Посткризисные сигналы -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Посткризисные сигналы
Оксана Гончарова
Агроинвестор
февраль 2010
Кризис позади, говорят чиновники. Так ли это?
Фото: Итар-тасс

Если верить чиновникам и некоторым экспертам, то мировая и российская экономика оживают после кризиса 2008−2009 годов. В моде теперь идеи модернизации и послекризисного развития. Не все участники рынка и эксперты верят, что кризис закончился. Несмотря на стабильность агроэкономики, многие его явления — такие, как снижение прибыли, дорогие кредиты, дефицит ликвидности — продолжают сохраняться и не будут преодолены в нынешнем году.

Уже почти полгода руководители государства и высшие чиновники стараются избегать в публичных выступлениях любых упоминаний кризиса — во всяком случае употребления этого слова в настоящем времени. «Необходимо обеспечить динамичное посткризисное восстановление экономики […], причем с упором на новые, инновационные факторы роста, то есть одновременно преодолевать последствия кризиса и разворачивать проекты модернизации», — наставлял Владимир Путин в октябре руководителей «Единой России» (здесь и далее цитаты премьера — по www. premier. gov.ru). «Наша задача сейчас — сформировать целостную политику в сфере таможенно-тарифного регулирования под решение задач посткризисного развития» (он же). «От «демпфирования» последствий кризиса […] будет осуществляться постепенный переход к «посткризисной» политике формирования стабильных макроэкономических условий для долгосрочного экономического развития», — говорится в «Основных направлениях антикризисных действий…» кабинета министров на 2010 год. «Выходить из кризисного мышления» в начале этого года на совете по реализации нацпроектов призывал и президент Дмитрий Медведев. В конце прошлого года даже расформировали «антикризисную комиссию» правительства, где председательствовал первый вице-премьер Игорь Шувалов. Вместо нее он возглавил комиссию по экономическому развитию и интеграции.

От кризиса к инновациям

Посткризисной тональности придерживаются и руководители агросектора. Принятые государством меры позволили сохранить устойчивую динамику развития АПК, говорит министр сельского хозяйства Елена Скрынник. Под «устойчивой динамикой» глава Минсельхоза имеет в виду рост производства агропродукции по итогам 2009 года на 0,5%. В январе на деловом форуме в Берлине, входившем в программу международной «Зеленой недели», она выступала с основным докладом и говорила не о кризисе, а об инновационном пути развития АПК. Формально антикризисных мер нет и в числе стратегических задач Минсельхоза на 2010 год. Министерство планирует сосредоточиться на модернизации материально-технической базы, наращивании экспорта зерна и замещении импорта продовольствия отечественной продукцией — в первую очередь мясной.

Оптимистичные заявления звучат от международных экспертов. В докладе «Глобальные экономические перспективы — 2010» Всемирный банк (ВБ) прогнозирует рост ВВП России по итогам 2010 года на 3,2% при цене нефти $76/барр. (в прошлом году ВВП нашей страны снизился на 8,7%). Стимулирующие восстановление экономики меры будут предприниматься властями и дальше, пишут аналитики ВБ. Впрочем, объем бюджетного финансирования, по их мнению, заметно сократится. Российский агросектор не исключение. По словам первого вице-премьера Виктора Зубкова, в этом году господдержка АПК составит около 108 млрд руб., что сопоставимо с 2009-м. Сопоставление, однако, условное: если брать в расчет инфляцию и выросшую стоимость заимствований (прежде всего кредитов), то в реальном выражении господержка сектора, наоборот, уменьшится.

Снижается поддержка банковского сектора, выросшая на порядки с началом кризиса в 2008 году. Запланированные на эти цели в 2010-м 250 млрд руб. распределят, по словам Путина, «несколько иначе»: 100 млрд руб. потратят на капитализацию банков, а 150 млрд руб. пополнят антикризисный фонд. «По сути, мы сможем использовать [эти деньги] для финансирования широкого круга программ восстановления экономики», — говорил премьер на встрече с руководством «Единой России» в октябре 2009 года («Интерфакс»).

Путин решил правильно, «но я бы вообще ничего не дал банкам, — категоричен совладелец агрокомпании одного из северных регионов, занимающейся производством мяса. — Правильнее было бы направить все эти деньги в реальный сектор, в том числе сельское хозяйство. А банки и так не пострадают». Но в посткризисный период, считают власти, нет необходимости специально поддерживать отдельные сектора. «В бюджетной политике […] требуется перенос центра тяжести с антикризисной поддержки отраслей […] к формированию потенциала для будущего роста, формированию основ инновационно-ориентированной модели развития», — разъясняется в «Основных направлениях…».

Среди чиновников и аналитиков, впрочем, есть пессимисты. По мнению советника министра экономического развития Евгения Надоршина, российская экономика в 2010 году «в лучшем случае будет характеризоваться скромным ростом нефинансового сектора, стабилизацией потребления домохозяйств и плавной нормализацией ситуации в банках». «Все это никак не может быть основанием для продолжительного устойчивого роста, который бы мог длиться хотя бы несколько лет», — пишет он в своей статье на www. vedomosti.ru. Среди пессимистов и министр финансов Алексей Кудрин: в 2009 году он первым из крупных чиновников предупредил о возможности «второй волны» кризиса.

Эксперты ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) считают, что Россия все еще занимается восстановлением экономики, в отличие от большинства развитых стран и остальных государств BRIC, у которых начался рост. В числе причин — выраженная зависимость нашей экономики от цен на нефть и газ, низкий уровень конкуренции в ее секторах и не преодоленная с постсоветских времен техническая и технологическая отсталость, перечисляют опрошенные «Агроинвестором» эксперты.

Проблемы остаются

У сельхозпроизводителей и анализирующих АПК экспертов тоже разные мнения относительно того, преодолело ли сельское хозяйство кризис и ждать ли аграриям «второй волны». От дефицита ликвидности никто не застрахован и сейчас, рассуждает аналитик УК «Финам Менеджмент» Максим Клягин, напоминая о многочисленных случаях дефолтов агрокомпаний по облигациям и кредитам в 2008—2009 годах. В то же время, по его мнению, ситуация с финансированием «постепенно улучшается» — во всяком случае у крупных холдингов теперь больше возможностей реструктуризации долгов.

У Наума Бабаева, владельца «Русской молочной компании» («Русмолко»), тоже ощущение, что кризис «начинает преодолеваться»: «Сбыт в 2009 году был более-менее устойчивым. Цены на сырое молоко сейчас растут, и мы рассчитываем, что такая тенденция сохранится в 2010-м». В этом сомневается ведущий эксперт ИКАРа Татьяна Рыбалова. В январе она прогнозировала, что средние закупочные тарифы на молоко (13 руб./л) достигнут максимума в феврале, а в летний период упадут до 9 руб./л, то есть опять будут ниже себестоимости. «Русмолко» месяц назад поставляла молоко по 12 руб./л.

Такая цена позволяет финансировать только текущую деятельность, признает Бабаев. Чтобы развивать новые проекты (окупаемость — от 8 лет), молоко, по его расчетам, должно быть не дешевле, а заметно дороже: минимум 14 руб./л.

Кризис не закончился, худшее впереди, опасается Юрий Трусов, гендиректор «Леноблптицепрома». «2009 год многие из нас прожили по инерции, вложившись в развитие несколькими годами ранее, — размышляет он. — Помогло и то, что агропродукция более востребована [на внутреннем рынке], чем товары производителей из многих других отраслей». Однако его, как и участников рынка молока, беспокоит ослабление цен при росте издержек и остающемся дорогим кредитовании. По словам Трусова, мясо птицы в течение прошлого года подешевело на 8 руб. — с 80 руб./кг до 72 руб./кг, десяток яиц — на 3−5 руб. (с 25−26 руб. до 21−22 руб.). В итоге средняя рентабельность птицеводства была недостаточной, считает он: яичного — на уровне 8−12%, мясного — 24−26%. Цены продолжат падать и теперь, полагает Трусов. «Во всяком случае мясо птицы где-то до конца марта дорожать точно не будет, — считает он. — При этом себестоимость растет. Только корма в феврале подорожали в среднем на 800−900 руб./т!» «Было бы неплохо, если бы сигналы [о переходе экономики к посткризисному развитию], исходящие от ЦБ и правительства, дошли до коммерческих банков, — говорит Бабаев. — Тогда мы бы, вслед за снижением ставки Центробанка, увидели реальное снижение процентных ставок и увеличение сроков кредитования агросектора». А пока кредиты почти не дешевеют — «за каждые полпроцента приходится биться с банками», сетует бизнесмен. Сейчас же минимум двукратная разница между их процентными ставками и ставкой рефинансирования, возмущен Бабаев. «Недавно мы пересматривали свой кредитный портфель и обнаружили кредит даже под 19% годовых!» — восклицает он.

Трусов напоминает, что государство, возмещая аграриям 100% ставки ЦБ (раньше под большинство проектов компенсировали 2/3), теперь основывается на сниженной регулятором ставке, которая сейчас ниже 9%. При этом проценты по коммерческим кредитам остались на прежнем уровне. «Россельхозбанк, к примеру, выдает кредиты под 16%, да и то самым надежным заемщикам, — недоволен Трусов. — То есть если в мае-июне 2008 года ставка рефинансирования ЦБ составляла 10,5%, а кредит можно было взять под 11%, то из своих денег мы возмещали 0,5%. Сегодня же — все 8%". Сейчас ставка ЦБ — 8,75% (см. врез).

Власти обещают разобраться, почему у банков, уставные капиталы которых государство пополняет напрямую из бюджета, высокие ставки. В конце декабря Виктор Зубков, занимающий должность председателя наблюдательного совета РСХБ, заявил, что Россельхозбанку следует сокращать затраты и выстраивать «более понятную» кредитную политику. Ненормально, когда при рекордно низкой ставке рефинансирования проценты у этого банка сопоставимы с условиями частных, сказал он. О намерении снизить ставки топ-менеджмент РСХБ после этого, правда, не заявлял.

Трусов видит еще одну опасность, связанную с кредитованием. В 2010 году истекают сроки возврата кредитов, которые сельхозпроизводители брали в 2006-м, когда стартовал нацпроект. Кредиты тогда были в основном пятилетними. Участники рынка «брали их в одних экономических условиях, а отдавать придется в намного менее благоприятных условиях ведения агробизнеса», — констатирует он. В прошлом году Минсельхоз отчитался о пролонгировании на срок до 1 года кредитов, выданных сельхозпроизводителям, пострадавшим от засухи, но на небольшую сумму — 6,8 млрд руб.

Сохранили стабильность

Вместе с тем в сравнении с другими отраслями реального сектора агрокомплекс оказался устойчивее к кризису, поэтому не исключено, что этот и следующие годы будут для АПК стабильными, рассуждают Клягин из «Финама» и гендиректор «Росаналитики» Константин Росляков. «В течение одного-двух лет возможно подорожание растениеводческой продукции. Цены на зерновые будут более-менее приемлемыми для аграриев в плане маржинальности», — считает Росляков. Хорошие перспективы у мясного животноводства и птицеводства.

Производство зерна в кризисном 2009 году снизилось больше чем на 10 млн т, но это скорее связано с высокой базой предыдущих сезонов — например, в 2008-м собрали 108 млн т, добавляет Клягин. «Второй год подряд идет большой вал зерна, что вызывает падение цен и негативно влияет на бизнес профильных компаний», — отмечает он. Положительные темпы роста АПК в кризис сохранены, этого достаточно для сравнительной стабильности, но мало для развития, особенно в условиях дефицита кредитных ресурсов, говорит Клягин.

Ожидать «второй волны» кризиса, скорее всего, не стоит, но год-два отголоски его острой фазы будут ощущаться на агрорынке, высказывается директор департамента корпоративных финансов и консультирования «Уралсиб кэпитал» Фуад Мехти. По его мнению, доходность сельхозбизнеса остается достаточно высокой, а несколько аграрных рынков — прежде всего мясных — демонстрируют устойчивый рост. «Сейчас, например, будет достаточно привлекательной отрасль птицеводства, так как с 19 января фактически запрещен ввоз мяса птицы из США, а это около 600 тыс. т», — поясняет Мехти. За последние пять лет в бройлерный бизнес вложено несколько миллиардов долларов и даже кризисный 2009 год не привел к остановке инвестпроектов, напоминает он. У иностранных инвесторов и российских стратегов остается интерес к отечественным агрокомпаниям, уверяет Мехти.

Главу аналитического департамента по России «Ренессанс Капитала» Наталью Загвоздину беспокоит большой объем остатков зерна на внутреннем рынке, способствующий сохранению низких цен на зерновые. «2009 год мы начинали с примерно 20 млн т непроданного зерна, — вспоминает она. — Урожай ожидался на уровне 80−85 млн т, но, по последним данным, достиг 97 млн т. Так что прошлый год рынок завершил с теми же не реализованными 20 млн т. Если снова соберем хороший урожай, сохранится давление на внутренние цены». Загвоздина не сомневается, что зерно в России и мире опять начнет дорожать — к примеру, под влиянием роста цен на корма для животноводства вследствие увеличения потребления мяса и замещения импорта. Но не уверена, что это произойдет в нынешнем году. Судя по тому, каких урожаев ждут крупные участники международной торговли зерном — США, Канада и Австралия — роста мировых цен пока не предвидится, говорит Загвоздина. Не стоит забывать и о зависимости цен на продукцию растениеводства от котировок нефти, добавляет аналитик. Но дорожать, возможно, нефть больше не будет. В свои долгосрочные прогнозы аналитики «Ренессанс Капитала» закладывают ее на сравнимом с нынешним уровне — максимум $80/барр.

Ниже ставка — дороже кредит
Субсидирование агрокредитов в этом году вырастет на 25 млрд руб., обещает первый вице-премьер Виктор Зубков. При этом ставка рефинансирования Центробанка (ЦБ), от 80% до 100% которой компенсирует сельхозпроизводителям государство, в конце года снижена регулятором до 8,75%. Для сравнения, когда участники рынка брали кредиты с ее возмещением, ставка ЦБ была 13%, а сами кредиты — дешевле. Эффективная ставка получалась на уровне 2−3% годовых, говорили заемщики «Агроинвестору» два года назад. Это позволяло окупать такие длинные проекты, как строительство молферм. Теперь, с учетом субсидирования, эффективная ставка «больше 6%", сравнивает владелец «Молочного холдинга» Игорь Бабаев (интервью с ним — на стр. 22).
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще