Цена вопроса — вопрос цены -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Цена вопроса — вопрос цены
Дария Харитонова
Агроинвестор
январь 2011
Молоко в этом году подорожало, а прибыли нет, говорят животноводы

После засухи росийские цены на молоко-сырье сравнялись с ценами в Евросоюзе. Но молочные животноводы говорят об отсутствии прибыли и даже убытках: рост цен на корма и жара, снизившая продуктивность КРС и качество сырья, увеличили себестоимость литра в 2−2,5 раза, тогда как цена на молоко выросла в среднем на 30−35%. Однако засуха почти не затронула развитые животноводческие регионы Сибири и северо-запада, говорят эксперты. К концу 2010 — началу 2011 года расположенные в них хозяйства могут начать генерировать стабильную прибыль — при условии, что замедлятся темпы роста цен на корма и будет зимнее увеличение молочных тарифов.

Повышение цен на сырье в так называемый период «большого молока» возможно в России только в форс-мажорных обстоятельствах, говорит руководитель информационно-аналитического центра «Союзмолоко» Татьяна Рыбалова: «В 2010 году этим обстоятельством стала аномальная жара». ЧС из-за засухи объявляли в 41 регионе, напоминает она. В некоторых областях еще до засухи, в июне, осадки уже составляли только 10% месячной нормы, а с ее началом — в июле — прекратились. И все это на фоне аномально рекордных высоких температур — по словам директора Росгидромета Романа Вильфанда, рекордных за 130 лет метеонаблюдений.

Что было в засуху

При этом, указывает Рыбалова, территории с режимом ЧС играют «серьезную роль» в производстве молочных продуктов: на 1 октября 2010 года в этих регионах было сосредоточено около 60% российского поголовья коров, которые произвели по итогам трех кварталов текущего года более 40,6% сырья, или свыше 15 млн т. Очевидно, если бы не аномальная жара, показатели были бы заметно выше. Из 10 крупнейших регионов-производителей (сельхозорганизации) пять признаны пострадавшими. Это Татарстан, Башкортостан, Удмуртия, Нижегородская и Кировская области. Основной прирост производства молока в стране в последние годы был у Татарстана, продолжает Рыбалова. Но там осадки прекратились в середине апреля, а к концу мая большая часть пастбищ была истощена, в некоторых районах республики уже было негде выпасать скот, описывает она. Похожая ситуация была и в Башкортостане, подтверждает владелец местного агрохолдинга «Артемида» Игорь Катеренчук: фермы с пастбищным содержанием КРС в этом году снизили валовый надой в два раза.

Таким образом, многие регионы вошли в засуху ослабленными неблагоприятными условиями погоды и с истощившимся запасом кормов. Ситуацию усугубила аномальная жара: высокая температура отрицательно сказывается на продуктивности коров. Как объясняет Рыбалова, оптимальная температура для содержания КРС — в пределах +16…+18оС. От жары и духоты у коров снижается аппетит, как следствие — падают надои и качество молока. В результате рост надоев летом не превысил в среднем 1%. С января по август (данные Росстата) производство молока в стране снизилось на 1,2% в сравнении с тем же периодом 2009 года — до 22,7 млн т.

В липецком агрохолдинге «Трио» в месяцы аномальной жары (июль-август) производство молока упало на 10−15%. Только к середине октября, по словам управляющей молочным животноводством компании Лидии Королевой, получилось выйти на прежние объемы. А в «Артемиде» из-за выгорания пастбищ валовый надой молока на фермах с пастбищным содержанием рухнул в два раза, вспоминает Катеренчук.

«Ценовая встряска»

Реакцией рынка на дефицит молока, тем более в летний период, стало повышение закупочных цен. В предыдущие годы из-за увеличивавшегося предложения летом цены на сырье сокращались примерно на 10% по сравнению с зимним сезоном, а в 2009 году они вообще стали ниже на 20%. Но в 2010-м, по данным Росстата, средние базовые цены сельхозорганизаций на молоко упали не более чем на 7%: с 11,87 тыс. руб./т в апреле до 10,9 тыс. с руб./т в августе. Но это средний показатель: в некоторых регионах цены не только не снижались, но и росли. В августе сырое молоко стоило 12,8 руб./кг — на 35% дороже, чем в тот же месяц годом ранее (график «Средние цены»).

По словам предправления «Союзмолоко» Андрея Даниленко, в октябре средняя минимальная базовая цена литра молока 1 сорта не опускалась ниже 11 руб. «Верхним адекватным пределом — ценой, по которой переработчики переманивали к себе производителей, — можно назвать 17−18 руб./л, — рассказывает Даниленко. — А на Камчатке, например, этот показатель вообще был 30 руб./л». Сейчас базовая цена за литр молока в среднем составляет около 14−15 руб., добавляет он. Средняя закупочная цена, как и летом, остается примерно на 30% выше, чем в прошлом году. «Артемида» продает молоко со старых ферм по 13 руб./л (год назад — 9 руб./л), а с мегафермы — по 15,5 руб./л (было 11 руб./л), рассказывал в октябре Катеренчук. У компании «Агроресурс молоко» Воронежской области цена на молоко-сырье с июня по октябрь выросла больше чем на 30% — с 10,3−10,5 руб./л до 13,8 руб./л. Рост цен закономерен, а повышательная тенденция началась еще до засухи, рассуждает Даниленко: «Цена не столько поднялась, сколько вернулась к уровню конца 2007 года — периода, предшествовавшего резкому падению. Тогда молоко тоже стоило примерно 14−15 руб./л (базовые характеристики), как и сегодня». То, что произошло, Даниленко называет «ценовой встряской», выравнявшей цены на сырье в России и Евросоюзе. И теперь, говорит он, внутренние цены, в отличие от прошлого года, «создают условия» для рентабельности молочного производства.

Разные регионы

Рост цен, впрочем, необязательно приводит к увеличению прибыли участников рынка молока-сырья. У многих затраты выросли быстрее, чем закупочные тарифы: многие сельхозпроизводители не смогли заготовить корма в необходимых объемах, а зерновые и жмыхи подорожали в 1,5−2,5 раза, указывает Рыбалова. По состоянию экономики молживотноводства можно разделить хозяйства на две категории, говорит Даниленко (см. таблицу «Разные молочные результаты»). В зависимости от того, как засуха и жара повлияли на конкретный регион, различаются и возможности аграриев использовать нынешнюю конъюнктуру цен. В пострадавших регионах цены комбикормов увеличились на 5−6 руб./кг, и с осени темп их роста опережает темп роста цен на молоко-сырье, поясняет глава «Союзмолоко».

Осенью и к концу года стабильно прибыльными оставались хозяйства регионов, не сильно пострадавших от засухи и в 2009 году создавшие большие запасы консервированных кормов, следует из комментариев, которые участники рынка дали корреспонденту «Агроинвестора». В компаниях регионов, затронутых засухой, жалуются на нулевую и отрицательную доходность несмотря на индексацию закупочных тарифов. Вместе с кормами на 50−60% выросла себестоимость производства, сетует Игорь Катеренчук из «Артемиды» (см. врез с его комментарием). «Цена молока выросла на 20−25%, а на корма — более чем наполовину, — сравнивает гендиректор «Агроресурс молоко» Денис Кам. — Поэтому даже при базовой стоимости литра в 14 руб. молочное животноводство все равно генерирует убыток». Даже если зимой закупочные тарифы вырастут еще, то цены на корма все равно нивелируют этот эффект, думает он. Хозяйству как пострадавшему от засухи выделили субсидию (3 млн руб.), но этих денег, по словам Кама, едва хватило на корма для дойного стада — 1 тыс. КРС.

У липецкого «Трио» из-за 2−2,5-кратного подорожания кормов прямые затраты на производство молока выросли с 6−7 руб./кг до 12−14 руб./кг, рассказывает совладелица компании Евгения Уваркина. «Прибавьте к этому инвестиции, требуемые для возврата кредита (4−5 руб./кг), и получится, что себестоимость нашего молока выросла с 12−13 руб./кг до 17−19 руб./кг, — говорит она. — Конечно, существовавшая базовая цена, 12 руб./кг, не окупала инвестиций: даже с надбавками за сортность мы получали не более 14−16 руб./кг». Покупатели сырья — ВБД и «Юнимилк» — согласились повысить на 2 руб./кг базовый тариф, продолжает Уваркина, «но даже теперь мы балансируем между минусом и нулевой рентабельностью».

У владельца холдинга «Подгорнов и К» Полиэкта Подгорнова хозяйства в двух областях: Ярославской и Вологодской. В первой собрано только 30% планируемого урожая зерновых, почти нет второго укоса многолетних трав, а вместо своих комбикормов (5,5−6 руб./кг) теперь приходится закупать более дорогие — по 12 руб./кг с доставкой, расстроен Подгорнов. «Работаем в убыток, — вторит он главам других пострадавших хозяйств. — Ведь базовая цена на молоко выросла всего на 1,3 руб./л. Корма дорожают быстрее». По итогам IV квартала убыточность сохранится, ожидает Подгорнов: себестоимость сырья в ярославском хозяйстве превысит 17 руб./л, в то время как цена, с учетом надбавок, будет ниже — 16,5−16,8 руб./л.

Кому повезло

Хозяйства северо-запада, Сибири и некоторых центральных регионов чувствуют себя увереннее, но их руководители утверждают, что прибыли все равно нет. В вологодском хозяйстве «Подгорнова и К» запаслись кормами самостоятельно, а жмыхи пришлось купить по 10,5 руб./кг (в 2009 году стоили 2,5−3,8 руб./кг). При базовой цене 12,8 руб./л вологодская ферма, в отличие от ярославской, «без напряжения выходит в ноль», говорит Подгорнов. Благодаря росту цен на молоко ситуация просто вернулась на уровень начала года, когда была нулевая маржа, считает директор «Рассвета» (Московская область) Сергей Драчев. Такие хозяйства, как эти, по словам Андрея Даниленко, к концу 2010 — началу 2011 года вполне могут начать генерировать прибыль — если замедлятся темпы роста цен на корма и будет сезонное (зимнее) увеличение молочных тарифов. «У нас цена на молоко поднялась на 20%, а комбикорма стали дороже на 35−40%. Так что даже если молоко и дальше будет расти в цене, то комбикорма подорожают быстрее, и прибыли мы не увидим», — не верит Драчев. «А мы не выиграли и не проиграли, — рассуждает владелец тверской компании «Дмитрова гора» Сергей Новиков. — Цена молока выросла на 25% до 13,5 руб./кг, но и почти в два раза стали дороже корма, составляющие 55% себестоимости. В результате засухи урожайность наших полей упала в два раза, вдвое стала выше и себестоимость молока. Избежать убытка помогает только наличие объемных кормов — силоса и сенажа, которыми мы запаслись ранее». Чтобы была прибыль, базовая цена должна быть 14−15 руб./л, подсчитал Новиков.

В числе регионов, которым повезло больше, Даниленко называет Алтайский, Краснодарский и Ставропольский края: засухи и аномальной жары там не было, что дало местным хозяйствам возможность заготовить корма, к тому же там хорошо развито молочное животноводство. Темпы роста цен на молоко-сырье превышают темпы удорожания корма, заготовлены собственные корма, прибыль увеличивается, доволен гендиректор кубанской компании «Суворова» Александр Маркин. Поделиться с «Агроинвестором» цифрами он, впрочем, отказался.

Гендиректор ставропольского «Приволья» Василий Машкин и Владимир Функнер, владелец одноименного алтайского КФХ, не заметили роста закупочных тарифов — просто этим летом они не снижались. «Приволье» реализует молоко по базовой цене 13 руб./л, «Функнер» — 12 руб./л, те же цены были зимой и весной 2010 года. Машкин, впрочем, уверен, что в декабре-январе, когда в личных хозяйствах начнутся отелы, дефицит молока-сырья станет ощутимее, и вот тогда можно рассчитывать на повышение цен. Пока же закупочная цена на его предприятии не изменилась, так как еще продолжается поступление молока из личных хозяйств и дефицита его в регионе не ощущается. Сейчас рентабельность продаж у компании — в пределах 3−5%.

Как инвестировать

Однако такой рентабельности для инвестиций в развитие недостаточно, говорит Машкин. Вот если базовая цена поднимется до 14−15 руб./л, то он приобретет 300 венгерских голштинов по 90 тыс. руб, чтобы полностью укомплектовать комплекс на 1 тыс. КРС дойного стада. А если такая цена будет и дальше, то можно заняться откормом бычков, мечтает глава «Приволья». «Вкладывать в новые проекты или что-то достраивать мы не будем даже при высоких ценах на молоко: в любом случае они нестабильны, что не дает нам уверенности в завтрашнем дне», — высказывается Маркин из «Суворова». Денис Кам из «Агроресурс молоко» считает комфортной для инвестиций базовую цену 17−18 руб./л. При таком тарифе он готов увеличить стадо в два раза, до 2 тыс. КРС, и достроить замороженный в 2008 году мегакомплекс, рассчитанный на это поголовье, на что компании требуется 250 млн руб.

Комментарий
Игорь Катеренчук, владелец агрохолдинга «Артемида»
Наше предприятие в 2010 году недополучило зерна на 35−40 млн руб. Урожайность яровых была не выше 4−5 ц/га при обычных 20 ц/га. Озимых собрали 16 ц/га. В общей сложности урожайность зерновых получилась максимум 20 ц/га вместо 35−38 ц/га в предыдущие годы. Корма, составляющие около 50% себестоимости молока-сырья, пришлось закупать на стороне — в 2,5−2 раза дороже, чем в прошлом году. И это при том, что в отличие от 2009 года у нас уже не было своих запасов зерна и сена. Ячмень в 2009 году стоил порядка 3 руб./кг, сейчас закупаем по 7,5 руб./кг.
Таким образом, если раньше себестоимость молока на старых фермах компании, не обремененных кредитными вложениями, составляла до 4,53−5 руб./л, то сейчас она выросла до 10 руб./л. А на новом мегакомплексе «Артемиды» с учетом «тела» кредита себестоимость — 15−16 руб./л. В итоге мы, можно сказать, ничего не имеем от выросших цен на молоко и в целом балансируем на грани рентабельности. При базовой цене 14−15,5 руб./л и 17 руб./л с надбавками за сортность мегаферма работает в ноль, а старые фермы — в минус.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще