств автоматизации в собственность к модели оплаты их функций по фактическому объему или даже результатам потребления, что является основой цифровой трансформации, решает проблему доступности техники и, следовательно, повышения производительности труда. Поскольку мы стартуем с очень низкого уровня производительности, то она вполне может повыситься в 3-5 раз.


Во-вторых, цифровизация за счет своего сквозного характера позволяет информационно связать потребности конкретного конечного потребителя и возможности конкретного сельхозпроизводителя, исключив таким образом множество ненужных посредников, на которых сейчас приходится до 80 % в розничной цене продукта.

Вместе эти два фактора позволят увеличить объем потребления сельхозпродукции в нашей стране в 1,5 раза, то есть эффект от роста объема потребления перекроет снижение розничных цен, при этом маржинальность бизнеса сельхозпроизводителей даже вырастет, а риски снизятся. Парк тракторов увеличится на 300 тыс. единиц, комбайнов — на 300 тыс., а потребление удобрений вырастет в 9 раз. Это то, что в теории игр называется моделью win-win (игры с положительной призовой суммой) — выигрывают все участники процесса цифровизации, включая конечного потребителя, подытоживает Александр Герасимов.

Основная сложность цифровизации — интеграция всех систем и бизнес-процессов.

Прозрачное землепользование

Новые технологии существенно проясняют ситуацию с состоянием земель и землепользованием. Например, по данным Минсельхоза, в Ставропольском крае активно используют ГИС «Распределение земель сельхозназначения». Спутниковый мониторинг показал, что в Ставропольском крае используется на 251 406,4 га больше пашни, чем по данным Росстата. Есть у этой технологии и еще один полезный эффект: она позволяет уточнять и корректировать число обанкротившихся хозяйств. Так, из 32 хозяйств края, объявленных ФНС банкротами, 4 оказались работающими предприятиями. Наконец, только в сентябре 2017 года мониторинг выявил 189 пожаров.

В Волгоградской области с помощью спутникового мониторинга провели инвентаризацию земель сельхозназначения и обнаружили неиспользуемые земли. Это позволило в 2017 году уменьшить площадь необработанной пашни на 84,6 га.


В 2017 году АПК инвестировал в информационные технологии более 800 млн руб. Это мизерная цифра по сравнению с тем валовым доходом, который получает сельское хозяйство.

Оборотная сторона

С другой стороны, существует немало проблем, с которыми сталкивается большинство предприятий, внедряющих современные технологии. «Основная сложность — это вопрос интеграции. Системы должны интегрироваться со всеми остальными бизнес-процессами на предприятии», — поделился с «Агротехникой и технологиями» директор по развитию Агродивизиона холдинга «Солнечные продукты» Василий Илясов. Его компания недавно внедрила систему спутникового мониторинга для контроля работы техники и выполнения агроопераций. «Зачастую сельхозпроизводители думают, что достаточно купить дорогую систему, и все сразу заработает, но без проверки того, как она функционирует непосредственно на поле, ничего работать не будет», — предупреждает аграрий. По его словам, до тех пор, пока человек не поедет на поле и там не «покопается» в земле, данные, которые дает спутник, практически ничем ему не помогут. Аграрий лишь увидит множество проблем, но не поймет, с чем они связаны.

Другая проблема — поиск готовых вариантов. По словам Василия Илясова, сегодня на рынке нет готового комплексного решения, которое бы обеспечивало автоматизацию и прозрачность всех бизнес-процессов. «Система управления на российских фермах “колхозная”, — говорит специалист. — Аграрии держат в голове цифры, что-то помнят, что-то — нет, считают “на коленке” и ищут готовое решение — коробочную версию, которую достаточно установить, показать, рассказать, и весь коллектив сразу поймет, что делать. Но такого, конечно, быть не может, поскольку таких решений просто нет». Отсюда возникает задача «подружить» между собой имеющиеся решения, создать платформу, которая будет обеспечивать обмен данными, а некоторые бизнес-процессы прописать с нуля.

По словам Дениса Усанова, директора компании «АНT» (разработчик системы управления производственным процессом в растениеводстве), добиться этого возможно, однако сделать это будет нелегко: «Сбор фактов по технологическим операциям, который происходит в поле, — очень непростая задача. Нужно понимать, кто из механиков-водителей и механизаторов находился в поле и управлял тем или иным трактором, а также знать, какое навесное оборудование использовалось. Обычно эти данные забиваются вручную. Хотя существует программное решение, с помощью которого мы получаем идентификацию этих параметров».

Далее возникает вопрос, как обработать информацию, полученную с техники. «Мы делаем абсолютно открытый протокол для внешних систем. Это может быть и 1С, и любые другие системы. Все зависит от IT-рельефа, который сформировался на предприятии. Таким образом, возможна интеграция с другими платформами, потому что мы предоставляем необходимую для нее информацию и документацию. Словом, мы хотим добиться полной прозрачности информации, которая находится в системе», — объясняет Усанов.

«Информацию мы получаем из трех источников: 1С, Еxcel и датчики, — продолжает Денис Усанов. — Например, открытая платформа позволила реализовать в компании “Башкир-агроинвест” различные сценарии получения информации для того, чтобы сформировать полную отчетность и получить полный контроль и управляемость уборочной кампании».


На тысячу специалистов, занятых в АПК, приходится всего один IT-специалист, а всего в отрасли работают 12 тыс. IT-специалистов.

Где взять IТ-агронома?

Следующее направление работы — программное обеспечение агрономов и поиск специалистов, способных применять IТ-технологии в сельском хозяйстве. И это, пожалуй, самая сложная задача для агропредприятия. «Агрономов практически невозможно найти, не говоря уже о тех, кто хорошо владеет компьютером. Даже толкового агронома, который “на бумажке” делает все, что нужно, днем с огнем не сыщешь. Теперь же то, что раньше грамотный агроном вписывал в свой блокнот, нам необходимо переводить в электронный вид», — делится Василий Илясов.

В «Солнечных продуктах» решили пойти по пути внедрения систем дистанционного зондирования земли и интеграции туда максимальных сведений о полях, рассказывает Илясов. Компания поставила задачу: получить электронную карту полей, научиться измерять поля с высокой точностью, внести эти данные в компьютер и обучить агронома работать с ними в системе. «Прежде всего мы хотели внедрить процесс, позволяющий вносить в эту систему данные непосредственно в поле. Это исключает лишнюю работу и повышает скорость передачи данных», — добавляет Илясов.

Агродивизион холдинга «Солнечные продукты» поступательно интегрирует разные системы между собой. «Нам уже удалось интегрировать программы мониторинга техники и мониторинга посевов, весовое хозяйство и операционный учет, — перечисляет Василий Илясов. — Следующий этап — интеграция их всех с системой регламентированного учета 1С, чем мы сейчас и занимаемся».

Отечественные предприятия уделяют мало внимания специалистам, занятым в области информационных технологий, и инвестициям в информационные технологии, считает Игорь Козубенко. «По данным официальной статистики, всего в АПК в области информационных технологий за 2017 год инвестировано более 800 млн руб. Это мизерная цифра по сравнению с тем валовым доходом, который получает сельское хозяйство», — считает директор Департамента развития и управления государственными информационными ресурсами АПК. По информации Минсельхоза, на тысячу специалистов, занятых в АПК, приходится всего один IT-специалист, а всего в отрасли работают 12 тыс. IT-специалистов. «Главный айтишник в агрохолдинге стоит дороже, чем главный агроном, потому что практически все агропредприятия сейчас не просто производители сельхозпродукции. Они параллельно становятся IT-компаниями, им приходится искать новые методы, создавать новые технологии, писать программное обеспечение. Ведь без программистов сегодня практически невозможно быть конкурентоспособными», — убежден Игорь Козубенко.

Риски внедрения цифровых технологий, по мнению чиновника, связаны не только с нехваткой IT-специалистов, но и с недостаточностью у них знаний. «В нашем ведомстве есть 54 агровуза, c которыми мы плотно работаем, пытаемся внедрить новые дисциплины, заинтересовать ребят тем, что IT-технологии в сельском хозяйстве — это выгодно. За этим будущее. Например, в Тимирязевской академии с 1 сентября открывается новая дисциплина “Цифровое сельское хозяйство”», — рассказывает Игорь Козубенко.

У цифровизации сельского хозяйства есть как неоспоримые выгоды, так и задачи, которые нужно решать в ближайшее время. С одной стороны, увеличивается экономический эффект, в 3-5 раз повышается производительность труда, возрастает маржинальность агробизнеса, а затраты сельхозпроизводителей снижаются. Новые технологии позволяют проводить эффективную инвентаризацию земель и землепользования.

С другой стороны, аграрии сталкиваются с нелегкими задачами при внедрении технологий точного земледелия. Это и вопросы интеграции новых систем с существующими бизнес-процессами, и отсутствие комплексного решения, которое бы обеспечивало автоматизацию и прозрачность всех бизнес-процессов. Возникает целый блок кадровых вопросов: недостаток IT-специалистов, адаптированных к агросфере, нехватка агрономов, способных работать с компьютерными программами и приложениями, низкая квалификация людей, которым предстоит обслуживать новое оборудование. И от того, насколько быстро и грамотно будут решены данные вопросы, во многом зависит успех всего процесса цифровизации сельского хозяйства в России.

 

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама