Основатель «Карата» займется козами. Инвестиции в крымский проект оцениваются в 4,5 млрд рублей -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Основатель «Карата» займется козами. Инвестиции в крымский проект оцениваются в 4,5 млрд рублей
Инна Ганенко
Агроинвестор
4 июня 2018
Семья экс-совладельца московского завода плавленых сыров Владимира Корсуна сообщила о намерении построить два крупных козоводческих комплекса полного цикла в Подмосковье и Крыму. Имеющийся у бизнесмена опыт по реализации молочных товаров, по его мнению, позволит быстро наладить сбыт достаточно новой для рынка продукции

О намерениях реализовать в Крыму проект по строительству молочного козоводческого комплекса на 7,5 тыс. скотомест с переработкой впервые было объявлено в апреле на Ялтинском международном экономическом форуме. Инвестор — компания «Курганное». По данным kartoteka.ru, ООО «Курганное» зарегистрировано в январе 2018-го на базе одноименного кооператива, основным видом деятельности которого было выращивание зерновых. В уставном капитале 60% принадлежит ООО «Пущинское молоко», которое в ноябре прошлого года заявляло о планах построить комплекс полного цикла по производству козьего молока в Московской области. Владеет «Пущинским молоком» семья основателя московского завода плавленых сыров «Карат» Владимира Корсуна. В «Курганном» он занимает должность исполнительного директора. Проект в Крыму бизнесмен будет реализовывать в партнерстве с местным предпринимателем.

Сначала переработка, потом — сырье

Объем инвестиций в крымский проект, который, помимо ферм по содержанию молочных коз, включает также строительство перерабатывающего завода, оценивается в 4,5 млрд руб. 20% от этих вложений составят собственные средства Корсуна, рассказал он «Агроинвестору». По его словам, реализация проекта уже «сдвинулась с места». «Мы договорились с Россельхозбанком о предоставлении нам кредита, взяли в аренду землю на 49 лет, плюс свои площади для строительства ферм есть у нашего партнера, — говорил он в середине мая. — Если все пойдет так и дальше, то осенью выйдем на стройку». Срок окупаемости инвестиций составит около семи лет. Старт проекта в Подмосковье пока задерживает румынский партнер «Пущинского молока». Кроме того, до сих пор не решен вопрос с землей. «Поэтому мы перекинули все деньги и усилия в Крым», — сказал бизнесмен.

Проект «Курганного» будет завязан на теме оздоровительно-туристической, делится планами Корсун. Во-первых, продукты из козьего молока хорошо подходят для здорового и детского питания. «Мы будем производить в том числе творог, йогурты, что должно быть востребовано крымскими санаториями и детскими лагерями», — говорит он. Во-вторых, компания уже договаривается с местными виноделами, чтобы совместно развивать тему потребления козьих сыров с качественным вином.

Первым этапом реализации проекта станет строительство перерабатывающего завода. Сначала он будет работать на коровьем молоке местных производителей, а также по возможности на козьем. «В Крыму некоторые фермеры уже занимаются молочным козоводством. В перспективе мы хотели бы создать кооператив фермерских хозяйств, которым будем предлагать животных, а молоко, которое они будут давать, станем закупать на переработку», — рассуждает Корсун.

Поголовье коз в России

Начать проект именно со строительства переработки — очень разумное решение, которое позволяет нивелировать риски по сбыту сырья, считает исполнительный директор Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артем Белов. Крым в этом смысле неплохой регион, полагает он. «Козоводство в республике традиционно довольно развито, есть определенная сырьевая база, на начальном этапе ее можно будет использовать для выпуска продукции, — говорит эксперт. — И если этот опыт будет успешным, уже тогда стоит инвестировать в развитие производства собственного сырья».

На втором этапе проекта будет построена ферма на 3 тыс. дойных коз. Животных для фермы «Курганное» планирует закупать в Румынии и Голландии. Есть предложения и из Новой Зеландии, делится Корсун. На третьем этапе предполагается расширение поголовья до 7,5 тыс., но уже за счет собственного приплода.

Для строительства козьей фермы Крым — оптимальный выбор, считает коммерческий директор «Козы и компания» (Смоленская область) Кирилл Игошин. Конечно, выращивать коз можно в любом регионе, но существует вопрос затрат. «У нас в Смоленской области зимой морозы до -25, ферму приходится отапливать, на юге страны только по этому направлению расходы, скорее всего, будут на порядок меньше», — думает он. Поголовье самой компании сейчас насчитывает 1,5 тыс. коз. В планах увеличение дойного стада до 2 тыс. голов, а производства молока — до 6 тыс. л в сутки. Но это дело не быстрое, обращает внимание Игошин.

Нишевый рынок

По данным ВНИИ овцеводства и козоводства, общее стадо коз в России составляет около 2-2,1 млн голов, из них только около 175 тыс. в сельхозорганизациях и 316 тыс. в КФХ. В стране производится 243 тыс. т козьего молока, или 312 кг на козу в год. Действующих комплексов с поголовьем в 7 тыс. коз в стране сейчас нет, знает завлабораторией института Светлана Новопашина. Крупнейшие фермы — это «Лукоз» в Марий Эл и «Лукоз Саба» в Татарстане. Вторым по поголовью является проект «УГМК-Агро». За ним следуют «Приневское» и «Приозерное» в Ленинградской области (по 2 тыс. коз). По словам эксперта, в среднем в сельхозорганизациях стадо коз насчитывает 1-2 тыс. животных, в фермерских или семейных хозяйствах содержится по 200-300.

Общее поголовье предприятий «Лукоз» и «Лукоз Саба» Владимира и Тараса Кожановых уже превышает 5,7 тыс. коз. По плану предпринимателей, к 2019 году их производство должно стать крупнейшим не только в России, но и в Европе: в Марий Эл будет построена еще одна ферма на 10 тыс. животных (инвестиции — 600 млн руб.) в составе компании «Сернурский сырзавод». Скоро в Йошкар-Оле инвесторы рассчитывают начать строительство предприятия по производству детского питания. В перспективе компания планирует стать «достаточно крупным игроком», говорит Тарас Кожанов. Выручка компании должна достичь 5-7 млрд руб.

Поголовье коз по регионам

Схожие планы — создать самую большую ферму в Европе — есть и у «УГМК-Агро». До 2021 года в Свердловской области компания рассчитывает построить комплекс на 12 тыс. дойных коз годовой мощностью 18,2 тыс. т молока. Инвестиции оцениваются в 2-3 млрд руб., а окупаемость — в 6-8 лет. Холдинг тоже смотрит на сегмент детского питания. Как и «Лукоз», собирается возвести целый завод.

Сейчас компания совершенствует технологии на уже существующей ферме, открытой в 2016 году. В общей сложности предприятие производит чуть более 2 т молока в день, рассказывал «Коммерсанту» гендиректор «УГМК-Агро» Илья Бондарев. Порядка 80% сырья идет на производство сыров, остальное — на бутилированное молоко. «Мы хотим, чтобы козье молоко стало основным для наших детей, ведь оно имеет большой ряд преимуществ перед коровьим, так как является гипоаллергенным», — говорил он.

В целом рынок производства продуктов из козьего молока показывает очень хорошую динамику развития, рассказывает Белов. А прирост потребления, особенно цельномолочной продукции этого сегмента, составляет десятки процентов в год. «Введение контрсанкций привело к сокращению импорта продуктов из козьего молока, и прежде всего сыра, практически в 10 раз, — говорит он. — Это и создало определенные возможности для развития производства внутри страны». Хотя, по оценкам «Союзмолоко», доля переработки получаемого в стране сырого козьего молока остается низкой — около 40 тыс. т в год, что не превышает 20% от объема производства. Именно в развитии переработки и заключается главная возможность для дальнейшего роста отрасли. Емкость рынка козьего молока Белов оценивает примерно в 3 млрд руб. Из них где-то треть — это сегмент детского питания. В настоящий момент весь этот рынок на 100% импортный, подчеркивает эксперт.

По мнению менеджера категории «Решения для коз и овец» компании DeLaval Симеона Кривули, козоводство наравне с овцеводством сейчас, безусловно, интересные для инвесторов отрасли. Причин тому несколько, указывает он. Во-первых, коровье молоко на данный момент несколько растеряло свою репутацию в России, и его качество вызывает у потребителей, которые могут себе позволить купить премиальный продукт, все больше сомнений. Во-вторых, молоко коз и овец — уникальный продукт по содержанию в нем микроэлементов, минералов. Оно лучше усваивается и особенно рекомендуется детям. Еще одна причина касается экономики этого направления. «Полки супермаркетов и фермерских магазинов не ломятся от продуктов из козьего и овечьего молока, — говорит Кривуля. — Соответственно, и цена сейчас интересная — в районе 70 руб./л, если сдавать сырье на переработку, и до 100-150 руб./л, если перерабатывать самому».

Сбыт и спрос

Молочное козоводство — сравнительно молодая отрасль, которая наиболее активно развивается в России в последние 20 лет, комментирует Новопашина. «Несмотря на то, что мы только в начале пути, фермы создаются достаточно интенсивно, — отмечает она. — Если еще 15 лет назад в стране не было ни одной племенной фермы, то теперь их десять». В 2018 году на статус племенных ферм подают еще три производителя.

Инвестируя в эту отрасль, нужно понимать, что в ближайшие годы она может стать очень конкурентной, обращает внимание Белов. Уже сейчас в стране есть около пяти-семи довольно крупных инвесторов, которые готовы развивать данное производство. Поэтому один из рисков любого большого проекта в молочном козоводстве заключается в том, что в течение нескольких лет на рынке может появиться такой объем молока, который существенно повлияет на доходность этого бизнеса. Дополнительным риском потенциально может стать снятие эмбарго, добавляет эксперт.

Стадо коз в Крыму

Инвесторам, желающим заниматься молочным козоводством, приходится осваивать и смежные отрасли, продолжает Новопашина. «К сожалению, ситуация пока такова, что козовод будет успешен лишь в том случае, если он сам доит, сам выращивает приплод, сам производит готовую продукцию, имеет сыроварню для производства сыров и сам же заботится о сбыте продукции», — перечисляет она.

Козоводство — одна из самых инвестиционно привлекательных ниш. «Я работаю в молочной отрасли всю жизнь, хорошо понимаю рынок и вижу перспективы именно в этом направлении, — поясняет Владимир Корсун. — Производство козьего молока и продуктов из него — свободный и перспективный рынок». Перспективы развития бизнеса очень хорошие, соглашается Симеон Кривуля. Только в России и ближнем зарубежье нет культуры потребления козьих и овечьих молочных продуктов. Первоочередная задача инвесторов — ее развить. Между тем сам Корсун с организацией сбыта не видит проблемы: «В „Карате“ я выстроил продажи продукции от Калининграда до Камчатки, знаю, как нужно торговать и предлагать продукт потребителю», — акцентирует он.

Для рынка будет полезно, если появится еще одно крупное промышленное производство продукции из козьего молока, считает Игошин. «Мы выпускаем продукты премиального сегмента — французские сыры ручной работы, — отмечает он. — В этом секторе нужно плотно работать с потребителем». Однако у «Курганного» не должно быть проблем с реализацией, думает топ-менеджер. Продукция компании, вероятно, станет продаваться в торговых сетях и будет более доступна потребителю. Учитывая тренд развития здорового питания, своих покупателей предприятие найдет, уверен Игошин.

По словам Тараса Кожанова, одной из сложностей любого проекта по молочному козоводству может стать отсутствие опыта. Специалистов в этой отрасли найти непросто. «В случае чего инвесторам придется обращаться к зарубежным коллегам», — говорит он. По мнению Кожанова, чтобы выйти на окупаемость, проекту потребуется примерно 10-12 лет. Один из залогов успеха проекта — персонал, вторит ему Игошин. В козоводстве поиск специалистов — зоотехников, ветврачей и прочих — основная проблема.

Отсутствие профильных специалистов — большой вопрос, соглашается и Симеон Кривуля. «У нас в вузах не уделяют большого внимания козоводству и овцеводству либо вообще обходят эту тему стороной, поэтому подготовку специалистов зооветеринарного направления нужно продумать особенно тщательно», — обращает внимание он.

Как правило, инвесторы, вкладываясь в такие проекты, хотят получить полнокомплектное решение. Но современные технологии могут предоставить единицы, утверждает Кривуля. КРС и МРС разные во всем: планирование зданий, оборудование, кормление. Потребуется целый ряд специалистов, которые профессионально «настроят» ферму, предупреждает он.

В подготовке статьи участвовала Екатерина Дятловская.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама