Не хватает на воду -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Не хватает на воду
Алена Белая
Агроинвестор
январь 2015
Мелиорация медленно развивается из-за недостаточного госфинансирования
Фото: Reinke

Федеральная целевая программа (ФЦП) «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения России на 2014−2020 годы» стала логическим продолжением взятого правительством в последние десять лет курса на модернизацию мелиоративного комплекса. За первый год на ее реализацию из федерального бюджета выделили более 8 млрд руб. По данным Минсельхоза, полив в 2014 году проводили примерно на 1,5 млн га.

До 2020 года на новую программу по развитию мелиорации будет выделено свыше 185 млрд руб. (см. таблицу «Деньги на мелиорацию»). Основная часть средств поступит из федерального бюджета. Еще более трети суммы планируется привлечь из внебюджетных источников. По итогам девяти месяцев 2014 года всего на финансирование программы было потрачено 8,7 млрд руб., причем более половины денег (4,5 млрд руб.) — частные инвес­тиции. А вот участие в новой программе регионов крайне низкое: в целом на ее реализацию они выделили из своих бюджетов лишь 0,6 млрд руб.

Сложности финансирования

Председатель совета директоров компании «Водстрой» Полад Полад-заде отмечает, что программа не была однозначно принята в экспертном сообществе. Например, вызывают вопросы расставленные приоритеты, а также финансирование, заложенное в этом документе. Полад-заде знает, что первоначально подготовку программы по мелиорации поручили Российскому научно-исследовательскому институту гидротехники и мелиорации им. А. Н. Костякова. Но завершенный учеными и одобренный водным сообществом страны документ подвергся радикальной переработке. «И дело не только в том, что существенно урезали объем капитальных вложений, но, что не менее важно, из этой программы непонятно, как реализовывать поставленные задачи», — обращает внимание он.

Если проект ученых предусматривал вложение 860 млрд руб. до 2020 года, в том числе 630 млрд руб. из федерального бюджета, то в утвержденной программе предусмотрен общий объем финансирования всего на уровне 185 млрд руб., причем 35% средств должны составлять частные инвестиции.

Цели, обозначенные в программе, тоже вызывают сомнения у Полад-заде. До 2020 года планируется ввести в оборот 840 тыс. га орошаемых земель — примерно столько ежегодно вводилось в СССР в 1980-е годы, акцентирует он. Этого явно недостаточно. «Самое главное, что в программе не указано, где и что будут выращивать на мелиорированных землях, — говорит он. — Затраты предусмотрены хоть и небольшие, но нужно твердо знать, что они дополнительно дадут определенный объем продовольствия».

Руководитель общественной организации «Сельская Россия» Сергей Шугаев отмечает, что программа реализовывается медленно и тяжело из-за преобладания частных, а точнее — нехватки государственных вложений. Проблемы возникают из-за дефицита бюджетов всех уровней, считает он: мелиорация финансируется по остаточному принципу.

Поэтому, не особо надеясь на получение господдержки, агрокомпании при запуске мелиоративных проектов стараются сэкономить. «Программа предусматривает масштабные строительные работы, а большая часть сельхозпредприятий сегодня предпочитает использовать более легкие варианты — завозит воду с ближайших водоемов, использует капельное или мобильное орошение», — поясняет Шугаев. К примеру, один сельхозпроизводитель Липецкой области вложил 600 тыс. руб.

в мобильный оросительный комплекс, который охватывает около 4 тыс. га, приводит пример Шугаев. «Это меньше, чем если бы хозяйство занялось мелиоративным проектом по программе, где затраты в среднем составляли бы около 250 тыс. руб./га», — сравнивает он.

Программа предполагает возмещение части затрат сельхозпроизводителей за счет консолидированного бюджета: до 50% по всем мероприятиям, а по регионам Дальнего Востока — не менее 30%, и до 90% — по фитомелиоративным мероприятиям.

Но при этом документ содержит и определенные ограничения: кроме частных инвестиций необходим определенный уровень софинансирования расходов за счет регионов. То есть если в областном бюджете нет денег на субсидирование мелиоративных проектов, то инвестор не сможет получить федеральную господдержку.

Удачно попали

Как указывает федеральный Минсельхоз, в программе делается упор на значительный эффект от реализации мелиоративных мероприятий в засушливые годы. Выход продукции с орошаемого гектара в два-пять раз выше, чем с богарного, а производительность труда и эффективность использования природных и материально-технических ресурсов увеличивается в два-три раза.

Поскольку для каждой конкретной агрокультуры нужно строго определенное количество воды, необходимо прорабатывать всю систему мелиорации таким образом, чтобы она соответствовала заданным целям, отмечает Шугаев. Тогда можно достичь сначала средней урожайности, а затем и выше средней. «В некоторых южных регионах без полива вообще ничего не растет, — говорит он. — Засуха 2010 года показала, что не менее 20 млн га земель России нужно орошать.

Сейчас же мелиорировано всего 7 млн га, на которых большая часть оборудования почти полностью изношена». По статистике, доля мелиорированных земель во всем объеме пашни составляет всего 7,9%, при этом на них производится 50% овощей, до 20% кормов и весь рис.

Поэтому, несмотря на недостаточное финансирование, ряд регионов и компаний стараются инвестировать в развитие мелиорации. Например, на юге Волгоградской области, недалеко от Астрахани и Калмыкии два года назад было запущено предприятие «Райгород». «Свой проект мы создавали с нуля, взяв земли, которые до этого не обрабатывались 25 лет, там не росло практически ничего кроме полыни», — рассказывает директор компании Александр Шилин. Но благодаря тому, что участки расположены вдоль федерального канала, уже через два года под орошением оказалось 1,6 тыс. га.

Сначала компания работала по экономически значимой региональной программе развития сельского хозяйства, а с 2014 года перешла в ФЦП по мелиорации. В обоих случаях «Райгороду» субсидировали до 50% инвестиционных затрат на орошение. «Мы построили три насосных станции, 18 км пластиковых трубопроводов, провели 18 км подземных электрических кабелей и запустили 18 дождевальных машин», — перечисляет Шилин. В севообороте присутствуют картофель, лук, морковь, столовая свекла, кукуруза и соя. Также компания построила овощехранилище на 18 тыс. т.

Систему орошения на 380 га строят и в Тамбовской области. Компания «Русагро» планирует уже в следующем году ввести сооружения в эксплуатацию и получить первый урожай на поливе. Руководитель сельхознаправления группы Константин Бельдюшкин говорит, что одной из основных агрокультур, выращиваемых агрохолдингом в регионе, является сахарная свекла.

Она довольно чувствительна к влаге, и при орошении компания планируется получать урожай на уровне 65−70 т/га по сравнению с 40−45 т/га без полива. Общие расходы на реализацию проекта составили примерно 135 тыс. руб./га.

«Принять участие в ФЦП оказалось довольно просто, а с учетом того, что не все заявленные сельхозпроизводители в итоге вошли в программу, субсидирование затрат только увеличилось: изначально планировалось возмещение 37% расходов, сейчас идет пересчет», — делится Бельдюшкин. По его мнению, главное преимущество программы заключается в самой возможности инвестировать в оросительную систему. «Если смотреть на окупаемость проектов без субсидий, то могу сказать, что мы с высокой долей вероятности вообще не стали бы инвестировать в орошение, — признается он. — А с господдержкой и субсидиями на уровне 37% это стало реальностью».

Если подобное финансирование продолжится, то в стране может быть создано немало новых мелиоративных систем, считает Бельдюшкин. «Русагро» уже подала документы на реализацию еще одного проекта по орошению 1,4 тыс. га в Тамбовской области.

Крупный проект по мелиорации в ставропольском агропредприятии «Изобилие» в этом году реализовал инвестиционный фонд AVG Capital Partners (основной акционер «Разгуляя») совместно с «Корпорацией развития Северного Кавказа». «На 5,3 тыс. га в Георгиевском районе мы установили современное автоматизированное оборудование для полива сои и кукурузы», — рассказывает директор фонда Сергей Королев.

Подготовительная работа по проекту началась еще в 2013 году, когда компании одновременно с проектированием новой мелиоративной системы пришлось демонтировать старую, непригодную для использования.

В 2014-м было закуплено и установлено 64 пивота (круговые поливальные машины), три насосных станции, проложено 74 км подземного трубопровода, также были прочищены более 10 км межхозяйственных и внутрихозяйственных каналов. Объем инвестиций в проект превысил 500 млн руб. или около 100 тыс. руб./га. «Благодаря тому, что наши поля вплотную прилегают к федеральному распределительному мелиоративному каналу, стоимость получилась достаточно низкой, — доволен Королев. — То есть, в отличие от других хозяйств, нам не требовалось впустую тянуть трубопровод по неорошаемой территории».

Он также признается, что без ФЦП реализация проекта была бы невозможной, поскольку господдержка в размере 50% от объема капитальных затрат позволяет сократить срок окупаемости с 12−15 лет до шести-семи лет и делает инвестиции привлекательными для бизнеса. «Мы не планируем останавливаться на достигнутом, конечная цель — 25 тыс. га под орошением на Ставрополье, но, конечно, это программа не одного года, а нескольких лет», — добавляет Королев.

Не все довольны

Но не все сельхозпроизводители, которые реализуют проекты по мелиорации, смогли в этом году воспользоваться существующей господдержкой. Гендиректор «Тверской агропромышленной компании» Сергей Конаныхин сетует, что программа подразумевает ряд ограничений, не позволяющих войти в нее особо запущенным землям. «Деньги дают на те поля, которые ранее были мелиорированы, — знает он. — Увы, таких
у нас в области немного».

Орошение и осушение «сложных» земель важно, но поскольку каждый год они требуют тщательного ухода, их доходность низкая, что не позволяет аграриям заниматься мелиорацией за свои средства. «У нас в севообороте 15 тыс. га, вдоль отдельных полей есть мелиоративные канавы, но они заросли сорняками и не могут использоваться по назначению, — сожалеет руководитель. — А на восстановление оросительной системы нужны слишком большие деньги, которых у нас сейчас нет».

Агрофирма «Трио» (Липецкая область) тоже не попала в федеральную программу по мелиорации, рассказывает замруководителя предприятия Геннадий Уваркин, не уточняя причину. Тем не менее сейчас в хозяйстве орошается в общей сложности 1,8 тыс. га.

«С 2013-го мы ежегодно вводим в эксплуатацию по 500 га, это наш план и на 2015 год», — говорит он. Компания использует систему пивотов. Стоимость орошения при такой технологии составляет в среднем $3 тыс./га, включая расходы на строительство насосной станции, прокладку трубопровода и собственно покупку и установку поливальных машин.

«Срок их эксплуатации 25 лет и более, но при больших затратах и попытках уложиться в срок окупаемости около пяти лет расходы приходится перекладывать на себестоимость продукции», — отмечает Уваркин. В среднем себестоимость орошения в агрофирме составляет 20 тыс. руб./га в зависимости от агрокультур. Зато продуктивность на поливе значительно повышается, добавляет руководитель. Например, сбор с гектара сахарной свеклы вырос до 120 т, картофеля — до 70 т, кукурузы — 11−12 т, сои — 3−3,5 т. Для сравнения, без орошения «Трио» получала всего 43 т/га сахарной свеклы.

«Продимекс-Холдингу» в 2014 году тоже очень не хватало господдержки по мелиорации. «В прошлом году мы доделывали то, что было заложено в 2011—2012-м, но были вынуждены приостановить эти проекты, успели ввести чуть более 10 тыс. га, потратив в среднем 150 тыс. руб./га мелиорируемых земель, — рассказывает замгендиректора компании Вадим Ерыженский. — Нас не устраивает ни форма, ни объем помощи, ее не хватает для того, чтобы в нынешних условиях роста цен сельхозпроизводитель мог позволить себе заниматься мелиорацией».

Сейчас по действующим правилам инвестор должен сначала потратить деньги на проектирование, прохождение госэкспертизы, привлечение кредита,
а уже потом подавать через региональные власти заявку в Минсельхоз на участие в ФЦП для компенсации части затрат. «Оборудование тоже нужно заказывать заранее, а если Минсельхоз не отберет ваш проект?

А если отберет, но денег в федеральном бюджете не окажется, что сейчас не редкость? — задается вопросами Ерыженский. — Жди и гадай, будут ли компенсированы понесенные расходы и в каком объеме».

По его мнению, государство выстраивает модель субсидирования, в первую очередь, учитывая свои проблемы с контролем целевого использования бюджетных средств. Но облегчать жизнь чиновников за счет инвесторов Ерыженский считает неприемлемым.

Проблемы остаются

Несмотря на новые проекты, сделанных инвестиций для развития общей системы мелиорации в стране пока явно недостаточно. Доктор биологических наук, профессор, академик РАН Валерий Кирюшин говорит о предельной запущенности мелиоративных систем. И одним из недостатков проводимой работы в этой области он считает то, что до сих пор не создана мелиоративная служба — в советское время это была структура Министерства мелиорации и водного хозяйства. К тому же актуальна проблема кадров, о которой говорят и сами сельхозпроизводители. Например, Шилин сталкивался с трудностями при поиске персонала для обслуживания оросительной системы.

Кирюшин указывает на то, что зачастую специалисты не владеют технологиями, которые позволили бы с помощью мелиоративных мероприятий повышать урожайность. «У нас могут излишне поливать чернозем, уплотняя его, заболачивать и повышать кислотность почвы, осушать торфяники, которые при правильном использовании могут быть невероятно плодородными (в мире они считаются едва ли не самыми ценными землями), — рассказывает он. — Даже на самых высоких точках Краснодарского края мы можем увидеть болота!». Кроме того, орошение и осушение все еще используется в экстенсивных технологиях земледелия.

По словам Шилина, найти мелиораторов и проектировщиков тоже сложно, к тому же они запрашивают значительные деньги за составление проекта. Сейчас важна организация частно-государственного сервиса, который бы «под ключ» занимался проектированием и запуском проектов по мелиорации, а также обучением сотрудников агропредприятий, считает гендиректор компании «Агрокультура» Алексей Трубников. «Иначе не избежать серьезных потерь на каждом этапе, — уверен он. — Но пока мало в каких регионах есть компетентные специалисты, готовые взять на себя такую ответственность».
Кроме того, по мнению Трубникова, сейчас не хватает информации о состоянии земель сельхозназначения.

В СССР за эти вопросы отвечала земельная служба, которой теперь не существует. «Имея такой потенциал почвоведения, который накоплен у нас в стране, реально сделать подробные электронные почвенно-ландшафтные карты по каждой области, — убежден эксперт. — Из них можно было бы узнать все про каждый гектар земли: что собой представляет почва, в каком состоянии находится.

Исходя из этих данных, можно принимать решения, что на каких полях нужно делать — где стоит мелиорировать, а где это бессмысленно». Все предпосылки для такой работы в стране сейчас есть, указывает Трубников: специалисты в вузах, отечественное программное обеспечение, ГЛОНАСС, спутниковые снимки и беспилотные летательные аппараты. Не хватает только понимания руководства страны, что этим необходимо заниматься.

Сейчас прежде всего нужно восстановить и по возможности расширить мелиорацию там, где земли позволяют выращивать агрокультуры, но лишь на орошении, либо в регионах, где благодаря поливу можно резко повысить урожайность независимо от погодных условий, полагает Полад Полад-заде. В первую очередь это касается овощей, кормов для животноводства, кукурузы, риса, сахарной свеклы и др.

«Нужно понимать, что, построив мелиоративные системы, но оставив все остальное в АПК таким, как есть сейчас, мы не получим ожидаемых результатов, — продолжает эксперт. — Растениеводство на мелиорированных землях наиболее эффективно при синергетическом подходе: научно обоснованной агротехнике, использовании удобрений, системы машин для ухода за пашней и уборке урожая».

Активисты ФЦП
По данным Департамента мелиорации Минсельхоза, в завершившемся году наиболее активно финансировали программу развития мелиорации Белгородская, Самарская области, Дагестан, Татарстан и Ставропольский край. Три региона (Ингушетия, Приморский край, Еврейская АО) из-за отсутствия средств в региональных бюджетах отказались от участия в ФЦП. Десять регионов без согласования с Минсельхозом уменьшили показатели результативности мероприятий своих программ развития мелиорации, тем самым нарушив утвержденный порядок предоставления субсидий. Поэтому, как рассказал «Агроинвестору» замминистра сельского хозяйства Павел Семенов, высвободившиеся деньги были перераспределены между остальными участниками программы. Среди них: Дагестан, Мордовия, Северная Осетия-Алания, Кабардино-Балкария, Чечня, Чувашия, Краснодарский и Ставропольский края, Амурская, Белгородская, Брянская, Воронежская, Новгородская, Омская, Пензенская, Ростовская, Самарская, Свердловская и Тамбовская области.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще