Тракторы в ожидании падения -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Тракторы в ожидании падения
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
февраль 2015
В 2015 году их рынок может сократиться вдвое
Фото: Agco

В 2014 году объем рынка сельхозтракторов был на уровне 38 тыс., из которых 85% — импорт. Тогда их продажи снизились примерно на 10%, а в этом году может случиться 50-процентный обвал. Спрос сдерживают тяжелая макроэкономическая ситуация в стране, девальвация рубля и рост кредитных ставок до запретительных уровней.

Производство тракторов в России нестабильно. Если в 1990 году, по данным Росстата, было выпущено 92,6 тыс. колесных машин, то через пять лет всего 10,8 тыс. В 2003 году производство упало до минимального значения — 3,1 тыс., но затем начало увеличиваться.

До кризиса 2008 года тракторная промышленность росла неплохими темпами, достигнув 11,2 тыс. Но уже в 2009-м выпуск тракторов снизился почти вдвое. В 2013-м в стране сделали примерно 7,6 тыс. сельскохозяйственных тракторов. За девять месяцев прошлого года — 4,9 тыс., что на 20,7% меньше, чем за аналогичный период 2013-го. По расчетам аналитической компании «АСМ-Холдинг», выпуск тракторов в 2014 году составил около 7,9 тыс.

Контуры рынка

Объем российского рынка сельхозтракторов в 2014 году оценивался на уровне 38 тыс. Он включает местных локальных производителей, компании из СНГ и западные заводы. По словам менеджера по продвижению продаж тракторов «Клаас Восток» Дениса Черноглазова, трендом последних лет является постоянно растущий спрос на зарубежные машины. Объем их поставок увеличивался с начала 2000-х по 2012 год.

Затем в сегменте тракторов с классической рамой началось снижение в среднем на 10%/год, которое продолжается и сейчас, отмечает управляющий товарной группой компании «Ростсельмаш» Дмитрий Гончаров. В линейке тракторов с шарнирно-сочлененной рамой (ШСР) также наблюдалось планомерное увеличение продаж, однако после кризиса 2008 года поставки больших зарубежных машин сильно колебались.

По мнению старшего специалиста центра поддержки продаж John Deere Ангелины Горшковой, сейчас рынок тракторов нестабилен: сказывается экономическая ситуация в стране и общее настроение среди сельхозпроизводителей.

В прошлом году в России отмечался спад продаж на 10−15% относительно уровня 2013 года, говорит она. «Если в 2013-м мы прогнозировали, что рынок вырастет на 3−5%, и это нормальная динамика в стабильных условиях, то в прошлом году продажи наших тракторов упали на 10%", — делится коммерческий директор СП AGCO-RM Юрий Зябкин. Он уточняет, что в 2014 году продажи уменьшились у всех иностранных производителей.

Зябкин тоже отмечает высокую волатильность рынка сельхозтехники: на него влияет множество факторов, например, цена зерна, стоимость кредитов, инвестиционный климат и готовность компаний вкладывать деньги в сельское хозяйство.

Также рынок тракторов сильно зависит от природно-климатических факторов, добавляет бренд-менеджер управления маркетинга Петербургского тракторного завода (ПТЗ) Дмитрий Мельников. «Сказывается сезонность и длительный цикл в сельхозпроизводстве. Впрочем, это характерно не только для России, просто в некоторых странах научились более-менее успешно справляться с проблемами, регулируя рынки сельхозпродукции и поддерживая аграриев», — оговаривает он.

При этом, в отличие от зарубежных конкурентов, динамика продаж у ПТЗ в 2014 году была положительной: заводу удалось практически удвоить их по сравнению с 2013-м.

Способствовали как внешние факторы — неплохая цена на сельхозпродукцию, рост курса валют, субсидирование сельхозмашиностроителей, так и работа завода по улучшению качества машин и развитию дилерской сети, поясняет Мельников. В этом плане Claas в прошлом году тоже работал против тренда: при общем снижении спроса на 9% продажи компании выросли вдвое, доволен Черноглазов.

Основные игроки на рынке сельхозтракторов: Петербургский тракторный завод, Минский тракторный завод (МТЗ), Харьковский тракторный завод (ХТЗ), а также ведущие мировые компании John Deere, Case, New Holland, AGCO, SDF, Claas, перечисляет Мельников.

«В наиболее массовом сегменте колесных тракторов мощностью от 80 л. с. до 150 л. с. доминирует продукция МТЗ. В диапазоне 150−250 л. с. лидирует ХТЗ, сюда же активно внедряется МТЗ. Иностранные марки также присутствуют в данном секторе, занимая в сумме до 20−25% рынка», — оценивает он.

МТЗ является безусловным лидером ниши малых и средних тракторов с машинами мощностью 80−90 л. с. и 100−120 л. с., соглашается Зябкин. Однако в линейке свыше 200 л. с., по его словам, у западных производителей практически нет конкурентов. Петербургский тракторный завод конкурирует с глобальными мировыми концернами в сегменте мощных тракторов, не соглашается Мельников.

«До начала 2000-х российский парк и рынок таких тракторов практически на 100% состояли из нашей продукции, — подчеркивает он. — Несмотря на то что в начале 2000-х в этот сектор достаточно быстро и успешно вошли ведущие мировые корпорации, ПТЗ удается сохранять значительную долю рынка».

По итогам 2014 года компания занимает около 30% объема продаж в сегменте тракторов свыше 250 л. с., оценивает он. «Ростсельмаш» с 2009 года работает на рынке тракторов и предлагает модели под канадским брендом Versatile мощностью от 190 л. с. до 575 л. с. «По некоторым группам машин наша доля рынка превышает 40%, — говорит Гончаров. — Ежегодный прирост продаж составляет около 20%".

Западные компании продают больше тракторов в сегменте 300−350 л. c., уточняет Черноглазов. «В последнее время активно растет реализация пропашных тракторов от 400 л. с. В первую очередь это связано с появлением широкозахватных почвообрабатывающий орудий и посевных комплексов, — считает он. — Второй фактор, определяющий рост в данном сегменте, — недостаток квалифицированных кадров в сельском хозяйстве».

Агрокомпании и фермеры вынуждены увеличивать производительность труда каждого механизатора, а добиться этого можно благодаря использованию более мощных тракторов и повышению комфорта на рабочем месте, поясняет Черноглазов.

У John Deere, по словам Горшковой, особой популярностью пользуются тракторы серии 8R с диапазоном мощности 245−370 л. с. Несмотря на то что New Holland предлагает на российском рынке машины от 75 л. с. до 600 л. с., большим спросом пользуются 7-я (200 л. с.) и 8-я (300 л. с.) серии, отмечает коммерческий директор «Агро-Нова» Иван Петерс.

«Распределение продаж по тяговым классам выглядит примерно следующим образом: 3-й и 4-й составляют 70%, на сверхмощные тракторы 5-го и 6-го классов приходится 10%, оставшиеся 20% — тракторы 1-го и 2-го класса серии TD5», — перечисляет он. У ПТЗ наиболее востребованы самый мощный и дорогой «Кировец» К-744Р4 В комплектации «Премиум» (428 л. с., двигатель Mercedes) и его бюджетная модель в комплектации «Стандарт» (300 л. с., двигатель ЯМЗ), делится Мельников.

Доля реализуемых тракторов различных тяговых классов в общем объеме продаж Versatile распределяется, как и у большинства производителей: машин с классической рамой продается больше, чем тяжелых мощных тракторов с ШСР, сравнивает Гончаров.

По его словам, спрос определяют размер и контурность полей, географическое расположение хозяйства, технология выращивания агрокультур и т. д. «В большинстве случаев аграрии отдают предпочтение классическим тракторам от 150 л. с. до 350 л. с. При этом есть регионы, где в хозяйствах активно применяются машины с ШСР», — отмечает он.

Зябкин подтверждает, что спрос на различные модели тракторов варьируется в зависимости от региона. Например, в Северо-Западном округе больше развито животноводство, и соответственно, требуется заготавливать зеленые корма для КРС.

На юге страны главной агрокультурой являются зерновые, там сеют много озимых. «Учитывая эту специфику, на юге эффективным техническим решением будут мощные тракторы 300−400 л. с., которые в совокупности с соответствующим оборудованием могут выполнять наиболее широкий спектр сельхозработ, — комментирует Зябкин. — На Северо-Западе нужнее тракторы 150−250 л. с., они более универсальны и эффективны для заготовки и транспортировки кормов».

Нужна модернизация

По данным Минсельхоза, на начало 2014 года в России было зарегистрировано 435,8 тыс. тракторов, при этом потребность в них ведомство оценивало на уровне 610 тыс. «По разным данным, мы определяем коридор обеспеченности сельхозпроизводителей тракторами на уровне 40−60%", — отмечает Гончаров.

В целом уровень механизации в отечественном сельском хозяйстве сейчас очень низкий, солидарен Зябкин: в США на 1 тыс. га приходится 25 тракторов, в Европе — 40−45, у нас — всего три. С 1990-х за 20 лет их общее число снизилось с 1,3 млн до 400 тыс. Главной причиной этих изменений он считает существовавшую в Советском Союзе систему распределения.

«Техника производилась в избыточном количестве и, соответственно, использовалась неэффективно и не по назначению, — комментирует Зябкин. — Я всегда привожу в пример историю о том, как корпусами рабочих зерноуборочных комбайнов укрепляли дамбу».

Оценка обеспеченности тракторами — достаточно сложный вопрос, говорит Мельников. С одной стороны, есть так называемая технологическая потребность, расчеты на ее основе демонстрируют дефицит на уровне 50−70%.

В то же время практика показывает, что и с имеющимся парком сельское хозяйство обеспечивает объемы производства на уровне лучших лет СССР, когда тракторов было значительно больше, рассуждает он.

«Нужно учесть, что энергонасыщенные тракторы и ресурсосберегающие технологии внесли свои коррективы. Например, «Кировец» или его зарубежные аналоги, агрегатированные с современными сельхозмашинами, могут заменить несколько тракторов типа ДТ-75 или Т-150К, работающих по традиционным технологиям, — поясняет Мельников. — Поэтому мы считаем, что аграрии обеспечены тракторами примерно на 70−75%".

Другое дело — качественный состав этого парка: 60−70% тракторов сегмента 300−450 л. с. старше 10 лет, продолжает он. В основном это «Кировцы» старых моделей, выпущенные преимущественно в 1980−90-х годах. «Эти машины необходимо достаточно оперативно менять: около 35 тыс. тракторов устарели не только физически, но и морально, — уверен Мельников. — Кроме того, наступает этап обновления парка иностранной техники, закупавшейся в начале 2000-х».

Изношенность тракторного парка сегодня доходит до 80%, считает гендиректор «Агро-Новы» Сергей Пеннер: «Многие хозяйства остро нуждаются в техническом перевооружении, ведь средний возраст машин составляет девять лет». По мнению Гончарова, 80% машинотракторного парка старше пяти лет. Горшкова оценивает средний возврат тракторов ориентировочно на уровне 10−15 лет, отмечая тенденцию его уменьшения.

Зябкин говорит о неизбежности модернизации и роста энергонасыщенности сельхозтехники. Число машин также будет увеличиваться до показателей, сопоставимых с Европой, США и другими странами. «Машины необходимо обновлять. Это поможет повысить эффективность работы многих агрокомпаний и вывести сельское хозяйство страны на новый уровень», — убежден Гончаров.

Опрошенные «Агроинвестором» сельхозпроизводители считают, что их тракторный парк укомплектован. Например, в холдинге «Агро-Белогорье» на начало года было 153 трактора различных марок и тяговых классов.

В компании работают как импортные, так и отечественные машины Claas, John Deere, Massey Ferguson, Valtra, ХТЗ, МТЗ. Большая часть из них приобреталась в период от трех до десяти лет, шесть тракторов старше 10 лет, 16 куплено меньше трех лет назад, перечисляет заместитель гендиректора — директор по растениеводству и животноводству компании Николай Разуваев.

Холдинг меняет машины, если старые выходят из строя и их ремонт и дальнейшая эксплуатация становятся нецелесообразными. «Средний срок службы трактора 5−10 лет в зависимости от наработки.

Потребности в расширении парка у нас сейчас нет: в прошлом году мы приобрели семь машин, так что на 2015-й покупок не планируем», — комментирует Разу­ваев. «Агро-Белогорье» приобретает технику за собственные средства, в кредит или лизинг.

Самую большую долю тракторного парка холдинга «Авангард-Агро» составляют универсально-пропашные от 1,4 до 3-го тягового класса, их насчитывается 665 штук, рассказывает технический директор компании Александр Родионов. Это машины производства МТЗ (448 штук) и ХТЗ (217). «Также у нас есть тракторы 5-го класса: 14 машин John Deere, 74 — New Holland, 34 — Deutz Fahr, — перечисляет он. — В 2013 году появились гусеничные тракторы 8-го тягового класса марки Challenger, их у нас 32». Хозяйства холдинга укомплектованы тракторами на 100%, срок их службы составляет не менее семи лет.

Для интенсификации производства самые старые машины —2006 года выпуска и вышедшие из, — строя будут заменяться современными энергонасыщенными и высокопроизводительными. «В прошлом году мы приобрели 50 тракторов разных классов, в 2015-м планируем закупить 80 машин», — делится Родионов.

Тракторный парк «Богородицкого альянса» (Тульская область, входит в группу компаний «Малино») на 80% состоит из машин John Deere. В хозяйстве пять тракторов 5-го тягового класса, один — 6-го на гусеничном ходу, а также 10 мощностью до 150 л. с. «Формирование парка началось одновременно с основанием компании семь лет назад, и на данный момент мы достигли 100-процентной энергооснащенности, — рассказывает гендиректор предприятия Николай Лаврентьев. — Ежегодно мы приобретали от 5 до 10 единиц техники, это было связано как с расширением производства и пашни, так и с потребностью в усовершенствованных моделях — более эффективных, мощных и ресурсосберегающих, которые обеспечивают определенное конкурентное преимущество». В общей сложности на покупку тракторов «Богородицкий альянс» потратил около 100 млн руб.

В 2014 году хозяйство приобрело гусеничный трактор John Deere 9510 RT, John Deere 8335 RT и три машины Беларус 1025. «Традиционно мы покупаем технику либо за собственные средства, либо в лизинг, — уточняет Лаврентьев. — Думаю, для компаний занятых в сфере сельского хозяйства, предпочтительнее будет именно лизинг трактора, чем кредит или аренда, потому что это позволяет сэкономить средства и пускать их в оборот». Кроме того, лизинг снижает налоговую нагрузку.

Другим важным преимуществом, по словам Лаврентьева, является то, что лизинговая компания берет на себя оформление страховки и регистрацию.

Сейчас тракторный парк хозяйства полностью укомплектован, планов расширения производства пока нет, поэтому в этом году компания не будет покупать новые машины. «В зависимости от интенсивности использования фактический срок службы для отечественных тракторов составляет пять лет, для импортных — около 10 лет, — оценивает главный инженер «Богородицкого альянса» Алексей Фомин. — Наше хозяйство сравнительно молодое, техника новая, по­этому для нас задача модернизации станет актуальной нескоро».

«Вилион» (Тамбовская область) тоже обеспечен тракторами на 100%: в компании семь машин John Deere 5-го тягового класса, рассказывает гендиректор Сергей Токарев. «Мы предпочитаем импортные тракторы, так как считаем, что их качество лучше, чем российская сборка, — делится он. — С John Deere работаем на протяжении семи лет — мы не сторонники разномарочности». Предприятие старается покупать новые машины раз в два года, в 2014-м приобрели три трактора. Средний срок их службы в хозяйстве составляет 8−10 лет.

По словам главного инженера «ЭкоНиваАгро» (Воронежская область, крупнейшее сельхозпредприятие «ЭкоНива-АПК Холдинга») Дмитрия Корендясева, в хозяйстве около 100 машин John Deere с пятой по девятую серии мощностью от 89 л. с. до 530 л. с. и примерно 120 МТЗ. Средний возраст тракторов четыре-пять лет. «Конечно, то, что «ЭкоНива» — официальный дилер John Deere, стало решающим фактором при выборе техники, — признает Корендясев. — Но в любом случае это очень качественные машины.

В начале 2000-х мы использовали тракторы Fendt — они неплохие, но тогда были не очень надежными и довольно сложными в работе, так что оставили не самое хорошее впечатление». Сейчас экспериментировать с другими марками не хочется, говорит Корендясев: если брать технику различных производителей, то придется в разных местах искать расходные материалы, работать с несколькими сервисными службами — это не очень удобно и оперативно.

Потребность в тракторах у «ЭкоНиваАгро» почти полностью закрыта. В прошлом году компания приобрела в кредит и лизинг 15 колесных тракторов для перевозки зеленой массы. Покупка машин среднего и низкого тяговых классов субсидировалась государством.

В этом году компания планирует покупать сельхозтехнику, но в меньшем количестве, рассматриваются варианты приобретения отечественных машин. «Можно было бы купить еще два-три трактора, но с учетом роста цен мы вполне справимся имеющимся количеством», — добавляет Корендясев.

Ценовой вопрос

Цены на тракторы стабильно увеличиваются: ежегодный рост составляет в среднем 2−3%. В целом за последние 10 лет они прибавили примерно 40−50%, подсчитывает Гончаров. По словам Мельникова, в период 2008—2014 годов техника дорожала в пределах инфляции, сейчас паритет нарушился: цены на иностранные машины выросли вдвое из-за падения курса руб­ля.

«Мы откорректировали цену в значительно более скромных пределах — на 7−13%, — оговаривает он. — Если сравнивать порядок цен, то, например, «Кировец» мощностью 300 л. с. обойдется примерно в 5,5 млн руб., тракторы аналогичной мощности производства John Deere, Case или New Holland будут стоить не менее 13−14 млн руб.».

Разница в цене между машинами одной мощности может составлять до 50% в зависимости от комплектации и целей использования, сравнивает Зябкин. Трактор в 300 л. с. можно купить за 6−15 млн руб., импортные машины обходятся в среднем в 1,5 раза дороже отечественных, говорит Иван Петерс.

Ежегодно тракторы как отечественного, так и импортного производства дорожали примерно на 5−10%, оценивает Родионов. «Разница в цене была незначительна и перекрывалась такими достоинствами как надежность, энергонасыщенность и т. п.», — говорит он.

За последние пять лет цены выросли на 10−20% в зависимости от производителя, при этом импортные машины в мае прошлого года были на 30−40% дороже отечественных, сравнивает Разуваев. «Чтобы наглядно ощутить изменение цен на рынке сельхозмашин за последние пять лет, приведу пример: в 2008 году стоимость самоходного опрыскивателя John Deere составляла 9 млн руб., сегодня эта модель, не претерпевшая значительных модификаций, стоит 24 млн руб., — делится Лаврентьев. — Безусловно, отечественные тракторы обходятся дешевле импортных, но не стоит забывать, что многие российские машины производят из зарубежных комплектующих, цена на которые растет».

Отечественные тракторы по цене начинают приближаться к западным аналогам, подтверждает Черноглазов: это характерно как раз для сегмента больших мощных машин. В 2014 году средняя стоимость тракторов иностранных марок мощностью 350 л. с. без учета скидок и спецпрограмм составляла примерно 10 млн руб., при этом встречались российские аналоги по 8 млн руб.

По его словам, российские производители часто используют импортные двигатели, трансмиссию и рабочую гидравлику, поскольку главные требования, предъявляемые к пропашным и универсально-пропашным тракторам, — это высокая производительность, топливная экономичность и надежная бесперебойная работа в течение сезона.

Ценовая разница в сегменте тракторов малой мощности более существенна, так как в этой нише, кроме отечественной техники, стала появляться продукция из КНР, продолжает Черноглазов.

Основной фактор, влияющий на решение купить китайский трактор, — стоимость владения им в течение сезона. Однако самый дешевый по цене трактор может оказаться дорогим в стоимости владения, поскольку могут возникать проблемы с запчастями и сервисным обслуживанием, предупреждает Гончаров. «Один день простоя техники в сезон способен снизить сбор урожая до 30%, — акцентирует он. — Поэтому многие аграрии останавливают выбор на качественных машинах проверенных производителей, зная, что эта техника не подведет, а дилерский центр быстро устранит возможную неисправность».

В 2014 году стоимость владения «Кировцем» была в 1,5−2 раза ниже, чем импортным аналогом, отмечает Мельников, а с учетом изменения курсов валют разница стала еще значительнее.

При этом, покупая трактор, можно сэкономить, к примеру, взяв одну машину большей мощности вмес­то двух — меньшей, предлагает Черноглазов.
А вот на обслуживании и на качестве расходных материалов экономить не стоит: это повысит риск серьезных поломок в сезон, что приведет к капитальному ремонту и, как следствие, простою.

«Небольшую экономию можно получить на дополнительных опциях: комфорте кабины, салона и пр., — добавляет Гончаров. — Кстати, большинство моделей Versatile в базовой комплектации как раз не имеют того, что не относится к «опциям первого выбора», полностью учитывая потребности аграриев». Сергей Пеннер, напротив, считает, что нельзя экономить на комфорте механизатора: чем удобнее и легче управлять трактором, тем большей производительности труда можно ожидать.

«Агро-Белогорье» снижает затраты на покупку тракторов, проводя тендерные торги и постоянный мониторинг рынка, делится Разуваев. «Вилион» тоже принимает решение о покупке на основе ценового мониторинга. «Мы стараемся подписывать контракты на закупку сельхозтехники на следующий сезон в сентябре-ноябре, в этот период можно получить максимальную скидку за ранний заказ», — делится Токарев.

По словам Лаврентьева, есть три основных способа сэкономить при покупке тракторов. Во-первых, работать преимущественно с одним поставщиком техники.

Как правило, для постоянных клиентов существуют разнообразные бонусные системы. Во-вторых, немаловажную роль играет господдержка. В-третьих, выбирая технику, способную выполнять несколько видов работ, можно уменьшить срок окупаемости машины, перечисляет он.

«Авангард-Агро» оптимизирует расходы на покупку тракторов, в первую очередь, с помощью точного расчета необходимого количества машин, исходя из поставленного плана на год и их разбивки по тяговым классам, комментирует Родионов.

Компания проводит открытый тендер, который позволяет получить минимальную цену. «Именно поэтому в нашем парке тракторы различных марок, — поясняет он. — В разные годы в конкурентной борьбе выигрывали поставщики техники различных заводов-изготовителей». Кроме того, уменьшить затраты позволяют госсубсидии.

Трудности выбора

Основные критерии выбора тракторов за прошедшие 10 лет остаются неизменными: доступность, качество сервиса, надежность и долговечность машины, а также ее стоимость, рассказывает Сергей Пеннер.

При выборе трактора аграрии прежде всего обращают внимание на качество и надежность техники, подтверждает Зябкин, ссылаясь на исследование, проведенное AGCO-RM в прошлом году. Также к ключевым критериям относятся сервисное обслуживание, низкие эксплуатационные расходы и доступность запчастей. Горшкова добавляет к этому списку еще два параметра: экономичный расход топлива и наличие развитой дилерской сети.

Важными критериями выбора трактора являются как его экономические характеристики — стартовая цена, стоимость владения, возможность приобретения в лизинг или рассрочку, расход топлива и производительность, так и качественные — надежность и долговечность, что подразумевает наличие высококачественного сервиса, перечисляет Черноглазов.

«Кроме того, в течение последних лет большое внимание стало уделяться уровню комфорта и упрощению работы механизатора, — отмечает он. — Поэтому сейчас на рынке активно предлагаются различные опции,
которые облегчают работу: от настройки машины и сис­тем рулевого управления до программного обеспечения».

При выборе тракторов сельхозпроизводители отдают предпочтение надежным, хорошо зарекомендовавшим себя машинам, говорит Гончаров. Кроме соотношения цена/качество на принятие решения о покупке влияют такие факторы, как простота управления и обслуживания, близость расположения дилерских цент­ров и наличие у них запчастей, — от этого зависит оперативность исполнения сервисной поддержки, поясняет он.

С технической точки зрения все больше внимания уделяется производительности гидравлической системы трактора. В первую очередь это связано с распространением современных широкозахватных посевных комплексов, требовательных к объему и стабильности потока гидравлики. Растет интерес к системам точного земледелия и мониторинга производительности техники, а также снижению уплотнения почвы благодаря использованию спаренных колес.

Наличие спаренных колес задней оси трактора, оснащенность системой навигации и автоматического вождения в колее важны при выборе машины, подтверждает Токарев.

Наличие квалифицированного сервисного центра в регионе и возможность получить субсидии от государства также положительно влияют на решение. «ЭкоНиваАгро» при выборе трактора обращает внимание на производителя, оперативность поставки запчастей и наличие в регионе сервисной службы, перечисляет Корендясев.

Компания предпочитает покупать колесные тракторы: гусеничные хороши для полевых работ, но для хозяйства важна универсальность — сегодня машина работает в поле, завтра на перевозках.

Для «Агро-Белогорья» товарная марка не влияет на выбор трактора, основными факторами становятся возможность его агрегатирования с различным оборудованием, наличие сертифицированного сервиса на территории области и укомплектованного склада запчастей, а также цена, перечисляет Разуваев. Немаловажна для «Агро-Белогорья» и возможность получить субсидии на покупку машин.

«Богородицкий альянс» перед покупкой трактора тщательно сравнивает технические характеристики машин, например, мощность, маневренность, тип двигателя, расход топлива и комфорт в управлении.

«Обращаем внимание на обеспеченность запчастями, то, как осуществляется гарантийное и постгарантийное сервисное обслуживание. Также имеет значение возможность совмещения с системой автоматического вождения AutoTrack SF2, которой оснащены наши тракторы и комбайны», — добавляет Фомин.

Выбор тракторов до 3-го тягового класса достаточно большой, их выпускают многие отечественные и зарубежные заводы, рассказывает Родионов, тогда как более мощные машины меньше представлены на рынке, и в основном они импортные.

«Главным критерием для нас является соотношение цена/качество, поэтому изначально при выборе универсально-пропашных тракторов мы остановились на технике отечественных производителей, а также заводов ближнего зарубежья», — комментирует он.

Требование, предъявляемое к энергонасыщенным тракторам — круглосуточная работа, поэтому машина должна быть надежной, экономичной и эргономичной. «Сопоставив все это, мы дополнили наш парк тракторами импортного производства», — говорит Родионов.

Туманные перспективы

Есть риск, что из-за сложной макроэкономической ситуации в стране сельхозпроизводители приостановят инвестиции и хотя бы на время откажутся от покупки новой техники. «Ростсельмаш» оценивает возможное падение рынка тракторов в 2015 году на уровне 50%.

«Агро-Нова» тоже ожидает общего снижения продаж — примерно на 35% в объемном выражении. При этом в ближайшие три-пять лет аграрии будут выбирать более универсальные и качественные импортные тракторы, добавляет Иван Петерс. Впрочем, не исключено, что многие будут пытаться отработать год-два, используя имеющийся парк машин, признает он.

Поведение спроса будет зависеть от многих факторов: как скоро стабилизируется курс рубля, как долго будут действовать санкции, как станет развиваться экономическая ситуация, рассуждает Зябкин.

Если санкции и продовольственное эмбарго сохранятся, то это повлечет за собой рост рынка сельхозмашин, хотя сейчас из-за девальвации рубля аграрии откладывают приобретение новой техники до лучших времен.

«Многие сельхозпроизводители не решаются инвестировать в качественную, но дорогую технику и склоняются к временным решениям: арендуют либо покупают машины более низкого качества, которые обходятся дешевле, — отмечает Зябкин. — Соответственно, наши продажи растут не так быстро, как хотелось бы».

Черноглазов более оптимистичен и думает, что в ближайшие три-пять лет, несмотря на существующие экономические проблемы, рынок тракторов будет расти. Это связано с политикой замещения импорта и выделением господдержки российскому АПК, поясняет он.

Правда, на спрос отрицательно влияют неопределенность с мировыми ценами энергоносителей, девальвационные риски и повышение ставок по кредитам. «Кроме того, в этом году вступает в силу новый техрегламент по тракторам, который существенно усложнит процедуру сертификации и увеличит издержки производителей.

В совокупности с ужесточением норм токсичности в 2017 году это приведет к росту цен для конечных клиентов», — обращает внимание Черноглазов. Но, несмотря на эти факторы, Claas верит в развитие российского рынка.

Именно поэтому компания решила построить вторую сборочную линию в Краснодаре, инвестировав 6 млрд руб. Нынешние мощности завода, рассчитанные на производство 1 тыс. единиц техники в год, вырастут в 2−2,5 раза, делится Черноглазов.

На фоне роста курсов валют ПТЗ отмечает повышение интереса к российским тракторам: в этом году компания рассчитывает увеличить свою долю рынка.

Хотя есть объективная необходимость обновления тракторного парка страны, компания не прогнозирует резкого скачка продаж, однако доли рынка изменятся в пользу российских тракторов, думает Мельников. «В сложившейся экономической обстановке спрос на тракторы российского производства увеличится только при соответствующих мерах господдержки — субсидировании из федеральных и региональных бюджетов, а также положительной динамике цен на сельхозпродукцию», — считает Гончаров.

Цена импортных тракторов в валюте осталась неизменной, но при пересчете в рубли значительно выросла, и этот факт, конечно, заставит аграриев обратить внимание на технику отечественного производства, полагает Родионов. «Наша компания в этом году планирует закупить российские тракторы К744», — добавляет он.

Токарев тоже думает, что сейчас спрос на отечественные тракторы может вырасти, но «Вилион» пока воздержится от покупок, хотя и есть потребность заменить имеющиеся машины более мощными — до 240 л. с.: компания считает иностранную технику более качественной и надежной. «Российские тракторы тоже подорожали, — обращает внимание Корендясев. — Если до нового года МТЗ-1221 стоил примерно 1,6 млн руб., то сейчас цена поднялась до 1,8 млн руб.».

Несомненно, в каком-то минимальном количестве аграрии будут инвестировать в технику, несмотря ни на что, пусть сейчас все и постараются максимально сократить расходы и работать на старой. Даже если бы у «Богородицкого альянса» в этом году возникла необходимость приобретать технику, то, скорее всего, компания постаралась бы воздержаться от покупки, заключает Лаврентьев.

Растет спрос на подержанную технику
По наблюдениям Сергея Пеннера, каждый раз в период удорожания валюты и повышения таможенных пошлин становится актуальной тема покупки б/у машин. Он считает, что в долгосрочной перспективе их рынок будет рас­ти, потому что все больше предприятий приобретают новую технику по системе trade-in, благодаря чему у дилеров накапливаются стоки. «Рынок такой техники с каждым годом становится все более цивилизованным, клиент получает возможность купить не кота в мешке, привезенного из-за границы, а машину, которую официальный дилер обслуживал и будет обслуживать весь период ее эксплуатации и история которой абсолютно прозрачна», — подчеркивает Пеннер.

«ЭкоНиваАгро» в этом году хотела продать несколько старых тракторов по программе trade-in, но, учитывая рост цен на технику, от идеи пока отказались: за новые машины пришлось бы доплатить в два раза больше, чем планировала компания. «В итоге то, что думали обновить, отремонтируем и запустим в работу, — говорит Дмитрий Корендясев. — У нас есть тракторы, отработавшие уже по 20−25 тыс. моточасов, и они продолжают эксплуатироваться».
Скромный экспорт
За первые шесть месяцев 2014 года в Россию было ввезено около 10,6 тыс. сельхозтракторов на общую сумму $152,5 млн. В объемном выражении импорт вырос на 20% по сравнению с аналогичным периодом 2013-го, в стоимостном — на 34%, сравнивает аналитик информационно-аналитической компании VVS («ВладВнешСервис») Наталья Крылова. Три четверти поставок составляет новая техника.
Экспорт тракторов по сравнению с объемами импорта незначителен. В 2012 году вывезли всего 350 машин, в 2013- м в 2,2 раза больше. «По итогам первого полугодия 2014-го российские поставщики отправили за рубеж чуть более 100 машин (минус 62% к первому полугодию 2013 года) на сумму $2,9 млн, — говорит Крылова. — Почти 53% всего экспорта сельхозтракторов в январе-июне прошлого года пришлось на Узбекистан. По восемь машин продали в Китай и Азербайджан, семь — в Литву, по пять тракторов купили Таджикистан и Египет». Еще 11 стран поделили между собой оставшиеся 16% экспорта.
«Петербургский тракторный завод» в 2014 году провел серьезную работу по модернизации своего трактора, что позволило приблизить его ключевые характеристики к показателям мировых лидеров, рассказывает Дмитрий Мельников. «В прошлом году мы усилили присутствие на рынке Казахстана, начали развивать работу с Восточной Европой, изучаем перспективы азиатских рынков, — делится он. — Для многих стран такие характеристики нашей техники как простота конструкции, ремонтопригодность, надежность в тяжелых условиях эксплуатации являются
ключевыми».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще