Ветеринарная угроза инвестициям -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Ветеринарная угроза инвестициям
Инна Ганенко
Агроинвестор
июнь 2012
Как болезни влияют на реализацию животноводческих проектов

Несмотря на развитие технологий, реализация инвестиционных проектов в свино- и скотоводстве связана со многими ветеринарными рисками. Полностью ликвидировать заболевания нельзя — защитить инвестиции можно, точно соблюдая технологии и имея правильно подобранный квалифицированный персонал, говорят эксперты и участники рынка.

Ущерб отрасли от недооценки эпизоотической угрозы в животноводстве (молочном, мясном скотоводстве и свиноводстве) оценивается не менее чем в 15−20% ее потенциальной продуктивности, рассказывает гендиректор консалтинговой компании «Диагенис» Роман Костюк. Вследствие болезней снижается вероятность успешного осеменения и/или гибели животного в продуктивном возрасте, затягиваются сроки осеменения, у заболевших животных сокращаются надои, привесы и пр., поясняет он. Занимаясь животноводством, каждый инвестор должен помнить, что животное является объектом и субъектом распространения/атаки заболеваний, напоминает Костюк: «Некоторые имеют летальный характер для скота, молодняка, плода. Другие наносят бизнесу экономический ущерб из-за резко снижающейся продуктивности и здоровья этих животных. Источником же инфекции может быть все, что сопутствует производственному процессу».

Болеют свиньи

Большой угрозой биобезопасности для промышленного свиноводства является африканская чума свиней (АЧС). Страхование животных от этого риска обходится дорого, увеличивая затраты бизнеса, а инвесторы будут стараться не размещать производства в регионах, где фиксировались вспышки АЧС (их 24, см. врез на стр. 47) либо есть риск ее возникновения. Ликвидировать болезнь можно, только полностью избавившись от свиноводства в мелких и средних хозяйствах, уверен президент Мясного союза Мушег Мамиконян. Но пока речь идет не о ликвидации АЧС, а о том, можно ли остановить дальнейшее распространение болезни, следует из заявлений отраслевых чиновников. В 2012 году, «по самому оптимистичному прогнозу», Россельхознадзор ждет до 50 новых очагов и распространения вируса по границе с Ленинградской областью, говорил ранее замруководителя службы Николай Власов. По пессимистическому предполагается около 100 вспышек; АЧС перекинется на Южный Урал, в Казахстан и на Украину. В 2011 году в России было до 40 вспышек. Скорость распространения вируса — 80 км/год.

Россельхознадзор настаивает — пока безуспешно — на принятии федеральной целевой программы борьбы с АЧС и лоббирует переподчинение себе региональных ветслужб (сейчас они самостоятельны). Регионы пытаются бороться с вирусом самостоятельно. Например, правительство Ростовской области — одной из самых неблагополучных по АЧС территорий — подготовило программу, рассчитанную на два ближайших года, стоимостью 48,7 млн руб. По данным Минсельхозпрода региона, за два последних года поголовье свиней сократилось с 970 тыс. до 530 тыс. Только в 2011 году 72 свиноводческих хозяйства прекратили работу, то есть примерно столько же, сколько действует в области сейчас. Программа не предполагает ликвидацию свиноводства в личных хозяйствах и КФХ — в ней записаны постоянный мониторинг состояния поголовья и его перепись.

Краснодарский край, где в первом полугодии вспышек АЧС было больше всего, выделяет на 2012 год 300 млн руб. для противодействия болезни. Меры, о которых рассказывали власти региона, — рост штрафов за нарушение ветзаконодательства, более эффективный контроль над перемещением животных и продукции свиноводства, организация утилизации отходов в населенных пунктах и сертифицированных убойных пунктов. За последние три года в крае уничтожили более 113 тыс. заболевших АЧС свиней. На одном только племзаводе «Индустриальный» в этом году ликвидировали больше 35 тыс. животных.

В Белгородской области, где сосредоточено больше 13% российского поголовья свиней, придумали, пожалуй, самый простой и действенный способ решения проблемы АЧС. В прошлом году региональные чиновники написали программу снижения поголовья в ЛПХ и КФХ: промышленные производители свинины, по их замыслу, должны будут выкупить животных у этих хозяйств по среднерыночным ценам. Возможно частичное финансирование этих мероприятий бюджетом региона. К 2014 году свиней в белгородских ЛПХ должно остаться 12 тыс. (сейчас — 70 тыс.), в КФХ — только 600 против 4,4 тыс. сейчас. В перспективе свиней в личных хозяйствах не должно остаться совсем, настаивают чиновники облдепартамента АПК.

Для инвестиций в свиноводство АЧС опаснее всего, признает глава ставропольского представительства «Агрико» Владимир Погадаев. «Победить инфекцию можно только запретив содержание свиней в частных подворьях и прочих хозяйствах, которые не обеспечивают нужного уровня биобезопасности, — согласен он с белгородскими властями. — Свиноводство должно развиваться только в промпредприятиях, где соблюдают все нормы и закупают генетически защищенный материал». Ставропольский край, где у компании свинокомплексы, тоже неблагополучен по АЧС. По словам Погадаева, свиней «Агрико» закупает в США — это генетически устойчивый к АЧС материал, объясняет он. С 2008 по 2011 год холдинг привез 5,1 тыс. таких животных стоимостью $30−40 тыс. каждое. В конце года компания будет содержать 350 тыс. свиней вместо 80 тыс. сейчас. «Рост мощностей обойдется в 4,2 млрд руб., не считая стоимости поголовья», — уточняет Погадаев. «Агрико» установила строгий пропускной режим, дезбарьеры, обязала сотрудников не содержать свиней и готова на любые дополнительные затраты, связанные с защитой от АЧС, уверяет он — в отличие от этой, остальные болезни лечатся или вакцинируются. Комплексы холдинга работают в режиме закрытого предприятия.

АЧС — прямая угроза для инвестиций, согласен Евгений Михеев, гендиректор агрохолдинга «Нива. Михеев и К» (Нижегородская область). Он потратил 90 млн руб. на реконструкцию старого комплекса (10 тыс. свиней) и его перевод на закрытый режим. Комбикормовый завод сейчас находится внутри предприятия, а зерно туда отгружают без въезда машин на территорию. Прежде чем вырабатывать корм, зерно обеззараживают, нагревая до +95 градусов. Отходы утилизируют в соседнем районе, отправляя туда биоконтейнерами. Затраты на защиту от болезней увеличивают себестоимость минимум на 20%, сетует Михеев.

При правильном ведении индустриального бизнеса АЧС — не основная проблема, убеждает член экспертного совета по ветеринарии Национального союза свиноводов Александр Духовский. Вспышки чумы на промпредприятиях единичны, и в них инвесторы должны винить только себя: значит, не была обеспечена защита, говорит он. При соблюдении на закрытом предприятии всех правил биобезопасности Духовский не видит рисков распространения АЧС, но только если такое предприятие находится в благополучном регионе. В таких территориях, как Краснодарский, Ставропольский края и Ростовская область эпизоотические риски, конечно, все равно есть, признает он.

Духовский дает несколько советов инвесторам — прежде всего ранее не занимавшимся свиноводством: не игнорировать биологические особенности животных, стараясь «выжать» максимальную продуктивность, и ввозить их на новый свинокомлпекс из одного источника, чтобы был уравновешен микробный фон. Как только последнее правило нарушается, начинаются вспышки, предупреждает он: как правило, инфекции возникают в хозяйстве при неправильном формировании стада или его ремонте, а не заносятся извне. Это такие заболевания, как репродуктивно-респираторный синдром, актинобацилярная плевропневмония и энзоотическая пневмония. По словам Духовского, падеж скота от перечисленных болезней бывает в десятки раз чаще АЧС, но предприятия не афишируют такие случаи, из-за чего о них редко становится известно. По технологии норма падежа животных при новом поголовье — в пределах 1−1,5%, тогда как известны факты гибели до 15−17% откормленных взрослых свиней, сравнивает Духовский.

Идеальный вариант — один раз ввезти максимально чистое поголовье и работать с ним несколько лет, получая от него гибриды, заключает он.

Болеет КРС

Планируя молочный проект, инвестору следует учитывать статус интересного ему региона по инфекционным заболеваниям скота. Бруцеллез, лептоспироз и другие вирусные инфекции опасны ослаблением организма и обострением бактериальных болезней, говорит Роман Костюк из «Диагениса». Болезнь, как правило, не бывает только одна, объясняет он: организм животного, ослабленного одной, хуже сопротивляется другим, менее опасным. Пример — некробактериоз. Это часть микрофлоры рубца животного и при правильном содержании не развивается. Если корову неправильно кормят, плохо обрабатывают копыта и держат в сыром помещении, то начинается провал микрофлоры рубца, некробактериоз развивается и становится опасен. Главный фактор развития многих заболеваний — нарушения правил содержания, кормления и обслуживания животных, говорит Костюк.

Евгений Шутарь, ведущий специалист Центра развития и поддержки молочного животноводства (Dairy Support Center), выделяет три группы опасных для инвестирования болезней КРС: заболевания репродуктивной системы, молочной железы и копыт коров. Животные — носители возбудителей некоторых таких болезней часто подлежат выбраковке. Снижает показатели инвестпроектов неправильное содержание и кормление скота, чаще всего импортного. «Коров оттуда привозят с высоким генетическим потенциалом, но в первые три года от этого поголовья может почти никого не остаться, — говорит Шутарь. — Уже в первый год выбраковка составляет до 30% [приобретенного стада]". А вот инфекционные болезни — такие как язва, бруцеллез, ящур — не представляют собой большой угрозы, продолжает он: все хозяйства вносят их в планы профилактической вакцинации. Для КРС намного опаснее незаразные болезни, вызванные нарушением содержания и кормления, указывает эксперт.

По данным Центральной научно-методической ветеринарной лаборатории, с 28 марта по 4 апреля этого года регистрировалось 47 очагов бруцеллеза. Все случаи связаны с заболеванием КРС в Северной Осетии, Чечне, Астраханской, Оренбургской и Саратовской областях. На Северную Осетию пришлось 66% очагов, при этом все заболевшие животные содержались в ЛПХ, сообщал Россельхознадзор. В феврале и марте на территории Приморского края регистрировалось несколько очагов ящура, двумя годами ранее уничтожившего 2 млн КРС в расположенной недалеко Южной Корее (врез «Ящур по соседству»).

Еще одно заболевание — лейкоз — искоренить крайне трудно, убедился Михеев из «Нивы». Его компания создавалась из разорившихся хозяйств, где уже был больной или инфицированный лейкозом КРС. Полностью выбраковать старое стадо не разрешили, дает понять Михеев, и пришлось обновлять его постепенно, а значит, нельзя было быстро избавиться от лейкоза. К тому же его переносят клещи и он передается с кормами. Поэтому животных в агрохолдинге не пасут, а стадо весь год питается монокормом. Чтобы лейкоз не распространялся при прививках, используются только одноразовые шприцы. Противолейкозные мероприятия обходятся «Ниве» в 1,5 млн руб./год, или 800 руб./гол. Потери из-за недополучения молока вследствие болезни в три раза больше — 4−5 млн руб., уточняет Михеев. «Слактис» (Псковская область, проект Великолукского молкомбината) закупал поголовье за рубежом — крупными партиями по 2−4 тыс. КРС, поэтому пришлось брать стадо у нескольких поставщиков. Но это не сказалось на заболеваемости, уверяет финдиректор Максим Ванин, а процент выбраковки получился 4−5% — «меньше, чем в среднем по статистике». Компания снизила риски возникновения болезней и процент падежа, так как закупала молодняк (лучше переносит перевозку и карантин), а не нетелей, как часто делают инвесторы, говорит Ванин. Когда привозят нетелей, проект запускается быстрее, но возрастают и риски потери поголовья, объясняет он.

В 24 регионах — АЧС
С 2007 года болезнь фиксировалась в 24 регионах. Всего в стране выявлено более 250 неблагополучных пунктов и 37 инфицированных вирусом объектов. При ликвидации очагов АЧС уничтожено более 440 тыс. свиней.
Ящур по соседству
В 2010 году эпидемия ящура в Южной Корее вынудила власти страны уничтожить более 2 млн КРС. Она началась в конце ноября 2009 года, а к январю 2010-го ящур обнаружили у животных 4155 ферм и хозяйств. По официальным данным, экономический ущерб от забоя скота — на уровне $1,8 млрд.
Прогнозы неблагоприятны
Россельхознадзор составил прогноз распространения особо опасных болезней животных. Сценарий распространения АЧС ведомство называет неблагоприятным, а риск — высоким. На 2012 год прогнозируется в среднем 55 вспышек заболевания. Прогноз по ящуру также неблагоприятный, риск заноса в Россию средний. За последние два года ящур регистрировался в 68 странах. Все пограничные с Россией государства, кроме Азербайджана, в 2010—2011 годах считались неблагополучными по ящуру, и фиксировался занос инфекции в Забайкальский край. Основными мерами борьбы с ее распространением остаются поддержание противоящурной буферной зоны и проведение мониторингов.
Классическая чума свиней (КЧС) тоже имеет неблагоприятный прогноз, высок риск возникновения новых очагов. В два последних года вспышки КЧС были в трех округах: ЦФО, ЮФО и ПФО. Заболевали домашние и дикие животные. Прогнозируемое количество вспышек на 2012 год — 9: 5 — в домашней популяции, 4 — в дикой фауне.
Неблагоприятный прогноз дан относительно распространения блютанга, риск возникновения новых случаев в России оценен как средний. За 2010−2011 годы блютанг диагностировали в 13 странах, не считая России. За последние пять лет в нашей стране — СКФО, ЦФО, Приволжье и на Урале — каждый год выявляли положительно реагирующих или больных блютангом животных. Сейчас наибольший риск возникновения блютанга, по данным Россельхознадзора, связан с импортом КРС из стран Европейского Союза.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще