Удобрения не выросли

Из положительных примеров среди составляющих себестоимости у растениеводов важно отметить ценовые показатели по минеральным удобрениям. По данным Российской ассоциации производителей удобрений (РАПУ), их стоимость сохранились на уровне прошлого года, а по наиболее широко используемым формам даже снизилась, отмечает Павел Скурихин. «Остается надеяться, что в пиковый период спроса цены останутся на декларируемом уровне», — говорит он. За январь-февраль 2017 года они уже уменьшились в среднем на 9−11% к уровню 2016-го, знает Андрей Тихомиров. Это связано с переизбытком предложения ввиду снижения спроса на мировых рынках, а также с кризисом перепроизводства. В настоящее время во всех трех видах удобрений — в азотных, фосфатных и калийных — наблюдается переизбыток мощностей, так как проекты, которые запускались 5−7 лет назад, стали выходить на плановые показатели, поясняет он.

В 2017 году растениеводам вряд ли стоит ожидать ощутимого эффекта по снижению себестоимости. Даже наоборот, этот показатель может вырасти до 20% к предыдущему сельхозгоду, считает президент Национального союза зернопроизводителей Павел Скурихин. Основными факторами, влияющими на увеличение затрат, станут курсовая волатильность рубля и ежегодная инфляция. Между тем маржа растениеводов в сезоне-2016/17 по сравнению с предыдущим сельхозгодом сократилась.

Растениеводы заработали меньше

Рентабельность аграриев в 2016 году снизилась значительно, утверждает партнер «А8 Практика» Андрей Тихомиров. Это хорошо видно на показателях работы растениеводческого сегмента крупных агрохолдингов, которые публикуют свою отчетность (см. график). «Да, показатели рентабельности еще достаточно велики, но спад уже явно виден, — отмечает он. — Таким образом, у сельхозпроизводителей еще есть определенные резервы, но говорить именно о большом запасе прочности уже не стоит». Следует учитывать и то, что на многие вертикально-интегрированные агрохолдинги давят спады еще и в других сегментах (к примеру, в секторе производства свинины).

Доходность растениеводства в сезоне-2016/17 не только не выросла, но и немного — на 5−10% — сократилась, считает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько. Причина — укрепление курса рубля и снижение цен на ряд растениеводческих товаров. Например, в прошлом марте цены на кукурузу в Новороссийском порту были 11,4 тыс. руб./т, а в этом — 9,8 тыс. руб./т; на пшеницу — 12,9 тыс. руб./т и 10,9 тыс. руб./т соответственно. То же самое на рынке масличных: год назад МЭЗы платили за тонну подсолнечника 25,5−26 тыс. руб., а сейчас — 19−19,5 тыс. руб. Однако в целом рентабельность растениеводов третий сезон подряд остается на хорошем уровне, хотя запас финансовой прочности начал постепенно истощаться, добавляет эксперт.

В связи с тем, что себестоимость производства зерна ежегодно растет в зависимости от регионов и погодных условий на 10−20%, а цена реализации зерна ограничена конъюнктурой мирового рынка, которая находится в десятилетнем минимуме, то говорить о качественном росте доходности в сезоне-2016/17 не приходится, говорит Скурихин. Конечно, существует порядка 20% сельскохозяйственного сообщества (крупные агрохолдинги), которые сосредотачивают 93% прибыли и 72% объема выручки, но таких предприятий меньшинство.

Растениеводство в текущем сезоне стало менее доходным, соглашается директор практики по работе с компаниями сельскохозяйственного сектора компании КПМГ в России и СНГ Илья Строкин. Под конец 2016 года наблюдалось падение цен как на внешних рынках, в том числе и из-за снижения курса рубля, так и на внутреннем. Эти цены, на зерновые в частности, несколько отыграли в начале года, но общая динамика говорит о том, что значительное дальнейшее их увеличение маловероятно. Скорее всего, в новом сельхозгоду цены будут еще ниже, соответственно, экономика будет хуже. В частности, такой прогноз определяется ожиданием высокого урожая.

Повышение будет небольшим

Рост затрат на посевную в текущем году не покажет высоких темпов, прогнозируют эксперты. Влияние на ситуацию окажет не только сильный рубль, но и общемировая конъюнктура: цены на нефть, баланс производства и потребления ресурсов, необходимых для агропроизводства, отмечает Тихомиров. «На данный момент совокупность этих факторов играет в пользу аграриев, — говорит он. — Хотя затраты и вырастут, это не станет для них ударом». По мнению аналитика, больше всего подорожает сев технологичных агрокультур (сахарная свекла, подсолнечник). Затраты на стандартные агрокультуры (в первую очередь, зерновой группы) останутся на том же уровне либо будут даже ниже, чем в прошлом году. «Традиционно вырастет в цене дизельное топливо и ГСМ, таков тренд последних лет», — добавляет он. Стоимость семенного материала и средств защиты растений, скорее всего, не изменится вследствие укрепления рубля.

По мнению Строкина, в этом году можно ожидать уменьшения темпов роста затрат виду того, что под яровой сев аграрии массово закупают средства производства в первом квартале, то есть закупки происходили при укрепившемся рубле. Исключение могут составить крупные агрохолдинги, которые планируют закупки заранее и частично могли приобрести средства производства в четвертом квартале 2016-го, при не таком выгодном курсе валют. Этот фактор по-прежнему остается одной из основных причин удорожания посевной кампании. «Крупных и наиболее устойчивых в финансовом отношении сельхозпредприятий, которые могут позволить себе закупать материально-технические ресурсы заблаговременно, в стране всего около 20%, — отмечает Скурихин. — Остальные 80% хозяйств, не обладающие достаточным финансовым запасом прочности, будут проводить подготовку к посевной «с колес» по пиковым сезонным ценам». То есть значительно выгадать не удалось никому: первые вели закупки по завышенному курсу, а вторые будут приобретать средства производства, когда они подорожают по спекулятивным причинам.

Дмитрий Рылько считает, что в итоге цены на отдельные статьи расходов (семена, СЗР, ГСМ и прочее) в сезоне 2017/18 могут и не подняться. «Во-первых, укрепился рубль по отношению к доллару, — говорит он. — Во-вторых, появились российские альтернативы по отдельным составляющим, например, идет успешная локализация производства семян, которые раньше закупались за границей». Все это, по мнению Рылько, способствовало приостановке роста затрат.

По мнению Скурихина, еще одной причиной удорожания посевной станет устоявшаяся особенность прошлого и текущего года — повышение стоимости транспортной составляющей: были приняты нормативно-правовые акты по росту тарифов на перевозку «свыше 12 тонн»; увеличению расценок в системе «Платон» (тариф повышается в два раза с 15 апреля 2017 года, теперь перевозчики будут платить за километр пробега по федеральным трассам 3,06 руб.); а также железнодорожных перевозок на уровне 8%.

Основные статьи расходов

В последние два сезона драйверами роста затрат на сев были импортозависимые составляющие себестоимости: химические средства защиты растений (ХСЗР), семенной материал, а также сельскохозяйственная техника (в части амортизации), запасные части к ней и техническое обслуживание зарубежного оборудования, отмечает Скурихин. «Из данных статистики хорошо видно, что статья расходов на приобретение ХСЗР — одна из самых быстрорастущих, — говорит он. — Так, если в 2014 году аграриями на их закупку было израсходовано 28,8 млрд руб., то в прошлом году уже 79,3 млрд руб., это почти трехкратный рост за три года!» Учитывая, что основной объем готовых ХСЗР и практически все составляющие для производства препаратов на территории России завозятся из-за рубежа, а их изготовление и поставка осуществлялась в конце прошлого года, когда долларовый валютный курс находился в диапазоне 59−63 руб./$1, цены на них будут соответствующими, то есть как минимум не будут снижаться.

Еще одна важная статья затрат — семена. Руководство страны и Минсельхоз в рамках программы импортозамещения проводят ряд мероприятий, направленных на снижение доли зарубежного семенного материала на российском рынке. В первую очередь речь идет о строительстве селекционно-семеноводческих центров. Однако на текущем сезоне этот факт отразится пока незначительно. Вместе с тем на приобретение импортных семян (по данным ФТС России) в 2015 году было израсходовано 23,7 млрд руб., в 2016-м эта сумма выросла до 25,6 млрд руб. При этом их доля по многим агрокультурам превышает 50% (см. график).

На сегодняшний день сохраняется высокая зависимость по зарубежной технике. На конец прошлого года доля импорта в общем количестве, например, тракторов увеличилась с 65% до 68%, комбайнов — с 19% до 22%. «С ростом количества закупленных иностранных сельхозмашин и навесного оборудования увеличиваются соответственно затраты по их обслуживанию и на приобретение оригинальных запасных частей и агрегатов», — говорит Скурихин.

Сами аграрии хотя также не ждут большого увеличения расходов на сев, тем не менее отмечают, что отдельные составляющие все-таки подорожали. По оценке гендиректора агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александра Неженца, рост затрат в 2017 году сохранится примерно на прошлогоднем уровне и составит около 10−15%. Основные причины удорожания посевной — повышение стоимости топлива на 10%, СЗР — на 12%, запчастей — на 27%. «Кроме того, нужно увеличить зарплату сотрудникам, рост хоть небольшой (около 10%), но тоже должен быть», — считает руководитель.

В оренбургской «Елани» затраты на посевную в этом году возросли тоже примерно на 10%. В первую очередь увеличилась стоимость горючего, СЗР, семян. Большая статья расходов — запчасти. В этом году они стали дороже примерно на 20%, отмечает гендиректор компании Алексей Орлов. «Зато благодаря укреплению рубля импортная техника стала немного дешевле, — обращает внимание он. — Под урожай нового сезона мы приобрели современный культиватор, сеялку, глубокий рыхлитель с внесением удобрений, хотим купить еще и один трактор, снижение цены, безусловно, радует». Однако с зарубежными гибридами подсолнечника и кукурузы этого не произошло: несмотря на падение курса доллара, они подорожали на 15−20%. «Зачастую это спекулятивный рост цен, не оправданный валютной разницей, — считает руководитель. — Импортные семена, на которые имеется высокий спрос, дорожают несмотря ни на что».

В «Тверской агропромышленной компании» также отмечают увеличение расходов. «Еще с декабря подорожали ГСМ, а также запчасти, хотя приобретали мы их у белорусских поставщиков», — делится гендиректор предприятия Сергей Конаныхин. А вот член совета директоров компании «Агроко» Алексей Иванов полагает, что расходы на сев вырастут очень незначительно: основные составляющие производства — семена, удобрения, агрохимия — не дорожали. «Да и доллар по отношению к рублю ослаб, вторит он остальным. Поэтому те импортные продукты, из-за которых в предыдущие два года был серьезный рост затрат на посевную кампанию (семена и СЗР), остались в прежней цене. Единственная статья расходов, которая вырастет в этом году — ГСМ, соглашается он с Конаныхиным. «Это удивительно: цена на нефть падает, а стоимость нефтепродуктов, наоборот, растет», — говорит Иванов. По сравнению с прошлым годом горючее уже подорожало в среднем на 25%. По данным НСЗ, стоимость дизтоплива в последнем квартале прошлого года увеличилась с 37,7 до 40,3 руб./л.

Меньше господдержки

Вместе с тем сумма господдержки, предусмотренная на реализацию госпрограммы развития АПК на 2017 год, снизилась до 215,9 млрд руб., обращает внимание Скурихин. А наиболее востребованная у растениеводов ее часть — несвязанная погектарная поддержка — уменьшена практически вдвое, с 23 до 11 млрд руб. Субсидии сельхозтоваропроизводителей в рамках механизма льготного кредитования в этом году составляют всего 21,29 млрд руб., из которых 15,43 млрд руб. — это краткосрочные кредиты и 5,86 млрд руб. — инвестиционные. «К сожалению, на цели развития растениеводства краткосрочные кредиты на середину марта были выбраны почти полностью, притом что, по большому счету, весенне-полевые работы полномасштабно в это время начаты только на юге страны», — отмечает эксперт. — На какие деньги и под какие проценты будут сеять в остальных регионах, пока что непонятно». Скорее всего, это будут товарные займы (могут доходить до 20−30% годовых) или кредиты по рыночным расценкам (без господдержки). Можно сказать с большой долей вероятности, что еще одной особенностью текущего года станет именно рост расходов по кредитным обязательствам, добавляет Скурихин.

Стоит отметить и программу льготного кредитования аграриев банками под 5%, напоминает Строкин. Она должна была заработать к новому сезону, но произошли задержки, и движение средств не было осуществлено вовремя. Для крупных аграриев с хорошим финансовым запасом это не такая уж большая проблема, но для мелких могло стать серьезным ограничением по посевной, что, скорее всего, найдет свое отражение в будущем, полагает он. «Уже сейчас видим случаи, когда аграрии рассматривают привлечение коммерческих заемных средств на сезонно-полевые работы, — говорит аналитик. — Благоприятным фактором тут служит снижение коммерческой ставки до 12%, что особенно актуально в ситуациях, когда текущая доходность в растениеводстве достаточна, чтобы обосновать привлечение таких кредитов».

У большей части опрошенных «Агроинвестором» аграриев дела с господдержкой обстоят сложно. «В Тверской области правила игры за месяц до посевной по овощам и льну-долгунцу (на 15 марта) не объявили: непонятно, какие будут субсидии, на что их будут выдавать», — недоволен Конаныхин. По его словам, в регионе только в конце марта должен был состояться бюджетный комитет в Законодательном собрании, где определят размеры и условия финансирования. В регионе проблема и с кредитами. Условия получения как льготных, так и коммерческих банковских займов недоступны для реальных предприятий. Причем решения по кредиту принимаются не на месте, а, например, в Москве, чисто автоматически. «Состояние большинства сельхозпредприятий, залоговая база, отчетность, слабость экономических служб не позволяют пройти «идеальные» требования банков, — говорит руководитель «Тверской АПК». — Хотя потребность в оборотных средствах, чтобы провести сев с соблюдением всех агротехнологий, велика. Вот и приходится ими жертвовать, экономить, отказываться от удобрений и т. д.».

«Елань» тоже старается взять льготный кредит под посевную. «Подали заявку, но по независимым от нас причинам наше хозяйство пока не включили в реестр, — делился Орлов в середине марта. — Скорее всего, придется привлекать кредиты на общих основаниях под большой процент». Разница между льготным займом и обычным, по словам руководителя, составляет 10−12%. Также у компании есть сложности с получением погектарных субсидий. «Слишком сложная система определения кандидатов на получение такой поддержки: если есть задолженность, то уже субсидии не дают, — поясняет он. — А текущие долги, хочешь — не хочешь, случаются. Даже если меньше рубля задолжал, то уже по условиям не пройдешь». Пока же компания рассчитывает только на свои ресурсы, работает над повышением рентабельности производства, чтобы иметь возможность работать и развиваться за счет собственных средств.

Растениеводы Краснодарского края в этом году будут значительно ущемлены в получении дотаций от государства, говорит Александр Неженец. «Кубань включили в восемь регионов, которые в этом году лишены погектарных субсидий», — напоминает он. Раньше «Прогресс» активно пользовался мерами господдержки, но сегодня ни на посевную, ни на животноводство никаких решений нет, категоричен руководитель. На сев (оборотные и инвестиционные цели) компания привлекает кредитные средства в коммерческом банке, это около трети от общих расходов предприятия.

«Агроко» старается развиваться только за счет собственных средств и использования авансов от покупателей. Но лучше себя чувствовать помогает господдержка, которой компания старается активно пользоваться, рассказывает Иванов. «Погектарные субсидии, дотации на молоко и компенсация процентной ставки на долгосрочные инвестиционные кредиты представляют собой серьезную помощь государства», — утверждает он. В прошлом году таким образом компания получила около 30 млн руб.

Что делать с затратами

Сельхозпроизводители по мере возможности стараются оптимизировать расходы на посевную, но сделать это получается не у всех. В «Тверской АПК» все процессы уже давно отработаны и налажены, все, что можно, оптимизировано максимально: от количества сотрудников в компании до закупки удобрений или запчастей, говорит Конаныхин. «Конечно, можно купить какой-то более экономный трактор, но если вся технология производства выстроена, то резервов по снижению себестоимости производства практически нет, если только в ущерб качеству. Но нам такой метод не подходит», — заключает он.

В «Агроко» усовершенствуют севооборот: от каких-то агрокультур, которые не приносят ожидаемого дохода, отказываются. «Стараемся выращивать те агрокультуры, для которых сами можем заготавливать семена — пшеницу, ячмень, сою, — говорит Иванов. — А так, вряд ли можно что-то сделать, чтобы серьезно снизить затраты: все и так оптимизировано». По его словам, даже различного рода энергосберегающие технологии не приносят ожидаемого эффекта (существенного уменьшения себестоимости агрокультур). За последние три года стоимость затрат увеличилась в два раза. А на применении новых технологий получается экономить максимум 10%.

«Прогресс» активно использует достижения современной науки в растениеводстве. «Мы участвуем в некоторых разработках и потом сами их и применяем», — говорит Александр Неженец. Рентабельность производства в агрофирме в прошлом году составила 30%.

В «Елани», чтобы минимизировать затраты, стараются заранее покупать горючее и удобрения. «Сразу продали часть полученного урожая и купили, — делится Орлов. — Но такая стратегия не всегда работает: где-то получается сэкономить, а где-то нет». Сейчас, чтобы подготовиться к посевной, компания реализует прошлогодние товарные запасы. На середину апреля у предприятия оставалось еще около половины от собранных объемов пшеницы, ржи и подсолнечника.