Ценовая ситуация на рынке отличается от предыдущих лет, когда к концу сельхозгода зерновые дорожали и их можно было реализовать с максимальной выгодой, сетуют аграрии. В нынешнем сезоне выиграли компании, продавшие урожай в 2008 году вскоре после сбора. С каждой тонны продовольственного зерна они получили в среднем на тысячу рублей больше, чем можно было заработать весной. Реализацию остатков, особенно фуража, тоже не следует откладывать, советуют аналитики: ближе к началу 2009/10 сельхозгода зерно явно не подорожает. Трейдеры закупают минимальные партии и тоже ждут нового сезона.

Нина Важдаева

В текущем сельхозгоду собран рекордный урожай зерна — 108 млн т. Максимальными оказались и переходящие запасы. По данным «СовЭкона», на 1 февраля 2009 года они составляли 36,4 млн т — плюс 62% к той же дате 2008-го. Внутренний спрос поддержало государство, к середине апреля закупившее в ходе интервенционных торгов более 8,5 млн т. В начале нового сезона, 1 июля, запасы зерновых могут составить 16−17, а возможно и до 19 млн т — в три раза больше, чем год назад, ожидают в Институте конъюнктуры аграрного рынка (см. таблицу). В апреле они были порядка 20 млн т, включая госфонд, рассказывает аналитик зернового рынка ИКАРа Олег Суханов. «К тому же несмотря на значительное сокращение темпов закупок интервенции продолжаются, — напоминает он. — К концу сезона государство может приобрести еще около 0,5 млн т зерна, а общий объем [фонда] составит 9,5 млн т».

Кроме государства, излишки изымают с рынка трейдеры — на конец марта они вывезли 16,8 млн т. До завершения сезона может быть экспортировано еще до 2 млн т пшеницы, а также 1 млн т кукурузы и ячменя. Минсельхоз ожидает экспорта на уровне 20 млн т. 2 млн т из этого объема продаст за границу госфонд через созданную на основе АПР «Объединенную зерновую компанию», планирует глава аграрного ведомства Елена Скрынник. Цель — разгрузить элеваторы на юге и в центре России перед проведением новых закупочных интервенций. В том, что в 2009 году с рынка опять придется убирать излишек урожая, поддерживая цены, в Минсельхозе не сомневаются: чиновники ожидают валового сбора 85−90 млн т.

Следует ли ждать

Аграрии реализовали не весь предыдущий урожай. Судя по объему переходящего остатка, значительная часть запасов зерна, собранного в 2008 году, находится в хранилищах хозяйств, говорят аналитики. Они затрудняются дать участникам рынка однозначный совет, следует ли продавать зерно, не дожидаясь начала сезона 2009/10. Пшеница третьего класса во второй половине апреля стоила 5,2−5,5 тыс. руб./т, четвертого — 4−4,5 тыс. руб./т, фуражная — максимум 3,5 тыс. руб./т, перечисляет Суханов. «Стоимость продовольственного зерна к 1 июля, скорее всего, останется на этом уровне либо незначительно увеличится, — считает он. — А вот фуражное, видимо, подешевеет. Насколько, говорить сложно. Но в целом удешевления зерна нового урожая мы пока не ждем». Компаниям, у которых остался фураж, Суханов рекомендует продать его «как можно скорее».

Аналитик добавляет, что оптимальную стратегию продаж выбрали сельхозпроизводители, реализовавшие урожай осенью. К примеру, на пшенице третьего класса в Центрально-Черноземном регионе можно было заработать более 6 тыс. руб./т, четвертого класса — 5 тыс. руб., при этом не тратясь на ее хранение. Того же мнения исполнительный директор «СовЭкона» Андрей Сизов-младший: «Мы еще в сентябре говорили, что реализовывать зерно нужно сразу. Те, кто не торопился с продажами, сейчас теряют не только от падения цен — они фактически замораживают деньги, которыми можно было пополнить оборотный капитал. Доходы от продажи зерна падают и из-за инфляции». Ощутимые потери несут аграрии, вывезшие урожаи на элеваторы, продолжает Сизов. По его данным, хранение тонны зерна обходится в европейской России в 60−100 руб./мес. Подробнее о рекомендациях аналитиков «СовЭкона» и их прогнозе на сезон 2009/10 сельхозгода — в статье на стр. 60.

Руководитель проекта «Зерно Он-лайн» Игорь Васильев не берется давать аграриям рекомендацию «продавать». «Делать какие-либо прогнозы по ценам на июнь трудно, — говорит он. — Поэтому сложно что-то советовать сельхозпроизводителям относительно времени, когда нужно осуществлять продажи: сейчас или в конце сезона». Рынок непредсказуем, объясняет Васильев, источники нестабильности — государство и частные владельцы зерна. Несмотря на скорое завершение сезона, предложение, по его наблюдениям, сокращается быстрее, чем можно было ожидать: недовольные текущими ценами, крестьяне «придерживают» товар. Кстати, так же действуют фермеры Франции, приостановившие продажи несмотря на большие запасы зерна, знает Васильев. Дедлайном для аграриев будет июнь, поскольку в мае погодный фактор еще может изменить ценовой баланс, говорит аналитик. Принять правильное решение о реализации оставшегося урожая, не зная, как государство распорядится интервенционным фондом, производителям тоже сложно, рассуждает он: «С одной стороны, оно [при помощи экспорта] хочет высвободить хранилища под новый урожай. А с другой, сброс больших объемов зерна даже на внешние рынки бумерангом ударит по внутреннему снижением цен».

Васильев также советует не делать выводов о возможных ценовых сценариях, основываясь на оценке объема запасов зерна в стране. «Мы, например, считаем, что без учета интервенционного фонда они на уровне прошлого сезона: так, на 1 марта было где-то 21−23 млн т, — подсчитывает он. — Учитывайте и тот факт, что значительное количество зерна с осени оставалось в хозяйствах, и весной часть данного объема перестала быть товарным. Так что его можно списать на потери, которые наверняка будут выше среднестатистических».

Почти все продали

Большинство опрошенных «Агроинвестором» сельхоз-производителей реализовали почти весь урожай. В пензенском «Хартланд Фармз» зерно продавали после уборки. Прошлым летом компания собрала 15 тыс. т пшеницы. По 15% пришлось на фураж и третий класс, 60% — на четвертый класс. «Урожай мы реализовали в августе-октябре «Пензахлебопродукту» и трейдерам», — вспоминает директор по маркетингу «Хартланд Фармз» Станислав Фролов. Нужны были оборотные деньги для проведения озимого сева, а также на погашение кредитов и расчеты с поставщиками удобрений, средств защиты растений, семян, говорит он. Большую часть агрохимикатов и семян компания приобретала с рассрочкой: 20−50% суммы выплатила сразу, а остальные деньги обязалась перечислить после уборочной, поясняет топ-менеджер. Пшеницу третьего и четвертого классов у хозяйства купили, с учетом НДС, по 5,8−6 тыс. руб./т и 4,5−5 тыс. руб./т, фуражную — за 3,5−3,8 тыс. руб./т.

В «Хартланде» не сомневаются, что выбрали верную стратегию продаж. Цены с начала зернового сезона «падали буквально на глазах», напоминает Фролов. Например, в августе 2008 года пшеница третьего класса в среднем стоила 6 тыс. руб./т, четвертого — 5,45 тыс. руб./т, пятого — 3,7 тыс. руб./т. «Последнюю небольшую партию, 500 т, мы продали в начале марта, — рассказывает он. — Цена к тому времени заметно снизилась: четвертый класс ушел за 3,5 тыс. руб./т, а пятый — за 2,7−3 тыс.». «Хартланд» не участвовал в интервенциях (в регионе было мало аккредитованных хранилищ), но зерно нового урожая планирует продавать в государственный фонд. «Сейчас почти в каждом районе нашей области есть аккредитованный элеватор», — радуется Фролов.

Ростовский «Югтранзитсервис-Агропродукт» (принадлежит структурам трейдера Valars) распродал весь собранный урожай — 240 тыс. т. Всю пшеницу по 5,4−6 тыс. руб./т купили, чтобы экспортировать, группа Valars и входящая в нее компания «ЮТС», говорит гендиректор «Югтранзитсервис-Агропродукта» Эдуард

Курочкин. Переходящих запасов у него нет. «В этом сельхозгоду мы продали зерно по более выгодной цене, чем интервенционная», — доволен он. Другим сельхозпроизводителям Курочкин советует, собрав зерно в 2009 году, не ждать конца сезона. «Значительно эффективнее получать деньги сразу», — уверяет он.

Аграрии, у которых осталось зерно, сожалеют, что не реализовали его раньше. У «Колыванского» (Алтайский край) на хранение заложено 4 тыс. т, столько же приобрели местные переработчики, в основном мукомолы. Сдать урожай в госфонд не получилось: аккредитованные элеваторы есть больше чем за 100 км от хозяйства и нести затраты на логистику невыгодно. Распродать остатки собираются до конца мая — ждать завершения сельхозгода невыгодно, понимает директор Николай Седякин. «Поскольку мы храним зерновые у себя, а не на элеваторе, нужно подготовить склады к новому сезону, провести сантехническую обработку помещений», — говорит он. Когда продавать зерно урожая этого года, Седякин еще не решил — невозможно спрогнозировать ценовую ситуацию на рынке, сетует он. «Сейчас, например, мы понимаем, что нужно было продавать в феврале, когда цена на пшеницу третьего класса была более 6 тыс. руб./т, — рассказывает директор. — Но ведь в предыдущие годы зерно под конец сезона дорожало. Поэтому мы всегда оставляли часть объема на весну-лето, а продажи начинали в феврале. Сейчас эта схема не сработала».

Производители семян в более выгодной ситуации, чем те, кто выращивает товарное зерно. Спрос на их продукцию стабилен в течение всего сельхозгода, а цены колеблются не так сильно. «В 2008 году мы собрали около 50 тыс. т, из них 25 тыс. т пшеницы, — рассказывает гендиректор «АгроИнтела» (Тюменская область) Андрей Чалков. — Примерно из половины урожая делаем семенной материал. Остальное зерно по мере выработки продаем как продовольственное или фураж переработчикам либо животноводческим хозяйствам и птицефабрикам». В «АгроИнтеле» сортируют зерновые с начала сезона и планируют завершить этот процесс в мае, а продают товар до июня равномерными партиями. «К 1 июля переходящие запасы у нас составят всего 300−400 т, — продолжает Чалков. — Это так называемые подстраховочные партии высоких репродукций. Их мы оставляем для собственных нужд: вдруг осень окажется дождливой или из-за неблагоприятной погоды потеряем питомники размножения». Семенное зерно сейчас стоит минимум в два с половиной раза дороже товарного — 12−14 тыс. руб./т, говорит директор. По его словам, оно даже прибавило в цене: в августе 2008 года «АгроИнтел» реализовывал семена примерно по 10 тыс. руб./т. «На этом рынке совершенно другая картина, так как в отличие от обычных зерновых качественные семена всегда были в дефиците», — подытоживает Чалков.

Экспортеры не торопятся

Трейдеры констатируют отсутствие на рынке дефицита зерна. Они не собираются увеличивать его закупки у сельхозпроизводителей, тем более что новый урожай, по их мнению, по цене будет на уровне нынешнего или даже дешевле. «Восток-Запад» (входит в «Иволга-холдинг») поставляет зерно внутри страны и на экспорт. 60−70% объема компания выращивает самостоятельно, остальное закупает у независимых хозяйств Урала, Поволжья и Черноземья. «Переходящих запасов у нас нет, — говорит гендиректор «Восток-Запада» Александр Арцибашев. — Почти все, что произвели, уже продали. Дальнейшие закупки [для трейдинга] тоже под вопросом, ведь рынок сейчас падающий и сориентироваться на нем крайне сложно». К тому же весной, при плюсовых температурах, предлагают мало качественного зерна — в это время в нем появляются вредители, добавляет

Арцибашев. В новом зерновом году он планирует купить 200 тыс. т — в основном пшеницу четвертого класса, «если будет приемлемая для экспорта внутренняя цена». Топ-менеджер думает, что к концу сезона цены зерна если и будут укрепляться, то только пшеницы третьего класса в европейской России. Они могут повыситься максимум на тысячу рублей за тонну (до 6,5 тыс. т на элеваторе), считает Абцибашев. «Но даже несмотря на возможный рост, закупать зерно впрок мы не рискуем», — замечает он. В других регионах зерновых слишком много, поэтому цены там увеличиваться не будут, уверен глава компании. «Бунге СНГ» с начала сезона по апрель закупила примерно 1,5 млн т зерна. До 1 июля в компании собираются приобрести еще 300−350 тыс. т для поставки на экспорт. «Проблемы с закупками сейчас связаны в основном с качеством зерна, поврежденного вредителями», — подтверждает мнение Арцибашева коммерческий директор подразделения зерна и маслосемян «Бунге СНГ» Дмитрий Филатов. Он тоже полагает, что внутренние цены к июлю вряд ли повысятся — скорее всего, останутся на нынешнем уровне. Закупать зерновые впрок, на несколько месяцев вперед, как и «Восток-Запад», «Бунге» не будет. В этом нет смысла — на рынке отсутствует дефицит, говорит Филатов. Цена нового урожая может снизиться примерно на 10%, ожидает он, внутри страны сохранится профицит предложения. «В такой ситуации нам выгоднее не формировать запасы, а вести закупки по мере необходимости [для обслуживания текущих экспортных контрактов]", — заключает Филатов.