Молочный КРС в динамике -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Молочный КРС в динамике
Инна Ганенко
Агроинвестор
ноябрь 2012
К 2014 году мегафермы будут производить 10% молока против 7% сейчас

Показатели молочно-сырьевого сектора последних нескольких лет фиксируют переходную тенденцию: сокращение поголовья почти прекратилось, средний надой увеличился, а устойчивый рост валового производства еще не начался. Например, по итогам 2012 года можно ждать сокращения стада на 1%, роста его продуктивности на 1−3% и почти 2%-ного увеличения общероссийского надоя.

По данным Росстата, продуктивность молочного КРС в сельскохозяйственных организациях продолжает расти и по итогам текущего года может достичь 4930 кг. Результат отрасли (все хозяйства) будет скромнее — на уровне 3900 кг. Молочное животноводство продолжает быть менее привлекательным для инвестиций, чем переработка. По прогнозу «Союзмолоко», в 2012 году можно ожидать снижения поголовья коров в пределах 1% (до 8,9 млн) и роста валового надоя на 2% — до 32,3 млн т.

Стадо обновляется

В 2012 году стадо КРС, впрочем, может и не сократиться. В 2011-м впервые за многие годы официальная статистика зафиксировала небольшой — на 145 тыс. животных — рост поголовья, тогда как с 2009 по 2011-й было сравнимое сокращение (на 148 тыс.). Как говорит Виктория Берлай, старший эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), в первые восемь месяцев нынешнего года рост продолжился: на 1 сентября молочное поголовье составляло 9,12 млн КРС против 8,98 млн по итогам 2011 года. По ее наблюдениям, основной рост получается за счет фермерских хозяйств и мегаферм. Средний темп прибавки поголовья молочного скота, содержащегося в КФХ, за последние 12 месяцев (сентябрь к сентябрю) составляет 24,5%, приводит пример Берлай. Увеличение стада у фермеров и индустриальных производителей она объясняет обновлением поголовья — приобретением нового племенного молочного скота с привлечением средств господдержки, а также выбраковкой непродуктивных животных.

Обновление молочного стада продолжается последние 5−7 лет, когда реализовывался нацпроект «Развитие АПК», а после него — текущая агрогоспрограмма. Реструктуризация стада способствует росту надоев. На конец прошлого года средний составлял 3851 кг и превышал аналогичный показатель конца 2010-го на 2%. Последние пять лет надои растут в среднем на 3%/год, оценивает Виктория Берлай. В сочетании с сокращением непродуктивного поголовья рост надоев пока не дает увеличения производства молока-сырья — оно балансирует на уровне 32 млн т (таблица «Стагнация из года в год»). А, к примеру, с 2009 по 2011 год вообще было сокращение производства на 816 тыс. т. Устойчивого наращивания производства пока действительно нет, но снижается сезонность — разница между показателями надоев в зимние и летние месяцы, говорит Виктория Берлай. Сокращению сезонности способствует рост доли сельхозорганизаций: на них сейчас приходится 40% молочно-сырьевого производства. Но сезонность все еще ярко выражена и потому продолжает сильно влиять на стоимость продукта. С июня по август, рассказывает Берлай, среднее сокращение цен может составлять 3−5 руб./кг. Кроме сезонности, проблемой молочного рынка остается большая разница цен в зависимости от региона. «Самые низкие цены реализации сырого молока бывают в Поволжье и Волго-Вятском экономическом районе, а максимальные фиксируются в Северном, Северо-Западном и Северо-Кавказском экономических районах», — говорит эксперт.

Стагнация продолжится

Правительство продолжает увеличивать господдержку молочного сектора в расчете на рост производства: с 2013 года участники рынка не только будут получать федеральные субсидии на литр реализованного молока (до сих пор эта мера была региональной и вводилась не везде), записанные в новой госпрограмме, но и дополнительные средства — по 10−12,5 млрд руб./год. По прогнозу Минсельхоза, озвученному в сентябре главой ведомства Николаем Федоровым, в 2012 году производство молока может прибавить 2%, что «на 600 тыс. т больше прошлогоднего». За первые восемь месяцев этого года было получено 22,7 млн т — плюс 2,4% к тому же периоду 2011-го, подсчитало МСХ.

Несмотря на засуху, агроведомство считает ситуацию в отрасли стабильной. Но неблагоприятные погодные условия все равно влияют на состояние бизнеса участников рынка. Из-за засухи и вследствие мировой конъюнктуры российские потребительские цены на молоко в этом году могут вырасти на 5−10%, хотя обычно этот показатель составляет 5%, предполагает председатель правления «Союзмолоко» Андрей Даниленко. По его словам, это не даст животноводам дополнительной прибыли — наоборот, вырастут издержки молочного производства. Кроме индексации тарифов на энергоносители и роста стоимости топлива, в два раза подорожали корма, поэтому в 2012 году средняя себестоимость молока увеличилась на 20%, по сравнению с прошлым годом, описывает Даниленко. При этом закупочная цена в августе была на 10% ниже, следует из данных ассоциации: основное удорожание сырья приходится на осенние и зимние месяцы.

В декабре молоко высшего сорта будет стоить 17,3 руб./кг, предполагает ИКАР. В отличие от «Союзмолоко» и Минсельхоза, предполагающих 2%-ный рост производства по итогам года, Виктория Берлай ждет его сокращения на 0,3−0,7% и снижения численности молочного скота, в первую очередь, из-за сохранения низкой рентабельности при одновременном росте издержек вследствие засухи. В ближайшие три года, продолжает эксперт, основной прирост молочного стада, как и производства молока, дадут мегафермы — предприятия с численностью дойных коров более 1 тыс. в каждом. Сейчас их доля в общем объеме производства превышает 7%, а к 2014 году увеличится до 10%, прогнозирует ИКАР.

Рисуют цифры

Непрозрачность молочно-сырьевого сектора, следствие которой — отсутствие корректной статистики, не позволяет экспертам достоверно анализировать отрасль и делать качественное прогнозирование, а государству — эффективно планировать поддержку бизнеса. Проблема серьезная, признает руководитель аналитического центра «Союзмолоко» Татьяна Рыбалова. «Если о результатах деятельности сельхозорганизаций официальная статистика дает данные, приближающиеся к реальным, то цифры по фермерам и хозяйствам населения представляются фантасмагорией, — рассказывает она. — Любой городской житель, выезжающий на лето в сельскую местность, подтвердит, что поголовье коров сократилось в разы, а в некоторых деревнях его уже нет. Статистика же последние 20 лет рисует вполне оптимистичную картину». Пример — последние пять лет (см. таблицу «Рост поголовья — только у фермеров»): по статистике выходит, что в сегменте КФХ за эти годы прибавилось 335 тыс. молочного КРС. Похожая ситуация в крестьянских (фермерских) хозяйствах. За 2007−2011 годы они увеличили поголовье на 354,6 тыс. молочного КРС, а производство молока — на 278 тыс. т, следует из данных Росстата. Если предположить, будто эти две цифры верны, то нужно согласиться и с тем, что продуктивность коров КФХ в течение этих пяти лет снизилась на 30%, хотя она, наоборот, растет, иронизирует Рыбалова.

В сельскохозяйственных организациях тоже не все благополучно с цифрами. Летом 2010 года власти объявили, что хозяйства, сумевшие сохранить поголовье в условиях засухи, получат дополнительную поддержку. После этого Росстат начал фиксировать в своих отчетах не только сохранение, но и прирост поголовья, вспоминает Рыбалова. «А когда обещают субсидии за реализованное на переработку молоко, аграрии, наоборот, показывают снижение численности скота», — указывает она.

Производители молока

Участники рынка готовы масштабировать производство молока и увеличивать надои на мегафермах или существующих мощностях, но после глубокой реконструкции последних. «Наша стратегия — производство больших объемов на новых современных комплексах, — формулирует Максим Ванин, финдиректор компании «Слактис» (Псковская область; принадлежит Великолукскому молочному комбинату). — Ни одна старая молочная ферма не соответствует современным технологиям содержания животных, на них нельзя обеспечить высокую производительность труда и, в конечном счете, прибыль животноводства. Можно, конечно, улучшить существующий комплекс до современного уровня, но это обойдется дороже строительства с нуля». У «Слактиса» есть старые фермы, но их не реконструируют, говорит Ванин: «Мы не сторонники таких инвестиций. Максимум, во что вкладываемся, это ремонт крыш и установка линий доения. Основные средства направляем на строительство и развитие новых крупных комплексов».

Сейчас на старых фермах компании 10 тыс. КРС, в том числе около 5 тыс. фуражных коров, на новых — 8,5 тыс. и 4,2 тыс соответственно. Продуктивность разная — стадо мегаферм дает 8−8,5 тыс. л/год на корову, надой на старых — 4−4,5 тыс. л/год. В сутки агрохолдинг производит на них 56−60 т, тогда как новые площадки позволяют получать 95 т. Разница не только в объемах, но и качестве, говорит Ванин: «На мегафермах мы получаем преимущественно молоко высшего сорта, и оно используется в производстве сыров. Старые площадки — это первый сорт для пастеризации и изготовления цельномолочной продукции». «Надой в пределах 6−7 тыс. л можно получить на любой [старой] ферме, — уверен гендиректор консалтинговой компании «Диагенис» Роман Костюк. — Это, прежде всего, зависит от того, правильно ли вы группируете животных и как их кормите». Теоретически оптимизировать старую ферму можно настолько, что она станет такой же эффективной как новая, считает он, то есть основной для бизнеса вопрос — не возможность, а целесообразность таких инвестиций. «Если здания и сооружения действующей фермы достаточно прочны, просторны и в них можно провести техническую модернизацию оборудования, есть смысл браться за проект реконструкции», — говорит Костюк. Надои можно повышать и не прибегая к реконструкции. Он приводит в пример клиента «Диагениса» — компанию из Воронежской области, которую консультирует более двух лет. Перестроив систему управления стадом, сохранив привязное содержание, и без существенной модернизации зданий и замены оборудования этот производитель в течение полутора лет увеличил продуктивность КРС на 27% до 6 тыс. л/год на корову.

Пензенская «Русская молочная компания» («Русмолко»; основной владелец — сингапурская корпорация Olam), как и «Слактис», производит свой продукт на новых и отремонтированных площадках, а приоритетом считает построенные с нуля мегафермы. Сейчас реконструкция старых ферм завершена, их просто обслуживают и поддерживают в рабочем состоянии. Последний проект, который реализует «Русмолко», — индустриальный молочный комплекс плановой производственной мощностью 120 т/сут., или 46 тыс. т/год в Нижнеломовском районе региона. Общий объем вложений в проект оценивается в 2,4 млрд руб. Инвестиционная программа компании предполагает строительство еще трех таких же комплексов в 2013—2014 годах.

Сейчас «Русмолко» производит молоко в девяти хозяйствах. Два проекта введены с нуля: комплекс на 1,2 тыс. КРС дойного стада в Кузнецком районе и на 3,6 тыс. — в Наровчатском районе. Общее поголовье КРС на 1 августа этого года составляло 7,8 тыс., из них коров — 4,4 тыс. В сутки компания производит 100 т сырья. По словам гендиректора «Русмолко» Рашида Хайрова, в этом году объем производства молока должен увеличиться на 31% — до 30,8 тыс. т против 23,5 тыс. т годом ранее. Прирост дают новые интенсивные площадки, где средний надой составляет 25,1 кг/сут. К концу года общее стадо КРС «Русмолко» вырастет в сравнении в 2011-м на 2,7 тыс. до 10,4 тыс. животных, рассчитывает директор. Компания начинала в 2008 году со среднего надоя 2,5 тыс. кг, а по итогам 2012-го он вырастет до 7 тыс. кг с учетом старых мощностей и до 9,2 тыс. кг — без них, говорит Хайров.

У подмосковной «Дубны плюс» бизнес в несколько раз меньше — 950 дойных коров, но стратегия тоже смешанная. Пять лет назад компания реконструировала старые фермы и построила один комплекс на 750 КРС дойного стада, завезя из Европы 600 животных. Владислав Чебурашкин, председатель совета директоров, рассказывает, что теперь строит еще один коровник, но только на 200 КРС, потому что сомневается в эффективности больших индустриальных ферм. Московская область мало подходит для их строительства, объясняет он: свободных земель крайне немного, а поля, как правило, небольшие и разрозненные. Нет смысла браться за крупные проекты, не имея компактного производства, включая растениеводство, объясняет Чебурашкин. По его расчетам, перевозя навоз и доставляя корма дальше, чем за 30 км, есть опасность увеличить себестоимость молока до неконкурентоспособных значений даже в таком платежеспособном регионе, как Московская область.

В молочное направление компания за пять лет вложила более 600 млн руб. Развивать бизнес получается, потому что есть стабильный финансовый поток от инвесторов, признает Чебурашкин, тогда как возможности большинства молочных хозяйств ограничены небольшой господдержкой и собственными средствами, которых всегда не хватает. «У нас нетипичное производство, — говорит он. — Без инвестиционных средств молочный бизнес сейчас неокупаем». Средний надой в «Дубне плюс» — 8,7 тыс. л/год — Чебурашкин называет одним из самых больших в регионе. Чтобы вложения окупились, а бизнес не зависел от сезонной волатильности цен и тарификации переработчиков, компания строит свой молокозавод: значительная часть маржи, по мнению топ-менеджера, сосредоточена в сфере переработки.

На 5,1%
до 14,66 руб./л с начала по 2012 года снизилась средняя цена закупки сырого молока у производителей.
Импорт
По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), объемы поставок по импорту молока за январь-сентябрь 2012 года снизились в сравнении с тем же периодом 2011-го на 6,5% до 40,3 тыс. т, сливочного масла — на 20,5% до 35,2 тыс. т. А вот ввоз сыров, наоборот, вырос на 9,3%, составив 214,3 тыс. т.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще