Неправильные коровники -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Неправильные коровники
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
сентябрь 2013
Как инвестировать в молочное животноводство

Молочное животноводство малопривлекательно для инвесторов — этот бизнес не без основания считается проблемным: цены молока волатильны, вложения окупаются больше 10 лет, нужно учитывать много технических и технологических нюансов, а любая незначительная ошибка может привести к финансовым потерям. Надои, а значит и доходы компании, могут снизиться всего лишь из-за грязных проходов, сквозняков или неудобных подстилок для животных.

По данным Минсельхоза, с 2006 года введено более 2,5 тыс. новых и реконструированных животноводческих комплексов. Но если в промышленном свиноводстве почти все современные проекты строились с нуля, то в молочном животноводстве, по словам проектировщиков, примерно 50% объектов — это реконструкция старых коровников 1960—1970-х годов. Такие фермы могут работать неплохо, но достичь максимальной продуктивности на них вряд ли получится. «Даже удачно реконструированная ферма не может на 100% соответствовать современным технологическим требованиям, а реконструкция иногда не влияет на рентабельность производства. В таких случаях получается, что деньги тратят, а не инвестируют, — говорит гендиректор компании «Агротехкомплект» (проектирует и строит фермы, поставляет оборудование) Ольга Сахарова. — Если лет 10 назад в стены старых типовых коровников пытались вписывать новые беспривязные технологии, затрачивая на реконструкцию по 5−30 млн руб., то теперь многие инвесторы поняли, что проще и выгоднее строить новый комплекс».

Производство молока считается невыгодным как раз из-за того, что большинство инвесторов вкладываются в поддержание старых ферм, где невозможно или крайне сложно иметь хорошие показатели рентабельности, а всерьез заниматься молочным животноводством хотят единицы, поддерживает Сахарову руководитель проекта «Мансурово» (Курская область) Наталья Харитонова. В декабре компания планирует запуск новой фермы на 1,2 тыс. коров. По ее словам, многие делают схожие ошибки — не в последнюю очередь из-за того, что в отечественной корпоративной культуре не принято делиться секретами успеха и тем более рассказывать об ошибках: «Наши агрохолдинги почти все делают с пометкой «коммерческая тайна». Мало кто согласится говорить правду о каких-то своих просчетах, чтобы предостеречь других».

Обосновать инвестиции

Молочное животноводство, в отличие от растущих птице- и свиноводства, остается малопривлекательным для инвесторов. Гендиректор ивановского «СПК им. Дзержинского» Гаджи Занутдилов связывает это с волатильностью цен на молоко, необходимостью больших инвестиций при их долгой окупаемости и сложности работы в молживотноводстве: нужно учитывать очень много нюансов. В феврале предприятие запустило телятник на 600 КРС, потратив на строительство 22 млн руб., а три года назад реконструировало молочный комплекс (600 коров) за 99 млн руб. По подсчетам Занутдилова, эти затраты окупятся за 7−8 лет, и многое будет зависеть от цены молока. «Если в 2007 году базовая цена была 14 руб./л, то в 2008-м она упала до 8 руб./л, — вспоминает он. — В 2008—2009 годах мы сработали в убыток. Осенью прошлого года цены вышли на уровень 16−17 руб./л, получили прибыль. Но выросли и расходы: жмыхи стоили 14 руб./кг вместо 5 руб./кг, постоянно растут тарифы на электроэнергию. В таких [непредсказуемых] условиях сложно работать, поэтому молочное животноводство мало кого привлекает».

На старте проекта необходимо оценить экономическую эффективность, советует замгендиректора «ГК АСК» (проектирование и строительство ферм, поставка оборудования) Андрей Лазаревич. По его словам, можно построить дорогой комплекс, который будет долго окупаться, зато технологически не устареет и через 10 лет, ферма будет рентабельной и производительной. А можно потратить в разы меньше на «бюджетный» комплекс, однако в среднесрочной перспективе он будет намного менее эффективен. «Обоснование инвестиций — очень важный этап, — добавляет главный инженер проектного института «Башгипроагропром» Андрей Петров. — Если не проводить маркетинговых исследований, то у инвестора не будет понимания эффективности проекта, что приведет к принятию ошибочных решений». По словам Петрова, часто заказчики фермы не представляют себе всех затрат на строительство и запуск объекта. Чтобы понять эти затраты и оценить их, можно обратиться к специалистам, которые сделают технико-экономическую инсталляцию. «Такую работу могут выполнить люди, имеющие опыт постройки аналогичной фермы или комплекса и знающие, каких затрат ждать на том или ином этапе проекта», — приводит он пример. Однако в России такой консалтинг не пользуется спросом, сожалеет Петров.

По словам Лазаревича, если инвестор считает свой уровень знаний достаточным, то может и сам определить, как и какой комплекс строить. Но часто бывает так, что просчитать финансовую составляющую он способен, а вот разобраться в технологических нюансах — нет. Тогда лучше привлечь специалистов. Иначе теоретически правильный проект может стать технологически ошибочным — из-за нехватки квалифицированных кадров в команде, отсутствия понятных регламентов и рекомендаций по строительству, желания сэкономить и т. д., перечисляет Лазаревич.

В «СПК им. Дзержинского» заранее проанализировали, как будут переводить реконструированный коровник на беспривязное содержание, и саму технологию. «Ездили в другие хозяйства, посещали спецсеминары, изучали опыт, сравнивали, — говорит Занутдилов. — В итоге добились поставленной цели: надои растут, производительность труда увеличилась в 4−6 раз». Сыграло роль и то, что Занутдилов по специальности технолог — имея такое образование и опыт, легче принимать производственные решения.

На чем нельзя экономить

Выбирая проектную и строительную организацию или поставщика оборудования, хорошо посмотреть на уже реализованные ими проекты, говорит Андрей Лазаревич из «ГК АСК». Если с вами охотно делятся информацией, значит, можно надеяться, что проект будет реализован грамотно, считает он. На то же указывает Сахарова из «Агротехкомплекта»: сейчас много компаний-проектировщиков и поставщиков оборудования, но прежде чем подписывать контракт, инвестор должен убедиться, что у потенциального партнера действительно есть опыт строительства и он сможет взять на себя ответственность за правильное функционирование будущего предприятия.

На проектирование молфермы приходится 30−50% общего срока реализации проекта — от получения первых исходных данных до ввода в эксплуатацию, делится опытом Петров из «Башгипроагропрома». При этом в бизнес-планах предпроектные и проектные работы — только 3% стоимости капстроительства. Поэтому экономить лучше не на проекте, а на строительных решениях, советует он.

Первый шаг — обсуждение техзадания с проектной организацией. Можно обратиться в консалтинговую компанию, где помогут рассчитать финансовую сторону, определить риски и т. д. «Решающую роль в выборе решения могут сыграть фактор трудовых ресурсов или, к примеру, местоположение будущего объекта, — рассуждает Лазаревич. — Предположим, компания хочет поставить молокопровод. В этом случае нужно учесть, что потребуется много людей, но зато это минимизирует инвестиции [так как не нужны новые здания]: как правило, молокопроводы ставят в старых реконструируемых помещениях».

Проектное задание должно учитывать наличие, качество коммуникаций и необходимость их подведения, геодезию, розу ветров и многое другое, ведь на основании этого задания потом разработают проектную документацию, рассказывает Петров. Без проекта и заключенных договоров с проектной, строительной организациями и поставщиком оборудования невозможно получить кредит — как правило, банки требуют подтверждающих документов и контрактов. Одна из ошибок, которые допускают инвесторы, — занижение строительных габаритов зданий, чтобы сократить затраты на строительство и защитить проект, однако о комфорте коров при этом забывают, сетует коммерческий директор проектировочной и строительной компании. В результате из-за неудобств животные испытывают стресс, снижаются их иммунитет и продуктивность.

Часто инвесторы рассматривают строительство фермы с доильного зала, не уделяя внимания коровникам, делится наблюдениями Сахарова из «Агротехкомплекта»: «Конечно, зал — один из основных и самых дорогих объектов. Однако там корова только отдает молоко, а производит его в коровнике. Поэтому именно от условий содержания во многом зависят надой и качество продукта». Важность родильного отделения и выращивания новорожденных телят тоже необоснованно игнорируют, замечает коммерческий директор другой проектировочной компании: из-за отсутствия опыта откладывают создание этих мощностей или копируют аналогичные проекты, не интересуясь их эффективностью. Нередко владельцы уверены, что достаточно взять у поставщика технологий готовый проект и просто «привязать его к месту», согласен Петров из «Башгипроагропрома». Или, пытаясь сэкономить, привлекают для проектировочных работ не обладающие достаточным опытом организации, говорит он.

По его словам, есть еще одна крайность: инвестор прислушивается только к мнению европейских специалистов — производителей материалов и технологий, не учитывая местные особенности. Но на Западе, например, не делают центрального отопления доильных залов. «В наших же условиях такой подход неприемлем — зимой, учитывая российский климат, замерзают все — и люди, и животные, а оборудование раньше выходит из строя, — продолжает Петров. — Два-три года эксплуатации такого объекта обязательно потребуют новых проектных решений для исправления ситуации, а значит, дополнительных капвложений». Кроме того, из-за несоответствий нашей правовой базы технологическим требованиям европейских поставщиков проектировщикам приходится лавировать между передовым мировым опытом и устаревшими отечественными нормативами, это общая для всех проектов проблема, напоминает Петров.

Когда в «Мансурово» решили создавать молочно-товарную ферму, многие коллеги советовали скорее начинать стройку. Однако холдинг потратил полтора года на выбор технологии, проектировщиков, разработку и доработку проекта, рассказывает Харитонова. На стадии проектирования бывают самые серьезные ошибки, которые потом трудно исправить, поясняет она. При строительстве компания хеджировала риски, добавляет руководитель проекта: «На все строительные работы у нас гарантия два года. А возможные изъяны проекта проявляются в первый год эксплуатации комплекса».

Снесет крышу

Затраты на технологическое оборудование составляют значительную часть стоимости проекта. Освоив большой бюджет при строительстве, инвестор после его завершения пытается снизить затраты на оборудование — например, уменьшает площадь боксов для отдыха, и животные в них не помещаются, либо ското-места тесны. «Из-за снижения комфорта в боксах компания столкнется с повышенной выбраковкой коров, а их недостаточный отдых из-за неудобных или жестких матов приведет к потерям молока», — описывает коммерческий директор проектировочной компании.

В коровниках с холодным содержанием нельзя прокладывать водопроводные трубы по воздуху, приводит он еще один пример технологической ошибки. Даже утепленные, зимой они часто замерзают, а значит, вода не поступает, нарушается режим поения КРС, снижается продуктивность. Лучше вести трубы в земле, ниже слоя промерзания, рекомендует он. А при «холодном» содержании в коровниках замерзает навоз, что ведет к сбоям систем его удаления: покрытия становятся скользкими, растет травматизм стада, добавляет Сахарова.

Если неправильно сделать систему вентиляции, рассчитать воздухообмен по минимальным нормам, на чем-то сэкономить, то в коровнике будет повышенное содержание аммиака, что негативно повлияет на здоровье животных и их продуктивность, приводит свой пример Лазаревич из «ГК АСК». А вследствие чрезмерной вентиляции коровы зимой мерзнут, в помещении сквозняки. «При проектировании фермы обязательно нужно обратить внимание на розу ветров — для правильного расположения здания, чтобы нормально работала система естественной вентиляции, — объясняет он. — Бывает, при строительстве не учитывают сильных ветров, и в коровниках сносит крыши или покрытие». «Еще, — продолжает Лазаревич, — в нашей практике был случай, когда инвестор строил комплекс на 1,2 тыс. КРС и проигнорировал рекомендации по оконным проемам, установке штор и т. д. Решив сэкономить, сделал свои конструкции из поликарбоната, но оказалось, что они не работают. Теперь в коровнике безумная влажность и мало воздуха».

Петров из «Башгипроагропрома» замечает, что продуктивность животных на 20% зависит от условий содержания — освещенности, микроклимата, наличия сухих мест отдыха. Он вспоминает, как одна компания построила новый комплекс в Башкирии, животных для стада скупила у мелких разрозненных ферм, а приоритетом вложений сделала не генетику, а качественное содержание — и добилась хороших результатов.

Правильно кормить

Еще одна серьезная ошибка инвесторов — недостаточное внимание к кормам, говорит Сахарова из «Агротехкомплекта». По ее словам, нужно помнить принцип современных систем содержания: мест у кормового стола меньше, чем животных в коровнике. Поэтому корм должен быть на столе постоянно. Нелишне учитывать и то, что при беспривязном содержании коровы едят больше, чем на привязи, так как активнее двигаются. Важно правильно подбирать оборудование. Харитонова рассказывает, как сельхозпредприятие из Тульской области купило импортные бункеры для хранения комбикорма с пневмозагрузкой, но сэкономило, приобретя к ним российскую технику, которая не подошла к бункерам. Пришлось вырезать люки, еще что-то придумывать, и в результате техника работает неэффективно, есть потери корма, подытоживает она.

Другая проблема — кормов больше, чем нужно, но коровы их не едят или потребляют плохо. Это может быть связано с низким качеством корма или с условиями содержания, предполагает Сахарова, если, к примеру, в помещении душно, много аммиака. Получается, что коровы теряют аппетит, а владелец фермы — молоко и деньги. При использовании некачественного корма — плесневого, загрязненного микотоксинами и пр. — хозяйство получает проблемы со здоровьем стада: от диареи до тяжелых заболеваний нервной системы, от обострения хронических инфекций до нарушения репродуктивных функций и падежа.

Вопрос генетики и качества скота тоже не праздный, добавляет Сахарова: «Не стоит надеяться, что коровы, которые давали вам 2 тыс. кг молока в год в старом коровнике, раздоятся до 9 тыс. кг/год на новой или реконструированной ферме. Инвестируя в реконструкцию [и меняя технологию], стоит задуматься о ремонте стада, а начиная новый проект — внимательно отнестись к генетике». В «СПК им. Дзержинского» при переходе на беспривязное содержание в реконструированном комплексе возникли проблемы: 40% поголовья было инфицировано вирусом лейкоза, поэтому при смене технологии стадо решили обновить. КРС купили в Германии и Венгрии, но у коров начались болезни конечностей. Правда, по словам Занутдилова, с болезнями удалось справиться.

Не увязнуть в отходах

Коммерческий директор проектировочной компании вспоминает «нетипичную ошибку» одного из участников рынка: он попытался организовать содержание коров с большим количеством соломы на полах, чтобы получать подстилочный навоз с высоким ее содержанием. Из навоза компания собиралась делать биогумус. «Результат такой: биогумуса еще нет, однако коровам уже некомфортно из-за тракторной системы удаления навоза, — описывает собеседник «АИ». — Сейчас этот инвестор планирует установить скреперную систему, а солому в навоз добавлять после его удаления из коровника».

Коммерческий директор компании «Биокомплекс» Сергей Перегудов рассказывает о распространенных ошибках, связанных с удалением, переработкой и утилизацией навоза. Как и при строительстве свинокомплексов, инвесторы в молочное животноводство часто вспоминают о системе удаления навоза только в процессе строительства, что ведет к задержке реализации проекта и негативно сказывается на себестоимости молока. «Длина навозных каналов может составлять сотни метров, а поскольку влажность навоза, как правило, 92−94%, то для его успешного удаления нужно правильно рассчитать уклон и сечение канала, — говорит он. — Если допустить ошибки, то он постепенно заилится и система перестанет работать. Проблемы, возникающие из-за неправильного проектирования каналов, можно решить, повысив влажность навоза. Однако воды тогда потребуется в 2−3 раза больше его объема». В этом случае вырастут затраты не только на воду, но и на внесение в поля кратно увеличившегося объема навоза, а также потребуется вкладывать в строительство больших, чем ранее планировалось, навозонакопителей.

Перегудов также рассказывает о случаях заиливания каналов удаления, из-за чего уровень навоза поднимается до пола коровника. Тогда невозможно использовать скреперы для удаления навоза, а в помещениях развивается антисанитария. Скопившийся навоз невозможно складировать в лагунах: его приходится убирать вручную или выдвигать тракторами на площадки рядом с корпусами, а это тоже дополнительные затраты. Исправление таких ошибок обходится хозяйствам крайне дорого, знает Перегудов: иногда приходится полностью переделывать систему удаления навоза, а работу фермы на этот период полностью останавливать.

Из чего строить
Большое значение имеет материал, из которого строится ферма. Проекты в бетоне — «прошлый век», уверена Сахарова из «Агротехкомплекта». Этот материал, говорит она, обладает высокой теплопроводностью — летом жарко, а зимой холодно. В таких помещениях много конденсата и аммиака, что негативно влияет на здоровье животных и сотрудников ферм. Деревянные коровники распространены в Европе, в них хороший микроклимат. Но у нас, в условиях агрессивной среды, дерево придется защищать или тщательно контролировать влажность в помещении. Кирпич считается самым проверенным и привычным строительным материалом, однако в регионах с холодными зимами придется делать двойную кладку и использовать утеплитель. И то, и другое удорожает проект. Плюс сэндвич-панелей — их простота и быстрота сборки конструкций. Однако оцинкованное покрытие не подойдет для агрессивной среды коровника, говорит Сахарова.
Директор новосибирской фермы «Таежное» Николай Губинский рассказывает, что самый новый его комплекс построен в 1992 году, самый старый — в 1970-х. Недавно компания получила кредит на строительство молкомплекса с беспривязным содержанием на 600 КРС. «Мы в течение полугода анализировали, из чего строить, — вспоминает он. — Рассматривали кирпич, металлоконструкции с сэндвич-панелями, бетон. Но остановились на дереве. Так у нас будет идеальный микроклимат: зимой нет минусовых температур, а летом — перегрева».


Не ходят по навозу
На новых фермах в первый и второй годы эксплуатации часто разрушается бетон на полах навозных проходов. Значит, неправильно выбран бетон или нарушена технология монтажа, указывают строители и проектировщики. Еще проблема может быть связана с проведением работ в холодное время года: когда наступают теплые месяцы, неуплотненный грунт под полом проседает, изменяется прямолинейность навозного прохода, что приводит к некачественной уборке навоза скреперными установками. Эту ситуацию можно исправить, постелив в проходе мягкое эластичное резиновое покрытие. Однако срок его эксплуатации из-за ошибки с бетоном сократится с 10 лет до 4−5-ти. Но искать выход из ситуации в любом случае придется — коровы не любят грязных проходов: от этого начинаются болезни копыт, животные испытывают дискомфорт, стараются реже подходить к кормовому столу и поилкам. Результат — недополучение молока и снижение его качества.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще