Куры за токены. Как аграрии продают товар за криптовалюты и выпускают цифровые деньги -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Куры за токены. Как аграрии продают товар за криптовалюты и выпускают цифровые деньги
Елена Максимова
Агроинвестор
7 марта 2018
Участники рынка пробуют использовать ICO для привлечения инвестиций и кредитования своих бизнесов. Первыми пытаются освоить виртуальное финансирование фермеры — кооператив LavkaLavka, артель Agrarium, тверское хозяйство Эдуарда Суркова и подмосковное Михаила Шляпникова. Пока получается не у всех и не все
Первичная эмиссия LavkaLavka — 1 млрд монет
Фото: Легион-Медиа

Использование цифровых валют или криптовалют в качестве платежного средства набирает все большую популярность. По данным специалистов Центра экономического прогнозирования Газпромбанка, за третий квартал 2017 года посредством ICO (initial coin offering, или «первичное размещение монет») в мире было привлечено около $850 млн. Ежеквартально происходит примерно 60 крупных размещений с объемом эмиссии более $25 тыс. каждая. Постепенно криптовалюты начинают использовать не только в проектах, которые имеют отношение к цифровой или смежным отраслям, но и в реальном секторе экономики, в том числе в агробизнесе.

Первопроходцы в АПК

Посредством ICO пока что привлекают деньги в основном компании, занимающиеся IT-разработками, связанные с самим блокчейном. Что касается традиционного бизнеса, то объем полученного таким образом финансирования обычно оказывается настолько мал, что о нем молчат, говорит эксперт группы «Финам» Леонид Делицын. По его мнению, возможности привлечения средств на развитие в ICO для традиционных отраслей экономики все еще остаются чисто теоретическими.

Тем не менее рынку уже известны такие примеры — как удачные, так и не очень. Фермерский кооператив LavkaLavka стал одним из первых, кто решил осваивать цифровые валюты. ICO компании стартовало 1 ноября прошлого года. Только по итогам первого дня на собственной платформе biocoin. bio было привлечено около $500 тыс., сообщало агентство RNS со ссылкой на основателя LavkaLavka Бориса Акимова. На 6 февраля компания получила более $11,8 млн. Первичная эмиссия составляла 1 млрд монет, из них в свободной продаже — 800 млн. Приобретенные инвесторами токены, которые получили название BioCoin, можно будет обменять на фермерскую продукцию. «С точки зрения фактического отсутствия оплаты токенами это, конечно же, больше имиджевая история, чем блокчейн и токеномика, как минимум до появления соответствующих регулирующих актов, — считает руководитель блокчейн-агентства BC13 Александр Карелин. — Но обратная сторона медали заключается в том, что данный проект позволит более активно думать другим компаниям АПК о том, как правильно упаковывать бизнес для ICO. И, очень вероятно, предприятия, имеющие экспортный потенциал, улучшив этот пример, добьются серьезного успеха».

Привлечь инвестиции, а точнее, 4 млрд руб., с помощью ICO рассчитывала воронежская «Хохольская сельскохозяйственная компания» («ХСК»). Предприятие создало новую криптовалюту — MilkCoin, а полученные средства планировалось направить на строительство и реконструкцию объектов фермы, закупку оборудования и техники, введение в оборот сельхозземель. Конечная цель — создание вертикально-интегрированного молочно-товарного комплекса на 2,4 тыс. дойных коров и 290 бычков на откорме с возможностью удвоения производства. Собственные вложения инвестора оцениваются в 1 млрд руб. Общая стоимость комплекса — 5 млрд руб. Однако на конец прошлого года предприятию удалось привлечь через ICO только 2% от желаемой суммы. «Причин слабого интереса со стороны инвесторов к милккоину несколько, — полагает руководитель компании Libre. Life (занимается блокчейн-проектами и распределительными экономическими системами) Ярослав Логинов. — Главная заключается в том, что основатели проекта изначально были честны и не обещали сверхприбыли, а говорили лишь о том, что будут производить молоко. А это неинтересно с точки зрения криптоинвестора». Пример MilkСoin — это крайне показательная история, когда люди пробовали, мысля локально, ухватиться за глобальный тренд, делится мнением Карелин. Хотя, даже увидев интерфейс лендинга (от англ. landing page — «посадочная страница» — одностраничный сайт), можно было догадаться, что сборы будут крайне небольшие, — говорит он. — Если вы идете на ICO, то делайте так, как нравится и интересно инвесторам, а не вашему генеральному директору, который вообще не понимает целевую аудиторию, если не имел опыта работы с международными рынками».

Что такое криптовалюта
Это разновидность цифровой валюты, свободной от государственного контроля. Она может быть разработана с нуля или использовать общедоступный исходный код другой криптовалюты. Создание и контроль за ней базируются на криптографических методах, а функционирование основано на таких технологиях, как блокчейн.

Блокчейн — это способ хранения данных или цифровой реестр транзакций, сделок, контрактов — публичная база всех транзакций, когда-либо совершенных в системе.

В июле прошлого года в Татарстане криптовалюту, которая обеспечивается мясом бычков, MeatТoken, запустила экосистема Аgrarium. Создатели проекта называют его «бесперебойным опционом на обеспечение мясом своей семьи». По словам руководителя проекта Динара Шакирзянова, Аgrarium — это автоматизированная платформа учета всех участников и активов проекта, биржи продуктовых токенов и электронная идентификация животных. «Например, у фермера есть 10 голов скота, которые он хочет продать. Мы их токенизируем, выпускаем под них токены, выставляем для продажи инвестору, — рассказывает он. — Инвестор выбирает актив (животное) и покупает, токены переходят к нему. Как только животное выросло, его забили, переработали и реализовали — он получает свои дивиденды, а дальше может забрать свои вложения или продолжить инвестицию». Инвестор окупает токен через шесть месяцев: Аgrarium приобретает токен у него спустя полгода на 14,5% дороже, чем он был на старте, годовые дивиденды составляют 29%. Шакирзянов уточняет, что в проекте могут участвовать любые фермеры, которые готовы показать прозрачность своей деятельности. Проект уже объединяет фермеров Татарстана и Пермского края, готовы присоединиться к нему животноводы Башкирии, Ленинградской и Московской областей.

Прогнозная доходность токенов Agrarium

Аgrarium минимизирует риски для инвестора, утверждает Шакирзянов. «Как только инвестор вложил средства в животное и прошла его электронная идентификация, скот страхуется, соответственно, мы сокращаем риски как минимум вдвое, — говорит он. — Более того, мы работаем в правовой форме международного потребительского кооператива, где инвестор делает вклад на основании целевой программы и подписания договора о целевом вкладе». Пока за токены можно приобрести в компании только мясо, но скоро таким образом руководители проекта планируют начать продавать и другую сельскохозяйственную продукцию. Также у Аgrarium есть и токен технологий с одноименным названием. Из 100% эмиссии токенов Agr 62% — технологические стартапы и ноу-хау, анализ и расчет параметров смарт-контактов (адаптация) в регионах, 38% — инвестиции в разработку и маркетинг. Доходность этого токена формируется из расчета 5% от цены каждого продуктового токена. А его привлекательность базируется на ключевом моменте: эмиссия продуктовых токенов не ограничена, рассказывает Шакирзянов. ICO токена Agrarium было запущено 17 февраля.

Фермерское хозяйство Эдуарда Суркова, расположенное в деревне Машкино Тверской области, — еще один проект, работающий с криптовалютой. У Суркова один токен равен одному животному. Человек платит деньги и получает виртуальный жетон, который обозначает гуся, курицу, другую птицу или животное. По сути, это купля-продажа с авансовым платежом. За выпуск токенов и обслуживание сайта отвечают партнеры Суркова — компания Libre. Life. Именно благодаря ее помощи, рассказывает фермер, удалось внедрить криптовалюты в проект. Однако, делится он, в 2017 году получилось привлечь не так много токенов, как хотелось бы, поэтому пока свое начинание Сурков не торопится называть успешным. «Люди еще не совсем готовы вкладывать в агросектор криптовалюты, у них недостаточно информации о данном направлении, — полагает он. — Тем не менее в текущем году мы будем продолжать его развивать. Постепенно информация о криптовалютах распространяется, поэтому возможно, что потенциал данного направления еще будет раскрыт».

Ферма Суркова функционирует по принципу закрытого клуба, то есть токен не может купить любой желающий. По словам партнера фермера Ярослава Логинова из Libre. Life, люди, которые вкладываются в криптоиндустрию, хотят получать десятикратный рост вложений в год. Проекты, не обещающие такого роста, не представляют интереса для криптоинвесторов. Кроме того, продукция, предлагаемая хозяйством «Машкино», является узконишевой, ее стоимость выше, чем у товаров промышленного производства, и интересна потребителям, которые отдают предпочтение натуральной пище. «Люди, которые занимаются технологиями и которые употребляют натуральные продукты, — разные люди, — поясняет он. — Тем не менее кампания была проведена, это была одновременно проверка модели как с точки зрения интереса к проекту, так и с юридической стороны». Сама по себе технология выпуска токена довольно простая. А с юридической точки зрения был организован клуб — общественная организация без регистрации юридического лица. В этом году компания намерена повторить краудфандинг [способ коллективного финансирования, основанный на добровольных взносах — «Агроинвестор»]. К проекту уже есть интерес и у промышленных предприятий, утверждает Логинов.

А вот владельцу хозяйства по выращиванию саженцев в подмосковном Колионово Михаилу Шляпникову в прошлом году удалось заработать через ICO сумму в 401 биткойн, которая на тот момент была эквивалентна $510,5 тыс. Эксперты отмечают, что фермеру удалось привлечь средства в свой проект преимущественно благодаря хорошему маркетингу и имиджу анархиста, который судится с государством. Именно эта его особенность и вызвала у инвесторов интерес, позволив Шляпникову получить финансирование в виде криптовалюты.

Еще одна криптовалюта — BananaCoin — разработана Олегом Добровольским и Александром Бычковым (владеют банановыми плантациями в Лаосе) и позиционируется как экологически чистый токен. Каждый BananaCoin привязан к одному килограмму бананов LadyFinger. Осенью токен можно было купить по курсу 25 американских центов за монету, а на конец января их стоимость составляла уже 50 центов, знает Логинов. Всего их было продано на тот момент более 3,5 млн. Авторы проекта вкладывают полученные деньги в расширение банановых плантаций.

Заменитель денег
Термин «токен» в мире финансов используют для обозначения «заменителя денег», говорится на портале Cryptorussia.ru. Это электронные жетоны, которые криптовалюты используют для реализации трех типов задач: кредитование, продажа акций и монетизация дополнительного сервиса для пользователей внутри сети. Они выполняют функции внутренней платежной единицы или акций. Для некоторых видов криптовалют продажа токенов — один из основных способов монетизации и единственная возможность получать доход от предоставления услуг по обслуживанию бесплатной блокчейн-сети BitCoin. Электронные жетоны можно купить или получить — все зависит от их функций.
Токены приложений используются для оплаты внутренних сетевых сервисов проекта. Жетоны могут открывать доступ к расширенному функционалу, дополнительным возможностям по построению и настройке приложений в распределенной сети хранения файлов. В такой бизнес-модели бесплатные аппкойны выступают в качестве реферальной награды. Такие токены, как, например, BitCoin, Sia или Эфириум, можно заработать, только занимаясь майнингом. Электронные жетоны во многих виртуальных платежных системах фигурируют в блокчейне, а значит, их можно свободно купить, продать или обменять на другую криптовалюту на бирже.
Существует и такое понятие, как «кредитные токены», то есть инвестирование фиатных средств в криптовалютный проект с высокими показателями ликвидности. Так, пользователи могут купить кредитные токены и получить 10% годовых от суммы займа.
Токены-акции дают необходимые средства для построения сети и инфраструктурных разработок. Вера инвесторов в перспективность конкретного проекта конверсируется в дивиденды. Для получения дополнительного сервисного обслуживания клиентам криптоакции не нужны. Цель получения таких токенов — процент от дохода или часть комиссий за транзакции всей криптовалюты в конкретной платежной системе. Чаще всего прибыль инвестора не превышает 3,5-4%.

Где взять деньги

Пока сельхозпроизводители все-таки отдают предпочтение традиционным способами привлечения средств в бизнес: облигационные займы, частные инвестиции, IPO и т. д. Хотя все они тоже сопряжены с рядом сложностей. Облигационные займы предполагают прохождение процедуры эмиссии (выпуска ценных бумаг), которая занимает много времени и влечет дополнительные затраты, включающие не только проценты сверх суммы займа, но и расходы в размере 2-3% от суммы эмиссии. Механизм IPO — предложение акций компании на биржу и переведение ее в статус публичной — тоже непрост. Чтобы предложить акции на биржу, компания должна обладать определенными характеристиками, обращает внимание Делицын. «Например, в России для допуска на биржу в сектор инноваций и инвестиций оборот компании должен составлять минимум 1 млрд руб., — знает он. — Также у IPO есть требование предоставить отчетность за три года и инвестиционный меморандум, где определяется стратегия, раскрывается информация, то есть предприятие должно уже твердо стоять на ногах».

Варианты привлечения инвестиций в сельское хозяйство посредством IPO годятся только для крупных агрохозяйств, добавляет аналитик «Финам» Алексей Коренев. «Начнем с того, что агрокомпания должна иметь при этом определенную организационно-правовую форму, а именно, быть зарегистрирована как публичное акционерное общество со всеми вытекающими процедурами, — говорит он, — в частности, регистрацией проспекта эмиссии акций, приведением форм отчетности к нормам, соответствующим ПАО (публичному акционерному обществу, для которого упрощенная бухгалтерия, зачастую используемая многими агрохозяйствами, уже не годится), организацией публичного размещения акций и т. д.». Партнер компании «А8 Практика» Андрей Тихомиров напоминает, что последнее IPO в российском агросекторе было проведено в 2011 году группой «Русагро». Больше новых размещений не проводилось.

Курс Биокойна

Не все так просто и с облигациями. Во-первых, выпуск облигационного займа — это тоже весьма трудоемкое занятие, отмечает Коренев. Потребуется регистрация проспекта эмиссии, организация первичного размещения, проведение процедуры погашения купонов (если облигации купонные) и самого долга и т. д. Во-вторых, большинство инвесторов, приобретая облигации того или иного эмитента, ориентируются на определенные рейтинги, отзывы профессиональных агентств, оценивающих операционные и финансовые показатели и перспективы эмитента, его финансовую отчетность, которая, опять же, должна строго соответствовать определенным формам. «Так что не факт, что даже крупному агрохолдингу легко удастся разместить на рынке облигационный займ в достаточном объеме и под приемлемую для него доходность. Иначе нагрузка на капитал в таком займе может оказаться неоправданно высокой», — подчеркивает аналитик.

По словам Тихомирова, агрокомпании преимущественно используют три основных механизма финансирования: традиционное банковское кредитование, акционерное финансирование, а также структурированные финансовые продукты, такие как мезонинное финансирование (способ финансирования проектов, при котором инвестор предоставляет средства в виде долгового финансирования с одновременным приобретением возможности получения акций или долей в компании заемщика в будущем).

По мнению Коренева, наиболее распространенный механизм привлечения денег для расширения и развития производства в отечественном АПК — это поиск конкретного инвестора. Тут уже не так важна организационно-правовая форма предприятия, не столь строгие требования к публичному размещению бухгалтерской и финансовой отчетности, меньше затраты на оформление сделки. Во многом привлечение капитала в виде участия со стороны конкретного инвестора строится на прямом взаимодействии контрагентов, что упрощает процедуру. Однако, акцентирует он, и уровень рисков здесь совсем другой, что автоматически следует из более мягких условий взаимодействия сторон по сравнению со случаями публичного размещения акций или облигаций. «И вполне возможно, что инвестор заложит эти риски в стоимость обслуживания инвестиций», — не исключает аналитик.

Процедура привлечения финансирования с помощью ICO выглядит гораздо проще. Для того, чтобы инвесторы начали вкладывать в компанию криптовалюту, нужно лишь подготовить некое эссе о видении ее развития, которое называется whitepaper. Оно является атрибутом первичного размещения монет — токенов (см. врез «Заменитель денег»). В ходе ICO команда проекта распродает цифровые токены среди инвесторов за криптовалюты или фиатные деньги (валюта, которую правительство объявило законным средством платежа, несмотря на то, что она не обеспечена резервами). Позже эти виртуальные монеты можно использовать на платформе проекта в качестве внутренней валюты или торговать ими на биржах. «ICO — способ привлечь биткойны в бизнес, не оформляя никаких бумаг и не давая ничего взамен, — поясняет Делицын. — Кроме того, такое размещение позволяет найти финансирование даже для рискованных проектов». Плюс криптовалюты в том, что теоретически эти средства привлечь проще, чем через традиционный механизм публичного привлечения акций на биржах, считает эксперт. Инвестору выдаются токены (его эквивалентом может быть, например, доля урожая), а какое он имеет право ими распоряжаться, каждый собственник решает индивидуально. «Держатели криптовалют считают цифровые деньги не так скрупулезно, как обычные инвестфонды, банки, пенсионные фонды, которые вкладывают реальные деньги на IPO», — добавляет эксперт.

Цифровые активы отрегулируют
В конце января Минфин опубликовал законопроект о регулировании цифровых финансовых активов, в котором дал определения криптовалюты, токена, майнинга и ICO. Сейчас они не являются законным средством платежа на территории России, говорится в документе. Криптовалютой в законопроекте признается цифровой финансовый актив, «создаваемый и учитываемый в распределенном реестре цифровых транзакций участниками этого реестра в соответствии с правилами его ведения». Также документ устанавливает правила выпуска токенов. Норм о налогообложении цифровых активов в законопроекте пока нет. Операторами их обмена могут быть только юридические лица. Между тем, как сообщал Минфин, по документу имеется разногласие с Банком России в части предусмотренной возможности обмена криптовалют на рубли, иностранную валюту или иное имущество. По мнению ЦБ, такие сделки должны быть разрешены только в отношении токенов, выпускаемых с целью привлечения финансирования.
                                                              

Перспективы для агро

При привлечении ICO в сельское хозяйство стоит учитывать как положительные, так и отрицательные моменты. «Плюсом является то, что в данном бизнесе потенциальный держатель токенов очевидно понимает, за счет чего может вырасти ценность токена: из-за увеличения объемов выпуска и производства продукции, моделирования объемов сбыта на определенный период времени, путем возможности покупки фьючерсов на продукцию с помощью токена», — перечисляет Александр Карелин. Преимуществом является и понимание того, что основатели, скорее всего, давно погружены в отраслевой бизнес. Они не намерены, как большое количество ICO, прокатиться на волне хайпа (навязчивой рекламы), ставя порой в суммы сбора ничем не обоснованные суммы, продолжает он. Однако, считает эксперт, обратная сторона медали касается того, что узконаправленный нишевый агробизнес без экспортной составляющей просто малоинтересен потенциальным держателям криптоактивов или ICO-фондам, работающим с цифровыми инвестициями.

В конце 2017 года многие азиатские инвесторы, общаясь с российскими представителями на конференциях, упоминали о том, что готовы вкладываться на ICO в проекты, основанные на привязке токена к реальным активам. Однако почти каждый из них говорил, что активы должны быть интересны и прибыльны при доставке на их локальный рынок, рассказывает Карелин. «Многие ли проекты из сферы АПК соответствуют этому требованию? А если и соответствуют, то насколько сами владельцы бизнеса готовы вливаться в мировую экономику: заниматься большими логистическими цепочками, быть готовыми презентовать продукцию в других государствах, работать по международным стандартам отчетности и просто демонстрировать execution, соответствующий глобальным рынкам? Если такие есть, то ICO, безусловно, стоящая возможность для них», — отмечает он.

Тихомиров считает, что в существующих реалиях ICO пока рано рассматривать как полноценный инструмент финансирования компаний и проектов в агросекторе в ближайшей перспективе по нескольким причинам. Во-первых, данный инструмент еще не получил широкого распространения. В основном его используют только IT-платформы. Во-вторых, законодательная база, которая бы регулировала процесс реализации ICO, а также последующий контроль, в России только разрабатывается. В то же время крупные компании уже могут начать рассматривать возможность использования в будущем данного инструмента в качестве альтернативы IPO, полагает эксперт. Одной из причин, по которой ICO сможет получить распространение, является рост числа инвесторов в криптовалюты (в основном в биткойн). «Им необходимы способы обеспечения ликвидности перевода их вложений из криптовалют в другие активы для фиксации прибыли, — говорит Тихомиров. — Таким образом, приобретение долей в крупных агрокомпаниях через ICO сможет стать одним из способов обеспечения ликвидности криптовалют для данных инвесторов».

Сам агросектор неинтересен как способ привлечения криптовалют, категоричен Логинов. Интересны сами платформы по их привлечению. «Люди хотят получить с них тысячекратный рост: условно, вкладываете рубль, а через год получаете тысячу. Однако на развитие технологий уходит не один год: три, пять, а то и десять. В агросекторе маржа составляет 25%», — говорит он. Но, признает эксперт, на привлечение денег в АПК смотрят многие.

По наблюдениям Делицына, российские компании, которые реально пытаются совершить ICO-сделки, могут привлечь сравнительно небольшие суммы — в районе $200-300 тыс. Это, по мнению эксперта, является и одним из минусов криптовалют. «Предприятие, которое хочет привлечь, например, 100 млн руб., сделать это быстро не сможет: все равно уйдет около года и придется что-то реально предложить инвестору», — говорит он. Второй минус — нестабильность курса из-за юридической неопределенности статуса данной валюты.

Тем не менее для людей творческих и предпринимателей, которые могут заинтересовать публику, криптовалюты открывают перспективы, уверен Делицын. «Владельцы BitCoin и других криптовалют хотели бы диверсифицировать свои вложения и что-то иметь, переложить риски владения криптовалютой на предпринимателей, поэтому кому-то может и повезти, — не исключает он. — Но надежным способом привлекать инвестиции я бы это сейчас не назвал».

Блокчейн делает бизнес прозрачным
Динар Шакирзянов, Руководитель экосистемы Аgrarium
Криптовалюта и блокчейн помогают участникам бизнес-процесса сотрудничать без посредников, это первая причина, по которой мы ее применяем. Токенизация товара дает возможность фермеру получить средства от инвестора и при этом спокойно заниматься своим делом. Ведь сегодня, помимо своей основной работы, например выращивания скота, фермер должен заниматься еще и маркетингом, продажами, учетом, в итоге его КПД сильно снижается. Токенизация делает сельскохозяйственную отрасль интересной для инвестиций, так как показывает прозрачность процессов, ведь для инвестора главное — понимать, куда он вкладывает деньги и что в результате получит.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама