Формула поддержки: что не так -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Формула поддержки: что не так
Николай Лычев
Агроинвестор
февраль 2017
Николай Лычев, главный редактор журнала «Агроинвестор» о новой системе субсидирования
Фото: М. Стулов

Как говорил покойный премьер Черномырдин, «никогда этого не было — и вот опять!». С 2017 года в отрасли введена новая система субсидирования и вместе с тем — опять государство меняет правила игры. В том числе для тех, кто не первый год играет, верил в неизменность этих правил и был настроен доиграть по ним до конца.

Госпрограмма-2020 была не идеальна. Ее справедливо критиковали за рыхлость, большое число подпрограмм и мероприятий внутри этих подпрограмм. Но существовала структура поддержки, которую инвесторы не сразу, но поняли, и под которую делали многолетние бизнес-планы, могли планировать текущую и инвестиционную деятельность. У всех были понятные среднесрочные ориентиры. Предсказуемость условий, пусть они даже неудобны для бизнеса, крайне важна для такой инерционной индустрии, как агропром — с его как минимум в разы более медленным, чем в продовольственном или промышленном производстве, оборотом капитала. Теперь бизнесу — кому в начале, кому в середине, кому — ближе к концу инвестиционного цикла — предложили, по сути, нулевой вариант. Госпрограмму ревизовали, число подпрограмм сократили в разы (54 субсидии объединили в 7), а ответственность за софинансирование переложили на регионы — в подавляющем большинстве и так глубоко дотационные. Новые правила действуют для всех: те, кто входил в проекты по старым правилам, не имеют возможности по ним доработать.

Кроме очевидного роста рисков для получателей субсидий, отсутствует адаптационный период. В лучших традициях ручного управления единая субсидия и другие новации вводятся «с колес». Распоряжение правительства, утверждающее правила предоставления кредитов сельхозпроизводителям по льготной ставке в 5% годовых, подписано Дмитрием Медведевым всего за два дня до Нового года. Соответственно, Минсельхоз только в середине января опубликовал для публичного обсуждения проект приказа об утверждении перечня направлений использования льготных краткосрочных и инвесткредитов. Лишь недавно, тоже в январе, разработаны проекты приказов, необходимых для работы новой системы.

Получить льготные кредиты аграрии пока не могут. В региональных филиалах РСХБ, которые обзвонил «Агроинвестор», в январе еще не получали разъяснений о порядке выплаты субсидий по новой формуле. Сам банк объявил о заключении соглашения с Минсельхозом 18 января. То есть вся техническая работа еще впереди. «Сотрудники банков в частных беседах говорят, что ориентируются на выдачу льготных кредитов не раньше марта», — говорит один из аграриев. Другие участники рынка, с кем общались наши журналисты, тоже утверждали со слов банков и сельхозуправлений, что новый порядок поддержки реально заработает весной, когда начнется посевная.

Перечисление видов деятельности, на которые могут выдаваться единая субсидия и льготные кредиты, заняло бы почти все место в этой колонке. Список нефинансируемых видов был бы намного короче. Аграрии могут претендовать на выплаты по более чем 30 направлениям / видам продукции на условиях льготного краткосрочного и инвесткредитования: от покупки удобрений до создания хлебопекарных мощностей. В очередной раз возникает вопрос: где приоритеты? Почему именно эти? Почему нет разделения проектов по степени приоритетности? Ну не должны быть одинаково приоритетными поддержка производства говяжьих стейков для среднего класса и мяса бройлера для малообеспеченного населения! В 2000-е годы, когда бюджетные возможности росли, а агрорынки еще не насытились, можно было финансировать большое число направлений. Теперь таких возможностей все меньше, и в ближайшие годы больше не станет.

Часть функций по отбору инвестпроектов делегирована банкам (а судя по требованиям к ним — таким, как не менее 20 млрд руб. собственных средств — крупным государственным и окологосударственным игрокам). Раньше компании отправляли заявки напрямую в Минсельхоз, где их утверждала специальная комиссия. Теперь предлагать, кого финансировать, на какой период, в какой сумме и на каких условиях, будет уполномоченный банк-кредитор, составляющий для МСХ реестр заемщиков. Ни для кого не секрет вполне понятное нежелание банков финансировать «тяжелые» долгосрочные проекты с невысокой доходностью (как молочное животноводство) и бизнесы, в которых не наработано понятной кредитной и отраслевой экспертизы (примеры — индейка и первичное виноделие). Не окажется ли под угрозой их финансирование? Тем более что в 2017 году на льготное кредитование заложена относительно небольшая сумма — 21 млрд руб.

Дополнительно нервирует инвесторов и то, что формула субсидирования АПК меняется в условиях (и по причине) снижающегося финансирования отрасли, которое пора прямо и честно назвать секвестром. В 2017 году на госпрограмму предполагается потратить 216 млрд руб., или на 2,5% меньше, чем выделено в 2016-м. Казалось бы, не больно: сокращение небольшое. Но это с большой на то вероятностью не окончательная цифра. Далеко ходить не нужно: возьмем тот же прошлый год, когда агропрограмму должны были профинансировать 237 миллиардами, а выделили на 6% меньше: 222 млрд руб. А на 2017 год при принятии программы, в 2012-м, планировалось дать почти в полтора раза больше нынешних 216 млрд руб.

Когда сокращаются возможности бюджета, а в стране отсутствует экономический рост, инвесторам вдвойне важна стабильность и неизменность правил субсидирования. Это вопрос даже не доверия между властью и бизнесом (в этом отношении ни у кого и не было новых ожиданий), а предсказуемости решений и действий, без которой невозможна качественная и долгосрочная сельхоздеятельность.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще