Фуражно-травяной фактор -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Фуражно-травяной фактор
Инна Ганенко
Агроинвестор
январь 2011
Животноводству придется расти на дорогих кормах

Рост цен на фураж, а также дефицит грубых и сочных кормов (вследствие которого они тоже подорожали) увеличивают себестоимость молока, мяса и замедляют рост животноводства. Производство молока в этом году может снизиться, а темпы роста птице- и свиноводства — сократиться на 6−8%. Опрошенные «Агроинвестором» сельхозкомпании и холдинги пока не собираются снижать поголовье, только повышают закупочные цены. Темпы сокращения стада ускорятся в четвертом квартале, а избавляться от КРС и свиней будут в первую очередь мелкие производители и ЛПХ, говорят эксперты. Маржа в мясо-молочном секторе, констатируют они, сокращается, перераспределяясь в пользу производителей фуражного зерна.

В августе, подсчитывая ущерб, нанесенный агроотрасли засухой и пожарами, Минсельхоз подсчитал и возможный дефицит в регионах грубых и сочных кормов. Он может превысить 14,6 млн т — 30% потребности, составляющей 44,4 млн т, следует из цифр министерства (см. таблицу «Чего не хватает»).

Дорого кормить

Татьяна Рыбалова, руководитель аналитического центра Национального союза производителей молокаСоюзмолоко»), считает оценку Минсельхоза объективной. Но обращает внимание, что осенью заготовка кормов продолжается, поэтому итоговый дефицит может оказаться меньшим. «Не понимаю, откуда у Минсельхоза эти цифры», — удивляется Елена Тюрина, гендиректор Института аграрного маркетинга. По ее словам, подсчитать нехватку незерновых кормов очень сложно — хотя бы потому, что точно не известно, сколько земель в стране используется под кормовые травы, ведь статистика по этим показателям не ведется.

Пострадавшие от засухи области в августе и сентябре, чтобы не снижать поголовье КРС, закупали сено, сенаж, силос и солому у соседей, заготавливали их на ранее не используемых пастбищах и делали ставку на изменение структуры рационов в пользу концентрированных кормов. В Челябинской области, по данным пресс-службы правительства региона, косили сено на неудобьях и повторно высаживали многолетние травы. Часть кормов местным аграриям обещали поставить Курганская и Свердловская области. Областным сельхозпроизводителям регион выделил 300 млн руб. на субсидирование сохранения стада КРС. Аграрии, к 1 июля 2011 года снизившие поголовье, должны будут вернуть субсидии в бюджет.

Мордовия к началу сентября купила в других регионах более 13 тыс. т сена, сенажа и силоса, писали «Известия Мордовии». А договоров на поставку одного только сенажа республика заключила на 150 тыс. т, пишет эта газета. Подсолнечник и кукурузу на силос Мордовия приобретала в Ульяновской области. На зимний период местным животноводам требовалось минимум 640 тыс. т кормовых единиц концентратов — по 1 т/гол. КРС. Часть этого объема планировалось приобрести в других областях, в том числе на кредитные средства.

Но заготовить / купить корма в соседних регионах захотели не все. Например, сельхозпроизводители Мордовии отказались приобретать в Томской области сено. «У нас есть возможность предоставить угодья тем регионам, которые подверглись засухе, — рассказывал томский губернатор Виктор Кресс (цитата — НИА «Томск»). — Приехали из Мордовии по моему приглашению, посмотрели, но все упирается в деньги. Хотели, чтобы крестьяне, которые здесь его заготовили, отдали бесплатно. А кто восполнит затраты?» Ранее власти Мордовии планировали приобрести в Томской области 20 тыс. т сена. Кресс летом рассказывал, что в регионе остаются неубранными 70% кормовых угодий, расположенных в поймах рек, и предлагал сельхозпроизводителям пострадавших от засухи территорий бесплатно выкашивать эти площади. Свое животноводство область обеспечит грубыми кормами полностью (32−35 ц/гол.).

Рыбалова из «Союзмолоко» знает, что большинство дефицитных территорий, и не только Мордовия, отказались от заготовки кормов для КРС в других регионах. А пользовались такой возможностью, к примеру, хозяйства Татарстана (заготавливали корм в Коми и Кировской области), но это немногочисленные случаи, говорит Рыбалова. Перевозить корма более чем на 70 км экономически невыгодно, объясняют опрошенные аграрии (см. главу «Растут затраты»).

Следствие нехватки кормов — рост цен. Фуражное зерно сейчас в среднем в два раза дороже, чем год назад, говорит Рыбалова. Цена силоса нового урожая достигла 3,5 тыс. руб./т франко-склад продавца, продолжает она, а жмых, без которого трудно обойтись при составлении рационов высокопродуктивных коров, предлагают по 12,5 тыс. руб./т. К весне жмых может подорожать до 18−20 тыс. руб./т, не исключает эксперт. При том, что выросли цены кормов, снизилось их качество, замечает она: так, в силосе «оставляют желать лучшего» показатели протеина. Выходом из положения может быть рост доли концентрированных кормов в рационах КРС (за счет фуражного зерна), но это тоже увеличивает их стоимость, объясняет Рыбалова. К тому же возникшую вследствие нехватки базовых компонентов корма несбалансированность рационов концентрированные компоненты не устранят. Поэтому Рыбалова ждет снижения не только объемов производства, но и качества молока-сырья, а также активизации забоя КРС с четвертого квартала.

Фураж есть

Дефицита зернового фуража не будет, считает гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. Потребность свино- и птицеводства он оценивает приблизительно в 30 млн т/год. Эксперты USDA, впрочем, считают иначе: в этом сельхозгоду Россия импортирует до 1,7 млн т фуража, в том числе кукурузы, ячменя и ржи (сентябрьская оценка). Ввоза фуража не потребуется, настаивают в российском Минсельхозе; в крайнем случае на рынке уже в 2011 году будет реализовано фуражное зерно из госфонда, которого там 3,1 млн т. То же говорят опрошенные «Агроинвестором» эксперты. И потом, нехватку фуража можно компенсировать продовольственным зерном, которого в 2010 году «явно собрано достаточно», добавляет Ковалев. Тем более что по себестоимости оно часто сопоставимо с фуражом, говорит он. Ковалеву известны примеры, когда животноводческие компании, собрав урожай, используют продовольственные сорта для производства корма.

От нехватки фуража пострадают в первую очередь малые и средние сельхозпроизводители, у которых нет угодий и комбикормовых заводов, указывает Тюрина. Но влияние этих игроков на рынок относительно, объясняет она: 75% свинины производят крупные агрокомпании. А они, как правило, выстраивают замкнутые производственные цепочки, включающие выращивание и переработку кормового сырья.

Если бы не эмбарго на экспорт зерновых, то производители свинины тоже столкнулись бы с нехваткой кормовых ингредиентов и резким ростом цен на них, не исключает Ковалев из Национального союза свиноводов. В сентябре дефицит фуража был в центре и Поволжье, где сосредоточены основные индустриальные мясные производства, но только потому, что туда не успели перевезти зерно из собравших хорошие урожаи регионов ЮФО, говорит он. После того как правительство начнет субсидировать его доставку из ЮФО, Северного Кавказа и Сибири, нехватки зерна у животноводов не будет, надеется Ковалев. В сентябре Владимир Путин подписал постановление о выделении 2 млрд руб. на субсидирование железнодорожных перевозок зерновых. А фуражную пшеницу и ячмень из интервенционного фонда, по словам замминистра сельского хозяйства Сергея Королева, участники рынка получат по 4,5 тыс. руб./т, когда его начнут распределять в регионах. Продажа зерна по ценам ниже нынешних рыночных будет хорошей поддержкой животноводам, одобряет Ковалев, даже если его распределение стартует в первом квартале 2011 года: «Откладывая интервенции до весны, государство дает сигнал рынку — нужно начинать, наконец, реальные [рыночные] продажи зерна нового урожая». Фураж у свиноводов в любом случае будет, делает вывод еще один эксперт агрорынка.

Губернаторы пострадавших от засухи регионов, впрочем, рассказывают об обостряющейся нехватке фуража и просят правительство быстрее распечатать интервенционный фонд. Самарская область, хоть там и выгорело 1 млн га, обеспечит себя грубыми кормами и продовольственной пшеницей, докладывал Путину губернатор этого региона Владимир Артяков в середине сентября. «Но нам нужно 500 тыс. т фуражного зерна для сохранения поголовья КРС», — подытожил он. В сентябре глава Мордовии Николай Меркушкин сообщал Путину о дефиците в республике корма, в том числе фуражного зерна. Всего Мордовии не хватает 412,7 тыс. т кормовых единиц — 28,8 ц/гол., подсчитали ранее власти региона. При доставке кормов из Краснодарского края, сетовал Меркушкин на встрече с премьером, их стоимость увеличивается на 30−50%. Для участников рынка важно, где будет закуплен корм — «из интервенционного фонда или нет, и [если да, то] сколько», — объяснял он. Поэтому не исключено, что интервенции начнутся раньше, дал понять Путин на встрече с Меркушкиным: «Нужно все-таки ускорять продажу из резервного фонда».

Растут затраты

В башкирской «Артемиде» (4 тыс. КРС) урожайность зерновых и кормовых агрокультур снизилась из-за засухи в разы, сетует Игорь Катеренчук, гендиректор компании. «Не хватает порядка 3 тыс. т фуражного зерна, недостаточно сенажа, сена, силоса», — говорит он. Общую нехватку кормовых запасов директор оценивает в 30−40% потребности хозяйства. Недостающие объемы он планирует докупить. Сколько — зависит, по его словам, от господдержки. Если выделят субсидии на приобретение кормов, то «Артемида» сохранит поголовье, хотя продуктивность коров все равно снизится на 10−20%. «А не будет выплат — придется забивать товарный скот, чтобы иметь деньги на сохранение остатка маточного поголовья», — объясняет глава компании: за два месяца фураж в регионе подорожал на 30% и, вероятно, прибавит в цене еще 10%. В любом случае на 10−15% подорожает молоко и мясо, не сомневается Катеренчук: в их себестоимости корм превышает 50%-ную долю.

Другое хозяйство региона, «Забарив-Агро», содержит 4 тыс. мясного КРС и из-за засухи тоже не смогло заготовить достаточно кормов, хотя обрабатывает 17 тыс. га. «Сена почти нет, не хватает ячменя, — разводит руками Рустам Зартдинов, председатель совета директоров компании. — Придется докупать, но не рацион, а фактически товарный подсолнечник, который будем сами рубить на силос и сенаж». Это все, на что хватит средств. Зартдинов понимает, что в таком корме не будет достаточных для племенных животных полезных свойств, а значит, приплод получится мельче. «Но нам важнее сохранить кормовую базу для основного стада», — объясняет он. Поголовье «Забарив-Агро» сохранит, но от увеличения стада откажется: компания продала 500 телок, которые могли бы в следующем году дать приплод.

В хозяйствах мордовской «Талины» (27 тыс. га) урожайность зерновых из-за аномальных погодных условий снизилась с 36 ц/га в прошлом году до 10,2 ц/га в нынешнем, а сбор в 2010-м составил 25% объема 2009-го, рассказывает президент холдинга Виктор Бирюков. В прошлые годы «Талина» продавала часть урожая, а теперь покупает зерно, чтобы кормить более 90 тыс. свиней. Для КРС, которого у компании 10 тыс., в Мордовии, Владимирской и Ивановской областях приобретаются солома (стоит 1 тыс. руб./т), сено, сенаж и силос (примерно по 3,5 тыс. руб./т).

Ульяновская «Красная звезда» (2,3 тыс. КРС) все корма заготовила на своих 11 тыс. га, покупать на рынке не пришлось, рад директор Александр Братяков. «Зерна для производства кормов собрали достаточно, хотя урожайность снизилась до 8 ц/га с 18−20 ц/га, — рассказывает он. — На силос закладывали кукурузу. [Ее хватило, хотя] урожай получился в 3 раза меньшим, чем в 2009 году. Есть прошлогодний запас сена и соломы, за счет него и продержимся». Закупать он планирует только солому, свекольный жом, жмых и патоку, чтобы обогатить рацион и не снижать качество молока. Братяков прогнозирует 20%-ное сокращение привесов КРС, но рассчитывает сохранить дойное стадо и объем производства. А вот себестоимость сдержать не удастся — она вырастет минимум на 30% (с 11 до 14 руб./л). «У нас нет выхода: растут затраты», — доказывает Братяков. Нужно обслуживать инвестиционные и оборотные кредиты, большинство техники хозяйства закуплено в лизинг, стоимость зерна выросла по сравнению с прошлым годом в два раза, жмых подорожал в три раза, а солому теперь приходится привозить за 70 км, перечисляет он. Единственное, что, по мнению директора, могло бы остановить рост отпускных рост цен на молоко, — прямые госдотации на уровне 5 руб./л.

О двукратном росте цен на зерновой фураж говорит и член совета директоров липецкого «Сельхозинвеста» Александр Жемчужников. «Проблема не в том, что его не хватает, а в том, что цена резко подскочила, — объясняет он. — В прошлом году средняя расчетная стоимость фуража была 2−2,5 тыс. руб./т, сейчас — минимум 4,5 тыс. руб./т. Есть прогнозы, что он подорожает до 6 тыс. руб./т». Для 5 тыс. свиней и 500 дойных коров компании нужно до 10 тыс. т/год зерна, которое она покупает. Такое, как сейчас, повышение цены на фураж увеличит себестоимость свинины в 1,5−2 раза (до 63 руб./кг), приблизив ее к цене реализации, опасается Жемчужников. С рационом КРС ситуация лучше — у «Сельхозинвеста» свои кормовые угодья, которых хватило для заготовки нужного объема. Купить травяные корма было бы проблематично, знает Жемчужников: в регионе их почти не продают — прежде всего потому, что перевозка на расстояние более 10 км для покупателя нерентабельна.

Хозяйствам пермского агрохолдинга «Ашатли» (10 тыс. КРС, посевы -13,9 тыс. га) не хватает 3,5 тыс. т зерна, зато грубыми и сочными кормами они обеспечили себя полностью, рассказывает директор по маркетингу Ксения Зуева. Тем не менее компания собирается увеличивать долю однолетних трав, а зерновой клин — сокращать. «Это позволит снизить себестоимость одной кормовой единицы», — поясняет Зуева: зерно дорожает, и в августе его цена в регионе доходила до 7,5 тыс. руб./т против 3,5 тыс. руб./т весной. Травы, по наблюдениям Зуевой, тоже подорожали, но не так сильно — «процентов на 30». В планах «Ашатли» не сокращать поголовье, а, наоборот, до конца года приобрести 500 голов молочного скота. Как и другие сельхозпроизводители, холдинг увеличил цену на молоко — с 12 руб./л летом до более чем 14 руб./л в середине сентября.

Какие последствия

Вследствие нехватки и удорожания кормов Тюрина из Института аграрного маркетинга не исключает замедления роста мясного животноводства и небольшого сокращения молочного производства в 2010 году. В птицеводстве темп увеличения производства может замедлиться с 18% до 10%, в свиноводстве — с 14% до 7−8%. «Снижения в этих секторах не ожидается. Забоя скота на крупных предприятиях тоже не будет», — надеется Тюрина. Национальный союз свиноводов, наоборот, не ждет замедления роста свино- и птицеводства. А вот 50%-ное удорожание кормов — вполне реальный факт, согласен с Тюриной Юрий Ковалев. «Но этого следовало ожидать, — размышляет он. — Ведь в последние два года зерновики несли убытки, часто продавая свою продукцию ниже себестоимости. В условиях рынка такое не могло продолжаться долго». Теперь маржа, которая была сосредоточена у ритейла, переработчиков и животноводов, перераспределится в пользу производителей зерна, считает глава союза.

По прогнозу Минсельхоза, объем производства молока-сырья в этом году, несмотря на засуху, сохранится на уровне прошлого года — около 32,7 млн т. У аналитиков «Союзмолоко» нет сомнений, что производство снизится. Насколько, они не берутся оценивать, пока не появятся окончательные данные о том, сколько кормов для КРС смогли заготовить все регионы.

От 5 до 6 млрд руб.
дополнительных целевых (на покупку кормов) субсидий выделят с 1 января 2011 года хозяйствам, которым удалось сохранить поголовье скота, пообещал в сентябре премьер-министр Владимир Путин.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще