Лоббисты будущей подотрасли -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Лоббисты будущей подотрасли
Инна Ганенко
Агроинвестор
апрель 2010
Зачем производителям говядины свой союз
Фото: www. flickr.com

Число мясных ассоциаций пополнилось Российским союзом производителей говядины. Его участники объединяются, чтобы вместе создавать индустрию производства качественного мяса КРС: помогать государству в реализации отраслевой программы мясного скотоводства, лоббировать предоставление учасникам рынка длинных (минимум на 8 лет) кредитов с льготным периодом, содействовать созданию племцентров и т. д. Мясным скотоводам придется трудно, говорят эксперты: говядина в стране стоит столько же, сколько свинина, кредиты на проекты ее производства выдаются под 18% годовых, а потребитель не готов платить за качественное мясо.

Об учреждении союза было объявлено в феврале в Липецке на всероссийском совещании по мясному скотоводству, собравшем игроков рынка из 23 регионов. Тогда же прошло учредительное собрание. Инициатива создания организации исходит от Минсельхоза, не скрывали животноводы. В новый союз записались 28 производителей говядины, в том числе «Забарив-Агро» (Башкортостан), «Дружба» из Ставропольского края, «Сибирские бычки» (Алтайский край), агрофирма «Мценская» из Орловской области и «Зерос» из Липецкой. Владельца последнего Николая Бобина избрали председателем совета директоров.

В отличие от участников других агрорынков, ранее объединявшихся в профессиональные ассоциации, производителям говядины придется не просто консолидировать отраслевое лобби, но и создавать с нуля отрасль, которую они представляют. «Мы хотим сформировать российскую индустрию говядины с законченной цепочкой — от производства кормов, откорма КРС до переработки мяса и логистики, а для воспроизводства стада построим современные племенные центры», — строит планы Бобин. Председатель совета директоров «Забарив-Агро» (4 тыс. КРС на откорме, планирует за 4 года увеличить поголовье в 5 раз) Рустам Зартдинов, вошедший в правление союза, хочет, чтобы новое объединение стало таким же эффективным, как аналогичные организации стран с промышленным производством говядины из ЕС, Америки, Австралии. «На западе у таких союзов большие полномочия и лоббистские возможности, — знает он. — Мы тоже попробуем сделать наш союз такой силой».

Чтобы Роспрог обладал полномочиями общественных организаций, то есть мог участвовать в разработке нормативных актов, целевых программ, выработке рекомендаций для госорганов, он должен, по закону о развитии сельского хозяйства, объединять производителей более 2/3 объема продукции своего сектора. Бобин уверен, что союз сможет занять такую долю, затрудняясь, правда, ответить, когда это произойдет. Массового интереса к вступлению в союз производители говядины пока не проявляют, признает Зартдинов.

В развитие программы

С 2009 года в России действует четырехлетняя отраслевая программа развития мясного скотоводства. Основная цель — увеличение к 2012 году производства высококачественной говядины до 282,4 тыс. т в живом весе против 62,2 тыс. т в 2007-м. Созданный союз должен содействовать властям в реализации программы. Бобин уверен, что если сектору предоставят обещанную поддержку (4,5−5 млрд руб./год), то показатели программы, скорее всего, будут достигнуты.

По мнению Зартдинова, для развития индустрии говядины следует пролоббировать долгосрочные — минимум на 6−8 лет — кредитные программы с эффективной ставкой 4−7% годовых и 3−4-летним grace-period (период, в течение которого банк не взимает проценты и освобождает заемщика от выплаты основного долга). Отраслевая программа их не предусматривает. Но высококачественная говядина — капиталоемкий продукт, а инвестпроекты окупаются 6−7 лет — дольше, чем в других мясных секторах, объясняет Зартдинов. «Поэтому вопрос стоимости заемных ресурсов принципиально важен, — настаивает он. — Ставки, по которым сельхозпроизводитель сейчас может получит кредит, колеблются от 14 до 20%. Это совершенно неподъемные для производителей говядины деньги! Особенно если учесть, что первые три года эти проекты не приносят прибыли, а требуют только затрат. Поэтому и инвестиции в мясное скотоводство идут очень тяжело».

Компания Зартдинова выращивает и реализует племскот. Она тоже стала рентабельной (35−40%) только через три года после создания. Сейчас заявки на племенных животных «Забарив-Агро» более чем в два раза превышают предложение. И это еще одна проблема для участников рынка, указывает Зартдинов: «Если бы получили на приемлемых условиях кредит — 200−250 млн руб., — то могли бы значительно расширить племенное ядро». Но при существующих ставках — в среднем 18% годовых — возвратить заем нереально. Поэтому и обращаться в банки Зартдинов не хочет, хотя, прокредитовавшись, мог бы увеличить обороты в несколько раз.

Вовремя придумали

Эксперты и руководители других сельхозассоциаций одобряют создание союза производителей говядины. Сергей Юшин, председатель исполкома Национальной мясной ассоциации, называет его учреждение «жизненной необходимостью» для сектора КРС. Подотраслевые (по видам продукции в рамках одной отрасли) ассоциации сейчас как раз и нужно учреждать, вторит ему Маргарита Попова, гендиректор Ассоциации отраслевых союзов АПК. «Это тенденция, соответствующая запросам бизнес-сообщества, — объединяться в профильные союзы, — рассуждает Попова. — Был актуальным импорт мяса — участники этого сектора создали [Национальную мясную] ассоциацию. Появились проекты господдержки свиноводства — бизнесмены объединились [в Национальный союз свиноводов]". Как и Бобин, Попова связывает учреждение союза производителей говядины с началом действия отраслевой программы развития мясного скотоводства.

Елена Тюрина, гендиректор Института аграрного маркетинга, тоже считает, что Роспрог создали своевременно. «Сейчас инвесторы проявляют интерес к производству говядины, есть крупные проекты [каждый из которых предусматривает откорм нескольких тысяч КРС], под которые завозится племскот, — говорит она. — И потом, есть Союз свиноводов, Росптицесоюз. Производителям говядины тоже нужно свое объединение». Когда реально заработает отраслевая программа и в отрасль пойдут инвестиции, мясным скотоводам придется решать те же проблемы, что ранее были у свино- и птицеводов: ограничивать импорт, лоббировать новые меры поддержки и т. д.

Свой союз нужен в каждом секторе, соглашается со всеми Юрий Ковалев, гендиректор созданного в прошлом году Национального союза свиноводов. В мясном скотоводстве, предостерегает он, сейчас «сложная ситуация»: нет объективных предпосылок для промышленного производства мяса КРС. По цене говядина находится почти в одном сегменте со свининой, чего давно нет в странах с развитым мясным скотоводством. «Формирование справедливой рыночной цены на говядину и будет основной целью союза, — думает Ковалев. — Отраслевому лобби нужно не столько обеспечить возможность получения длинных субсидированных кредитов, сколько создать условия для роста спроса, без которого невозможно рентабельное производство говядины». Ковалев рекомендует союзу начать с анализа структуры себестоимости говядины, который поможет понять, каким должен быть уровень цен на это мясо, чтобы его производство было рентабельным.

Мушег Мамиконян, президент Мясного союза, советует производителям говядины сделать приоритетом на ближайшие 5 лет генетику, а не наращивание товарного производства. Чтобы последнее стало возможным, начать нужно с лоббирования создания сети генетических центров и вписать их финансирование в действующие программы господдержки, говорит он. «Со временем», не исключает Ковалев, государство сможет передать отраслевым союзам функцию определения объема импортных квот и их распределения.

Посмотрят на дела

Большинство опрошенных «Агроинвестором» участников рынка говорят, что не слышали о союзе либо не собираются в него вступать. Глава калужского фермерского хозяйства «ДиК» (300 КРС на откорме) Андрей Давыдов знает об объединении. «Но мне пока непонятно, для чего создан союз — может, чтобы бюджетные деньги делить», — сомневается Давыдов. Вместе с тем он признает, что такая ассоциация для сектора объективно необходима. По его мнению, союз должен продвигать технологии производства качественной говядины и популяризировать ее, воспитывая лояльного потребителя: «Чтобы покупатели понимали разницу между мясом изможденных дойками молочных коров, из которого можно делать только паштеты и колбасу, и говядиной «мясных» пород. И само собой, почему цена на то и другое мясо не может быть одинаковой». На западе, знает Давыдов, разница в цене этих двух видов мяса составляет 65−70% в пользу последнего.

Константин Козлов, руководитель тульского «Фермер К» (3 тыс. КРС), узнал о создании союза от корреспондента «Агроинвестора». Он пока не готов думать о вступлении в отраслевое объединение: «Посмотрим, как оно будет работать». По его мнению, одной из первоочередных задач союза могло бы стать решение вопроса с кредитованием. «Мясному скотоводству нужны льготные кредиты на 10 и более лет», — говорит Козлов. А пока предлагают по 200 тыс. руб./гол. покупать в кредит зарубежных мясных коров, но этот скот начнет генерировать прибыль минимум через 2−3 года, тогда как начинать рассчитываться с банком нужно сразу же, приводит пример Козлов. Поэтому в «Фермер К» в кредит скот закупали только для своего молочного направления. Импортный мясной скот к тому же намного дороже, добавляет Зартдинов (см. врез). Без доступа к длинным льготным кредитам сложно обновлять поголовье, признает он.

Дорогое племя
«Забарив-Агро» приобретала племКРС (более 1 тыс.) во Франции и Австралии полностью на собственные средства. Французская нетель стоила €3,2 тыс., бык — €5 тыс. В Австралии нестельная телка стоит около $2,6 тыс., знает Зартдинов.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще