Утиная история «Улыбино». Комплекс по выращиванию утки будет построен в Новосибирской области -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Утиная история «Улыбино». Комплекс по выращиванию утки будет построен в Новосибирской области
Алена Белая
Агроинвестор
март 2018
Запустить новое промышленное производство утиного мяса планируется к концу 2018 года, а первые поставки продукции в торговые точки могут начаться уже в 2019-м. Инвестиции в проект составят 4,6 млрд руб. Перспективы предприятия эксперты оценивают как «однозначно позитивные»
Новое производство даст 4 тысячи рабочих мест
Фото: Ю. Эйвазова

Реализация проекта по промышленному производству мяса утки мощностью 18 тыс. т/год в Искитимском районе Новосибирской области ведется с 2016 года. Тогда бройлерная птицефабрика «Улыбино» впервые заявила о намерении развивать новое для себя направление. В январе в проекте наметились подвижки: кредит на строительство в размере 2 млрд руб. и сроком на восемь лет компании одобрил ВТБ. Общие инвестиции в проект оцениваются в 4,6 млрд руб.

Первый сибирский

Проект реализуется на базе трех предприятий: комбикормового завода «Вега», завода премиксов «32 зернопродукт» и птицефабрики «Улыбино». 60% будущего утиного производства принадлежат предпринимателю Вадиму Степуре, остальное — «Веге», владельцем которой также является Степура. Строительство будет идти в два этапа: первый предполагает строительство 30 корпусов откорма на 10 тыс. т утиного мяса в год, второй — возведение еще 25 корпусов на 8 тыс. т к 2022 году. Запуск намечен на ноябрь 2018-го, когда компания планирует закупить первое родительское стадо во Франции.

По словам директора птицефабрики «Улыбино» Дмитрия Лымищенко, решение о специализации на мясе утки было принято «ввиду высоких качественных показателей мяса, ситуации с перепроизводством мяса бройлера на рынке и наличия открытой ниши, которую можно занять». «Для Новосибирской области это новый вид сельскохозяйственной продукции с большим экспортным потенциалом — с учетом того, что рост мирового потребления мяса утки составляет 3,5% в год», — комментирует врио министра сельского хозяйства Новосибирской области Василий Пронькин. По данным регионального агроведомства, помимо корпусов откорма, проект будет включать инкубатор, 21 корпус родительского стада, цех убоя и переработки птицы, а также прочие вспомогательные и инфраструктурные объекты. Открытие нового производства позволит создать порядка 4 тыс. рабочих мест и обеспечит переработку продукции растениеводства, оживит строительную отрасль. Налоговые отчисления в бюджет составят более 100 млн руб. в год. «Птицефабрику оснастят самым современным оборудованием лучших мировых производителей, лидеров в своей отрасли, что позволит достичь высокой производительности труда и качества продукции», — отмечает Пронькин. По его словам, проект получит государственную поддержку в рамках действующего законодательства.

По мнению аналитика «Финама» Алексея Коренева, перспективы у проекта строительства и эксплуатации комплекса «Улыбино» «однозначно позитивные». Вопрос лишь в сроках выхода на окупаемость и окончательной величине фактически затраченных ресурсов. «И тот и другой параметры весьма вариабельны в зависимости от множества внешних и внутренних факторов, — говорит он. — Теоретически грамотно организованный птицеводческий холдинг выходит на положительную рентабельность в течение двух лет». При наличии ряда позитивных факторов, как, например, собственное производство кормов, налаженные связи с контрагентами — поставщиками и реализаторами продукции, короткие сроки согласования проекта со всеми необходимыми инстанциями, качественное управление и т. д., выйти на прибыль можно почти вдвое быстрее, оптимистичен Коренев. Но следует учесть, что из 4,6 млрд руб. инвестиций 2 млрд руб. — заемные, и их потребуется отдавать, да еще и с процентами, обращает внимание аналитик. Поэтому сроки выхода в прибыль будут заметно выше.

Страна переживает период тяжелой и затяжной стагнации, находясь к тому же еще и под прессом санкций, напоминает Коренев. Никто не может исключить временного ухудшения ситуации и снижения курса национальной валюты. Учитывая, что птицу для комплекса планируется закупать во Франции, потенциальные потери от курсовых разниц могут быть весьма существенны и скажутся в итоге и на сроках выхода на положительную рентабельность, и на показателях эффективности производства. С другой стороны, несомненным плюсом для комплекса является тот факт, что развитие животноводческой базы планируется осуществлять с использованием производственных мощностей близ расположенного искитимского комбикормового завода «Вега». «То, что оба предприятия фактически принадлежат одному владельцу, можно рассматривать как положительный момент: становится возможным создание единой логистической и управленческой структуры и отсутствие проблем с налаживанием связей со сторонними контрагентами», — говорит аналитик. Логичной является и привязка к крупному городу, где у населения выше уровень благосостояния, добавляет ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Даниил Хотько.

Так как проект «Улыбино» будет реализовываться в несколько этапов, у инвесторов будет возможность оценить реакцию рынка и понять, стоит ли идти дальше, продолжает эксперт. По его мнению, новосибирский проект смотрится перспективно с двух точек зрения. Во-первых, Сибирь — холодный регион, там есть устойчивый спрос на мясо, и спрос на него увеличивается, как и растет спрос на нетрадиционные виды мяса. Во-вторых, у «Улыбино», по сути, нет конкурентов в непосредственной близости. Если остальные крупные производители повезут мясо на сибирский рынок, то оно будет дороже за счет логистики и при этом только замороженное. Для каждого региона появление производителя, способного поставлять свежее, охлажденное мясо — большой плюс, добавляет руководитель научного направления «генетика и селекция» Всероссийского научно-исследовательского и технологического института птицеводства (ВНИТИП) Яков Ройтер.

Производство мяса утки

Хорошо забытое старое

В 2016 году товарное производство мяса водоплавающей птицы, по данным ИКАР, оценивалось в 44 тыс. т в убойном весе. В промышленных сельхозпредприятиях при этом было произведено 29 тыс. т. По оценке Росптицесоюза, доля рынка мяса водоплавающих птиц составляет всего около 0,5%. «А спрос на него есть, и проект «Улыбино» заслуживает одобрения, — считает гендиректор союза Галина Бобылева. — Мы должны делать упор на расширение ассортимента мяса птицы. Сейчас львиную долю производства занимает бройлер, лишь 5% — это индейка, а утки почти нет».

В советское время доля утки в общем объеме потребления мяса составляла 12%, рассказывает Яков Ройтер. По его словам, спрос упал в период перестройки, когда появились окорочка, «ножки Буша» и прочие полуфабрикаты из курицы, бывшие тогда для российских потребителей в новинку. К тому же мясо утки было довольно жирным, далеко не всем это было по вкусу. «Но последние годы и зарубежная, и отечественная селекция работали над новыми породами, появились утки значительно менее жирные, дающие больше мяса и яиц, с хорошей конверсией корма (2 кг на 1 кг корма), — рассказывает эксперт. — Сейчас утка начинает нестись уже в четыре месяца, а показатель выход мяса в живой массе от родительской пары доходит до 350 кг — любой бройлер позавидует!» Кроме того, это направление высокорентабельное, отмечает Ройтер, не уточняя цифр.

На прилавках уже несколько лет начала появляться утка российского производства — продукт высокого качества и изысканного вкуса, еще не успевший надоесть, в отличие от бройлеров, продолжает Яков Ройтер. Дополнительный бонус сектора — пух и перо — ценные побочные продукты производства, востребованные легкой промышленностью. «Забой утки происходит чуть сложнее, чем у бройлеров, но на этом трудности заканчиваются, — уверяет он. — К тому же птица крайне жизнеспособна». По мнению эксперта, в ближайшей перспективе утка обязательно должна занять до 7−8% рынка мяса птицы, немного «подвинув» на нем бройлера.

По словам Бобылевой, мясо утки будет особенно востребовано, когда появится глубокая переработка. Натуральные полуфабрикаты вроде окорочка, грудки и суповых наборов, на которые разделывают курицу, можно делать и из утки, и они будут оценены потребителями. Этот факт учитывает и проект «Улыбино». По словам Даниила Хотько, компания планирует реализовывать свои утку с максимальным уровнем разделки. «На предприятии будет установлено хорошее убойное оборудование, а это большой плюс как для российских потребителей, так и для выхода на глобальный рынок», — считает он.

Долгое время рынок промышленного производства утки как таковой отсутствовал и был представлен локально, в отдельных регионах, где мясо утки является традиционным, например в Башкортостане, Татарстане и т. д., отмечает Хотько. «Но, как показывает пример «Донстара» (утиный проект «Евродона»), спрос на этот вид мяса есть, при правильном позиционировании и адекватной ценовой политике продукт найдет своего потребителя», — уверен он. Помимо «Донстара», крупнейшими игроками этого рынка являются «Чикендак» в Алтайском крае, «Утиные фермы» в Челябинской области, КФХ «Рамаевское» в Татарстане и «Брюховецкий кролик» (помимо кроликов, компания занимается и уткой) в Краснодарском крае.

Гендиректор и основатель компании «Евродон» Вадим Ванеев отмечает, что утка востребована сегментом HoReCa и входит в меню всех стран. Но традиционно ее больше потребляют в холодное время года, на праздники — Рождество, Новый год. По его мнению, в утке возможен только медленный и постепенный рост потребления. Проектировать новые производства необходимо с учетом современных тенденций в потреблении, в частности увеличения спроса на продукты быстрого приготовления, полуфабрикаты. «Донстар», например, производит из утки даже продукцию глубокой переработки — утиные копчености, колбасные изделия и деликатесы. По итогам 2017 года производство утиного мяса в компании достигло 26 тыс. т. На втором этапе реализации проекта и при наличии необходимого финансировании объемы могут вырасти до 80 тыс. т в год.

Но далеко не все считают мясо утки перспективным для себя направлением. Так, птицефабрика «Гайская» (Оренбургская область), основной деятельностью которой является производство куриного яйца, о расширении своих утиных мощностей и не думает. Мало того, этот сегмент, скорее всего, будет сокращаться, рассказывает один из учредителей компании Анатолий Осипов. «У нас было 30 тыс. га пашни, которые надо было чем-то занять, и мы стали разводить уток и гусей, в том числе с целью продажи населению племенного яйца на инкубацию и суточных утят, — рассказывает он. — Сами мы комплектуем поголовье уток от башкирского племзавода «Благоварский»». По словам топ-менеджера, доля сельского населения сокращается, и спрос на продукцию падает. По окончании племенного сезона, который длится с февраля по июль, маточное стадо уток забивается. Это мясо, около 25 т, и идет в реализацию.

Утка в цифрах

Планы на экспорт

Продукция птицефабрики «Улыбино» будет реализовываться как внутри страны, так и на внешних рынках, рассчитывает Дмитрий Лымищенко. В качестве экспортных направлений компания рассматривает Азию и, в частности, Китай. Бобылева называет вектор развития птицефабрики правильным: «Мы говорим о перепроизводстве мяса птицы, но не говорим о том, что его можно и нужно продавать на экспорт. У нас для этого есть все ресурсы, — говорит она. — В 2017 году вывоз всех видов мяса птицы составил всего около 160 тыс. т — это очень мало». По словам эксперта, сейчас самое время работать над качеством отечественной продукции, привлекать новый контингент покупателей и, конечно, выходить на экспорт в ближнее и дальнее зарубежье.

Даниил Хотько планы по экспорту утки в Китай конструктивными не считает. «Китай, на который ориентируется компания, не лучший вариант, страна сама производит много утки, активно вывозит ее, например во Вьетнам, Японию, — знает он. — До Европы возить продукцию «Улыбино» далеко. Можно попробовать экспортировать в Казахстан». Да и в принципе перспективы экспорта утиного мяса туманны: если смотреть глобально, то сейчас торговля этим видом мяса происходит либо между странами Евросоюза, либо как раз от Китая соседям, добавляет эксперт.

Лымищенко готов спорить с тем, что Китаю не нужно утиное мясо. Эта страна также является его крупнейшим импортером. При ежегодном потреблении в 3,5 млн т ввозится 500 тыс. т. «Среди импортеров Канада, Франция, Венгрия и другие страны, — знает Лымищенко. — Да, на этот рынок сложно попасть, но шанс есть». Интерес в плане цены представляют не тушки, а конкретные части, акцентирует он.

Ванеев также не разделяет оптимизма «Улыбино» относительно планов на экспорт. «Есть устоявшееся мнение, что Китай является самым крупным потребителем мяса утки. При этом собственные возможности страны покрывают эту потребность лишь частично, — говорит он. — Большим спросом на этом рынке пользуются не мясо, а субпродукты, лапы, голени, печень, почки, головы». Однако утиное мясо на азиатских рынках дешевое и стоит примерно в два раза меньше, чем внутри России, продавать продукцию туда невыгодно, делает вывод Ванеев. По его мнению, экспортный потенциал есть у государств Средней Азии, Ближнего Востока и Африки. «Но там свои сложности и свои традиции потребления, которые прежде нужно подробно изучить», — заключает топ-менеджер.

Сколько мяса утки едят в мире

Умеренные риски

Среди основных рисков для проекта Дмитрий Лымищенко называет отсутствие надлежащей базы по витаминам для производства кормов, закрытие по политическим причинам поставок этих компонентов в Россию, а также волатильность курса валют и изменение процентных ставок на кредитование. Затруднение может вызвать и поиск генетических центров за рубежом.

Если рассматривать рынок производства белого мяса в целом, то в последние годы этот сегмент сельхозпроизводства рос опережающими темпами, отмечает Коренев. Однако естественным ограничением для того, чтобы и в дальнейшем показывать столь же хорошие результаты, является снижение доходов населения, продолжающееся уже четыре года. Это вынуждает многие домохозяйства не только экономить, но и пересматривать приоритеты в своей пищевой корзине в сторону более дешевых продуктов. Как только эта проблема начнет уходить, можно ждать оживления и потребительского рынка в целом, и в сегменте производства мяса птицы в частности, утверждает аналитик.

Одной из проблем может стать кадровый вопрос. В Новосибирской области, как и в России в целом, нет специалистов по выращиванию и производству утки, знает Ванеев. Также, по его мнению, имеет значение климат. Холодный регион означает затраты с точки зрения энергетического потребления, расходов газа и прочего. Краеугольным камнем развития отрасли остается и генетика, добавляет он. «Мы изначально заложили в проект производство родительского стада. Теперь приблизились к уровню, когда можем говорить о прародительском стаде. Но это только первые шаги в необходимом направлении для становления отрасли», — отмечает Ванеев. Закупать поголовье уток за рубежом нецелесообразно, считает Яков Ройтер. «Мы прививаем уток только от гепатита, а выведенным за границей птицам требуется четыре-пять вакцин, которые влетают в копеечку», — обращает внимание он.

Сложностями при реализации утиных проектов, по словам Ванеева, могут стать и такие факторы, как политические сложности, санкции, вспышки болезней на территории стран поставщиков генетического материала, валютные колебания. «Поэтому при строительстве новых производств необходимо учитывать, помимо прочего, и возможности по повышению биобезопасности, автономности производства, а также автоматизации процессов», — заключает он.

Показать еще
Рекомендации
Реклама