Новая русская говядина — II -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Новая русская говядина — II
Инна Ганенко
Агроинвестор
ноябрь 2014
Эксперты уверен, что как только будут масштабированы нынешние стартапы и пойдет производство, нас ждет такой же взрывной рост спроса на охлажденную говядину, как когда-то на свинину.
При сравнимом с австралийским и американским мясом качеством, наша говядина может быть в 1,5−2 раза дешевле
Фото: Ю. Эйвазова

Драйверами роста потребления российской охлажденной говядины могут стать сегмент HoReCa, который сейчас закупает только импортное мясо, и розничные покупатели из центра и европейской России. Во многом поэтому крупные проекты откорма, такие как «Мираторг», «Албиф» или «Ангус» — размещены в центральных регионах. Производители обещают качественную говядину по цене, близкую к цене свинины, — от 150 руб./кг.

Рост производства «мясной» говядины становится новой модной темой для российских властей. Страна сможет самостоятельно производить большую часть объемов «качественной и доступной по цене» говядины, на которую есть внутренний спрос, уже к 2018−2020 году, выражал уверенность курирующий АПК вице-премьер Аркадий Дворкович вскоре после своего назначения. Впрочем, он же называл сроки окупаемости (более 10 лет), при которых вкладываться в этот бизнес будет далеко не каждый инвестор. Одна только реализация каждого проекта откорма КРС, по его словам, займет около пяти лет. Впрочем, власти рассчитывают, что господдержка сделает такие проекты привлекательнее для частных инвестиций. В агрогоспрограмме на 2013−2020 годы предусмотрена поддержка племенной работы, включающих развитие мясного скотоводства экономически важных региональных программ, субсидирование инвестиционных кредитов на строительство и реконструкцию объектов мясного скотоводства (см. таблицу «Главный инвестиционный стимул»).

Хорошие перспективы развития производства мяса КРС, по оценке Дворковича, на Алтае, Дальнем Востоке и в Сибири, где есть подходящие земли под пастбища.

Все больше импорта

Сейчас сектор выглядит депрессивным: инвестиций в нем мало, окупаемость на 4−5 лет превышает сроки субсидированного кредитования, а производство падает. По данным Intesco Research Group (IRG), в 2011 оно, включая субпродукты из говядины, снизилось на 6%. При этом производство парного и охлажденного мяса КРС составило всего 236,7 тыс. т. В этом году ничего не изменится — производство сократится примерно на столько же, считает Лилия Хикматуллина, ведущий маркетинговый аналитик IRG. Кроме того, есть выраженная — причем растущая — зависимость рынка от импорта, говорит аналитик: с 2009 по 2011 год она выросла с 4,7% до 12,5% в сегменте свежего и охлажденного мяса КРС. В сегменте замороженного, которое используют переработчики, доля импорта намного выше и тоже не сокращается. Всего Россия ввозит по 800 тыс. т говядины в год, следует из данных ИКАРа. Теперь, вероятно, импорта будет еще больше. «После вступления в ВТО по категории высококачественной говядины могут начать ввозить обычную», — опасается руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин.

Но перспективы производства стандартизированной качественной говядины в России, несмотря на риски таможенно-тарифного регулирования, очень хорошие, продолжает Юшин: есть сформированный спрос. Объемы рынка говядины (включая импорт) сейчас на уровне 2,4−2,5 млн т/год, оценивает он. Реализация заявленных новых проектов может дать прибавку в пределах 100−150 тыс. т/год. Но из-за длительного цикла производства эти объемы выйдут на рынок не раньше чем через пять-семь лет, уточняет Юшин. В отношении перспектив спроса с ним соглашается аналитик ИКАРа Михаил Григорьев. По его мнению, драйверами потребления российской охлажденной говядины могут стать сегмент HoReCa (он полностью обеспечивается импортным мясом) и — с ростом доходов населения — розничные покупатели из центра и европейской России. Во многом поэтому большая часть новых проектов откорма КРС реализуется в центральных регионах, указывает аналитик.

Сейчас доля мясного скота в общем поголовье, по данным ИКАРа, не превышает 2,5%. Чтобы закрыть платежеспособный спрос на качественную говядину, достаточно увеличить ее до 10−15% стада, прикидывает Григорьев. А по данным Национальной мясной ассоциации, мясного КРС с учетом помесного сейчас 10%, тогда как несколько лет назад было всего 2%. Нынешний показатель можно увеличить в несколько раз, уверен Юшин. В странах с большими территориями мясные коровы составляют 2/3, а иногда ¾ поголовья КРС, знает глава фермерского хозяйства «ДиК» Андрей Давыдов, около 10 лет занимающийся в Калужской области воспроизводством такого скота.

А нужно ли инвестировать?

Мушег Мамиконян, президент Мясного союза России, настаивает, что на проекты откорма КРС не должны идти государственные средства: «Высококачественная говядина — продукт для обеспеченного класса, тогда как сейчас нужно решать задачу обеспечения питанием социально незащищенного населения. Для этого есть птице-, свиноводство и молочное животноводство». Производство говядины должно быть инициативой частных инвесторов, готовых рисковать своими деньгами, полагает он. Юшин объясняет, что говядина — это не только стейки для состоятельных россиян. «Только 10% мяса в туше является действительно дорогим, остальное же продается не намного дороже, чем та же свинина, — говорит он. — А сейчас в магазинах часто невозможно найти хоть какую-нибудь говядину, не говоря о ее качестве и ассортименте».

В последние 15 лет цены говядины и свинины действительно сопоставимы, а государство, субсидируя мясное скотоводство, косвенно снижает ее стоимость для населения, рассуждает Мамиконян. Зачем это делать, если покупатели говядины, как правило, если не состоятельные, то устойчиво платежеспособные люди, не понимает он. И потом, такая поддержка, доказывает Мамиконян, сокращает возможности роста свиноводства, мешает поддержанию эффективности птицеводства и, главное, не позволит развивать молочное животноводство. «Низкая цена на говядину напрямую затрагивает молочно-сырьевую отрасль, так как приводит к существенным трудностям при сбыте шлейфа молочного стада», — говорит Мамиконян: если хозяйства при продаже телят, бычков или коров на убой получают небольшой доход (на что они повсеместно жалуются), то получается, что низкодоходные продажи увеличивают затраты на основной продукт — молоко. Депрессивное финансовое состояние многих его производителей в постсоветский период отчасти было следствием дешевизны говядины, считает эксперт.

Развитие сетевой розницы способствует формированию потребительского спроса на разные, в том числе «бюджетные», отруба качественной говядины, у которой будет массовый покупатель, настаивает Юшин. Как только будут масштабированы нынешние стартапы и пойдет производство, нас ждет такой же взрывной рост спроса на охлажденную говядину, как когда-то на свинину, полагает он. «Свинина тоже не относится к дешевому мясу, но ее потребление за последние пять лет выросло на 50%, — приводит пример эксперт. — А шесть лет назад у розничного покупателя не было не денег, а выбора: в стране отсутствовала качественная свинина — в упаковке и разделанная на разные части. Теперь выбор есть. То же будет с качественной говядиной». Премиальные куски с удовольствием будет брать общепит, а низкосортные отруба могут быть востребованы сектором переработки, думает Юшин.

Давыдов считает, что сектор мясного КРС нуждается в господдержке. По его мнению, она должна заключаться прежде всего в помощи созданию семейных ферм с землями по 100−200 га, на которых будет примерно по 50 коров мясного направления. А крупным мясным скотоводам нужно, чтобы государство взяло на себя инфраструктурные затраты при создании ферм, говорит Юшин. Также очень важна поддержка подготовки технологических, производственных кадров и менеджмента новых производств. Например, из бюджетов можно компенсировать расходы на повышение квалификации работников ферм и убойных предприятий, благо затраты на эту меру не ограничены правилами ВТО (входит в «зеленую корзину»), добавляет Юшин.

Примеры проектов

Современные комплексы по откорму КРС, кроме зданий для содержания мясных пород, должны включать в себя мощности по хранению и переработке кормовых ингредиентов, а также специализированные помещения для ухода за молодняком, описывает гендиректор пензенской компании «Дамате» Римантас Мацкевичюс. Это предприятия промышленного типа с поточной технологией и полным производственным циклом, уточняет он. Самая эффективная мощность таких предприятий — на уровне 20 тыс. КРС (откорм), говорит Мацкевичюс. У «Дамате» как раз такой проект — он предусматривает создание родительского стада абердин-ангусской породы на 22 тыс. гол., мощностей по содержанию КРС на 17,5 тыс. мясных животных и 14 тыс. голштинов. «К 2014 году мы планируем построить шесть ферм и убойный завод мощностью 37 тыс. т готовой продукции в год», — рассказывает Мацкевичюс. Общий объем инвестиций в проект составит 10,4 млрд руб., срок окупаемости — восемь лет, уточняет топ-менеджер. По его словам, у компании есть участки земли с лесом, пастбищами и доступными водоемами — все это поможет обеспечить качественный откорм племенного скота. Комплексы построят вблизи пахотных земель, чтобы снизить расходы на транспортировку кормов и по максимуму использовать в мясном скотоводстве побочные продукты переработки агрокультур, такие как жом сахарной свеклы, патоку, рапсовый и подсолнечный шрот, пивную дробину. «Если мы хотим создать отрасль мясного КРС, то логично начинать с крупных проектов», — соглашается с Мацкевичюсом вице-президент агрохолдинга «Мираторг» Александр Никитин. В Брянской области компания активно формирует мясное стадо. «Сейчас у нас примерно 60 тыс. абердин-ангусов из Австралии и США, — рассказывает Никитин. — Весной начались первые отелы». Проект индустриальный: он предусматривает строительство фидлота для единовременного содержания 80 тыс. КРС, предприятия по убою скота и переработке мяса мощностью 80 гол./ч (400 тыс./год). Под него задействовано 160 тыс. га земли, большая часть которой используется под пастбища и производство кормов. Скот распределен по фермам, рассчитанным на 3 тыс. материнского КРС каждая, и круглый год находится на открытом воздухе. Поголовье фермы делится на гурты по 250−300 животных. До восьмимесячного возраста теленка содержат с коровой, до года — на доращивании (без матери) и еще пять месяцев интенсивно откармливают на фидлоте. На первой стадии — корова/теленок — можно привлекать к проекту независимых фермеров, способных содержать стада по 50−500 КРС, говорит Никитин. Компания будет поставлять им скот, обеспечит кормами и сервисными услугами (осеменение, ветобслуживание) и гарантирует закупку молодняка для откорма на своих фидлотах.

Никитин не сомневается, что спрос на говядину будет. При выбранной холдингом технологии себестоимость мяса от специализированного скота ниже, чем от молочного, а качество при этом выше, аргументирует он. И потом, премиальными кусками, которые по высокой цене возьмут на реализацию рестораны, будет только 7−8% веса туши. Остальное «Мираторг» рассчитывает продавать дешевле через ритейл. Купить говядину компании в розничной расфасовке — охлажденное мясо в газовой среде на лотках — можно будет с января 2014 года, говорит Никитин. Качество говядины должно быть сравнимым с австралийской и американской, но наша будет в 1,5−2 раза дешевле — 150−500 руб./кг в зависимости от части туши, уверяет топ-менеджер.

В 2017 году ввести в Воронежской области племенное предприятие по разведению и откорму мясного скота абердин-ангусской породы с маточным поголовьем 30 тыс. животных планирует «Центр генетики «Ангус». Ему принадлежит воронежская агрокомпания «Заречное». Проект оценивается в 6 млрд руб. По информации интернет-портала органов власти Воронежской области, «Заречное» освоит четыре откормочные площадки в Каменском, Подгоренском, Рамонском и Ольховатском районах. В 2012 году инвестор введет мощности на 22 тыс. КРС. Также компания начала строить предприятие по убою (30 гол./ч). Его запуск намечен на февраль 2013 года.

Для формирования основного маточного стада мясных ферм лучше использовать отечественный скот, говорит Андрей Давыдов из хозяйства «ДиК». «С импортом завозится множество ветеринарных проблем, из-за чего в первые два-три года приходится выбраковывать до 30% поголовья», — указывает он. КРС российской селекции — основа проекта компании «ЭкоНива» бизнесмена Штефана Дюрра. По словам замгендиректора по животноводству Константина Удальцова, холдинг разводит мясной скот около двух лет, тестируя новое для российских аграриев направление, которое может стать перпективным для инвестирования. «Меняются вкусовые предпочтения потребителей, формируется выраженный спрос на говядину, — говорит он. — Кроме того, это направление поддерживает государство, вот и мы решили тоже попробовать».

Чтобы не начинать с больших затрат, «ЭкоНива» два года назад сразу отказалась от закупки племенного маточного поголовья. «У нас много своего, молочного, часть телок выбраковывается, — рассказывает Удальцов. — Поэтому мы купили семь бычков мясной породы черный ангус и скрестили их с нашими молочными коровами. Сейчас есть потомство первого поколения. Это самый дешевый способ откорма мясного скота». По словам топ-менеджера, уже в первом поколении КРС обладает хорошими мясными свойствами. Премию к цене, которую формирует говядина от молочного стада, рынок пока платить не готов. Мясокомбинаты принимают поголовье по цене молочного — 190−200 руб./кг. Чтобы зарабатывать маржу, нужна «хотя бы на 30%" более высокая цена, подсчитывает Удальцов. Будет ли «ЭкоНива» масштабировать проект, зависит в первую очередь от того, сможет ли компания найти покупателя по этой цене. Сейчас «Эконива» отрабатывает технологии и ищет ликвидные каналы сбыта. По словам Удальцова, платежеспособный спрос пока просмативается только в Москве и городах-мегаполисах.

О намерении откармливать КРС ранее заявлял холдинг «Красный Восток Агро». Вместе с московской компанией «АМИ-Инвест» он планировал вложить 1,3 млрд руб. в откормочное производство на 7 тыс. КРС и убойный цех (37 тыс. гол./год). На какой стадии проект сейчас, выяснить не удалось: «Красный Восток Агро» на запрос «Агроинвестора» не ответил.

Это вторая статья о перспективах развития мясного скотоводства. Первая опубликована в сентябрьском (№ 9) выпуске «Агроинвестора»

Больше стоимости
Ускорить окупаемость мясных проектов, по мнению Григорьева из ИКАРа, могут собственные забой и переработка с разделкой и упаковкой. Все крупные компании строят мясное скотоводство по такой модели — не только создают сырьевые площадки, но и строят мощности, создающие добавленную стоимость. В числе таких игроков — «Мираторг», «Албиф» (проект липецкого «Зероса»), «Ангус» и другие, заключает Григорьев.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще