Вместе выгоднее -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Вместе выгоднее
Екатерина Сорочкина
Агроинвестор
июнь 2009
«Русские фермы» будут управлять агроактивами «Юнимилка»
Фото: www. flickr.com

«Юнимилк» передает единственный принадлежащий ему молкомплекс холдингу «Русские фермы». Его основная задача — сделать проект прибыльным: в прошлом году рентабельность обеспечил сам «Юнимилк», закупавший сырье по комфортному для комплекса тарифу. Теперь «Русские фермы» сделают так, чтобы актив вышел в прибыль не только на бумаге: увеличат надой до 7 тыс. л и снизят себестоимость молока. За это УК получит часть прибыли комплекса. Затем «Русские фермы» рассчитывают постепенно выкупить его.

Молкомплекс «Вербиловское» вошел в «Юнимилк» в 2003 году как часть приобретенного тогда «Липецкого молочного комбината». Это была небольшая ферма на 250 коров, вспоминает Николай Ильинский, директор департамента закупок сырья «Юнимилка». В 2005 году в «Вербиловском» построили новый комплекс на 1200 коров, а к 2007-му дойное стадо увеличили до 1400. Хотя компания всегда заявляла о том, что не собирается заниматься производством сырья, продавать непрофильный актив она тоже не хотела. «Имея животноводческий комплекс, мы могли анализировать процесс ценообразования сырья, оценивать уровень рентабельности его производства», — объясняет Ильинский. Свое молоко помогает в общении с поставщиками, рассказывал в августе 2008 года «Агроинвестору» гендиректор и совладелец «Юнимилка» Андрей Бесхмельницкий: «Это позволяет точнее понимать, как образуется себестоимость […] Переработчики же — просто трансляторы того, что хочет рынок».

На старом комплексе от коровы получали в среднем 3,5−4 тыс. л/год, после строительства нового и замены стада надой увеличился до 5,8 тыс. л/год, говорит Ильинский. В 2008 году «Юнимилк» получил со своего комплекса 7 тыс. т молока. В развитие актива с момента его покупки было вложено около 550 млн руб., подсчитывает Ильинский. Себестоимость литра, выручку и прибыль в компании не комментируют.

Стать крупнее

Решение передать «Вербиловское» в управление производителю молока-сырья в «Юнимилке» объясняют расширением непрофильного актива. «Когда «Вербиловское» было небольшим хозяйством, у нас имелись ресурсы — в первую очередь достаточно кадров для управления им, — говорит Ильинский. — С ростом компании возрастала и цена потенциальной ошибки, которая может произойти, если уделять [производству молочного сырья] недостаточно сил и времени». Поэтому, уверяет он, и решили отдать хозяйство в управление. У «Юнимилка» были и другие причины для поиска партнера, добавляет источник, близкий к компании. По его словам, в 2008 году «Вербиловское» являлось прибыльным только благодаря высокой цене реализации, которую платил ему «Юнимилк». По сути переработчик дотировал свой комплекс, не получая от него прибыли.

Партнер нашелся быстро. Им стала группа «Русские фермы», сдающая «Юнимилку» молоко своих белгородских комплексов (60 т/сут.). «Это один из крупнейших и наиболее эффективных отечественных производителей молока-сырья, — хвалит компанию Ильинский. — С «Русскими фермами» нас связывают давние партнерские отношения». «За два года сотрудничества не было ни одного спорного вопроса, который мы не смогли бы разрешить приемлемо для обеих сторон, — вторит ему Андрей Даниленко, президент «Русских ферм». — Это и привело нас к мысли о расширении сотрудничества». Сейчас у его группы около 7 тыс. КРС, включая 4,5 тыс. коров. К концу года, по словам Даниленко, собственное стадо увеличится до 5,5 тыс. коров. «Вербиловское» прибавит к поголовью компании еще 900 коров, а к концу года Даниленко планирует увеличить стадо фермы «Юнимилка» до 1,5 тыс. коров. «Объединение с этим комплексом увеличивает наши активы на 350 млн руб. Соответственно, растет доля собственных средств относительно кредитных ресурсов, а наша [переговорная] позиция перед банками становится более устойчивой», — перечисляет Даниленко.

В конце 2007 года, когда цена на сырое молоко была высокой, «Русские фермы» собирались самостоятельно построить молочный комплекс под Липецком.

Даниленко планировал вложить в него 3,5 млрд руб. Но с началом кризиса компания прекратила разработку проекта. «Мы его заморозили еще до решения по «Вербиловскому», — говорит глава «Русских ферм». — Увидели, что банки стали неохотно выдавать кредиты под новые проекты, опираясь в том числе на данные о снижении цен на сырое молоко». Компания даже не арендовала землю в регионе: по словам Даниленко, к этому этапу обычно приступают «во время подготовки к выходу на кредитный комитет» банка. В период кризиса затевать проекты с нуля сложно, надо брать уже готовые, делает вывод Даниленко.

Сокращение затрат

Главная цель проекта, по словам Даниленко, — вывести его на стабильно рентабельный уровень. Для этого он собирается применить опыт своей компании. «Несмотря на то, что инвестиционная фаза еще не закончена и комплексы не вышли на проектную мощность, наши фермы под Белгородом уже приносят пусть небольшую, но прибыль», — гордится он (85 млн руб. в 2008 году при обороте 650 млн руб.). В соглашении с «Юнимилком» оговорена новая формула цены, продолжает Даниленко. Летом она низкая, и «Русские фермы» будут получать от переработчика аванс, а вернут его зимой, когда сырое молоко обычно дорожает. За счет этого в течение года производитель получит от «Юнимилка» примерно одинаковую цену за свой продукт, что облегчит «Русским фермам» планирование затрат. Новая формула будет распространяться и на собственные проекты холдинга Даниленко. Всего он сдает компании 60 т/сут.

Отсутствие перепада цен на сырье для главы «Русских ферм» очень важно. «На лето, когда нужно заготавливать корм, приходится основная доля [годовых] затрат, — аргументирует он. — В себестоимости же литра сырого молока 50% составляют именно корма. Но если мы [из-за нехватки средств] не выполним все технологические требования, то поставим под угрозу себестоимость кормов на целый год».

Теперь, когда реализационный тариф известен, для получения прибыли от нового актива нужно снизить затраты на молоко, говорит Даниленко. Резерв для этого у «Вербиловского» есть, не сомневается он: например, себестоимость кормов «Русских ферм» сейчас на 20% ниже, чем там. «У нас больший масштаб, поэтому лучше маневр для техники, есть возможность дешевле покупать семена, удобрения, получая скидки за объем», — объясняет Даниленко. Он хочет распространить эти преимущества и на «Вербиловское». К тому же сократятся управленческие затраты, если координировать оба бизнеса из единого центра, рассчитывает Даниленко. «У переработчика нет людей, которые управляли бы только молочным животноводством. Ведь проект этот для «Юнимилка» очень маленький, и ему приходилось отвлекать на него своих управленцев», — говорит он. Общие затраты на комплекс «Юнимилка», резюмирует Даниленко, в итоге сократятся минимум на 10%.

Снижать затраты будут и благодаря росту среднего надоя. «Русские фермы» в 2008 году получили 7,5 тыс. л на корову, а «Вербиловское», по данным Даниленко, — около 5 тыс. л. Уже в этом году он планирует увеличить средний надой на комплексе «Юнимилка» до 6 тыс. л., потом — до 7 тыс. л. Сделать это можно за счет коррекции рациона и частичной замены скота: для улучшения стада «Русские фермы» хотят поставить со своих белгородских площадок в «Вербиловское» 750 коров. По словам Даниленко, весь скот будет с импортной генетикой, но выращенный в России, то есть уже адаптированный к местным условиям. «Если «Русские фермы» заполняли проекты импортным КРС, то для «Вербиловского» ["Юнимилк"] покупал и российский, и импортный скот», — сравнивает он. Частичная замена стада, по его мнению, даст стабильный прирост производства молока.

Инвестиции авансом

Для развития «Вербиловского» и вывода на проектную мощность собственных проектов компании Даниленко в Белгородской области на 2009 год потребуется 0,5 млрд руб. средств «Русских ферм». Холдинг участвует в программах «Росагролизинга» — госкомпания поставит ему технику и скот. А вот «Юнимилк» напрямую вкладываться в «Вербиловское» не станет. Его инвестиции, поясняет Даниленко, «будут косвенными» — в основном авансирование закупок сырого молока в летний период. При достижении запланированных показателей «Русские фермы» в конце года, профинансировав все текущие расходы, получат фиксированное вознаграждение (сумму Даниленко не называет) — при условии, что проект принесет прибыль. В «Юнимилке» отказались говорить о финансовых условиях сотрудничества с «Русскими фермами».

В первой половине 2010 года, когда все комплексы выйдут на проектную мощность, дойное стадо, включая «Вербиловское», увеличится до 10 тыс. коров (20 тыс. со шлейфом), планирует Даниленко. Земель у совместного проекта будет 60 тыс. га против нынешних 35 тыс. га, говорит он. В дальнейшем «Юнимилк» хочет продать «Вербиловское» «Русским фермам», возвратив инвестиции, вложенные в актив с 2003 года. Даниленко не исключает, что сделка будет предусматривать минимум пятилетнюю рассрочку. Конечно, ферму можно купить сразу, рассуждает он, однако для этого пришлось бы брать кредит. Но в кризис Даниленко не хочет увеличивать нагрузку на свой холдинг. Сейчас кредитный портфель всех компаний группы — около 1,5 млрд руб.

Бизнес-модель, по которой производитель молока берет в управление непрофильные активы переработчика, будет применима к другим регионам и даже к «отрасли в целом», считает Даниленко. В кризис региональные агрокомпании «теряют рентабельность» и могут предложить партнеру-переработчику выкупить свои сельскохозяйственные активы, не исключает он. «Русские фермы» не против брать в управление такие проекты. Он также приводит примеры из мирового опыта. Во многих странах, уверяет Даниленко, сотрудничество переработчика и производителя сырья приводит к созданию кооперативов, владеющих переработкой, или отраслевых союзов, которые регулируют их взаимоотношения.

Все получится

Эксперты считают совместный проект «Русских ферм» и «Юнимилка» разумным продолжением сотрудничества. «У «Юнимилка» есть актив, для развития которого нужны инвестиции, специалисты, которых нет у компании. А у «Русских ферм», наоборот, все это имеется, поэтому подобная схема взаимовыгодна», — говорит Михаил Мищенко, главный редактор DairyNews. Выгода «Русских ферм», по его мнению, в том числе и в том, что компания получает гарантированный сбыт сырого молока. Но главное для Даниленко, думает Мищенко, — возможность приобретения мегафермы «Вербиловское». «Чтобы купить такой проект, нужны [кредитные] деньги, — соглашается он с Даниленко. — Возможно, у «Русских ферм» не нашлось их сразу или «Юнимилк» пока не захотел продавать этот комплекс».

В молочном животноводстве не такие бизнес-процессы, как в производстве молпродуктов, говорит Владимир Лабинов, исполнительный директор Молочного союза России. Он уверен, что успешный производитель сырья не должен обязательно брать на себя еще и переработку. «Хорошо, если каждый занимается своим делом. Проект «Юнимилка» и «Русских ферм» подтверждает верность этого решения», — поясняет Лабинов.

Запланированное партнерами повышение надоев на 1 тыс. л/год Мищенко считает реальным. Как это сделать, зависит от качества существующего скота, говорит Мищенко. «Если коровы [на «Вербиловском"] низкоудойные, которые не могут дать молока больше, чем сейчас, то повысить надои можно за счет замены стада молодняком, который есть у «Русских ферм», — предполагает он. — Но, возможно, существующее стадо сможет давать больше, если улучшить менеджмент, в том числе организацию кормления».

Увеличение надоев до 6 тыс. л на корову — вопрос соблюдения технологии кормления и трудовой дисциплины, соглашается Лабинов. «Если бы речь шла об увеличении с 6 до 8 тыс. л/гол. за год, то это выглядело бы менее реалистично», — улыбается он. А снижение себестоимости при росте надоев до 6 тыс. л, о котором говорит Даниленко, происходит автоматически (на 35−40%), уверен эксперт. Для дальнейшего роста продуктивности КРС требуются особые корма, другой уровень обслуживания, в том числе ветеринарного, но все это приведет к росту себестоимости сырья, заключает Лабинов. «Вряд ли «Русским фермам» удастся одновременно повысить надой и снизить себестоимость», — сомневается Владимир Алгинин, гендиректор «Руссагропром-холдинга». По его мнению, эти задачи можно решать последовательно, выделяя одну из них как главную. Увеличение надоев требует затрат, которые возвращаются не сразу, объясняет Алгинин. Как и эксперты, он уверен, что для управления сельхозактивами нужны профессиональные менеджеры, которых нет у переработчиков.

Примеры есть

Сотрудничать с производителями переработчики пытаются и в России, но не все довольны таким партнерством. «Руссагропром-холдинг» в 2008 году управлял четырьмя фермами «Вимм-Билль-Данна» в Краснодарском крае и одной — в Ленинградской области. Там, по словам Алгинина, содержалось около 4 тыс. коров, в то время как у самого «Руссагропрома» было 9 тыс. «Они получили в управление наши фермы, после того как Алгинин, который курировал их как сотрудник «Вимм-Билль-Данна» с 2005 года, ушел из компании [в «Руссагропром"]", — поясняет Элеонора Чернецкая, пресс-секретарь ВБД. Как только ему нашлась замена, «Вимм-Билль-Данн» опять начал управлять фермами самостоятельно. Это более выгодное решение, считает Чернецкая, так как сохраняется полный контроль над активами. «Для ВБД производство молока — неотъемлемая часть холдинга, а не посторонний бизнес, который можно отдать на [постоянный] аутсорсинг», — настаивает она. Пример «Юнимилка» и «Русских ферм», по мнению Чернецкой, отличается от партнерства «Вимм-Билль-Данна» и «Руссагропрома». «Возможно, для одной фермы работа с управляющей компанией — правильный ход, так как найти специалистов нелегко», — говорит Чернецкая.

По мнению Алгинина, работа с управляющей компанией в любом случае лучше управления непрофильными активами. «Причина — в профессионализме команды, — настаивает он. — Создать ее внутри перерабатывающего холдинга непросто, да и дорого». Результаты совместного с ВБД проекта он оценивает так: «В 2005 году фермы ["Вимм-Билль-Данна"] были убыточными, а с 2006-го начали приносить прибыль. В 2008 году от них получили 200 млн руб. EBITDA». Сейчас эти предприятия работают «в том же режиме», уверяет Алгинин. Расторжение контракта, добавляет он, произошло по инициативе ВБД, а сам он был готов развивать фермы дальше. Говорить об условиях, на которых он управлял молкомплексами ВБД, Алгинин отказывается. В интервью «Агроинвестору» в 2008 году он, впрочем, говорил о намерении брать в управление другие агропроекты, оценивая услуги своей компании в 15% EBITDA.

Опыт сотрудничества переработчика с производителем есть и в других секторах. Например, «Стойленская Нива» в апреле объявила, что берет в управление два пензенских и один саратовский хлебозавод. «В дальнейшем завершение сделки по приобретению [заводов] позволит нам на 50% увеличить наши производственные мощности и выйти в лидеры рынка хлебопечения с показателем ежегодного объема выпуска продукции более чем в 250 тыс. т», — приводились в сообщении «Стойленской Нивы» слова Дмитрия Древлянского, который сейчас работает и. о. гендиректора компании.

Переработает сам
Сотрудничество с «Юнимилком» не означает, что «Русские фермы» свернут проект организации собственной переработки молока. «Просто мы будем перерабатывать не 100%, а 10−15% нашего сырья», — рассчитывает Андрей Даниленко. Производить он планирует дешевое пакетированное молоко и сыры, которые импортируются в Россию, в том числе моцареллу. Сыр будут реализовывать организациям сегмента horeca, а молоко — продавать в розницу в регионах. Выход на федеральный уровень требует огромных маркетинговых бюджетов и конкуренции с крупными игроками, а работа в регионе, где производителя знают, позволяет отказаться от этих затрат, объясняет Даниленко.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще