Молочно-племенной вопрос -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Молочно-племенной вопрос
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
июль 2011
Как племпоголовье влияет на окупаемость молочных инвестпроектов

Серьезным инвесторам в молочный бизнес не обойтись без племпоголовья: ремонт стада своими животными дешевле, чем приобретаемыми. Но многие инвесторы неправильно формируют стада, экономят на племматериале, делают другие ошибки и в результате создают впечатление, что вкладывать в молочный бизнес рискованно, а то и бессмысленно. При грамотном же менеджменте окупаемость новой фермы начинается от 5 лет — срока, сравнимого с возвратом инвестиций в свино- и птицекомлексы, указывают эксперты.

По наблюдениям замгендиректора Ассоциации по совершенствованию черно-пестрого и айрширского скота (АСЧАР) Натальи Синицыной, на вновь создаваемые молочные фермы инвесторы, как правило, завозят племскот из Голландии, Германии, США, Канады или импортируют эмбрионы от элитных матерей. Средняя цена зарубежной нетели — $2,5 тыс. Риски есть в обоих случаях, говорит Синицына: иногда до 10% поголовья гибнет еще при транспортировке, а из-за непродуманной инфраструктуры, отсутствия нормального кормления и ухода много животных может погибнуть в первый же год. Средняя приживляемость эмбрионов по мировым показателям не превышает 50%. А если стадо не подготовлено, есть проблемы с его здоровьем и содержанием, то процент успешных трансплантаций еще ниже, предупреждает Синицына. По ее словам, финансовые риски инвесторов минимальны при использовании третьей модели — семени быков-производителей: средняя оплодотворяемость — около 75%. Но так племенное стадо формируют в основном для действующих предприятий, а не для стартапов, указывает Синицына.

Как формировать

Ведущий специалист Центра развития и поддержки молочного животноводства (Dairy Support Center — DSC) Александр Радионов считает оптимальной модель формирования стада на основе подбора семени. Ведь импортный скот с хорошей генетикой у нас не всегда умеют правильно акклиматизировать и содержать, а тем более кормить, говорит он. Лучшая модель формирования стада — эволюционная: постепенная замена поголовья с улучшением генетики, уверен первый замгендиректора племпредприятия «Московское» Александр Ермилов. Инвесторы, покупая старую ферму, где есть какое-то поголовье, часто стремятся сразу поменять стадо на более продуктивное и завозят новых животных. При этом они не учитывают, в каких условиях содержания и ухода будет нуждаться такое стадо. Поэтому периодически можно слышать, что на такой-то ферме в первый-второй год погибло 40−50% завезенных животных, рассказывает Ермилов. «Быстрая смена поголовья ни к чему хорошему не приводит, — констатирует он. — Люди должны научиться работать с новым скотом». В среднем, по его оценке, для перехода к принципиально новому (генетически) стаду нужно 6−7 лет. В остальном, продолжает Ермилов, неважно, откуда завозить скот — с Запада или покупать у отечественных племзаводов; главное — выбирать качественных животных. Выбор зависит только от квалификации специалистов компании-покупателя, подчеркивает Ермилов: «Можно у нас купить хороших животных, а можно и из Америки привезти что попало». Проблемы с акклиматизацией, добавляет Радионов, тоже связаны не с климатом, а с отсутствием в России академической школы работы с молочным скотом.

Комплектовать животноводческие хозяйства отечественными коровами неэффективно, потому что наша генетика сильно отстала от западной, высказывается исполнительный директор компании ОТЭК (импорт скота) Максим Ефремов. «Я не слышал, чтобы племзаводы разводили животных для регулярных и массовых продаж, — говорит он. — Они поддерживают статус [племенных предприятий], но рассчитывать на них как на поставщиков более-менее крупных партий скота, особенно генетически передового, невозможно». Вместе с тем племзавод обязан продавать минимум 10% племенных нетелей.

У «Шихобалово» (Владимирская область) есть статус племзавода по черно-пестрой голштинизированной породе. Животных завозили с 2006 года из Дании и Голландии. Но продавать 10% племживотных не получается, сетует руководитель цеха животноводства Алексей Гришин. Российские коровы могут не уступать импортным в качестве, но проигрывают в цене, говорит он: хозяйство закупало нетелей в Европе примерно по 90 тыс. руб., а аналогичные животные в России обошлись бы в 120 тыс. руб./гол. «По сути, у нас в стране нет скота, а если и есть, то очень дорогой», — резюмирует Гришин.

В том, что в России нет телок и нетелей с высокой генетикой, уверена и зоотехник-селекционер племзавода «Трудовой» (Саратовская область) Надежда Ковынева. Конечно, в Московской или Ленинградской области можно купить животных с надоями 8−9 тыс. кг/год, но и здесь проблема — эти регионы неблагополучны по лейкозу, разводит руками она. Поэтому племзавод предпочитает импортировать животных. В 2007—2008 годах из Венгрии завезли больше 1 тыс. нетелей, в прошлом — еще почти 600 голов, в ближайшее время планируют привезти 1 тыс. из Эстонии и Германии. Животные обошлись примерно по 100 тыс. руб., вспоминает замдиректора компании Татьяна Коппель. Сейчас общее поголовье племзавода — 6 тыс. КРС, в том числе 2,8 тыс. — дойное стадо, которое планируется увеличить до 4 тыс. Средний надой в «Трудовом» — 6,5 тыс. кг/год. Как и «Шихобалово», племенных животных компания почти не продает — увеличивает собственное стадо. По расчетам Коппель, импортные животные окупаются примерно за три лактации. В прошлом году голштины в третью лактацию дали в среднем по 7,8 тыс. кг молока. В ивановском племрепродукторе «Возрождение» (ярославская порода) отечественной генетикой довольны. Результат — 5−7 тыс. кг молока на корову в год.

Свой бык не нужен

Во многом на успех молочно-сырьевого инвестпроекта влияет выбор способа осеменения. Естественную случку используют единичные небольшие фермы. Редко быков для получения семени покупают и компании, имеющие большие стада. Но в таких компаниях, как правило, считают экономически выгодным решением приобретение не быков, а семени, в том числе сексированного (разделенного по полу для получения исключительно телочек). Ввоз быков — тоже не проблема, уверен Радионов из DSC, проблема — их стоимость: хорошие импортные животные стоят несколько миллионов рублей каждое, а не очень хороших и у нас много. По части быков-производителей Россия серьезно отстает от развитых стран, а с развитием геномики на Западе отставание растет с каждым днем, беспокоится гендиректор компании «Альта Дженетикс Раша» (поставка семени) Дмитрий Посунько. В России проблемы не столько с быками, сколько с достоверностью оценки животных, уверена Синицына из АСЧАР: «В мире оценка ведется по большому количеству показателей — с помощью метода BLUP (лучший линейный несмещенный прогноз) или Animal model. У нас же ее делают методом «дочери-сверстницы» [сравнение продуктивности дочерей быка-производителя с продуктивностью их сверстниц при одинаковых условиях содержания и кормления — «АИ"], существующим с 1980-х годов. Поэтому российский бык изначально неконкурентен по отношению к быку, оцененному в любой другой стране». «Московское» в прошлом году продало 1,2 млн доз семени. За последние пять лет продажи выросли более чем на 40%, рассказывает Ермилов, компания купила новое оборудование, позволяющее более точно идентифицировать быка-производителя, и заменила поголовье. Теперь импортируются быки, прошедшие оценку по потомству в Европе, США и Канаде, говорит он. Цены на семя зависят от оценки животных по потомству и сильно колеблются: раз в полгода каждого быка на предприятии переаттестовывают. В среднем доза семени быка европейского качества стоит 100−120 руб., прикидывает Ермилов, максимум — 200 руб. А семя животных, не представляющих селекционного интереса, можно купить дешевле, чем за 50 руб.

Большинство инвесторов в животноводство неправильно формируют племстада и принимают ошибочные решения при покупке семени, уверена Синицына: часто пытаются экономить, но дешевый бык может не дать желаемого результата, который вывел бы проект на точку безубыточности и в перспективе позволил бы получать прибыль. Цена семени связана не только с оценкой быка, но и с его востребованностью в мире, объясняет эксперт: «Например, доза семени быка из топ-100 мировых лидеров [своей] породы не может стоить меньше $20». А если на племматериал такого животного есть еще и очередь и от него получают мало семени, то цена может быть в несколько раз выше.

Быков, а не семя обычно покупают племпредприятия. Владельцам товарных ферм нет смысла завозить дорогого быка: он может дать намного больше доз семени, чем нужно хозяйству, рассказывает Ефремов из ОТЭКа. «Если нетелей мы поставляем примерно по €2−3 тыс./гол., то быки стоят €5−100 тыс./гол. и дороже, а некоторые подтвержденные улучшатели породы, проверенные по потомству, вообще не продаются», — отмечает он.

Плохо считают деньги

В подавляющем большинстве случаев инвесторы, особенно так называемые непрофильные, неправильно подходят к вопросу комплектования стада, констатируют опрошенные «Агроинвестором» участники рынка. Делая ошибки и неся необоснованные затраты в ходе реализации инвестпроектов, они создают общее впечатление, что молочное животноводство трудноокупаемо, а вкладывать в него рискованно или бессмысленно. «Но, как правило, почти все ошибки — следствие неграмотности специалистов [которым такие инвесторы доверяют свои проекты], — указывает Ермилов. — Корова может доиться 5−6 лактаций, а часто получается только 1−2. Значит, есть объективные причины, но в них мало кто разбирается: всем важно, чтобы корова быстрее начала генерировать прибыль. Но молочное животноводство — это не добыча золота. Тут длинный период окупаемости, поэтому для развития этого бизнеса должны прежде всего измениться взгляды инвесторов и их подходы к развитию таких проектов». По оценке Ефремова из ОТЭКа, при правильном планировании, обоснованном комплектовании стада, соблюдении технологий и т. д. окупаемость молочного проекта сравнима с птице- и свиноводческим и составляет минимум 5−6 лет.

Непрофильные инвесторы неправильно комплектуют племенные стада, соглашается Радионов из DSC. «В целом племпоголовье положительно влияет на окупаемость инвестиций, — говорит он. — Но для этого нужно обеспечить хорошее кормление, сделать вентиляцию в коровнике, соблюдать ветеринарные и санитарные правила, грамотно управлять стадом». Серьезным инвесторам, добавляет Радионов, не обойтись без племенного поголовья: ремонт стада своими животными намного дешевле, чем приобретаемыми. Кроме того, продажа племмолодняка приносит дополнительную прибыль, а содержание таких животных дотируется, добавляет Ковынева. Причем затраты на кормление и содержание высокопродуктивного племенного стада аналогичны затратам на низкопродуктивное, указывает Синицына из АСЧАР.

Риски сексирования
Если инвестор хочет получить для фермы больше телочек, то лучше использовать сексированное семя, советует Синицына из АСЧАРа, но осеменять им можно только один раз и только телок. По мнению Радионова, сексированное семя — в принципе хорошее решение для развития молочного бизнеса. Но все зависит от реализации: «У нас повсеместно нарушают правила работы с таким семенем, совершая непоправимые ошибки. Низкий процент оплодотворений сексированным семенем связан в основном не с его качеством, а с несоблюдением технологий и правил осеменения». К тому же сексированное семя в России не производят.
Ермилов из «Московского» скептически относится к использованию этого семени. «Его оплодотворяющая способность на 15−20% ниже, чем у обычного, то есть при работе с сексированным вы можете получить лишь 30% оплодотворений, — говорит он. —  К тому же хозяйства, использующие его, должны соответствовать самым строгим ветеринарным и санитарным требованиям. При этом цена сексированного семени — 2−2,5 тыс. руб. за дозу — весьма внушительна». Сексированное семя рекомендуют использовать компаниям с 85−90%-ным выходом телят. «Да при таком высоком выходе вообще не требуется сексирования! — восклицает Ермилов. — С этим показателем и ремонт стада обеспечишь, и бычков на откорм поставишь, а, может, и как племенных их потом продашь. Так что в экономической выгоде сексированного семени я не уверен».
В «Трудовом» эти затраты считают оправданными, несмотря на высокую стоимость сексированного семени. «У нас 60% удачных оплодотворений, — довольна Ковынева. — А оставшихся телок оплодотворяем обычным семенем, получаем примерно поровну бычков и телочек. В итоге [с учетом применения двух видов семени] у нас выход телочек — порядка 80% вместо 50% при использовании только обычного». Компания покупает сексированное семя по 1,8 тыс. руб. за дозу, простое — по 350−400 руб., хотя простое семя лучшего быка Америки в прошлом году брали по 1 тыс. руб. Дочери этого производителя высокопродуктивные и используются в среднем шесть лактаций, радуется Ковынева. «Шихобалово» пока использует простое семя, но планирует покупать сексированное. «Несмотря на все риски, мы посчитали, что это выгоднее: благодаря большему выходу телок мы сможем увеличить продажу молодняка», — уверен Гришин.
На российском рынке острый дефицит племенного молодняка, поэтому многие инвесторы и используют сексированное семя для получения большего числа телок на продажу, объясняет Посунько из «Альта Дженетикс Раша». «Даже при высокой стоимости одной дозы (1,6 тыс. руб.) и относительно небольшом проценте осеменений — результат в среднем на 10−20% ниже [чем при использовании простого семени] - нынешний уровень цен на молодняк (в среднем 90−130 тыс. руб./гол.) полностью оправдывает активное использование сексированного семени», — резюмирует он.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще