Агропром 2017: Будет ли рост? Первые прогнозы итогов года -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Агропром 2017: Будет ли рост? Первые прогнозы итогов года
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
август 2017
Возможное снижение урожаев и высокая база прошлого года не позволят отрасли значительно вырасти
Динамика зависит от результата уборочной кампании
Фото: Легион-Медиа

Минсельхоз рассчитывает, что производство сельхозпродукции в этом году увеличится, однако допускает снижение урожая зерна на 17% по сравнению с 2016-м. Сектор животноводства демонстрирует позитивную динамику, но вряд ли сможет удержать всю отрасль в плюсе. Эксперты более оптимистично оценивают ситуацию и не ждут катастрофы на рынках, если не будет погодных катаклизмов.

В первом полугодии производство сельхозпродукции увеличилось всего на 0,2%, тогда как годом ранее прирост составлял 3,4%. При этом по итогам первого квартала Росстат зафиксировал сокращение на 0,1%, а в июне — на 1,3%: сказалось двухнедельное отставание начала уборочной кампании. До этого негативная динамика в секторе последний раз была в июле 2015-го. Тем не менее, в июле глава Минсельхоза Александр Ткачев прогнозировал, что по итогам 2017-го рост в АПК составит не менее 3%. «Очень здорово, если бы это было 4%", — добавил он. Однако официальные оценки не исключают и отрицательной динамики в секторе.

Плюс-минус 1%

Минэкономразвития в апрельском сценарии социально-экономического развития страны допустило, что в этом году производство в агросекторе снизится на 0,1%, в том числе из-за высокой базы 2016-го, когда прирост составил 4,8%. Однако среднесрочный базовый прогноз ведомства предполагает увеличение на 1,6%. В ноябре прошлого года министерство ожидало спада в секторе на 0,6%, причем исходило из расчета более скромной прибавки в 2016-м — 3,2%, тогда как реально прирост достиг 4,8%. Минсельхоз в Нацдокладе о результатах реализации агрогоспрограммы по итогам прошлого года предположил, что в 2017-м объем производства продукции растениеводства в сопоставимых ценах будет на 1−2% ниже уровня 2016-го, тогда как животноводство вырастет на 2−2,5%. То есть в итоге динамика может быть нулевой или в пределах 1%.

Почти все опрошенные «Агроинвестором» эксперты сходятся во мнении, что в этом году индекс роста сельхозпроизводства сократится или, в лучшем случае, останется на уровне 2016-го. «Если зерновой сектор не продемонстрирует нового рекорда валового сбора, то скорее, к декабрю мы увидим минус 0,5% к прошлому году», — оценивает начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко, добавляя, что ключевое значение будет иметь урожай растениеводческой продукции, а это сейчас в основном зависит от погоды.

Партнер, руководитель практики по работе с компаниями агропромышленного сектора КПМГ в России и СНГ Виталий Шеремет соглашается, что добиться роста производства сельхозпродукции относительно прошлогодних результатов вряд ли получится, учитывая погодный фактор и конъюнктуру отрасли. «Объемы производства в секторе растениеводства в первую очередь будут ограничиваться погодными условиями, — комментирует он. — Кроме того, сыграет свою роль падение рублевых цен на зерновые, масличные и сахар. Положительная динамика наблюдается лишь по рису, но этого недостаточно, чтобы преломить тренд».

Аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов предполагает, что объем производства в сельском хозяйстве в этом году или уменьшится, или может оказаться примерно таким же, как в 2016-м, если падение в растениеводстве удастся компенсировать ростом животноводческого сектора. Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько более оптимистичен. «В прошлом году мы сделали первый прогноз по году в августе, и он оказался точен: мы ожидали 5%, а получилось 4,8%, — сравнивает он. — В этом году достичь 3% прироста, как рассчитывает Минсельхоз, будет очень проблематично из-за эффекта высокой базы. Сейчас мы бы осторожно прогнозировали 1,5−2%". ИКАР предполагает скорректировать прогноз в середине августа, Минэкономразвития ранее предполагало также пересмотреть прогноз социально-экономического развития страны в этом месяце.

Прогнозы урожая расходятся

В июле негативные прогнозы в основном были связаны с опасениями существенного сокращения урожая из-за неблагоприятных погодных условий в европейской части страны. Так, по словам директора департамента оценки и консультационных услуг Swiss Appraisal Алексея Сергеева, многие сельхозпроизводители, работающие на территории Восточно-Европейской равнины, в этом году рискуют получить убытки или сработают в ноль, поскольку не смогут собрать урожай или он будет небольшим. «Однако есть и позитивные моменты: за последние годы эффективное производство зерновых сосредоточилось в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях. Эти регионы не ощутили на себе силу природных катаклизмов», — добавляет эксперт. В целом его прогноз — 95−100 млн т зерна.

Если осень будет достаточно сухой, то можно рассчитывать, что урожай зерна превысит 105 млн т, отмечал во второй декаде июля Александр Ткачев в ходе совещания с президентом Владимиром Путиным. Однако глава агроведомства добавил, что если плохая погода сохранится, то собрать урожай будет очень сложно. «Юг России и Поволжье пострадали от ливней, заморозков и града. В Центральной России повсеместно переувлажнение почвы. За Уралом, в Сибири и на Дальнем Востоке темпы полевых работ замедлились из-за разлива рек и подтоплений», — сетовал глава агроведомства. Днем ранее директор Департамента растениеводства Минсельхоза Петр Чекмарев сообщил, что урожай зерна будет в пределах 100 млн т.

Не исключено, что министерство перестраховывается, озвучивая более скромные оценки сбора. Например, Российский зерновой союз ожидает, что валовой сбор может достичь 118 млн т и, теоретически, даже оказаться выше прошлогоднего рекорда в 120,7 млн т, если осенью будет хорошая погода. «Мы ожидаем урожай зерна на уровне или даже несколько выше рекордного прошлого года», — говорил Дмитрий Рылько в начале третьей декады июля. На старте сезона-2017/18 ИКАР прогнозировал сбор в диапазоне 111,5−116,5 млн т.

Аналитический центр «СовЭкон» в середине июля повысил прогноз по производству зерна со 115,6 млн т до 117 млн т, в том числе пшеницы — с 70,8 млн т до 72,9 млн т. По мнению директора центра Андрея Сизова, если погода будет хорошая, то мы можем превысить прошлогодний результат, что с учетом высоких переходящих запасов существенно увеличит нагрузку на инфраструктуру и логистику. «По нашим расчетам, общее предложение зерна в этом сезоне может превысить 140 млн т против 133 млн т годом ранее», — отмечает эксперт.

Задержка уборочной кампании может позитивно сказаться на урожайности зерновых агрокультур на юге страны благодаря климатическим особенностям региона, предполагает Виталий Шеремет. В целом же, анализируя данные о посевах и текущие сводки о ходе уборочной кампании, он считает, что урожай в стране может быть на 15% меньше прошлогоднего (то есть около 102 млн т), что поддержит цены. «Традиционная сезонная просадка по цене может быть не столь значительна», — думает он.

Гендиректор консалтинговой компании «А8 Практика» Андрей Морев считает, что по сравнению с прошлым годом урожай зерна снизится довольно значительно, но при этом показатели будут достаточно высокими — около 105 млн т. «Говорить о каких-то конкретных цифрах по урожаю пока рано, так как во многих регионах уборка сильно задержалась, — комментировал он в середине июля. — Но уже сейчас ясно, что погода сильно повлияет на ситуацию в секторе, однако в случае с зерном определенную поддержку окажут переходящие запасы. Но те же масличные агрокультуры, особенно подсолнечник, как всегда, будут в дефиците».

Как изменились посевы

«Посевы подсолнечника и сахарной свеклы превосходят прошлогодние более чем на 5%. Правда, уже очевидно, что плохая погода в Центральной России негативно скажется на урожайности, особенно пострадают кукуруза и сахарная свекла (по показателю выхода сахара с гектара)», — отмечает Дарья Снитко, добавляя, что в целом сбор технических агрокультур все же может быть выше прошлогоднего.

Дмитрий Рылько считает, что по масличным тоже возможно повторение прошлогоднего рекорда. Однако ситуация с ними в июле выглядела менее определенно, поскольку по ряду ключевых агрокультур наблюдалось серьезное отставание в сроках вегетации. «Сахарная свекла также все еще может показать рекордный валовой сбор. По картофелю и овощам мы ожидаем небольшое снижение», — комментирует эксперт.

Холодная погода и дожди в ряде регионов помешали выполнить планы сева, по данным Росстата, картофелем в этом году заняли около 1,9 млн га, что на 8,3% меньше, чем в 2016-м, овощами — 648 тыс. га (минус 5,5%). Однако Минсельхоз прогнозирует, что урожай овощей и фруктов сохранится на уровне прошлого года за счет строительства тепличных комплексов и вступления в плодоношение новых садов. По словам главного аналитика Плодоовощного союза Кирилла Лашина, валовой сбор овощей открытого грунта в этом году может быть на уровне прошлого (14,7 млн т во всех хозяйствах) или ниже в пределах 10%. Никакой катастрофы из-за неблагоприятных погодных условий нет. «Если до конца лета и в начале осени не будет каких-то климатических катаклизмов, то потери будут минимальными или их не будет вообще, — считает он. — Страна большая, ситуация в регионах разная: да, где-то посевы пришлось сократить, где-то урожай оказался в зоне подтопления, но где-то стоит прекрасная погода».

Рост за счет мяса

Животноводческий сектор по итогам первого полугодия продолжил расти, наиболее динамично увеличивалось производство скота и птицы на убой — на 3,8% к аналогичному периоду 2016-го. По расчетам Росстата, все хозяйства произвели 6,5 млн т (здесь и далее — в живом весе). Динамичнее всего развивалось птицеводство: за шесть месяцев прирост составил 5,2% до 3,2 млн т. Свиноводство прибавило 4,5% до 2 млн т. Производство КРС на убой сократилось на 0,8% до 1 млн т (подробнее о динамике и прогнозах развития мясного сектора — на стр. 24). Объем выпуска яиц увеличился на 2,5% до 22,4 млрд штук, надой молока во всех хозяйствах составил 15,3 млн т (плюс 0,6%).

В прошлом году основной вклад в рост отрасли по итогам года внесло растениеводство, прибавившее 7,8%, тогда как животноводство выросло только на 1,5%. За последние семь лет динамика в секторе оказалась более позитивной лишь в 2010 и в 2012 годах, когда производство растениеводческой продукции сокращалось почти на 24% и 12%. При этом рост животноводства тогда был недостаточным, чтобы удержать от падения индекс производства сельхозпродукции в целом. Аналогичная ситуация может сложиться и в этом году.

«Не думаю, что животноводство сможет показать значительный рост: многие направления сектора «перегреты», также существенно снизилась государственная поддержка, — комментирует Морев. — К тому же нужно отметить, что животноводство напрямую коррелирует с растениеводством в части кормов. И если в последнем будет прослеживаться негативная динамика, то это повлечет существенное увеличение цен на продукцию, что сразу же ударит по животноводству». В целом эксперт ожидает снижения объемов выпуска продукции растениеводства и увеличения производства мяса, поскольку начатые в последние годы инвестиционные проекты в свиноводстве и птицеводстве выходят на плановые мощности.

Темп увеличения производства сельхозпродукции

Темпы роста АПК замедлились из-за снижения прироста выпуска животноводческой продукции, подтверждает Дарья Снитко. На фоне замещения импорта и насыщения рынков свинины и мяса птицы инвестиции в отрасль уменьшаются, к тому же в этом году негативно повлияло сокращение господдерджки кредитования. В секторе наступило некоторое насыщение, и здесь не следует ожидать больших темпов роста, поэтому вряд ли в этом году животноводство станет драйвером АПК, соглашается Сергеев. По его мнению, основная борьба в этом сегменте будет идти за перераспределение долей рынка.

В структуре производства сельхозпродукции растениеводство будет преобладать и в 2017 году, считает Виталий Шеремет. При этом, по его мнению, на животноводство продолжат влиять разнонаправленные факторы. С одной стороны, потребительский спрос внутри страны удовлетворен, а уровень доходов населения не дает сигнала, что есть возможность наращивать объемы выпуска. Новые мощности в свиноводстве дадут примерно 5%-ный рост сектора, что окажет некоторое давление на цены на фоне закрытых внешних рынков. Выпуск мяса птицы за полгода также увеличился примерно на 5%, что усилило риск перепроизводства в этом сегменте. Экспортные амбиции компаний в обоих сегментах не реализуются из-за нерешенных проблем с птичьим гриппом и африканской чумой свиней, обращает внимание Шеремет.

Прорыва в молочном секторе эксперты не ждут. Новые молочные комплексы пока не могут в полной мере компенсировать закрытие неэффективных ферм и уход ЛПХ, а стадо коров продолжает сокращаться и к концу года достигнет 8,02 млн, прогнозирует Сергеев. По итогам первого полугодия общее поголовье КРС уменьшилось на 1,1% до 19,7 млн, в том числе коров — на 0,9% до 8,4 млн. Однако производство товарного молока устойчиво растет, и в этом году даже возможен его профицит, что приведет к снижению цен на сырье в осенне-зимний период, опасается исполнительный директор Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артем Белов. «Это может негативно сказаться на отрасли: та тенденция, которую мы сейчас наблюдаем — увеличение товарного производства — к сожалению, может быть нивелирована», — говорил он в конце июня. Такой исход возможен, если, с одной стороны, сохранится тренд повышения производства товарного молока, а с другой — снижения потребления молочной продукции, в прошлом году оно уменьшилось примерно на 3%.

Минсельхоз ожидает, что прирост производства продукции животноводства составит 2−2,5%, следует из Нацдоклада ведомства. Целевой показатель госпрограммы развития сельского хозяйства на этот год — 1,9%. Положительная динамика будет обеспечена в основном за счет птицеводства и свиноводства, производство молока может прибавить 1%, рассчитывает министерство.

Доходность агробизнеса может упасть

По оценке Минсельхоза, рентабельность сельхозорганизаций в этом году снизится до 14% с учетом господдержки против 17,3% в 2016-м. Центр экономического прогнозирования Газпромбанка тоже оставляет неизменным прогноз уменьшения доходности аграриев относительно уровней предыдущих двух лет. «Этот негативный тренд в первую очередь определен низким уровнем мировых цен на продовольственное сырье, — комментирует Дарья Снитко. — Девальвация 2015−2016 годов стала причиной повышения рублевых цен на продовольствие, но в этом году роста уже нет, а затратные статьи аграриев по разным причинам неизменно увеличиваются».

Сейчас доходность агросектора поддерживает мировой рынок, поскольку после нескольких лет падения наблюдается, хоть и скромная, восходящая динамика мировых цен, обращает внимание Дмитрий Рылько. Менее понятна ситуация с рублем. «Если, как обещают многие макроэкономисты, с осени наша национальная валюта будет ослабевать, то рублевая доходность может остаться на высоком уровне и даже превысить показатели прошлого года», — предполагает он. В начале года курс рубля несколько укрепился и стабилизировался, но прогнозировать, что будет дальше, крайне сложно, говорит Сергеев. В конце июня глава Минэкономразвития Максим Орешкин сказал, что в августе прогноз курса рубля может быть скорректирован в сторону укрепления, если сохранятся высокие цены на нефть и продолжится тенденция роста евро. Апрельский прогноз ведомства предполагает, что к концу года курс составит 68 руб./$1, в среднем по году — 64,4 руб./$1. Курс ЦБ на 22 июля составлял 58,9 руб./$1.

Структура роста агроотрасли

Ожидаемое ослабление рубля даст хорошую возможность нарастить экспорт, однако для других секторов эффект будет отрицательным из-за повышения себестоимости, поскольку часть сырья и средств производства имеют валютную составляющую, отмечает Морев. Укрепление рубля потенциально позволит снизить капитальные затраты на импортное оборудование и другие средства производства, от которых российский АПК по-прежнему зависим, вторит ему Виталий Шеремет. В случае снижения курса национальной валюты возрастут рублевые доходы экспортеров, но также увеличится себестоимость производства мяса, и компенсировать это повышением цен не получится, поскольку покупательная способность населения также упадет, рассуждает эксперт.

По словам Морева, аграрии в этом году снизят физические объемы выпуска продукции (за исключением животноводства), но за счет роста цен выручка будет сравнима с прошлым годом. Правда, прибыль в целом по отрасли ухудшится, в основном за счет растениеводства, добавляет эксперт. По мнению Шеремета, цены на большинство агрокультур будут как минимум на 10% ниже прошлого года. Основная причина — большие переходящие запасы. Также на конъюнктуру будут влиять относительно невысокие мировые цены и ожидание хороших урожаев в некоторых регионах.

Поскольку рост цен на зерно и другую сельхозпродукцию на мировых рынках сопровождается ослаблением рубля, это поможет скомпенсировать уменьшение прибыли экспортеров от возможного сокращения урожая, думает Лукашов. При этом он ожидает ускорения инфляции в России. «Продукты питания, скорее всего, будут дорожать опережающими темпами. Это может оказать существенную поддержку аграрному бизнесу», — считает он. Хотя, например, аналитики Центробанка полагают, что в этом году целевого уровня инфляции в 4% удастся достичь, несмотря на то, что сезонное снижение цен откладывается и в июне инфляция ускорилась до 4,4% из-за удорожания плодоовощной продукции на 8,3%.

Во втором квартале Росстат зафиксировал самое высокое за последние два года значение индекса потребительской уверенности, что может говорить о большей готовности потребителей приобретать товары не только первой необходимости, обращает внимание Шеремет. «Рост индекса потребительской уверенности — однозначно хороший сигнал для компаний, ориентированных на внутренний рынок, в первую очередь для производителей мяса», — считает Шеремет.

Россия вошла в период слабого роста доходов населения, что формирует вызовы для производителей на многих рынках, особенно зрелых, с высоким уровнем конкуренции и низкой долей импорта (например, в мясопереработке), отмечает Дарья Снитко. Это требует новых стратегий от производителей — повышения внимания к операционной эффективности, развитию брендов и сокращению числа инвестиционных проектов в непрофильных направлениях деятельности.

Интерес инвесторов сохраняется

По итогам первого квартала инвестиции в сельское хозяйство упали почти на 10%, тем не менее, по мнению экспертов, агросектор в этом году остается привлекательным для вложений. К АПК проявляют интерес новые крупные инвесторы, которые перераспределяют финансовые ресурсы из других отраслей, диверсифицируя свои инвестиции, рассказывает Морев.

По мнению Виталия Шеремета, традиционные факторы, влияющие на инвестиционный климат в агросекторе, — непрозрачность объектов для вложений, проблемы с земельными правоотношениями, неразвитость инвестиционной структуры. К тому же изменение системы субсидирования кредитов в 2017 году и сложности с доступом к господдержке вызвали недовольство у многих участников рынка, отмечает он. Изменение «правил игры» резко негативно влияет на инвестиционную ситуацию, соглашается Морев. «Большинство проектов в агросекторе имеют длительные сроки окупаемости. Если инвестор рассчитывал бизнес-план с учетом господдержки, а уже в ходе реализации проекта она сокращается или вообще отменяется, то это может повлечь либо серьезные убытки, либо остановку работы», — подчеркивает он.

«Льготное кредитование для новых проектов в России ограничено, что, конечно, сдерживает инвесторов, поскольку очевидно, что привлекать финансирование по рыночным ставкам невыгодно, если конкурент пользуется льготным кредитом, — солидарна с ними Дарья Снитко. — Тем не менее компании продолжат вкладывать в развитие направлений, которые позволят улучшить операционные показатели их бизнеса: в развитие технологий хранения продукции, экспортную инфраструктуру, качество». Также не стоит забывать, что, несмотря на сокращение господдержки, компании стали активнее использовать некредитные средства для инвестиций — рынки долговых бумаг, собственные финансовые ресурсы предприятий, привлекать партнеров в капитал. Это нормальная практика работы на зрелых рынках, резюмирует она.

По мнению Лукашова, объем инвестиций в сельское хозяйство сильно зависит от решений правительства и предоставления государственных субсидий. «Прогнозировать действия чиновников достаточно сложно. Однако наметившийся рост цен сельскохозяйственной продукции на мировых рынках способен улучшить инвестиционный климат в российском АПК», — предполагает он.

Сергеев среди основных факторов, влияющих на инвестклимат, называет продовольственное эмбарго, сокращение или прирост господдержки, а также курс рубля. «Сельское хозяйство наряду с частной медициной считается наиболее перспективным в среде фондов прямых инвестиций, — говорит он. — И в первую очередь здесь, конечно, играет роль фактор импортозамещения, который еще несколько лет будет основным драйвером отрасли. А дальше — только увеличение экспорта, где тоже есть неплохие перспективы». Инвестиции по-прежнему будут идти в отрасль, но их размер может быть скорректирован как в меньшую, так и большую сторону, добавляет эксперт.

Аграрии повышают эффективность работы

Сельхозпроизводители оценивают перспективы своего бизнеса в этом году умеренно-оптимистично. «В Нижегородской области — нашем флагманском овощеводческом регионе — мы планируем собрать до 50 тыс. т картофеля и не менее 20 тыс. т моркови, — рассказывает гендиректор холдинга «АФГ Националь» Юрий Белов. — Главным фактором, влияющим на урожайность, остается погода. Июнь был холодным, растениям не хватало солнца и тепла. Если погода наладится, то шансы получить запланированный урожай сохранятся».

Ежегодно холдинг засевает рисом около 30 тыс. га, что позволяет получать 200 тыс. т сырца. В этом году площадь посевов была увеличена на 1,7 тыс. га. «Это плановые показатели, на которые мы вышли за счет эффективной организации севооборота в течение прошлых лет, тем самым избежав перенасыщения рисовой системы», — поясняет Белов. В Краснодарском крае, где расположены основные рисовые системы компании, пониженные температуры и дожди весной и в начале лета оказали негативное влияние на фазу развития как риса, так и других агрокультур, однако влияние негативных факторов удалось нивелировать. Хотя, например, сроки уборки пшеницы все же сдвинулись на неделю.

Из-за падения курса рубля сильно дорожает себестоимость производства, продолжает Белов. «Например, мы приобретаем семена картофеля и моркови в странах Западной Европы, цены на них в евро, и в сравнении с 2013—2014 годами стоимость выросла почти вдвое, — сравнивает топ-менеджер. — То же касается и техники, большая часть которой импортная. Также заметно возросла стоимость ГСМ». С другой стороны, «АФГ Националь» как производитель риса сильно зависит от конъюнктуры мирового валютного рынка. Так, укрепление рубля в начале года и снижение котировок риса на международной бирже привело к снижению цен и, как следствие, рентабельности производства.

«Сейчас цены на рис-крупу демонстрируют последовательный рост, поскольку дорожает доллар, кроме того, стоимость риса традиционно немного увеличивается к концу сезона, что связано со снижением остатков сырца на внутреннем рынке, — говорит Белов. — Вероятно, цена продолжит расти до получения нового урожая, однако импорт позволит не допустить резких скачков, и рынок сам себя отрегулирует».

В этом году глобальных планов по новым проектам у холдинга нет. «Будем развивать существующие направления — производство картофеля и овощей открытого грунта, промышленное плодоводство, возделывание и переработку риса, наращивать объемы производства и расширять сбыт, — перечисляет топ-менеджер. — Наши основные планы на сезон связаны с выходом на новые ближневосточные рынки. Также мы намерены снижать экспорт сырца и последовательно увеличивать поставки крупы за рубеж».

«В новом сезоне мы планируем не ухудшить свои прошлогодние позиции, — делится гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец. — Единственное, что на высокую рентабельность предыдущих лет рассчитывать уже, как мне кажется, не стоит: нужно готовиться к более низкой марже и быть реалистами». Гендиректор компании «Русский Дом» (Курская область) Олег Кананыхин ждет сокращения урожая и уровней цен по сравнению с 2016 годом. «Но, представляется, что все-таки сработаем не в минус», — добавляет он. При этом у «Русского Дома» есть планы развития бизнеса. Кроме сельхозпроизводства, компания занимается выпуском комбикорма, муки, оказывает услуги по хранению зерна, занимается его трейдингом. Например, сейчас реализуется инвестпроект реконструкции «Щигровского КХП» с объемом вложений 2 млрд руб., рассказывает руководитель.

Свердловский «Старт» тоже намерен расширять как производство сельхозсырья, так и его переработку, но для начала в приоритете совершенствование технологических и управленческих процессов. Отрасль должна адаптироваться к новым экономическим условиям, растущей конкуренции, что требует снижения издержек и повышения эффективности, поясняет финансовый директор компании Евгений Коковин. «Мне кажется, в прошедшем сезоне все почувствовали, что работу над совершенствованием бизнес-процессов необходимо усилить, так как конъюнктура рынка и экономические условия продолжают ужесточаться, и в этом году такой тренд сохранится», — комментирует он.

На сбор повлияет нехватка техники
Россия рискует потерять часть урожая не только из-за плохой погоды, негативно может сказаться и нехватка техники. По оценке Минсельхоза, в прошлом году аграрии недополучили около 10 млн т зерна, потому что не хватило комбайнов. К 1 января 2017 года в АПК было зарегистрировано 129,6 тыс. зерноуборочных комбайнов, из них около 45%, по данным Минпромторга, старше 10 лет. В прошлом году сельхозпроизводители приобрели 3,1 тыс. комбайнов, однако, чтобы остановить сокращение их парка, необходимо ежегодно покупать по 8 тыс. машин.
Драйвером обновления парка техники было постановление правительства № 1432, по которому сельхозмашиностроители могли продавать технику со скидкой в 15−20% и получали от государства компенсацию недополученных доходов. Благодаря программе и росту спроса на машины за пять месяцев этого года производство сельхозтехники увеличилось на 35−40%, однако это же привело к тому, что выделенные на 2017-й 13,7 млрд руб. субсидий закончились уже в июне, и продажи со скидкой были приостановлены. К началу третьей декады июля решение о дополнительном финансировании не было принято.
При этом утвержденная правительством стратегия развития сельхозмашиностроения до 2030 года предполагает насыщение внутреннего рынка техникой российского производства не ниже 80% (в 2016-м — 54%), доведение загрузки предприятий как минимум до 80% и увеличение экспорта машин в 12 раз минимум до 100 млрд руб. Однако объемы финансирования стратегии, в том числе поддержания спроса, в финальной версии документа не указаны. Проект предполагал, что затраты федерального бюджета на первом этапе должны составить 45 млрд руб.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще