Как составлялся рейтинг

На первом этапе «Агроинвестор» проанализировал рейтинг крупнейших землевладельцев, составляемый компаний BEFL, отобрав потенциальных участников с земельным банком на уровне 150 тыс. га и более, работающих в европейской части страны. Компании, работающие только за Уралом, не были предметом отдельного анализа. Агрохолдингам из лонг-листа были направлены запросы с просьбой уточнить объем земельного банка и посевную площадь (землю в обработке без учета паров и естественных пастбищ). Также компании опрашивались по телефону. Параллельно были направлены запросы в агроведомства регионов с просьбой предоставить показатели по компаниям. Кроме того, анализировались открытые данные: сайты компаний, их отчетность, документы, размещенные на порталах администраций, министерств, управлений и департаментов АПК регионов и районов присутствия компаний, публикации в СМИ и др. Полученные данные сопоставлялись, затем пулу экспертов, в который, в частности, вошли представители компаний-поставщиков средств производства (техники, семян, СЗР) и другие участники рынка, было предложено оценить посевные площади тех игроков, которые не ответили на запросы и не предоставили данные. Если оценки экспертов расходились, то в зачет бралось среднее арифметическое, когда два и более человек называли одинаковые цифры, а другие были близки к ним, то учитывалась та, которую озвучило большинство.
Рейтинг не претендует на полноту и безоговорочную достоверность информации. Не исключено, что из-за возможной путаницы в определениях и формулировках некоторые компании и эксперты озвучили или оценили размер пашни или земельный банк, а не посевную площадь, или предоставили данные этого года, которые могут отличаться от показателей весеннего учета 2016-го. Компании, работающие только за Уралом, не были предметом отдельного анализа. В итоговой таблице цифры округлены до целых.

Уровень технологий стал выше

Поставщики средств производства отмечают, что уровень развития земледелия у лидеров рынка в последние лет десять заметно вырос. Хотя если сравнивать его с передовыми странами, то нам еще есть куда расти и совершенствоваться, оценивает гендиректор компании «Дюпон Пионер» в России Александр Козачков. «Компании стали намного тщательнее подходить к выбору средств производства — семян, удобрений, пестицидов, некоторые холдинги даже развивают собственные службы, которые тестируют новинки, прежде чем передать их в производство», — знает он. При этом все более актуальными становятся вопросы экономики. Поскольку цены на продукцию нестабильны, сельхозпроизводители стараются управлять производственными издержками, снижать себестоимость. Тем не менее доля использования высококачественного, а значит, и более дорогого посевного материала увеличивается, отмечает Козачков.
Совершенно очевидно, что в целом культура земледелия в России за последние годы выросла и продолжает уверенно развиваться, соглашается гендиректор компании KWS в России Игорь Бруевич. Это подтверждают как количественные — увеличение сбора зерна, сахарной свеклы, производства мяса, так и качественные показатели: например, повышение выхода сахара с гектара. «Но нужно отметить, что по ряду относительных показателей мы отстаем от США и стран ЕС, — солидарен он с Козачковым. — Если говорить об агрохолдингах, то они также демонстрируют как экстенсивное развитие, которое выражается в наращивании земельного банка, так и фокусируются на интенсификации производства». В последние годы, когда растениеводство показывает устойчивые темпы роста и становится по настоящему прибыльным и более-менее прогнозируемым бизнесом, появилось понимание, что земля — это полноценный актив, который может приносить устойчивый доход при условии соблюдения технологии, уверен Бруевич.
По его словам, клиенты стали более тщательно и осознанно подходить к выбору поставщиков средств производства. При этом сейчас сложился «рынок покупателя», когда практически по каждой позиции — семена, техника, СЗР, удобрения, есть несколько поставщиков. «Уровень конкуренции растет, приходится бороться за каждого покупателя, предлагая не только качественные продукты, но и сервисное сопровождение, — рассказывает Бруевич. — Например, некоторые клиенты проверяют качество семян сахарной свеклы в российских лабораториях на наличие заявленного количества действующих веществ в протравителях (инсектицидов и фунгицидов). У многих востребованы программы обучения сотрудников технологии возделывания сахарной свеклы. Необходимо постоянное агрономическое сопровождение, начиная от уборки предшественника и подготовки почвы и до завершения сбора и закладки корнеплодов на хранение. Это требует от нашей компании постоянного развития агрономической службы».
По словам заместителя гендиректора фирмы «Август» Владимира Алгинина, в последние годы сельхозпроизводители стали серьезнее относиться к вопросам применения средств защиты растений: об увеличении уровня их использования говорит то, что рынок СЗР растет в среднем на 10% в год, при этом посевные площади значительно не меняются. При этом большинство крупных компаний часто проводят предварительные испытания препаратов, тендеры для определения ценовых преференций. «На первое место по культуре земледелия я бы поставил «Агрокомплекс» им. Н. Ткачева, — комментирует гендиректор компании «Щелково Агрохим» Салис Каракотов. — Близко к ним — группа «Русагро». «Мираторг» по технологическому уровню примерно третий в стране, далее я бы отметил «ЭкоНиву», затем на близком уровне по технологичности земледелия идут «АгроГард» и «Доминант»».

Есть ли предел для роста

В последние годы несколько крупных латифундистов, такие как «Иволга-Холдинг», «Разгуляй», САХО, «Изумрудная страна», полностью или частично потеряли свой бизнес, что многие эксперты объясняли в том числе неэффективным менеджментом: когда компания слишком большая, ее сложно контролировать. Однако, по мнению Александра Козачкова, проблема управления сельхозпредприятием не всегда связана с размером его земельного банка. «На мой взгляд, есть крупные агрохолдинги, которые управляются эффективно, и небольшие хозяйства с неэффективным менеджментом, — говорит он. — Вероятно, какой-то предел возможного расширения земельных банков есть, но все зависит от структуры компании, от того, как выстроены коммуникативные цепочки между отделами и людьми».
Среди крупных агрохолдингов есть как успешные примеры, так и не очень успешные, впрочем, это актуально и для хозяйств других форм и размеров — от средних предприятий до фермерских хозяйств, соглашается Игорь Бруевич. Для эффективного управления необходимо наличие четкой понятной стратегии, сильной команды и выстроенных процессов, отмечает он. При этом, по его мнению, в российских условиях во многих вопросах агрохолдингам работать проще: они могут аккумулировать большие финансовые ресурсы, у них лучше доступ к заемным средствам, если бизнес диверсифицирован, то он более устойчив к ценовым колебаниям на отдельных рынках. С развитием технологий появляется больше инструментов для эффективного управления большими земельными банками, уверен Бруевич.
Если говорить о рисках, которые увеличиваются по мере роста земельного банка, то, по мнению Владимира Алгинина, предельный объем земель, сконцентрированный у одной компании без потери эффективности управления, зависит от ее модели. Если в холдинге прямое управление, то рабочий вариант — до 150 тыс. га. Если же он разбит на дивизионы, общая стратегия относится к головной компании, а напрямую управляются более мелкие подразделения, то масштабы земельного банка могут быть больше, считает Алгинин.
Салис Каракотов тоже думает, что предельный земельный банк под контролем одной компании для эффективного управления должен быть в пределах 150 тыс. га при условии, что холдинг разделен на отдельные юридические лица, у которых не более чем по 15 тыс. га. «При этом у подразделений при общем юридическом подчинении должна быть относительная экономическая самостоятельность, в частности, в плане закупок, ресурсов и выстраивания технологий — рассказывает он. — Интеграция должна быть не вертикальной, а горизонтальной. Когда у компании не больше 150 тыс. га и отдельные структурные единицы — она хорошо управляется, когда земельный банк становится больше — уже возникают риски».
Что касается оценки предельного объема земельного банка, который компания может эффективно контролировать, то, по мнению Ольги Романовой, главное — вопрос менеджмента, а не величины предприятия. «Прежде всего, нужна идеальная система контроля, но такой я не видела ни у кого, — говорит она. — Никто не отменял человеческий фактор, также актуальна проблема воровства, люди даже находят способы обойти всевозможные GPS-датчики и т. п. В больших компаниях в этом плане риски всегда выше».
В ближайшей перспективе крупные игроки еще продолжат расти, в отрасли будут происходить слияния и поглощения, однако уже сейчас все больше участников рынка начинают ориентироваться на повышение эффективности производства, рост отдачи с гектара, а не просто укрупнение земельных банков, обращает внимание Козачков.

Новая модель консолидации

По словам Виталия Шеремета из КПМГ, интерес участников рынка к земельным сделкам и консолидации активов сохраняется. «В то же время мы видим и новые тренды на рынке: применение модели, которая предполагает консолидацию более мелких игроков вокруг одного крупного, который может обеспечить их агротехнологиями, более дешевыми ресурсами за счет объединения закупок, а самое главное — выкуп продукции. Благодаря этому удается формировать большие товарные партии зерна, иметь сильную позицию в переговорах с трейдерами либо самому становится трейдером, — говорит эксперт. — Пример такой кооперации — проект «Агротерра — Интегратор». Мы видели уже три-четыре подобных проекта в России, еще больше — на Украине». По мнению Шеремета, эта модель может стать вызовом и серьезной угрозой для крупных холдингов, потому что по количеству земель в управлении и объему готовой продукции такие блоки предприятий могут конкурировать с крупнейшими латифундистами. В то же время, учитывая то, что земельный банк не сосредоточен в одних руках, а небольшие собственники обычно более рачительно относятся к вопросам эффективности производства, это может привести к тому, что экономика таких предприятий будет лучше, чем у крупных вертикально интегрированных холдингов. «А это, в свою очередь, поможет им выигрывать в конкурентной борьбе, вплоть до того, что крупные массивы земли станут сдаваться в аренду небольшим игрокам или будут продаваться по частям», — предполагает Шеремет.

Посевы агрокультур во всех хозяйствах страны за прошедшие десять лет увеличились с 75,3 млн га до 80 млн га под урожай-2016. При этом число работающих в отрасли сельхозорганизаций за это время уменьшилось с 59,2 тыс. до 36,4 тыс., подсчитал Росстат. Сельхозземля остается привлекательным объектом для инвестиций, компании расширяют и консолидируют растениеводческие активы. Однако разобраться, насколько эффективно крупнейшие латифундисты используют земли и актуальна ли для отрасли стратегия скупки участков с расчетом на рост их стоимости и дальнейшую перепродажу — очень непросто, поскольку сектор крайне непрозрачен. Тем не менее «Агроинвестор» попытался оценить работу агрохолдингов и составил их рейтинг по размерам посевной площади. В него вошли 22 компании, которые, по расчетам, вместе засеяли под урожай 2016 года более 6,5 млн га, или 8% от общероссийского показателя. Общий земельный банк игроков не учитывался — посчитана только земля в обработке; финальная цифра по каждой компании не включает пары и пастбища, за исключением культурных (подробнее о методике см. врез «Как составлялся рейтинг»).

Лидеры работают не на своей земле

Топ лидеров открывает холдинг «Продимекс» Игоря Худокормова с 690 тыс. га. Эта цифра — только оценочный показатель по «Продимексу»: «Агроинвестор» не объединял его пахотные площади и земли «Агрокультуры» — другого актива структур Худокормова. Они не входят в одну группу, не связаны общей управляющей компанией и не представляют собой единого операционного целого. «Продимекс» — непубличная компания, поэтому не озвучивает размер своего земельного банка и посевов, сказал ее гендиректор Виктор Алексахин. Оценочно, последние в прошлом году приближались к 700 тыс. га, в частности, около 130 тыс. га перешло к компании от холдинга «Иволга», который из-за финансовых проблем лишился своего кластера в Курской области. Также «Продимекс» работает в Ставропольском крае, Воронежской, Белгородской, Пензенской областях и в Башкортостане, говорится на его сайте. По оценке Союзроссахара, компания является крупнейшим в стране производителем сахара с долей рынка около 22,5%. Кроме сахарной свеклы, она выращивает пшеницу, кукурузу, ячмень, подсолнечник и сою. Также холдинг занимается молочным животноводством. Общее стадо, по данным компании на июль 2016 года, насчитывало 30 тыс. животных.

На второй позиции — «Мираторг», входящий, по данным другого рейтинга «Агроинвестора», в топ-3 крупнейших российских производителей мяса. Компания не смогла предоставить точные данные о размере своих посевов, что в том числе связано с особенностями учета, поскольку в структуре земельного банка преобладают культурные пастбища — где-то высеваются однолетние агрокультуры, где-то многолетние. Представитель холдинга уточнил, что все земли обрабатываются и засеваются. В прошлом году «Мираторг» сообщал, что его зерновая компания засевала 243 тыс. га, а размер пастбищ в первом квартале 2016-го превысил 500 тыс. га. Если бы в расчет брались только посевы под товарные агрокультуры, то холдинг занял лишь 13-е место, тем не менее, по оценкам опрошенных «Агроинвестором» экспертов и участников рынка, компания в прошлом году засевала 500−600 тыс. га.

«Мираторг» и дальше намерен увеличивать земельный банк. «Это нужно для развития нашего проекта по производству говядины. Также у нас есть планы удвоения мощности свиноводческого сегмента, для этого тоже необходима земля», — поясняет вице-президент холдинга Вадим Котенко. Кроме того, по его словам, компании интересно растениеводство как таковое, поскольку она выращивает не только фуражную пшеницу, но и продовольственную, которая в том числе реализуется на экспорт. «Поставки зерна за рубеж — это новое направление в нашем бизнесе, — говорит топ-менеджер. — Логика такая: если хорошо получается выращивать пшеницу более высокого класса, то выгоднее получать дополнительную маржу от ее продажи, а фураж закупать на рынке».

«Агрокомплекс» им. Н. Ткачева занимает третье место также с оценочным показателем посевов на уровне 460 тыс. га с учетом активов в Краснодарском крае и Ростовской области. Гендиректор холдинга Евгений Хворостина не уточнил размер земельного банка и посевную площадь, поскольку это «коммерческая информация», добавив, что звучащие в открытых источниках оценки близки к реальным. В Выселковском районе Кубани, с которого началась история холдинга, он обрабатывает 82,7 тыс. га, или 58,7% пашни района, говорится в докладе его главы за 2016 год. Согласно годовому неконсолидированному отчету компании, в 2016 году она собрала 887,3 тыс. т зерна, 67,8 тыс. т подсолнечника, 16,8 тыс. т сои, более 1 млн т сахарной свеклы. Также холдинг выращивает рис, занимается овощеводством, и у него есть свыше 1,2 тыс. га садов. В конце прошлого года компания значительно увеличила свой земельный банк, закрыв сделку по приобретению «Парус Агро Групп», которая контролирует около 97,5 тыс. га пашни в Краснодарском и Ставропольском краях, а также Адыгее.

Одна из причин, почему лидеры отрасли могут не озвучивать размеры своих посевных площадей, — они работают на землях, которые юридически им еще не принадлежат. Так говорят сразу несколько источников из числа партнеров холдингов. Например, если по тому или иному активу идет судебный процесс, еще не факт, что он в итоге достанется компании. Но она уже может начать засевать участок. Или обрабатывать его, зная, что он уже оформляется на другого игрока, просчитав, что еще успеет собрать урожай до завершения юридических формальностей. «Есть и невостребованные земли, неоформленные, фонды перераспределения. Чтобы их получить, нужно проводить торги, потом ждать размежевания, оформлять — это долгий процесс, ситуации бывают разные, а земля должна обрабатываться. Большие компании — сильные, поэтому по «джентльменскому соглашению» с местными властями они нередко начинают сеять не на своей земле, — рассказывает один из источников. — Если придет проверка Росреестра или Россельхознадзора — заплатят штраф 10 тыс. руб. за использование чужого участка, и все. Кроме того, по [устной] договоренности компания может оказывать какую-то финансовую помощь муниципалитету, но не всегда». В результате агрономические показатели по посевным площадям могут расходиться с юридическими данными по объему земельного банка. Кроме того, учет бывает затруднен из-за того, что компания покупала активы в период полевых работ, и даже сами руководители и агрономы холдингов не всегда точно знают — они убирают урожай там, где сеяли уже сами или еще предыдущий владелец. Подобные ситуации, в частности, характерны для быстро растущих игроков.

Сахарники тоже в топе

Четвертое место в рейтинге занимает группа «Русагро», у которой под урожай 2016 года было засеяно 459 тыс. га. Учитывая, что оценочный показатель «Агрокомплекса» всего на 1 тыс. га выше, с большой долей вероятности можно предполагать, что холдинг Вадима Мошковича занимает третье место. Размер пашни компании в прошлом году увеличился на 34% почти до 551 тыс. га, а общий земельный банк достиг 665 тыс. га. Активы расположены в Белгородской (50% всех земель), Тамбовской, Воронежской (в сумме 26,4%), Курской (4,1%), Орловской (6,6%) областях, а также в Приморском крае (12,9%). По сравнению с 2015 годом общая площадь земель «Русагро» увеличилась на 32%, или 161 тыс. га. Наиболее активно компания росла на Дальнем Востоке. Кроме того, в результате сделки по покупке трех сахарных заводов «Разгуляя» в собственность холдинга перешла их сырьевая база — 71 тыс. га в Орловской и Курской областях, а также 16,4 тыс. га в Белгородской области. В среднем в собственности компании находится 51,2% ее земель, 39,2% — в долгосрочной аренде. В структуре севооборота преобладают пшеница (111 тыс. га), сахарная свекла (98 тыс. га), ячмень (94 тыс. га) и соя (93 тыс. га). Также компания выращивает подсолнечник (31 тыс. га), кукурузу (23 тыс. га) и прочие агрокультуры (9 тыс. га). Валовой сбор зерна в 2016 году составил 930 тыс. т, сахарной свеклы — 4,3 млн т, подсолнечника — 74 тыс. т, сои — 172 тыс. т.

На пятой строчке рейтинга находится «Доминант» Павла Демидова с оценочным показателем посевов на уровне 400 тыс. га. Хотя один из поставщиков средств производства говорит, что весь земельный банк холдинга меньше — 320 тыс. га. Такой же показатель дает в своем рейтинге крупнейших латифундистов компания BEFL. Однако два других эксперта сказали, что у компании больше земли и посевы ближе к 400 тыс. га. «Доминант» не ответил на запрос «Агроинвестора». Компания работает в Краснодарском и Алтайском краях, а также Липецкой, Воронежской и Тамбовской областях. В частности, в Липецкой он контролирует 127,8 тыс. га, в том числе 111,5 тыс. га пашни, уточнило «Агроинвестору» управление сельского хозяйства региона. В Алтайском крае входящие в холдинг агрофирма «Черемновская» и хозяйство «Кубанка» обрабатывали 55 тыс. га, из которых 17 тыс. га занимала сахарная свекла, ранее рассказывал региональный руководитель «Доминанта» Иван Краснопольский газете «Свободный курс». По данным Союзроссахара, группа является вторым в стране производителем сахара с долей рынка в 15,2%. Также холдинг занимается производством молочной продукции под марками «Кубанский молочник», «Сыродел» и др.

Шестое место у группы АСБ, которая также не ответила на запрос и не уточнила показатели посевных площадей. На сайте холдинга говорится, что в его растениеводческий дивизион входит два агрохолдинга — «Юго-Восточная агрогруппа» (Тамбовская и Пензенская области) и «Грибановский сахарный завод» (Воронежская и Волгоградская области) с общей площадью пашни 291 тыс. га. Однако поставщики ресурсов оценили посевы холдинга в диапазоне 320−400 тыс. га. Один из них говорит, что в прошлом году холдинг уже работал в Саратовской области на землях «РосАгро», а также в Ульяновской области. В октябре 2016-го ФАС одобрила «Юго-Восточной агрогруппе» покупку четырех хозяйств «РосАгро» с общим земельным банком не менее 110 тыс. га, правда, они расположены в Пензенской («БековоАгро», «Голд Агро», «Агро платинум») и Воронежской («Централь») областях. По данным kartoteka.ru, эти предприятия наряду с «РосАгро-Саратов» и УК «РосАгро» являются соучредителями компании «АСБ-Пенза», зарегистрированной в ноябре 2016 года и сейчас находящейся в стадии ликвидации.

Также летом 2016 года ГК АСБ подписала инвестиционное соглашение с правительством Ульяновской области о создании в регионе агрокластера. В течение пяти-семи лет она планирует вложить в него 24 млрд руб. На первом этапе предполагается приобрести 60 тыс. га земель и построить элеватор мощностью единовременного хранения не менее 100 тыс. т. На втором этапе намечено расширение земельного банка на 40 тыс. га, возведение семенного завода, еще одного элеватора и автотранспортного предприятия. На третьем этапе земельный банк вырастет до 200 тыс. га, будет создан третий элеватор и сахарный завод. На какой стадии находится реализация проекта и обрабатывала ли компания землю в регионе в прошлом году — не уточняется.

На седьмой позиции рейтинга — холдинг «Ак Барс», который тоже не ответил на запрос. Один из участников рынка, знакомый с бизнесом компании, говорит, что у нее 350−380 тыс. га пашни, хотя она декларирует больше, причем около 70% арендовано у пайщиков. «У компании не все хорошо. В двух районах они хотят свернуть работу», — знает он. В начале прошлого года холдинг уже расстался с активами в Нижегородской области: Сергачский сахарный завод вместе с хозяйствами, обеспечивающими его сырьем, перешел к агрофирме «Весна», созданной акционерами «АФГ Националь». Поставщики средств производства, сотрудничающие с компанией, оценивают объем пашни и посевов «Ак Барса» более скромно. «По объему потребления средств защиты растений я не вижу у них больше 300 тыс. га», — говорит один из них.

Восьмая позиция в топе у самарского холдинга «Био-Тон». Компания использует для возделывания агрокультур 333,3 тыс. га, уточнила ее гендиректор Ирина Логачева уже после того, как «Агроинвестор» представил рейтинг на конференции Russian Crop Production-2017/18, поэтому цифры в презентации были другими. «Био-Тон» был создан в июле 2004 года, с 2007-го он реализует растениеводческий проект на территории Самарской, Ульяновской и Саратовской областей. Сейчас холдинг работает в 23 муниципальных районах. На сайте компании говорится, что она выращивает пшеницу, нут, ячмень, просо, рожь, чечевицу, кукурузу, подсолнечник, лен, кориандр и сою. При этом, по оценкам поставщиков средств производства, в прошлом году компания засевала около 240 тыс. га.

Девятое место у холдинга «Авангард-Агро» Кирилла Миновалова, Если бы критерием рейтинга был уровень раскрытия информации о растениеводческом бизнесе, то он бы стал бесспорным лидером. На его сайте в онлайн-режиме можно следить за ходом полевых работ, причем не только в разрезе регионов, но и районов, сравнивать затраты на производство, анализировать уровень выполнения плана и др. Цифры автоматически выгружаются из программы, которая собирает данные от непосредственных исполнителей, пояснила представитель компании. В прошлом году под посевами у холдинга было 316,4 тыс. га, общий земельный банк составлял 381 тыс. га. Больше всего — 114,4 тыс. га — было занято яровым ячменем, чуть меньше (104,9 тыс. га) — озимой и яровой пшеницей. Также холдинг выращивал подсолнечник (40,9 тыс. га), кукурузу (15,2 тыс. га), сахарную свеклу (14,6 тыс. га), гречиху (6,4 тыс. га) и люпин (10,5 тыс. га). Валовой сбор зерна составил почти 894 тыс. т. «Авангард-Агро» работает в Воронежской (125,7 тыс. га посевов), Орловской (102 тыс. га), Курской (67,5 тыс. га), Липецкой (10 тыс. га), Тульской (8,4 тыс. га) и Белгородской (2,6 тыс. га) областях. Компания готова расширяться — покупать или брать земли в долгосрочную аренду, в том числе рассматривает возможность приобретения сельхозпредприятий с постройками и оборудованием. Так, в этом году ее земельный банк увеличился до 385,5 тыс. га, посевная площадь выросла до 318,4 тыс. га.

На десятой позиции находится группа «РосАгро», не предоставившая данные о своих посевах. На ее сайте говорится, что холдинг является одним из ведущих производителей сельхозпродукции в стране, контролируя свыше 400 тыс. га земель в Саратовской, Пензенской и Воронежской областях (ранее в списке фигурировали также Орловская область и Ставропольский край). Компания выращивает пшеницу, подсолнечник, тритикале, рожь, рыжик, рапс, кукурузу, сахарную свеклу, гречиху, ячмень, горох и сою. Сайт пензенского подразделения сообщает, что в регионе у компании 268 тыс. га земель, из которых обрабатывается около 190 тыс. га. Оценочный показатель всех посевов — 300 тыс. га. Сделка по продаже части активов ГК АСБ еще не закрыта, знает один из поставщиков средств производства. В октябре прошлого года представитель «РосАгро» подтверждал «Ведомостям», что компания намерена продать сельхозпредприятия (см. выше), что связано с реорганизацией структуры бизнеса и земельных активов.

«Иволга» все еще работает

Вторую десятку открывает холдинг «Василина», работающий в Самарской, Оренбургской и Саратовской областях. Связаться с представителями или руководством компании не удалось: юрлица с таким названием, объединяющего хозяйства в этих регионах, в базе kartoteka.ru найти не удалось, собственного сайта у холдинга также нет, телефоны хозяйств и предприятий из его структуры не отвечали. Из открытых источников известно, что президент «Василины» Виктор Димитриев, в частности, в феврале 2014 года выкупил активы НАПКО Игоря Бабаева в Самарской области. Тогда земельный банк холдинга оценивался в 200 тыс. га. По данным kartoteka.ru, сейчас Димитриев является соучредителем 23 компаний, в том числе завода агротехники «Сельмаш» в Сызрани. В этом году советник топ-менеджера Геннадий Чугунов говорил региональному журналу «Самара и губерния», что холдинг обрабатывает 280 тыс. га. В зачет рейтинга взята именно эта цифра, поскольку большинство опрошенных «Агроинвестором» поставщиков средств производства и участников рынка затруднились прокомментировать работу «Василины».

Топ-22 агрохолдингов по землям в обработке

12-е место у холдинга «Красный Восток Агро». В прошлом году его земельный банк был на уровне чуть более 300 тыс. га, в этом после продажи воронежской фермы (покупателем стала «ЭкоНива») сократился «примерно до 300 тыс. га, плюс-минус 1 тыс. га», говорит основатель компании Айрат Хайруллин. При этом у «КВ Агро» практически нет арендованной земли, акцентирует он, почти вся — за исключением около 7 тыс. га — находится в собственности. Также, по его словам, все имеющиеся земли обрабатываются. «Брошенных земель нет. В структуре севооборота около 10−12% — в пределах 35 тыс. га — приходится на пары. Их обработка обходится дорого, но это позволяет потом выращивать высококачественную пшеницу», — рассказывает Хайруллин. С посевной площадью на уровне 265 тыс. га компания занимает 11-ю строчку.

Топ-22 агрохолдингов по землям в обработке

На 13-й позиции расположена «Иволга-Холдинг» Василия Розинова. В 2015 году стало известно, что у российско-казахстанской компании с земельным банков в 1,3 млн га, в том числе около 600 тыс. га в России, серьезные финансовые проблемы: она задолжала кредиторам свыше 30 млрд руб. Суды продолжаются до сих пор, при этом компания уже потеряла кластер в Курской области — активы, в частности, перешли к «Продимексу» и «Мираторгу». Однако она продолжает работать в Оренбургской, Челябинской и Ульяновской областях. «У «Иволги» осталось 50 тыс. га в Ульяновске, из которых в прошлом году засевалось 25 тыс. га, в Троицком районе Челябинской области под посевами было 35 тыс. га из 70 тыс. га, в Оренбургской области — 180 тыс. га из 280 тыс. га», — знает источник, близкий к компании. Правда, сотрудник «Оренбург-Иволга» в разговоре с «Агроинвестором» сказал, что в прошлом году в регионе было засеяно 100 тыс. га. «Это только зерновые, — настаивает источник. — Еще 43 тыс. га занимал подсолнечник, остальное — горох и овощи на поливе». В целом, по его словам, «Иволга» «выкарабкивается», хотя другие участники рынка и поставщики средств производства довольно скептически оценивают положение дел в компании и ее перспективы, придерживаясь мнения, что скоро она не сможет попасть не только в топ лидеров по площади посевов, но и крупнейших землевладельцев.

Топ-22 агрохолдингов по землям в обработке

На следующей строке рейтинга — татарстанский холдинг «Агросила». По данным компании, на 1 января 2016 года ее земельный банк составлял 287 тыс. га, к началу этого года достиг 302 тыс. га, а к сентябрю увеличился еще на 22 тыс. га. Под урожай 2016-го было засеяно 218 тыс. га, с которых хозяйства холдинга собрали 245 тыс. т пшеницы, более 101 тыс. т ячменя, свыше 6 тыс. т гороха, 9 тыс. т подсолнечника, 6 тыс. т рапса, 5 тыс. т рыжика. Основная возделываемая агрокультура компании — сахарная свекла, ее валовой сбор достиг 867 тыс. т. Входящий в холдинг завод «Заинский сахар» занимает 51% на рынке сахара в Татарстане. Кроме растениеводства, компания развивает бройлерное птицеводство (65% рынка мяса птицы в республике) и молочное животноводство, а также инвестирует в переработку продукции. В частности, в этом году она приобрела молочный комбинат в Набережных Челнах, ранее принадлежавший холдингу «Вамин», а также выкупила бренд «Просто молоко».

15-е место в рейтинге у холдинга «АгроТерра», который засевает около 200 тыс. га. У компании 33 хозяйства в Тульской, Рязанской, Пензенской, Курской, Тамбовской, Липецкой и Орловской областях. Основные возделываемые агрокультуры — пшеница, ячмень, рапс, соя, подсолнечник, гречиха и кукуруза. У компании есть 18 баз и элеваторов общей мощностью более 500 тыс. т. Стратегия компании не предполагает увеличивать собственные площади возделываемых земель. Однако когда заявки на поставки сельхозпродукции стали превышать ее производственные возможности, она решила интегрировать в свою работу соседние предприятия, создав центр развития агробизнеса «АгроТерра Интегратор». За первый год его услугами воспользовалось 71 хозяйство из Центральной России, вместе они обрабатывают 120 тыс. га земли. К 2022 году земельный банк партнеров холдинга достигнет минимум 1 млн га, что позволит формировать партии продукции на продажу практически любого объема, рассказал директор «АгроТерра Интегратор» Александр Дащенко. Инвестиции в проект в ближайшие пять лет составят 10 млрд руб.

На 16-й строке — концерн «Покровский», его агрохолдинги «Каневской», «Ейский» и «Лабинский» объединяют 25 предприятий в 13 районах Краснодарского края. Они занимаются возделыванием, хранением и переработкой зерновых и технических агрокультур, овощеводством, садоводством, производством молока и свиноводством. Общий земельный банк холдинга — 210 тыс. га, посевная площадь — 190 тыс. га. Также в структуру компании входят сахарные заводы «Каневсксахар», «Тимашевский сахарный завод» и «Сахарный комбинат «Курганинский»». За последние пять лет концерн вложил в экономику Кубани 8,5 млрд руб. Кроме сельского хозяйства, «Покровский» инвестирует в производство электрооборудования, а также является одним из лидеров южнороссийского рынка жилой недвижимости премиум-класса.

17-ю позицию рейтинга занимает ГАП «Ресурс», который в прошлом году засевал 175,4 тыс. га. Земельный банк холдинга на начало 2016-го составлял 209,9 тыс. га, на конец — 210,6 тыс. га, к середине сентября 2017-го увеличился до 213,4 тыс. га, уточнила представитель компании. Растениеводческие активы расположены в Ростовской области, Ставропольском крае и республике Адыгея. Валовой сбор продукции — пшеницы, кукурузы, подсолнечника и сои — в прошлом году составил 521 тыс. т. Основное направление деятельности группы — производство мяса бройлера, в 2016-м она выпустила 343 тыс. т в живом весе.

Подходящие активы найти сложно

Следующий участник рейтинга — компания «Агрокультура» с оценочным показателем 160 тыс. га. Компания была создана в 2007 году шведскими инвесторами, в ноябре 2014 года владельцами 94,2% ее акций стали офшоры Steenord Ltd. и Magna Investments Limited. Бенефициар первой — основатель «Спортмастера» Николай Фартушняк, Magna принадлежит владельцу «Продимекса» Игорю Худокормову, сообщала тогда «Агрокультура». В 2015 году Magna начала принудительный выкуп акций у миноритариев, 18 мая 2017-го арбитражная коллегия приняла решение о том, что цена выкупа оставшихся акций составит 4,5 шведских кроны за акцию плюс проценты — 0,22 кроны на акцию. По данным kartoteka.ru, сейчас 99,93% УК «Агрокультура» принадлежит компании «Енисей», которую возглавляет Худокормов, 0,07% — «Агрокультура Курск», которой, в свою очередь, также владеет «Енисей». Единственным участником последнего является кипрская «Арлф Агрокультура Лимитед», среди директоров которой указан Худокормов. Сейчас «Агрокультура» занимается растениеводством и животноводством в Воронежской, Липецкой, Тамбовской и Курской областях. Общий земельный банк составляет 200 тыс. га, говорится на сайте agrokultura.com.

Топ-22 агрохолдингов по землям в обработке

На 19-м месте находится «ЭкоНива» Штефана Дюрра. В прошлом году у него было 184 тыс. га пашни, в том числе 156 тыс. га занимали посевы, приводит данные коммерческий директор компании Сергей Ляшко. Разница в 28 тыс. га — это пары, пастбища, луга, земля под объектами строительства и залежь. Основной объем земель «ЭкоНивы» — 86,5 тыс. га пашни, из которых посевы под урожай 2016 года занимали 79 тыс. га, — находится в Воронежской области. В Новосибирской в прошлом году было засеяно 33,5 тыс. га из 42 тыс. га. Далее следуют Калужская (23,2 тыс. га пашни и 19,2 тыс. га посевов) и Курская (15,5 тыс. га пашни и 14,5 тыс. га посевов) области. В Оренбургской области посевная площадь была на уровне 8 тыс. га, в Тюменской — 3,7 тыс. га. Пашня в этих регионах составляла 11,7 тыс. га и 4,5 тыс. га, перечисляет Ляшко.

По его словам, у компании есть планы расширения земельного банка, в первую очередь ее интересуют активы в регионах присутствия и соседних с ними. «Мы стараемся расти органично», — поясняет Сергей Ляшко. При этом не исключена и дальнейшая географическая диверсификация бизнеса, в частности, «ЭкоНива» заключила соглашения с администрацией Рязанской области о возможном развитии там молочного животноводства и приобретении земель. «Пока все на уровне соглашения, мы ведем переговоры с властями региона и собственниками земель», — уточняет Ляшко.

По его словам, с точки зрения юридических вопросов — выделения паев, их оформления и выкупа — проблем нет, поскольку компания давно работает на рынке и знает, что и как делать. Более актуальны проблемы поиска подходящих участков в интересных компании регионах. «Например, в Сибири расширяться проще: концентрация крупных игроков там невелика, интерес к сельхозпроизводству ограниченный, — рассказывает топ-менеджер. — А в регионах центра страны сложнее, поскольку здесь высокая конкуренция между разными покупателями». При этом в пользу «ЭкоНивы» выступает социальный фактор, поскольку компания специализируется на развитии молочного животноводства, а это дает рабочие места. Тем не менее в конечном счете вопрос покупки того или иного земельного актива определяется удобством его использования и ценой, добавляет он.

На 20-й позиции располагается группа «Юг Руси», которая как в прошлом, так и в этом году обрабатывала 190 тыс. га, посевы занимали 145 тыс. га. В основном земли компании сосредоточены в Ростовской области (134 тыс. га), также она работает в Волгоградской области (34 тыс. га) и в Краснодарском крае (21 тыс. га). Хозяйства холдинга выращивают зерновые, зернобобовые и масличные агрокультуры, включая подсолнечник, рыжик, лен, сафлор, расторопшу, перечисляет представитель компании. По данным Масложирового союза, «Юг Руси» по итогам прошлого года стал крупнейшим в стране переработчиком подсолнечника: с 1,19 млн т на долю компании пришлось 12% общероссийского объема. Также он является лидером страны по выпуску бутилированного подсолнечного масла с показателем 362 тыс. т (27% рынка).

«АгроГард» в прошлом году засевал 140,6 тыс. га и занял 21-е место. Правда, один из поставщиков средств производства сказал, что у компании было 201 тыс. га посевов, однако гендиректор холдинга Павел Царев опроверг эту информацию, отметив, что общий земельный банк компании составляет 155 тыс. га. Значительные земельные активы сосредоточены в Краснодарском крае. В структуре севооборота преобладают зерновые и зернобобовые агрокультуры (87,6 тыс. га), также компания выращивает кукурузу (в прошлом году ей было занято 18,5 тыс. га), подсолнечник (17,9 тыс. га), кормовые агрокультуры (10 тыс. га) и сахарную свеклу (6,6 тыс. га). Валовой сбор зерновых и зернобобовых агрокультур в 2016 году превысил 387 тыс. т. Компания планирует существенно повысить экономическую эффективность производства продукции растениеводства за счет увеличения доли высокомаржинальных агрокультур — сои, подсолнечника, зернобобовых, сахарной свеклы, говорится на сайте «АгроГарда».

Замыкает рейтинг «Агро-Инвест» (Black Earth Farming), под контролем которого в прошлом году было 246 тыс. га в Курской, Липецкой, Воронежской и Тамбовской областях, из которых она засевала 135 тыс. га, следует из годового отчета холдинга. Больше всего — 39,7 тыс. га — было занято кукурузой, 38,4 тыс. га — пшеницей, 37,9 тыс. га — подсолнечником. Также хозяйства компании выращивали ячмень на 17,5 тыс. га, незначительные площади были отданы под картофель, лук и морковь. По сравнению с 2015 годом посевы «Агро-Инвеста» сократились на 13,7 тыс. га, а за прошедшие три года — на более чем 90 тыс. га. В мае этого года Black Earth Farming сообщила, что закрыла сделку по продаже своих российских агроактивов, покупателем стал холдинг «Волго-Донсельхозинвест», который принадлежит семье члена правления «Лукойла» Сергея Кукуры. Совокупная стоимость активов оценена в $200 млн без учета долгов, расчетная сумма сделки — примерно $184 млн. Концепция построения бизнеса в агросекторе, основанная лишь на возможном росте будущей стоимости земельных активов, себя не оправдала, отмечали тогда отраслевые и финансовые эксперты.

Вложения в землю продолжатся

Сейчас компании также продолжают приобретать землю, придерживаясь стратегии дальнейшей перепродажи в надежде на рост ее стоимости, говорит партнер, руководитель практики по работе с компаниями АПК КПМГ (KPMG) в России и СНГ Виталий Шеремет. «Многие наши клиенты смотрят на возможности докупки земли, но после крупнейшей в этом году сделки по выкупу активов Black Earth Farming других заметных историй на рынке мы не видим, — комментирует он. — Скорее, приобретаются небольшие лоты, есть интерес к обмену землями для выравнивания логистики и повышения эффективности управления».

Сейчас крупных сделок с землей, когда покупается сразу 15−20 тыс. га, почти нет, если речь не о банкротстве предприятия, когда его целиком или по частям (например, как в случае с холдингом «Иволга») забирает одна или несколько компаний, подтверждает управляющий партнер юридической группы «Ратум» Ольга Романова. «Сделки с землей идут постоянно: кто-то продает или покупает, кто-то обменивается. О наиболее значительных сделках, если полностью выкупаются акции предприятия или доли в уставном капитале, становится широко известно, поскольку часто по ним требуется разрешение ФАС, — рассказывает Романова. — Скупка мелких хозяйств обычно проходит незаметно для рынка». При этом в ЦФО земля в основном уже распределена между крупными компаниями, поэтому ждать здесь какого-то роста числа сделок не стоит, продолжает она. Спрос превышает предложение, хотя какое-то перераспределение, конечно, может быть, например, в случае, если кто-то из игроков столкнется с финансовыми проблемами и продажа земельных активов будет одним из способов выхода из кризисной ситуации или ухода из агробизнеса в целом. «Или наоборот: кто-то посчитает, что ему не нужно столько земли, решит, что хватит расти, оставит себе наиболее интересные активы, а остальные продаст. Это бизнес, все может быть», — говорит Романова. Среди компаний, которые теоретически могли бы поглотить других участников рынка и располагают финансовыми ресурсами для этого, она называет «Продимекс», «Мираторг» и «Русагро».

Начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко считает, что агрохолдинги инвестируют в расширение земельных банков настолько активно, насколько могут. «Жаль только, что земля в этом обороте купли-продажи — по большей части одна и та же, которая от одних юридических лиц переходит к другим, — добавляет она. — А вот оформление новых участков для продажи сильно отстает, как и переход земли из коллективной, паевой и государственной (всех уровней) собственности к владению компаниями». Поэтому о консолидации рынка говорить пока еще очень рано — он сильно фрагментирован, отмечает она.

При этом до чистого вторичного рынка земли мы тоже дойдем еще нескоро, по крайней мере, в ближайшие три-четыре года «войны» в секторе будут продолжаться, считает Романова, тем более что еще не все регионы через них прошли. «Сейчас очень много судебных дел. Компании, у которых есть сильные юридические службы, восстанавливают сроки исковой давности, отменяются давно проведенные сделки купли-продажи, — рассказывает она. — Например, если выясняется, что землю скупал человек, который фактически не был дольщиком, а приобрел право на земельную долю через залоговые обязательства». Во многих регионах применялись следующие схемы: формально оформлялся займ с одним из содольщиков, как обеспечение исполнения обязательства закладывалась земельная доля. Затем делали так называемый «самострел» (самобанкротство), шли в суд, признавали долг и в качестве отступного передавали права на земельную долю. Получив судебное решение, по которому регистрировали право на земельную долю, начинали скупать земли на «псевдодольщика». Но правила обращения взыскания на земельную долю другие, обратить взыскание можно только после выдела ее в натуре, то есть сформировав земельный участок, акцентирует Романова. Решение суда, согласно которому появился «псведодольщик», можно отменить и все совершенные сделки признать недействительными. «Такие войны сейчас идут повсеместно, люди судятся за любой гектар, который можно забрать», — знает она. Проблема в том, что многие небольшие хозяйства недостаточно грамотно подходят к вопросам оформления земель, считают, что раз они зарегистрировали свое право в Росреестре, то уже ничего не сделаешь, однако развернуть сделку и аннулировать запись при хорошей юридической подготовке можно, и таких случаев сейчас немало, отмечает Романова.

По мнению Дарьи Снитко, крупные холдинги продолжат покупать землю и инвестировать в нее. Но рынок пока остается очень маленьким, т. к. в России основная часть используемых в сельском хозяйстве земель все еще не оформлена надлежащим образом, говорит она. «Уходить из этого бизнеса будут неуспешные в операционном плане компании, те, кто не смог наладить производство, — прогнозирует эксперт. — На мой взгляд, без вложений в производство и агротехнику не стоит рассчитывать на увеличение стоимости сельскохозяйственной земли, которое позволит окупить инвестиции». Растениеводство сейчас очень прибыльный бизнес, но он требует солидных затрат, из которых только часть приходится на покупку земли. Также нужны существенные вложения в технологии, приобретение техники.

По мнению Шеремета, в условиях падающей доходности инвестировать в земли с точки зрения капитализации стоимости довольно рискованно, потому что нет понимания, когда земля поднимется в цене и как инвестор сможет переждать это время. Особенно если это непрофильный инвестор, который не сможет эффективно управлять активами и получать приемлемую доходность в этот интервал времени. «В то же время у рынка консолидированная позиция, что земля в долгосрочной перспективе должна стоить дороже и может более эффективно использоваться, — продолжает эксперт. — Мы уже видели такие резкие скачки на примере Южной Америки: в Уругвае, в Бразилии — долгая стагнация цен на землю сменилась кратным ростом. Очевидно, на это надеются многие сегодняшние инвесторы».