Семена от Медведева -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Семена от Медведева
Инна Ганенко
Агроинвестор
апрель 2010
75% семян должны быть отечественными. Это реально, хотя и не скоро
Фото: А. Шилкин

Семеноводство — один из секторов АПК, в которых государство ставит задачу заместить импорт. Производство отечественных семян должно составлять минимум 75% потребности, подсчитал президент в конце прошлого года и поручил Минсельхозу разработать меры поддержки селекции и семеноводства. Поддержка отрасли не помешает: сейчас российские производители семян вынуждены продавать свою продукции как товарные агрокультуры, а аграрии предпочитают импортные гибриды либо закупают отечественные оригиналы, чтобы самостоятельно делать из них элиту и первую репродукцию. При эффективной господдержке для замещения импорта нужно до 10 лет. Причем требуются не столько деньги, сколько новое законодательство, прежде всего защита авторских прав на создание и коммерческое освоение новых сортов.

Сейчас, по данным МСХ, самая большая доля импорта в сегментах кукурузы, подсолнечника, овощей и особенно сахарной свеклы. Доля свеклосахарных семян во внутреннем потреблении — 95%, знает гендиректор «Щелково Агрохима» Салис Каракотов (данные компании «Сингента"/Syngenta — 82%). А вот семена зерновых в основном отечественные — по оценке агроведомства, импорта в этом сегменте всего 4%. В сегменте кукурузы на силос, по данным «Сингенты», импорт вообще равен нулю (см. таблицу). Меры поддержки элитного семеноводства предусмотрены госпрограммой развития сельского хозяйства. 15% посевов семян в 2012 году должно приходиться на элиту против 8% в 2009-м. Федеральный бюджет субсидирует участникам рынка до 30% затрат на производство семян. Также министерство пишет новый закон о семеноводстве. В 2010 году на финансирование элитного семеноводства из федерального бюджета выделят 500 млн руб.

Зависимость растет

По наблюдениям топ-менеджера крупной западной компании-поставщика, в 2009 году по отношению к 2008-му наблюдалось снижение доли импорта семян кукурузы и подсолнечника, а ввоз семян озимого рапса, наоборот, рос. Немного увеличился и ввоз семян сахарной свеклы, говорит он. Юлия Кидяева, ведущий специалист по маркетингу и CRM-проектам подразделения «Семена» компании «Сингента», не ждет в ближайшие год-два заметного роста доли отечественных семян, имея в виду прежде всего сегменты кукурузы и подсолнечника. По ее мнению, локальное семеноводство вряд ли будет успешно развиваться без кооперации с крупнейшими западными игроками.

Пока растет спрос на зарубежные гибриды подсолнечника, кукурузы, сахарной свеклы, замечает Надежда Редькина, руководитель отдела минеральных продуктов компании «Волски Биохим». «Это понятно: импортные семена отличаются высоким генетическим потенциалом продуктивности, — говорит она. — Немаловажную для покупателя роль играет высокое качество подготовки западных семян». Из-за отсутствия современного оборудования отечественные семеноводы часто уступают зарубежным конкурентам именно по подготовке, полагает она. «Лимагрен» реализует в России около 150 тыс./год мешков семян подсолнечника и кукурузы (один мешок подсолнечника — 150 тыс., кукурузы — 50 тыс. семян). Долю этих агрокультур во внутреннем потреблении семян компания оценивает в 50−60%. Желание государства развивать семеноводство гендиректор «Лимагрен РУ» Андрей Воропай приветствует: «У нас будет здоровая конкуренция».

Важны не столько средства, которые государство потратит на создание семеноводческой индустрии, сколько поправки в законодательство, говорит гендиректор ИКАРа Дмитрий Рылько: должна быть эффективная охрана и поддержка авторских прав на выведение и коммерческое освоение новых сортов, а семеноводческие компании должны получать авторские отчисления за свои семена. «Если это есть, то начинают работать технологии, нет — любые инвестиции и меры поддержки бессмысленны», — говорит Рылько.

Недействующее законодательство

Российские компании-производители семян подтверждают, что при действующем законодательстве сложно развивать этот бизнес, хотя его рентабельность составляет десятки процентов. «Самара-Солана» (на рынке с 1996 года) специализируется на семенах картофеля: в прошлом году произвела 14 тыс. т. «Выводим новые сорта, регистрируем, размножаем до семенных кондиций от суперэлиты до второй репродукции и продаем агрохозяйствам», — рассказывает гендиректор компании Владимир Молянов. Рентабельность производства семян картофеля составляет до 40−45%, но «Самара-Солана» зарабатывает в основном на продажах товарного картофеля, не планируя увеличивать семенное производство. «Проблема в законодательстве, — объясняет Молянов. — В частности, отсутствует понятная схема оплаты лицензионных сборов». Покупая семена у селекционеров, клиенты оплачивают лицензионный сбор, только если занимаются размножением и воспроизводством семян на продажу. При приобретении семян для выращивания в собственном хозяйстве они освобождаются от этой выплаты. «Это неправильно, — считает Молянов. — Предприятие, покупая наши семена, увеличивает сборы, снижает издержки при хранении урожая, при его обработке или уборке — другими словами, зарабатывает за счет селекционера». Да и цены на семена на западе и в России несопоставимы, добавляет он. Например, в Германии элита стоит местному фермеру €35−45/кг, в Шотландии — €28−40/кг. «А в России качественная сертифицированная элита продается всего за 18−25 руб./кг», — разводит руками Молянов. В результате «у нас селекция существует только за счет господдержки, а это должно стать бизнесом», — уверен он. У бизнесменов, даже при наличии инвестиционных возможностей, нет стимула заниматься выведением новых сортов. К примеру, «Самара-Солана» имеет два патента на семена ячменя, но производит их в небольших объемах — по 500 т/год. «Почти у всех хозяйств свои очистные устройства, — разъясняет Молянов. — Закупив немного семян, почти каждое может довести [урожай] до семенных кондиций и еще лет пять обходиться без их приобретения. Тем более что вырождение зерновых происходит не сразу, в отличие от того же картофеля».

У агрохолдинга «Кубань» есть семеноводческий дивизион, состоящий из трех компаний: «Кубанские семяна» и «Им. Калинина» (селекция и первичное семеноводство), а также «Кубанские гибриды кукурузы» (подработка и отгрузка потребителям). Этим бизнесом холдинг занимается с 2004 года, его рентабельность — 35−40%. В 2009-м произведено 8 тыс. т семян озимых зерновых, 1,5 тыс. т подсолнечника и 3 тыс. т кукурузы.

Как рассказывает руководитель дивизиона «Семеноводство» Владимир Богданов, сейчас «Кубань» создает новые сорта пшеницы, многолетних трав, гибридов кукурузы, подсолнечника и сахарной свеклы. Он тоже сетует на несовершенство законодательства: «Нет законодательно закрепленных понятий, кто может производить семена и каким критериям они должны соответствовать». Отсутствует и контроль за каждым этапом производства, а госорганы оценивают результаты компаний только по показателям всхожести и чистоты, добавляет Богданов. Не определяются генетические характеристики соответствия сорту или гибриду. «Поэтому на рынке часто продвигаются семена, которые в принципе семенами данного сорта или гибрида не являются», — недоволен он. Нынешняя система субсидирования покупки семян сельхозпроизводителями к семеноводству тоже отношения не имеет, добавляет Богданов: из бюджета компенсируют покупку любых семян, вне зависимости от их качества. «Более того, до прошлого года заводы-подработчики семян не считались производителями, и им не выплачивали субсидии за приобретенные у селекционного центра родительские формы и суперэлитные материалы, — возмущается топ-менеджер. — Если не поменяются принципы господдержки, то все заявления о замещении импорта семян останутся декларацией. Ведь сейчас производством семян может фактически заниматься любой, кто имеет землю».

Богданов утверждает, что «Кубань» не конкурирует с качественными иностранными семенами. Основной конкурент — «отечественный производитель семян низкого качества», объясняет он: «Пока у нас в ассортименте одинаковые селекционные достижения. Разница в издержках на производство: если делать качественные семена, то они в разы выше, чем при изготовлении некачественных аналогов».

В хозяйстве «Дубовицкое» (Орловская область, принадлежит «Щелково Агрохиму») два года производят семена пяти сортов пшеницы, а также гороха, гречихи и фуражного ячменя. Предприятие ориентировано на элиту, суперэлиту, первую репродукцию, рассказывает Каракотов: «Ежегодно можем производить не менее 20 тыс. т семян». Но, к сожалению, продолжает он, хотя Минсельхоз и призывает к тому, чтобы не менее 7% посевов зерновых в каждом хозяйстве занимали семена высоких репродукций, спрос на них небольшой. В 2009 году «Щелково Агрохим» не смог продать 7 тыс. т семян озимой пшеницы (первая репродукция, элита) и теперь реализует их как продовольственное зерно. Впрочем, несмотря на сложности с реализацией семян, их рентабельность — даже при продажах в качестве товарного зерна — в «Дубовицком» высокая. «Себестоимость производства зерновых (как товарных, так и семян) укладывается в 2,4 тыс. руб./т, — прикидывает Каракотов. — И даже при том, что мы вынуждены продавать семенные партии как товарные, рентабельность все равно превысит 50%".

Под урожай 2010 года в «Дубовицком» посеяли 2,5 тыс. га озимой пшеницы, рассчитывая на урожай в 15 тыс. т. Из них 12 тыс. т будут иметь семенную кондицию, надеется Каракотов. «Еще посеем 1,3 тыс. га яровой пшеницы, получив около 9 тыс. т зерна (в том числе 7−8 тыс. т семян), — делится он планами. — А также 1 тыс. т гороха и 300 т гречихи, которые пользуются высоким спросом». По двум последним агрокультурам зависимости от импорта в России нет, обращает внимание Каракотов: другое дело — сахарная свекла, подсолнечник и кукуруза. «Щелково Агрохим» хочет заработать на замещении импорта в этих сегментах: строит в Липецкой и Воронежской областях два завода по производству дражированных семян сахарной свеклы российской и западной селекции с полным циклом подготовки и подработки.

Каракотов уверяет, что эти два производства обеспечат 70−75% внутренней потребности в семенах этой агрокультуры, так как смогут производить 800 тыс. посевных единиц в год (в одной посевной единице — 100 тыс. семян; сейчас в России потребляется 1 млн посевных единиц — см. таблицу). Инвестиции только в оборудование и строительство зданий Каракотов оценивает в 1,03 млрд руб., окупаемость проекта — в 3−3,5 года. Первое предприятие планируется ввести в ноябре или декабре 2010 года, а второе — еще через полгода. В дальнейшем потребуются дополнительные вложения в селекцию, которые будут исчисляться «миллионами долларов» в год, говорит Каракотов. У компании уже есть 13 зарегистрированных гибридов, которые она и намерена культивировать.

Аграрии размножают элиту

Ростовская агрокомпания «Грейнвелл» (входит в Valars Group) выращивает для внутреннего потребления семена пшеницы, воспроизводит семена сортового рапса и льна. «Из импортной элиты или первой репродукции мы через год получаем семена сортового рапса. Также будем сеять гибриды рапса, которые производятся только в Европе — в основном в Германии и Франции», — рассказывает гендиректор «Грейнвелла» Эдуард Курочкин. Остальные импортные семена — подсолнечник, гибриды кукурузы и рапса — закупаются: на первые компания в 2009 году потратила $1,5 млн, на последние — $0,65 млн. «В России, конечно, есть участки размножения этих агрокультур, — не отрицает Курочкин, — но они плохо изолированы от рядовых посевов. Это негативно влияет на качество посадочного материала». Семенам, произведенным в нашей стране, он не доверяет еще и потому, что некоторые отечественные операторы фактически занимаются подлогом — могут добавить в семена, например, гибридов подсолнечника калиброванный товарный подсолнечник.

В волгоградской «Дельте-Агро» тоже воспроизводят семена для собственных целей, закупая элиту у семеноводческих НИИ. «У нас большие объемы производства — засеваем порядка 80 тыс. га, так что дешевле пользоваться своими семенами, — говорит гендиректор компании Азамат Далиев. — Полностью обеспечиваем себя первой и второй репродукцией пшеницы, подсолнечника, ячменя, льна и проса». «Дельта-Агро» производит крупноплодный, а не масличный, подсолнечник, поэтому ограничивается отечественными сортовыми семенами. «Если бы выращивали масличный подсолнечник, то однозначно выбрали бы импорт», — подчеркивает Далиев.

Председатель наблюдательного совета краснодарской агрофирмы «Прогресс» (обрабатывает 20 тыс. га) Александр Неженец не только размножает для собственного растениеводства закупаемые у ученых оригиналы, но также продает получаемую из них элиту и первую репродукцию семян пшеницы и сои. «Из 40 тыс. т пшеницы, произведенных в прошлом году, получили около 2 тыс. т семян и 1 тыс. т семян сои, которой вырастили 16 тыс. т», — говорит он. Их себестоимость выше, чем товарных агрокультур, в среднем на 30−40%, но и маржа неплохая, оценивает Неженец: семена пшеницы продаются на 80% (по 7 тыс. руб./т), а сои — в два раза (28 тыс. руб./т за первую репродукцию) дороже. Когда примут новый закон о семеноводстве, Россия в течение нескольких лет сможет все семена производить сама, не сомневается Неженец. Чтобы семеноводческий сектор вышел на заявленные президентом объемы отечественного производства, нужно 5−10 лет, оценивает совладелец липецкого холдинга «Сельхозинвест» Александр Жемчужников.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще