Выбор редактора

Одним из главных бенефициаров обсуждаемого в правительстве снижения совокупной ставки сборов в социальные фонды до 21% при росте НДС до 21% станет сельское хозяйство. Это следует из расчетов, представленных Минэкономразвития на совещаниях в правительстве, пишет «Коммерсантъ». По подсчетам министерства, снижение налоговой нагрузки для сельского хозяйства при реализации данной налоговой схемы составит 40%. Другие сектора экономики выиграют меньше: в образовании и здравоохранении «налоговый маневр 21/21» позволит снизить нагрузку на 32−33%, в госуправлении — на 28%, в строительстве, ЖКХ и торговле — в пределах 5%.

В настоящее время ставки сборов в соцфонды составляют около 30% (в перспективе, после отмены льгот по ним, должны повыситься до 34%), базовая ставка НДС — 18%. В то же время сельхозпроизводители, которые отвечают определенным критериям, могут использовать ставку по налогу на прибыль в размере 0%, а также сниженную до 1,1% или до 0% ставку по налогу на имущество. Кроме того, реализация сельскохозяйственной продукции, как правило, облагается НДС по ставке 10%, на данный момент ее не планируют повышать. Поэтому в силу существующих особенностей налогообложения обсуждаемый вариант налогового маневра действительно может быть выгоден для отдельных игроков АПК, говорит старший менеджер департамента консультирования по налогообложению и праву компании Deloitte в СНГ Анастасия Спиридонова. «При этом у сельхозпроизводителей появится возможность принимать НДС к вычету по повышенной ставке (21% вместо текущей 18%), что может способствовать высвобождению дополнительных денежных средств. А снижение ставки по социальным взносам при одновременном сохранении НДС на уровне 10% должно позволить таким компаниям уменьшить издержки на свою продукцию, увеличить конкурентные преимущества, в том числе и экспортные, а также, при желании, предложить более привлекательный уровень зарплат и привлечь в отрасль квалифицированные кадры», — рассказала она «Агроинвестору».

В то же время эффект от маневра будет не так однозначен для тех категорий налогоплательщиков, которые занимаются не выращиванием, а промышленной переработкой сельхозпродукции, заметила Спиридонова. «Как правило, такие компании используют стандартные налоговые ставки, — пояснила она. — Кроме того, любое повышение НДС сказывается на уровне инфляции в стране и покупательской способности населения, что тоже необходимо принимать в расчет при оценке эффекта от реформы».

Налоговая выгода не выглядит очевидной и для экспортеров сельхозпродукции, добавляет руководитель практики по работе с компаниями агропромышленного сектора KPMG в России и СНГ Виталий Шеремет. «Выгода аграриев как для экспортирующей отрасли считается именно от НДС, так как доля расходов на оплату труда редко превышает 15−20% в структуре себестоимости», — сказал «Агроинвестору» Шеремет. При экспорте продукция облагается НДС по ставке 0%, а вся сумма входного НДС принимается к вычету. «Однако при стабильных экспортных ценах размер НДС с экспортных продаж будет иметь нулевой эффект на налоговую нагрузку отрасли, так как было бы наивно предполагать, что российские экспортеры смогут включить увеличенный НДС в экспортную цену и получить выгоду от его возмещения», — отметил эксперт. По его словам, KPMG провела небольшой опрос среди своих клиентов и обнаружила, что предлагаемые изменения не вызывают у экспортеров ничего, кроме недоумения. «Ясного понимания целей и эффекта предлагаемой налоговой реформы в отрасли нет. Очевидно, Минэкономразвития стоит провести разъяснительную работу с отраслью и попытаться обосновать ту 40%-ную выгоду, которая сегодня не выглядит очевидной», — добавил Шеремет.

Поручение в течение 2017 года «детально и всесторонне рассмотреть предложения по настройке налоговой системы» было озвучено президентом Владимиром Путиным в послании Федеральному собранию 1 декабря 2016 года. Как заявил глава государства, в 2018 году необходимо подготовить и принять все соответствующие поправки в Налоговый кодекс с тем, чтобы с 1 января 2019 года ввести их в действие, «зафиксировав новые стабильные правила на долгосрочный период».

Помимо «схемы 21/21» сейчас обсуждается и ряд других вариантов налоговой реформы. В частности, по данным «Ведомостей», в Минфине рассматривалось повышение НДФЛ до 15%, из которых 6−8 п. п. будут направляться в федеральный бюджет, при одновременном снижении нагрузки на работодателей с 30% до 21% ставки страховых взносов. В Центре стратегических разработок Алексея Кудрина прорабатывался вариант повышения ставки НДФЛ до 17% с предоставлением вычета (или всем, или беднейшим гражданам) на уровень прожиточного минимума. А замминистра финансов Илья Трунин ранее предлагал «взносы снизить, а НДС не трогать».