Olam пришла за молоком -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Olam пришла за молоком
Инна Ганенко
Агроинвестор
апрель 2012
Сингапурская корпорация вложит $800 млн в российское животноводство

Сингапурская Olam и «Русская молочная компания» («Русмолко») в феврале начали реализацию крупнейшего проекта на российском молочно-сырьевом рынке. Он предусматривает создание в Пензенской области самого большого в стране и одного из крупнейших в мире стад в 50 тыс. КРС. Инвестиции должны составить до $800 млн. Сделка беспрецедентна по деньгам, объемам производства (0,5 млн т/год) и статусу партнера, привлеченного в отрасль: Olam - один из ведущих мировых трейдеров сельхозпродукции.

Olam International Limited, один из мировых лидеров на рынке поставок и переработки сельхозпродукции и пищевых ингредиентов (см. врез), и «Русская молочная компания», крупный российский промышленный производитель сырого молока, объявили о начале «стратегического партнерства с целью развития молочного животноводства и растениеводства в Пензенской области». Переговоры о сделке стороны вели с марта 2011 года. В проект с Olam вошли все земли «Русмолко» (в презентации компании сказано, что у нее в управлении 140 тыс. га) и молочные фермы компании. Проект строительства под Пензой комплекса по производству индейки, который компания начала в прошлом году (бывший актив «Евросервиса»), не вошел в сделку.

Поглощение или партнерство?

Сделка выглядит как поглощение «Русмолко» корпорацией Olam: последняя за $75 млн получает 75% в ее бизнесе по производству молока и зерновых, пять из семи мест в совете директоров, а основатели компании не сохраняют за собой блокпакета (25% + 1 акция). Масштабы бизнеса партнеров тоже несопоставимы: «Русмолко» оценена в $130 млн, а у Olam один только финансовый оборот, по собственным данным, — на уровне $12,5 млрд/год.

В «Русмолко» с такой трактовкой не согласны. Стороны заключили соглашение акционеров, по которому прежние владельцы сохраняют возможность влиять «на все важные решения наравне с Olam», аргументирует замгендиректора «Русмолко» Елена Фирсова, а основатель компании Наум Бабаев остается председателем совета директоров. У него есть опцион на выкуп доли Olam через пять лет после сделки, а деньги, потраченные на приобретение этой доли, инвестируют в развитие «Русмолко». Выкуп компанией Olam у структур Бабаева оставшихся 25% акций либо части этого пакета условия соглашения, по словам Фирсовой, не предусматривают. «Мы не ставим задачу полностью продать наш пакет, а планируем стать частью глобального Olam», — подтверждает Бабаев. По его словам, даже если будет обратный выкуп, сингапурская компания в любом случае сохранит долю, превышающую 50%".

Для успешной долгосрочной реализации проекта в России необходим местный игрок, подчеркивал гендиректор Olam Санни Вергезе (Sunny Verghese) на пресс-конференции, где было объявлено о сделке: «Такую уникальную бизнес-платформу невозможно создать с нуля за короткий срок. Наш российский партнер обладает глубоким пониманием особенностей локального рынка. Мы хотим, чтобы «Русмолко» продолжала оставаться долгосрочным партнером Olam».

В чем заключается проект

В течение трех лет «Русмолко» должна увеличить обрабатываемые угодья с 52 тыс. га до 106 тыс. га. Тогда же планируется строительство в Пензенской области четырех новых молкомплексов на 4 тыс. дойного КРС каждый, вследствие чего дойное стадо компании вырастет до 20 тыс. против 7,2 тыс. сейчас. Портфель инвестиций за эти три года составит $400 млн, объявили Вергезе и Бабаев. При достижении показателей бизнес-плана начнется второй этап инвестирования — до 2018 года, стоимостью $350−400 млн, пояснил Вергезе. Он предусматривает удвоение валового надоя до 0,5 млн т/год, увеличение стада до 50 тыс. дойных коров, обрабатываемых земель — до 130 тыс. га. «На первом этапе мы будем делать упор на производство высококачественного молока-сырья, а вот на втором, вероятно, начнем заниматься и переработкой», — говорит Вергезе. Планируется создать корпоративный учебно-производственный центр, который в перспективе может стать национальным, где будут готовить специалистов по работе с новейшими достижениями мировых агротехнологий, рассказывают партнеры.

Также в их планах — инвестиции в выращивание сахарной свеклы и производство сахара. Инвестиции в сахарный бизнес рассматриваются в двух вариантах — строительство в Пензенской области перерабатывающего предприятия либо покупка действующего завода. В регионе три сахарных предприятия — заводы «Атмис-сахар», которым владеет «Сюкден», «Земетчинский» (входит в «Продимекс») и «Бековский» (ранее принадлежал «Евросервису»). Вообще, по словам Бабаева, Olam готов рассматривать любые проекты с приставкой «агро», которые соответствуют ее бизнес-стратегии — создание добавочной стоимости с фокусом на построение вертикально интегрированных моделей. «Не исключено, что будут рассматриваться возможности реализации сельхозпроектов и в других регионах России», — думает он.

Перспективы и риски

Председатель правления Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Андрей Даниленко (войдет в совет директоров «Русмолко» как независимый директор) называет сделку «беспрецедентным [по объему] вложением иностранного капитала в производство молочной продукции» в России. Впрочем, в сфере переработки молока за последние два года были и более крупные сделки: PepsiCo в 2011 году потратила $5,4 млрд на покупку 100% «Вимм-Билль-Данна», а годом ранее свои активы в России и СНГ объединили Danone и «Юнимилк». В результате последней сделки появилась объединенная компания с годовым объемом продаж, превышающим $1,85 млрд.

Даниленко считает, что с вложениями на уровне $800 млн и поголовьем в 50 тыс. дойного КРС «Русмолко» сможет претендовать на место в топ-10 мировых лидеров молочной отрасли. Объем производства молока в Пензенской области теперь удвоится, радуется министр сельского хозяйства региона Марат Фаизов. 50 тыс. дойного КРС — это минимум 400 тыс. т/год молока, подсчитал он. Для сравнения, в 2011 году все хозяйства области получили 461 тыс. т; этот надой дали 50 тыс. коров в организованных хозяйствах и 74 тыс. — в личных подсобных, пояснил Фаизов в интервью PenzaNews. Он добавил, что заявленные партнерами новые комплексы будут строиться в районах, где у «Русмолко» уже есть земельные ресурсы.

Пример Olam поможет привлечь в отечественное молочное животноводство других иностранных инвесторов, надеется Татьяна Рыбалова, руководитель информационно-аналитического центра «Союзмолоко». «Чтобы конкурировать с импортом, мы должны обеспечить перерабатывающие предприятия большими объемами высококачественного молока, а для этого нужна не только поддержка государства, но и новые инвестиции», — говорит она. В том, что «Русмолко» сможет производить 500 тыс. т/год молока, Рыбалова сомневается. «Пока в России нет примеров таких огромных предприятий. Даже крупнейший производитель, «Красный Восток Агро», имеет более скромные показатели, на уровне 150 тыс. т/год. Это менее 1% общероссийского объема, — поясняет эксперт. — Замечательно, если Olam и «Русмолко» смогут хотя бы опередить нынешнего лидера. Пока ни один из таких проектов не был реализован». Получить комментарии «Красного Востока Агро» «Агроинвестору» не удалось.

Аналитик «Инвесткафе» Антон Сафонов считает стратегию Olam и «Русмолко» понятной и прозрачной. Olam получит площадку для развития своего бизнеса в России, которую создать самостоятельно было бы крайне сложно, а «Русмолко» сможет стать крупнейшим отечественным производителем молока, чего она также не смогла бы сделать без сильного стратегического партнера и инвестора, комментирует он. После вступления России в ВТО у «Русмолко» будет возможность быстро выйти на зарубежные рынки сбыта. Для реализации планов партнеров Сафонов не видит препятствий, тем более что рыночная и экономическая ситуация пока благоприятны для таких инвестиций. «Помешать может только сильное ухудшение макроэкономической конъюнктуры со снижением инвестиций и потребительского спроса», — добавляет он.

Сделка говорит о том, что глобальным производителям продуктов питания и других потребительских товаров Россия интересна и как растущий рынок сбыта, и в плане доступности производственных ресурсов, указывает вице-президент инвесткомпании «Атон» Иван Николаев. «Население планеты увеличивается, и можно ожидать дальнейшей активности иностранных инвесторов в российском секторе производства продуктов питания, включая сельское хозяйство, — говорит он. — Их интерес к качественным и современным активам будет расти». В числе таких активов, приобретенных зарубежными игроками, Николаев называет «Лебедянский» (в 2008 году его купила PepsiCo), «Вимм-Билль-Данн» и концерн «Калина», владельцем которого в 2011 году стал Unilever.

Подтверждается тренд усиления значимости бизнес-модели молочных мегаферм, трактует сделку гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько. Такая модель будет поддерживать «рыночную силу» производителей сырого молока в регионах, считает он. Перерабатывающая отрасль сейчас относительно консолидирована (основная доля рынка приходится на «Вимм-Билль-Данн» и «Данон-Юнимилк»), тогда как производители сырья разрозненны. В западных странах последние объединены в фермерские кооперативы, напоминает Рылько. У нас консолидация более реальна в формате мегаферм, следует из его слов.

Рисками проекта эксперты называют снижение потребления в России молочных продуктов, отраслевые (волатильность цен, длительная окупаемость инвестиций) и кадровые (нехватка высококвалифицированного отраслевого менеджмента) проблемы. Бабаев ранее говорил «Агроинвестору», что ему пришлось привлечь западных техников-осеменаторов и на свои средства создать учебный центр, хотя в Пензенской области есть агровуз и профильные ПТУ. У Рылько вызывает опасение регион, в котором будет развиваться проект: «Пензенская область — не самая лучшая с точки зрения климатических условий». А вот операционные риски почти отсутствуют: у «Русмолко» уже сейчас сильные позиции на рынке, добавляет Сафонов. Низкое потребление молока он связывает с высокими ценами и слабой покупательской способностью населения страны, но считает, что ситуация улучшится в ближайшие несколько лет. Отраслевые риски можно минимизировать, производя большие объемы высокосортного молока и сокращая себестоимость производства за счет современных технологий, говорит Николаев.

Санни Вергезе
«Наши планы на ближайшие 5 лет — вырасти более чем втрое»
Гендиректор Olam International — о перспективах мирового сельского хозяйства, инвестиционных стратегиях и планах своей компании

Мы основали этот бизнес 22 года назад и сейчас представлены в 65 странах. Наш оборот — $12,5 млрд, у нас примерно 17 тыс. сотрудников в разных странах мира, еще 33 тыс. человек работают у нас не напрямую. Мы управляем интегрированной системой поставок примерно по 30 сельхозтоварам, которые распределены по 14 платформам. Пример платформы — съедобные орехи. На этой платформе у нас четыре продукта — кешью, арахис, миндаль и фундук.
Мы также занимаемся добычей и производством сырья по 13 товарам, где за последние четыре года мы сделали 21 инвестицию. Производим сырье на пальмовых и каучуковых плантациях в Африке: например, у нас есть плантации кофе в Лаосе, Эфиопии и Танзании, миндаля — в Австралии и Калифорнии (США). На молочном рынке мы представлены в Уругвае, а теперь и в России. Присматриваемся и к другим ключевым крупным рынкам, на которых также можем развивать молочный бизнес. Выращиванием зерновых Olam занимается в Аргентине, там же производит арахис, сою и кукурузу. В Нигерии и Мозамбике возделываем рис.
В производство животного и растительного сельхозсырья компания инвестирует при выполнении трех условий. Во-первых, капитальные затраты и денежные расходы должны быть ниже, чем минимальные затраты [других] производителей: рынок сельхозсырья развивается циклично, а мы хотим зарабатывать прибыль при любом ценовом сценарии. Olam не видит смысла зарабатывать прибыль, когда цены на сырье растут, и нести убытки, когда они падают. Единственный способ избежать убытков, когда цены низкие, — конкурентоспособная структура расходов. При таком сценарии вы сохраняете жизнеспособность даже на дне глубокого цикла, являетесь очень прибыльными при нормальном [ценовом] цикле и невероятно прибыльными на пике. Второе, на что мы смотрим при инвестировании в производство животного и растительного сырья, — ежедневная производительность. Третье. Мы хотим быть интегрированными в местные общества и [организуя бизнес в той или иной стране] создавать для них добавочную стоимость. Когда мы инвестируем, смотрим на все три фактора. И мне приятно констатировать, что совместный проект с «Русмолко» будет обладать всеми этими составляющими.
Кроме инвестиций в производство растительного и животного сырья, Olam также вкладывается в системы снабжения. Они включают в себя поставки и координацию товарных потоков, наземные и морские перевозки, первичную переработку сырья, торговлю и управление рисками. Это второй [после инвестиций в производство сырья] элемент цепочки стоимости. Третий элемент — вторичная переработка сырья, включающая в себя добавленную стоимость. Таким образом, стратегия Olam заключается в том, чтобы быть интегрированной во всю цепочку создания стоимости продукта — производство сырья, логистику, переработку и доставку товаров. Но мы не ставим цели быть на всех рынках одинаково интегрированными по каждому из производимых товаров. К примеру, в поставки молочной продукции компания вовлечена в 10 или 11 странах, но заниматься производством молока намерена только в трех или, возможно, в четырех.
Наши планы на ближайшие пять лет, к 2016 году, — вырасти более чем втрое по прибыли (после выплаты налогов). Считаем, что на этом уровне мы будем в топ-5 крупнейших сельскохозяйственных компаний мира. Если учесть, что конкуренты начали заниматься этим бизнесом на 150−200 лет раньше нас, мы будем очень рады, если удастся достичь такого результата за наименьшее время.
У Olam есть свой взгляд на будущее мировой сельскохозяйственной индустрии. С учетом цикличности агробизнес очень привлекателен для инвестиций в долгосрочной перспективе. Это связано с тем, что несбалансированность предложения и спроса на сельхозтовары продолжит расти: спрос продолжит ускоренно увеличиваться вместе с населением планеты, а предложение будет оставаться ограниченным. В ноябре 2011 года мировое население достигло 7 млрд человек. Напомню, рост населения до первого миллиарда длился почти всю историю человечества: оно достигло этой цифры только к 1800 году. Затем потребовалось 130 лет, чтобы нас стало 2 млрд, и лишь 30 лет — для увеличения населения Земли до 3 млрд. Четвертый, пятый, шестой и седьмой миллиарды добавлялись в течение 13−14 лет. К 2035 году нас будет 8,3−8,4 млрд человек, а к 2050-му — 9,2−9,5 млрд. Сейчас население мира увеличивается на 80−85 млн человек ежегодно, и всех этих людей нужно кормить! Это очевидный двигатель спроса на продовольствие. Второй, еще более важный драйвер, — революция в образе питания [и рост благосостояния людей]. В переходных экономиках, таких как Бразилия, Китай, Индия, Россия, повышается уровень жизни, доходы на душу населения растут, люди переходят от углеводной диеты на диету, содержащую белки и жиры. Китай в начале 1980-х годов потреблял в среднем 15 кг/чел. мяса в год, а теперь потребляет 50 кг. В США и Европе среднее потребление мяса составляет 100−110 кг/чел. в год. Но здесь мы имеем дело с культурным феноменом: Китай никогда не будет потреблять столько же мяса, сколько развитые страны. Однако Тайвань и Гонконг, входящие в «большой Китай», уже сейчас потребляют 95−100 кг/год на душу населения. В-третьих, происходит урбанизационная революция. Доля городского населения КНР в этом году достигла 51,2%, впервые превысив отметку в 50% против 20−22% в 1980-е годы. В Индии горожане сейчас составляют 30% населения. Городское население растет повсеместно, и оно потребляет в 3,5 раза больше молочных продуктов, чем сельское, в 3 раза больше яиц и в 2,5 раза — мяса [на человека]. Так что по мере роста городского населения мы увидим все больший спрос на продовольственные сырьевые товары.
Появился и новый источник спроса на сельхозсырье. Раньше их было три: сельскохозяйственные сырьевые продукты потреблялись на еду людям, на корм скоту и на производство тканей — хлопок для одежды, шерсти и т. д. Теперь есть еще и топливо — биоэтанол и биодизель. И это тоже двигатель глобального спроса.
Вместе с тем, есть сдерживающие предложение факторы. В их числе ограниченность водных ресурсов. Люди потребляют 4,5 трлн куб. м воды в год. К 2030 году нам будет нужно уже 6,7 трлн куб. м. Простой расчет. В среднем человек, потребляющий 3 тыс. калорий в день, потребляет минимум 30 л/сут. воды. Потому что для производства килограмма говядины необходимо 15 тыс. л воды, свинины — 8 тыс. л, куриного мяса — 2 тыс. л. Так что по мере роста населения и увеличения потребления продовольственных товаров нам будет сильно не хватать воды, а из-за изменения климата — еще и углеродов. За последние 80 лет среднемировая температура поднялась на 0,8 градуса Цельсия, и это создает хаос с точки зрения большего количества наводнений и засух, причем более продолжительных, чем раньше. Урбанизация влияет не только на спрос, но и на предложение, снижая количество земель, которые можно было бы использовать под производство продовольствия. Например, для каждого автомобиля необходимо 0,07 га земли — это дороги, парковки и гаражи. В том же Китае сейчас примерно 45 млн легковых авто. Существует оценка, по которой к 2030 году в КНР будет примерно 630 млн легковых машин. Это означает невозможность культивации 6 млн га земель.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще