Бизнес для мечтателей -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Бизнес для мечтателей
Виталий Мосеев
Агроинвестор
сентябрь 2015
Чтобы на 90% удовлетворить потребности российского рынка вина отечественной продукцией, нужно 200 тыс. га виноградников и около 150 млрд руб. При этом потенциальных инвесторов останавливает длительный срок окупаемости проектов на фоне незначительной господдержки. В итоге пока в этот бизнес преимущественно идут люди, заработавшие в других отраслях
Гектар виноградников стоит до 2 млн руб.
Фото: Легион-Медиа

В мировом рейтинге стран-производителей вина Россия находится на 12 месте, но вполне может попасть в десятку лидеров, считает президент Со-ю---за виноградарей и виноделов России Леонид Попович. Способствовать росту производства будут выход из экономического кризиса и создание новых плантаций. «Если у нас будет 200 тыс. га виноградников, то это позволит производить 150 млн дкл вина и на 90% удовлетворять потребности рынка. Но закладка 20 тыс. га виноградников ежегодно на протяжении десяти лет потребует инвестиций до 150 млрд руб.!» — подсчитал эксперт. Поэтому в ближайшее время в отрасль вряд ли придут новые виноделы, готовые внести весомый вклад. При существующей господдержке сектора браться за подобные проекты могут только энтузиасты, заработавшие капитал в другом бизнесе. На протяжении последних более чем 10 лет в виноделии было несколько таких инвесторов.

Первые вливания

Одним из первых инвесторов в виноградарство и виноделие после распада СССР стал челябинский холдинг «Ариант». Его собственники Александр Аристов и Юрий Антипов в 1980-х годах начали металлургический бизнес, приобретя Челябинский электрометаллургический комбинат и «Кузнецкие ферросплавы» (Кемеровская область). Прибыль заводов решили инвестировать в агропромышленный сектор. Первыми предприятиями аграрного направления «Арианта» стали свинокомплексы и завод по производству мясных полуфабрикатов и колбас. Сейчас компания выпускает до 50 тыс. т мясной продукции в год и планирует расширение до 86 тыс. т.

Производством алкоголя холдинг занялся еще в 1996 году, когда запустил построенный с нуля завод «Центр пищевой индустрии — Ариант». Сначала там разливали вино из чужих виноматериалов, а в 2001 году компания приобрела семь виноградарских хозяйств в Краснодарском крае и объединила их в агрофирму «Южная». «Когда мы начинали виноградный бизнес, он требовал серьезных инвестиций, на такие суммы можно было купить успешные металлургические заводы, — рассказывает Аристов. — Но мы увидели в виноделии огромный потенциал и не ошиблись. Я всегда был уверен, что такая развивающаяся и культурная страна, как Россия, обязательно начнет внедрять тренд на здоровый образ жизни, в котором вино заместит водку».

В 2003 году краснодарские власти передали в управление «Арианту» госпакет (70%) компании «Абрау-Дюрсо», переживавшей череду корпоративных споров. В 1992-м предприятие приватизировали, акции отдали коллективу, но пять лет спустя администрация Краснодарского края обжаловала итоги приватизации в суде. Из АОЗТ сделали ГУП, где через два года остались лишь виноградники, а производственную базу «Абрау-Дюрсо» вновь поделили: работникам досталась треть акций, остальными владела региональная администрация.

Аристов доверил управление винным хозяйством зятю Александру Кретову, тот скупил у частных держателей 30% акций, пригласил команду французских виноделов, подготовил план модернизации на €60 млн, но в 2006 году пакет был продан бизнесмену Борису Титову, писал Forbes. «Это было практически разорившееся предприятие. На тот момент мы, наверное, просто не были готовы в него инвестировать и развивать, поэтому и продали его», — поясняет Аристов.

В том же году «Ариант» приобрел построенный еще в 1956 году завод «Кубань-Вино», который пришлось серьезно модернизировать. Совокупные вложения компании в винное направление за последние 10 лет уже составили $100 млн и еще не окупились. Теперь в развитие бизнеса холдинг инвестирует из прибыли предприятия. Консолидированная выручка винного сегмента в 2014 году составила 6 млрд руб., в 2015-м планируется выйти на 10 млрд руб. Показатели прибыли и рентабельности Аристов раскрыть отказался.
Для производства вина сейчас используется только свое сырье.

У «Арианта» самые большие в России виноградники: по данным Союза виноградарей и виноделов России, 8,5 тыс. га в Краснодарском крае. Из них 2,5 тыс. га компания купила в мае этого года. «В начале пути мы работали с имеющимися виноградниками, постепенно обновляя сорта. В нашем последнем приобретении в Анапском районе около 1,1 тыс. га занимают виноградники, остальное — земли, пригодные для винограда, которые нам предстоит засаживать, — рассказывает Аристов. — Новые участки займет виноград классических белых сортов: Рислинг, Пино, Шардоне, Тарминер, Совиньон, Мюллер-Tуpгay, Грюнер Вельтлинер. В течение трех лет планируем высадить саженцы на 2−2,2 тыс. га, а это потребует примерно $10 тыс./га инвестиций».

В прошлом году «Кубань-Вино» и «Центр пищевой индустрии — Ариант» произвели примерно 1,5 млн дал тихих вин и около 1 млн дал шампанских и игристых вин. По итогам этого года холдинг планирует выпустить 68 млн бутылок вина. «Вино с наших виноградников — это принципиально другой, качественный продукт, который мы можем предложить потребителю по цене дешевого французского, испанского, непонятно откуда взявшегося напитка, — подчеркивает Аристов. — Каждая страна, в которой растет виноград, должна культивировать виноградарство и виноделие, а у нас как у развивающегося государства число потребителей отечественного вина растет год от года, и этот процесс нужно поддерживать».

С воды на землю

Борис Титов, ранее возглавлявший лондонскую SVL Group (трейдинг нефтепродуктов, инвестиции в различные отрасли), занимается виноделием почти десять лет. Одним из приобретений его бывшей компании в 2000-х стал порт «Кавказ» в Тамани, примерно в 120 км от поселка Абрау-Дюрсо. Однажды бизнесмен возвращался из рабочей поездки по Таманскому полуострову, сопровождавший его коллега предложил посетить завод шампанских вин «Абрау-Дюрсо».

Предприятие тогда было в упадке, а вкус продегустированного напитка — далеким от идеала. В 2002-м, примерно за год до этого, завод простаивал в ожидании оформления лицензии на производство и торговлю алкоголем. Технологии были утрачены, оборудование изношено. В 2003 году акции предприятия выкупил челябинский «Ариант», но уже в 2006-м продал свою долю в компании Титову, который заинтересовался производством шампанского еще в первый визит на завод, писал Forbes. Позже бизнесмен выкупил у государства 28% «Абрау-Дюрсо», а в 2011 году и оставшиеся 42% акций через торги за 500 млн руб.

Как рассказывал ранее Forbes совладелец одного из краснодарских винодельческих предприятий, у владельцев уральского холдинга возник конфликт с тогдашним губернатором края Александром Ткачевым, и их, по сути, вынудили передать актив Титову, обладавшему связями в Кремле. Официальная версия продажи завода, которую озвучивают в «Арианте», — невозможность привлечь необходимые инвестиции и развивать предприятие. В интервью РБК Аристов утверждал, что «Абрау-Дюрсо» было продано без малейших разногласий: «Мы до сих пор в великолепных отношениях с его собственниками. Более того, готовим для них виноматериал».

Первое время на заводе работала команда менеджеров, управлявших портом «Кавказ». Они были настроены прагматично: много производить — много зарабатывать. «Своим подходом зарабатывать на каждой бутылке они по-своему были правы. Я же как инвестор ориентировался на то, что нужно зарабатывать с каждой акции», — цитировал Титова Forbes. Первые два года в компании реализовывались сразу обе стратегии: был построен цех для выпуска быстрого резервуарного шампанского, и в то же время стали высаживать новую лозу, закладывать в подвалы больше бутылок напитка, изготовленного по классической технологии. С 2005 по 2009 год их количество выросло с 400 тыс. до 3,5 млн. Для возрождения традиций производства Титов пригласил специалистов из Франции.

В 2008 году, после продажи Титовым порта, менеджеры ушли от него, и бизнесмен начал работать по-своему, решив сделать ставку на субпремиальный сегмент и продавать российское шампанское дороже конкурентов — от $10 за бутылку. Такая стратегия себя оправдала. В 2009-м продажи упали из-за кризиса, затем последовал бурный рост — к 2013 году объем реализации увеличился на 27%, чистая прибыль по МСФО — на 67% до 632,7 млн руб. Правда в 2014 году опять отмечался спад. Причины — девальвация рубля и кредиты, взятые «Абрау-Дюрсо» в иностранной валюте. Прибыль компании по сравнению с 2013 годом сократилась почти в 30 раз до $675 тыс. Продажи игристого вина снизились на 6,5% и составили $125,65 млн.

«Абрау-Дюрсо» производит игристое вино и шампанское под одноименной торговой маркой, а также под брендами Victor Dravigny, Abrau Light, «Империал» и др. Также компания строит коттеджные поселки и владеет центром винного туризма. В 2015 году завод планирует выпустить 27,5 млн бутылок шампанского, продукция экспортируется в 15 стран мира.

С 2012 года гендиректором компании является сын Бориса Титова Павел. Он рассказывал «Агроинвестору», что говорить об окупаемости всех инвестиций — а они с момента приобретения завода превысили 4 млрд руб. — пока трудно. «В этой сложной экономической ситуации мы спокойны, ведь капитализация компании превышает вложения — это положительный индикатор. Признаюсь, мы не торопимся с возвратом средств», — отмечал он, не уточняя цифр. Ранее инвесторы сообщали, что к 2020 году намерены довести капитализацию группы до $1 млрд.

«Мы верили в успех предприятия и бренд, о котором, к сожалению, постепенно начали забывать из-за отсутствия продукта на рынке. Еще в начале века российские писатели в своих произведениях упоминали «Абрау-Дюрсо». Вычеркнуть это из истории сложно. Нам дали возможность «разбудить» бренд, подтолкнуть его, и в этом было меньше рисков, чем создавать имя с нуля, — делился Павел Титов. — «Абрау-Дюрсо» стал нашим семейным бизнесом. Продавать этот актив мы не намерены. Надеюсь, тут речь идет не только о двух поколениях нашей семьи».

Из офиса — на плантации

Еще один инвестор пришел в виноделие из сектора страхования. В конце 1980-х Михаил Николаев основал страховую компанию «Наста» и Российский промышленный банк. Первая занимала лидирующие позиции в секторе розничного страхования. Объем начисленной страховой премии в 2006 году превышал $230 млн, по этому показателю, согласно «РБК-Рейтинг» и «Эксперт РА», она входила в топ-20 страховых компаний. В 2007 году Николаев продал страховую группу за $463 млн и 50% акций Роспромбанка за €85 млн. Часть средств он решил инвестировать в производство вина премиум-класса, а также задумал реализовать девелоперский проект в Краснодарском крае.

Первое предложение об инвестициях в виноделие поступило бизнесмену еще в 2004 году. Один из партнеров проекта «Шато Ле Гранд Восток» пытался привлечь средства, которые не дали бы умереть бизнесу. Предприниматель рассказывал, что хочет создать высококачественное российское вино. «Я весьма скептически отнесся к проекту: как и большинство обычных людей, и тем более гурманов, воспринимал российское вино как алкоголь третьего эшелона, — вспоминает Николаев. — Эта идея показалась мне утопичной, в моем представлении понятие «российское вино», тем более качественное, не имело права на жизнь. Я успел посмотреть владения бизнесмена, но мы не договорились».

Николаев продолжил заниматься своими финансовыми активами, но интерес к идее производства вина премиум-сегмента у него все же возник. Он наводил справки, где лучше купить землю, в Краснодарском крае местные жители указали на долину рядом с селом Молдаванское Крымского района, где когда-то делали вино. На тот момент владелец «Насты» не имел никакого представления о виноделии, не было и бизнес-плана. Он просто приобрел участок, который неожиданно оказался лучшим терруаром предгорной области Кубани. Так в 2006 году началась история винодельческого хозяйства «Лефкадия». «Это идеальная земля, Эдем для винодела: там есть красная глина, песчаники, мергель, камни — все почвы, нужные для производства винограда разных сортов», — рассказывает Николаев. Название проекта возникло неслучайно: 2,5 тыс. лет назад побережье Краснодарского края осваивали греки. Они не придумывали названия для новых территорий, а использовали топонимы той местности, откуда приехали. Однажды, когда Николаев летел из Афин, он рассматривал карту Греции, выбирая удачно звучащие названия. Из примерно десяти вариантов в итоге остановился на «Лефкадии».

На начальном этапе компания закупила саженцы различных сортов винограда из Франции. Первый урожай был собран в 2009 году, затем отладили работу винодельни. Впервые вина «Лефкадии» были презентованы дегустаторам в 2011 году. Эксперты отметили, что образцы обошли европейских конкурентов в аналогичной ценовой категории.

Постепенно площадь, занятая виноградниками, увеличивалась. Сегодня у Николаева и сыновей 80 га виноградников, здесь выращивают 23 сорта. Лучше всего получаются Вьяним, Шардоне, Пти Вердо, Каберне Фран и Шираз, перечисляет бизнесмен. «От некоторых сортов со временем пришлось отказаться: к примеру, Гренаж сильно подмерзал, а вкус Рислинга, на наш взгляд, получался недостаточно интересным, — рассказывает Николаев. — Во многом это связано с климатом, который ближе к долине Роны, — вина ронских сортов получаются очень хорошо, а вот эльзасские, германские и австрийские, наоборот, не подходят».

Недавно компания заказала в Грузии Мцване, Ркацители, Саперави и Александроули — сейчас эти сорта пользуются в России большим спросом.
После высадки виноградников и налаживания винного производства бизнесмен стал развивать фермерское хозяйство. Компания освоила сыроделие, начала выращивать экологически чистые овощи, производить молоко и растительное масло — этими направлениями занимается расположенное на территории «Лефкадии» предприятие «Николаев и сыновья».

Сейчас в «Лефкадии» действует винодельня, гостиница, музей вина, эко-ресторан, дегустационный зал, цех по производству сыра, коровья и козья фермы, готовится к сдаче первая очередь коттеджей. Также здесь должен появиться бальнеологический курорт. «Все это можно объединить понятием «девелопмент» в самом широком смысле: мы занимаемся комплексным освоением замечательного уголка предгорной зоны Краснодарского края», — добавляет Николаев. Общий объем инвестиций в агропроекты «Лефкадии» превысил $110 млн.

«Лефкадия» ежегодно производит 220 тыс. бутылок вина и 50 т сыра (камамбер, риккота, бюш, шеврет и другие). «Наш флагманский бизнес, виноделие, в этом году впервые стал рентабельным, — отмечает Николаев, не раскрывая цифр. — Очень прибыльным является и сыроделие». Основной рынок сбыта компании — Южный федеральный округ, примерно 30−40% продаж вина приходится на Санкт-Петербург и Москву. Продукцию «Лефкадии» реализуют торговые сети «Бахетле», «Азбука вкуса», Metro, «Магнит», «Лента».

В планах Николаева в ближайшее время нарастить производство. Сейчас бизнесмен готов привлекать средства извне: по его словам, проект состоялся и есть понимание дальнейшего развития компании. Хотя он и признает, что поначалу переживал за бизнес, поскольку российские потребители были не готовы воспринимать отечественное вино и сыр как продукты премиум-класса, способные конкурировать с импортными аналогами, а это затягивало сроки окупаемости инвестиций. «Мы изначально понимали, что проект окупится не раньше, чем через 8−10 лет», — уточняет Николаев. По его словам, ограничение импорта молочной продукции и резкий рост цен на французские и итальянские вина в этом смысле очень помогли: спрос вынужденно развернулся в сторону российских производителей. «И к этому моменту у нас уже было готово все, чтобы его удовлетворить», — заключает он.

«Белая Дача» с французским акцентом

Основатель и совладелец группы «Белая Дача» Виктор Семенов пришел в аграрную отрасль, окончив плодо-овощной факультет Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева по специальности «плодоовощеводство и виноградарство». Сейчас его компания занимается несколькими видами бизнеса: переработкой овощей, озеленением и ландшафтным дизайном, строительством коммерческой недвижимости в Подмосковье. «Белая Дача» занимает 95% российского рынка готовых салатов и продолжает инвестировать в это направление. В планах — строительство теплиц в Ставропольском крае.

Виноделием Семенов занялся сравнительно недавно. «Как агроному-тимирязевцу мне всегда кроме овощей очень хотелось вырастить виноград, который находится на верхней ступеньке в агрономической иерархии. Для меня это была не бизнес-задача, а нечто для души», — делится он. Семь лет назад бизнесмен изучил возможности Италии, Франции и России и, посчитав, что вкладываться в это направление в нашей стране рискованно, остановился на Провансе. «Антиалкогольная компания СССР привела к необратимым последствиям. Чтобы производить вино достойного качества, необходимо было бы с головой уйти в эту отрасль, — поясняет он. — Этого я себе не мог позволить — были и другие задачи. Поэтому решил сначала поучиться у тех, кто не терял традиций, а только улучшал их».

Сначала Семенов приобрел виноградник, который после смерти хозяина оказался брошенным: дочь винодела, постоянно живущая в Париже, была далека от бизнеса отца. «Мы встретились с ней и договорились о цене. Но во Франции, как и у нас, приоритет при покупке сельскохозяйственной земли имеет сосед. Тот, узнав о стоимости участка, решил купить его, как я думаю, для дальнейшей перепродажи, но не сумел своевременно получить кредит, — вспоминает Семенов. — К моему удивлению, новая хозяйка заявила, что продаст плантацию только русским. Процедура продолжалась несколько месяцев и благодаря позиции владелицы завершилась в нашу пользу».

Площадь виноградников составила всего 4 га. Инвестиции с учетом инфраструктуры превысили €2 млн. Семенов приобрел технику, отремонтировал производственные помещения и коммуникации. За два месяца и €200 предпринимателю удалось зарегистрировать новый бренд Blanche Villa de Provence («Белая Дача в Провансе»). «На регистрацию этого же бренда в России мне понадобилось три года и несколько сотен тысяч рублей, — отмечает Семенов. — Если бы для меня это был основной бизнес, то я бы разорился. К примеру, в России меня даже заставили получить согласие владельца марки «Вилла Бьянка» на регистрацию моего бренда, так как он якобы мог вводить в заблуждение покупателя. Для сравнения, в Провансе имелись все возможные комбинации из этих трех слов, и проблем не было».

Сейчас предприятие производит 30 тыс. бутылок вина, из них 10 тыс. под брендом Blanche Villa de Provence. Остальную часть партии забирает компаньон Виктора Семенова, который выпускает вино под своей маркой. Качество розового вина, производимого из сырья виноградников Семенова, отмечено в ежегодном сборнике «Достояние Франции» наряду с производителем «Мистралей» компанией OTAN и Ballet de l’Opéra de Paris. «Все вино я экспортирую в Россию. Раньше продавал через сети и рестораны, но сейчас оно стало настолько популярно среди наших друзей и партнеров, что вся партия Blanche Villa de Provence уходит на личные и корпоративные цели. На презентациях наши салаты очень хорошо дополняются добрым вином», — отмечает Семенов.

Сейчас владелец «Белой Дачи» присматривается к Крыму. После того, как будут решены транспортные проблемы полуострова, он планирует начать здесь производство салатов. Для выращивания винограда и виноделия рассматривается юг страны. Однако пока конкретных планов в России нет, а расширять бизнес во Франции «Белая Дача» не намерена. «На Кубани начинаются большие изменения в виноградарстве, появились возможности и в Крыму. Потенциал производства отечественного вина еще только развивается, нужна государственная поддержка и разумное регулирование этого процесса», — комментирует Семенов. Он считает, что, получив достаточный опыт во Франции, можно с успехом использовать его в России.

Будут ли новые инвесторы?

Инвестиции в проекты виноделен оцениваются не в один десяток миллионов рублей. Так, чтобы наладить коммерческое производство вина, необходимо приобрести хотя бы 100 га виноградников и ежегодно выпускать около 500 тыс. бутылок. При таком раскладе проект может стать рентабельным, уверен Леонид Попович. 1 га земли с виноградниками в Краснодарском крае стоит 1−2 млн руб. в зависимости от района и состояния угодий. Получается, что только на покупку плантаций у нового инвестора может уйти 100−200 млн руб. Инвестору также придется построить винодельню, организовать инфраструктуру, проложить коммуникации, кроме того, необходимо приобрести технику и нанять персонал, а это дополнительные вложения. Получается, что даже минимальные инвестиции превысят 300 млн руб. на 100 га. При этом создать коммерчески успешный проект крайне сложно, считает Попович: у многих производителей рентабельность близка к нулю. «Вот и получается, что виноделие — это удел состоявшихся миллионеров и миллиардеров», — резюмирует он.

В список богатейших бизнесменов России, опубликованный Forbes в 2015 году, из виноделов входит только Михаил Николаев, он занял 157 строчку с состоянием в $0,55 млрд. Планы по развитию винодельческого бизнеса есть и у другого участника этого списка — Романа Абрамовича. Структуры бизнесмена построят винодельню в винодельческом хозяйстве в селе Гай-Кодзор, расположенном под Анапой, писали «Ведомости». Также на территории 90 га будут построены шато, культурный центр с музеем, мини-отелем, шоу-румом и дегустационными комнатами. Об этих планах изданию рассказали знакомый миллиардера и сотрудник крупной российской винодельческой компании. Абрамович участвует в проекте «для души», не преследуя никаких коммерческих интересов, говорил собеседник газеты.
Директор Центра исследования федерального и регионального рынка алкоголя («ЦИФРРА») Вадим Дробиз называет новых русских виноделов мечтателями. По его словам, только наличие больших денег в других бизнесах позволило им вкладывать в этот сегмент, ведь с 1985 по 2012 год государство отказалось от серьезной помощи виноградарям и виноделам. При этом с момента закладки виноградника до первого урожая проходит пять лет, а чтобы производство стало рентабельным, потребуется еще столько же. Все это время бизнес необходимо дотировать. «Именно поэтому многие инвесторы избегают вложений в виноделие, а дорогие кредиты вообще напрочь отбивают охоту заниматься сельским хозяйством», — добавляет он.

При этом эксперт уверен, что та пропасть, в которой находится отечественное виноделие, гарантирует рост бизнеса. Только у четырех стран мира — России, Украины, Белоруссии и Казахстана — есть возможность увеличить потребление вина, ведь этот показатель значительно упал. Так, в советское время среднедушевое потребление вина в стране было на уровне 16−30 л в год, а сейчас около 5 л. «Владельцы «Арианта», «Абрау-Дюрсо», «Лефкадии» и «Белой Дачи» пришли в виноделие, зная, что быстрой отдачи быть не может. У них было достаточно средств и желание заняться интересным и долгосрочным творческим бизнесом», — говорит Вадим Дробиз. По его мнению, сейчас государство должно помочь потенциальным инвесторам хотя бы в получении кредитов по разумной цене, ведь отрасль держится только благодаря усилиям новых русских виноделов.

Винный туризм
«Ариант» планирует строительство в Краснодарском крае двух шато. Одно будет расположено в Тамани, рядом с дорогой в Крым. Второе и завод шампанских вин с производством до 20 млн бутылок в год — недалеко от аэропорта Анапы. Это будет предприятие полного цикла. «Наши энологи-консультанты Лука Заваризе (Италия) и Жером Баре (Франция) занимаются подбором технологического оборудования и изучают опыт передовых виноделен мира. На базе будущей винодельни также планируется строительство центра винного туризма с дегустационным комплексом, фирменным магазином, винным баром и мини-гостиницей», — рассказывает Александр Аристов. Инвестиции в проект составят около 2 млрд руб.

Высокие показатели по винному туризму у «Абрау-Дюрсо». В 2014 году на экскурсиях в регионе побывало 163 тыс. человек. В 2015 году ожидается увеличение турпотока на 15%. «Мы активно перестраиваем свою туристическую инфраструктуру, увеличиваем ее проходимость, открываем вспомогательные точки питания, нанимая и обучая для этого дополнительный персонал. Новые маршруты разрабатывает и оптимизирует штат консультантов международного уровня», — комментирует Павел Титов.
Нужны законы
Сейчас в России законы, разработанные для водки, перенесены на вино — это усложняет ведение бизнеса, считает Леонид Попович. Отказ от ЕГАИС (автоматизированная система для госконтроля за объемом производства и оборота этилового спирта) позволит развивать отрасль глубокой переработки винограда в вино.

«Есть технология, которая, надеюсь, будет узаконена и четко регламентирует, какой объем продукции может произвести винодел в зависимости от размера виноградников. Это самая честная и понятная схема, которая, конечно же, должна регулироваться государством, чтобы защитить потребителя», — добавляет Александр Аристов.

Когда потребитель покупает бутылку «Саперави» российского производства, он должен быть уверен, что оно действительно сделано из винограда Саперави, если «Каберне», то из винограда Каберне. Это позволит дополнительно развивать и виноградарство.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще