Оборотные активы -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Оборотные активы
Инна Ганенко
Агроинвестор
ноябрь 2012
Хранилища агрокультур — выгодная инвестиция. Но они должны быть не складами, а частью логистики

Новые мощности хранения окупаются за четыре-пять лет, а при эффективной логистике (до 2,5 оборотов в год) и продуманной стратегии продаж — в два раза быстрее. Строить их эксперты и участники рынка советуют компаниям, посевы зерновых у которых начинаются с 0,5−3 тыс. га, а урожаи овощей и картофеля — от 2−3 тыс. т/год. Государство обещает помочь, субсидируя кредиты.

Собственные хранилища — почти беспроигрышная инвестиция, уверен Александр Корбут, вице-президент Российского зернового союза. Он приводит в пример емкости для зерна, уточняя, что они окупаются и способствуют росту маржи сельхозпроизводства только при минимум 2−2,5 оборотах в год: товар не должен долго лежать без движения. Также можно хранить семена, чтобы снизить риски — гарантированно сохранять этот материал для посева и не зависеть от аутсорсных мощностей. Закладывать в собственные хранилища фураж для скота при прочих равных условиях эффективнее, чем транспортировать на сторонний элеватор, а потом вывозить небольшими партиями, добавляет эксперт. Есть смешанные стратегии, все зависит от условий ведения бизнеса, продолжает Корбут. «Так, некоторые краснодарские компании предпочитают закупать [и хранить] зерно для животноводства, имея при этом собственное производство агрокультур. А выращенные зерновые экспортного качества продают», — поясняет он. Такие компании обычно часть зерна реализуют быстро, а часть хранят в ожидании роста цены. Складируя его в собственные емкости, предприятие несет только издержки по хранению, а на стороннем элеваторе — еще и оплачивает услуги хранителя (в среднем 60−70 руб./т в месяц), говорит Корбут.

В ближайшей перспективе многие участники агрорынка будут строить хранилища, уверена гендиректор компании «Искусство земледелия» (Тверская и Орловская области) Вера Инькова. По ее наблюдениям, сейчас аграрии обеспечены мощностями по хранению картофеля и овощей максимум на 30%. Современных, где сельхозпродукцию можно сохранить без потерь качества и объема, еще меньше. «Если есть средства, нужно делать такие мощности самостоятельно, — уверена Инькова. — Это гарантия того, что всегда найдется место вашему урожаю, а условия хранения будут соответствовать вашим требованиям».

Оставьте себе маржу

Стоимость строительства зерновых мощностей в среднем составляет $100−200/т хранения, в зависимости от их типа — металлические или бетонные. Последние дороже. «Но во время финансового кризиса строительный сектор испытывал трудности, и поставлял бетон по низким ценам, — вспоминает Корбут. — Тогда можно было сделать бетонное хранилище намного дешевле металлического». Есть другие системы хранения, мало распространенные в России. Например, аргентинская: зерно закладывают в одноразовые пластмассовые емкости-"рукава». «Их производители утверждают, что зерно можно складировать на срок до года, — говорит Корбут. — Но все же это не полноценное хранилище, а скорее временный вариант: зерно можно сохранить в «рукаве» после сбора урожая, пока покупатель не вывезет его на свой элеватор». «У нас свои хранилища с конца 1990-х годов, — рассказывает Павел Миклухин, гендиректор компании «Сибирский хлеб» (Новосибирская область). — Тогда мы занимались торговлей зерном и купили в Канаде металлические силосы, смонтировали их и пользуемся до сих пор». Мощности составляют 15 тыс. т. Иметь собственное хранилище очень удобно, особенно, в сезоны неплохих урожаев, когда есть проблемы с первичной заготовкой зерновых: затраты на хранение уменьшаются в разы, а управляет мощностями компании всего один человек, доволен Миклухин. Хозяйства без складских емкостей теряют прибыль уже на старте сезона. Потери таких производителей топ-менеджер оценивает в 15−20% стоимости хранимого зерна (врез «Куда уходит прибыль»). По мнению Миклухина, инвестировать в хранилища есть смысл даже мелким — с посевами 0,5−3 тыс. га — хозяйствам. Сейчас многие сельхозпроизводители теряют маржу, так как поставлены перед выбором — сдавать зерно на элеватор, потеряв часть прибыли, или складировать его в плохо оборудованных, в том числе напольных, помещениях (тогда теряется качество, растут потери, что тоже снижает прибыль). Строительство полностью укомплектованного хранилища с очисткой и сушкой сейчас обходится в среднем в $80−100/т, говорит Миклухин.

Свои хранилища нужны почти каждому сельхозпроизводителю, поддерживает его Евгений Михеев, гендиректор агрохолдинга «Нива — Михеев и К» (Нижегородская область). Почти во все годы зерно, проданное «с поля», уступает проданному позже минимум 25−30% цены, замечает он, а в дефицитные сезоны разница еще больше. «В этом году мы храним часть урожая, рассчитывая на 15−20%-ную индексацию рыночной цены», — говорит Михеев. Он оценивает аутсорсные услуги — сушку, транспорт, 1,5−2 месяца хранения зена на элеваторе — примерно в 20% цены реализации. «Нива…» зарабатывает на реализации зерна в среднем 100−120 млн руб./год. До 5% этой выручки инвестируется в обновление хранилищ (общие мощности — 35 тыс. т).

Межсезонная логистика

В картофельно-овощном секторе сейчас острая нехватка хранилищ, комментирует Алексей Красильников, исполнительный директор Союза участников рынка картофеля и овощей. По данным сельхозпереписи, в 2006 году общие мощности по хранению в сельхозорганизациях составляли около 6,3 млн т. За прошедшие годы эти емкости выросли не менее чем на 400 тыс. т, приводит данные Красильников, «но даже если эти цифры соответствуют реальности, то большая часть хранилищ давно устарела, ненадлежащего качества или находится на балансе предприятий, которые не производят картофель / овощи и используют эти емкости не по прямому назначению». По оценке союза, современных хранилищ, соответствующих мировым стандартам, не более 20% — то есть максимум на 1,3 млн т. При этом только сельхозорганизации и КФХ в прошлом году произвели более 11,6 млн т картофеля и овощей.

Красильников говорит то же, что эксперты и участники рынка зерна: предприятия с собственными хранилищами могут закладывать продукцию на межсезонное хранение и в любое время года управлять продажами. У тех же сельхозпроизводителей, которые не имеют собственных мощностей по хранению, упущенная выгода может доходить до 50% выручки. «При хорошей ценовой конъюнктуре, которая, например, сложилась из-за засухи в 2010 году, окупить затраты на строительство хранилища можно уже на второй год его использования, — считает Красильников. — Средняя же составляет три года».

Картофель дорожает примерно с ноября по февраль. Вкладываться имеет смысл только в строительство капитальных емкостей с климат-контролем, говорит Инькова. А возведение самых простых — без отсеков и контейнеров, где навалом складирован картофель одного сорта — стоит в среднем от 20 тыс. руб./т, но не гарантирует полной сохранности урожая зимой. Но, учитывая финансовое состояние основной части аграриев, многие могут позволить себе только такие емкости, сожалеет Инькова. По ее словам, хранилища нужны, в первую очередь, предприятиям, производящим больше, чем можно продать сразу после сбора, — от 2−3 тыс. т.

Комплекс по хранению и переработке картофеля на 40 тыс. т «Искусство земледелия» запустило в Тверской области этой осенью. Выращивает компания меньше и заполняет мощности картофелем других производителей, который выкупает для продажи и переработки или хранит / обрабатывает по аутсорсному контракту. «Объемы менее 100 т принимаем очень редко и при условии, что картофель самого высшего качества, — рассказывает Инькова. — Ведь продукцию разных производителей нужно закладывать в разные отсеки, число которых ограничено [плюс есть риск недозагрузки]. Поэтому оптимальный для нас объем — 500 т, но в среднем получаются партии по 200−300 т».

Гендиректор «Тверской агропромышленной компании» Сергей Конаныхин указывает, что потребность в хранилищах обусловлена не только объемами производства, но также особенностями инфраструктуры и климатическими поясами, в которых функционирует сельхозпредприятие. «В центре России нужны хранилища для всех агрокультур: овощей, сена, льна, зерна, — перечисляет он. — А вот на юге логистика другая, климат лучше, а сельхозпродукция не залеживается и быстрее продается, так как ЮФО ориентирован на экспорт». Мало кто из средних независимых сельхозпроизводителей, тем более в регионах со слаборазвитым агробизнесом, может пойти на капитальные затраты, с которыми связано возведение мощностей по хранению. Выходом из положения Конаныхин считает крупные — по одному-два на регион — логистические центры с доступными для аграриев тарифами.

Компания выращивает мало зерновых, в том числе из-за нехватки инвестиционных средств и невозможности привлекать кредиты, признает топ-менеджер. «У нас нет хранилищ и сушильных мощностей, поэтому все, что производим на 200 га, быстро продаем, естественно, не всегда по оптимальной цене», — рассказывает он. Но больше Конаныхина беспокоит нехватка складских емкостей для льна-долгунца, на выращивании которого специализируется компания. Они представляют собой бетонные столбы с крышей и бетонным полом, описывает директор. Строительство одного такого склада на 600 т обходится более чем в 6 млн руб. У компании есть восемь хранилищ, но, чтобы складировать весь выращенный лен, необходимо еще три-четыре емкости.

С прошлого года компания развивает картофельный проект. Решение о строительстве хранилища на 10 тыс. т приняли сразу: без него начинать этот бизнес бессмысленно, говорит Конаныхин. В планах — выращивание овощей, для которых тоже потребуются складские емкости. Вложения в хранилище для картофеля и овощей моностью 2,5 тыс. т топ-менеджер оценивает в 10−30 млн руб. на тонну емкости. Срок окупаемости зависит от господдержки и может составить четыре-пять лет.

Нижегородский «Агросейв» («дочка» компании «Агротрейд») занимается строительством хранилищ для картофеля и овощей. Ссылаясь на опыт компании, ее гендиректор Вадим Кувшинов рекомендует создавать свои специализированные мощности при посевах от 100 га и производстве от 3 тыс. т/год. Вложения составят 6−7 тыс. руб./т, но есть и более бюджетные варианты. Инвестиции окупаются максимум за пять лет, соглашается Кувшинов с Конаныхиным. «Осенью картофель стоит в среднем 5 тыс. руб./т, — делится он расчтеами. — С 3 тыс. т получается выручка около 15 млн руб. Зимой же цена вырастает в среднем до 8 тыс. руб./т, что позволяет с тех же 3 тыс. т получить на 9 млн руб. больше». При эффективной логистике и правильной стратегии продаж окупить затраты на складские мощности можно и за пару лет, заключает Кувшинов.

Обеспечат мощностями
В агрогоспрограмме на 2013−2020 годы заложена поддержка развития логистики и хранения — строительства / реконструкции / модернизации мощностей по подработке, хранению и перевалке зерна, масличных, сахара, картофеля, овощей и фруктов. Меры — субсидирование кредитов: 2/3 ставки рефинансирования Ц. Б. Например, емкости современных хранилищ картофеля, овощей и фруктов к 2020 году увеличатся на 2,12 млн т.
Минсельхоз рассчитывает увеличить через семь лет обеспеченность участников рынка современными хранилищами зерна до 43%, линейными, узловыми и производственными элеваторами — до 49%, 64,5% и 50,2% соответственно. Мощности хранения зерна должны вырасти на 17 млн т. Обеспеченность сахарных заводов современными емкостями хранения сахара вырастет до 70%, сушеного жома — до 70%, свекловичной мелассы — до 90%, обещают авторы госпрограммы.
Куда уходит прибыль
Как правило, во время массовой уборки, особенно в условиях дождей и высокой влажности, зерно сдают с поля на хранение без промежуточного проветривания и подработки хотя бы на току, объясняет Миклухин из «Сибирского хлеба». Из-за влажности начинаются физические потери, которые доходят до 3% урожая. Уже на стадии приемки из-за погрешностей, отсутствия бонификации и т. д. участники рынка теряют на таких показателях, как содержание сора и примесей. Дополнительные потери происходят на качестве: показатель клейковины после двухмесячного хранения прибавляется на 2%, если ее не «отмыть» при поступлении товарной партии на элеватор. «ГОСТы допускают погрешность еще в 2%, чем элеваторы всегда пользуются», — утверждает Миклухин. Физический вес, по его словам, они тоже могут скорректировать, в зависимости от партии. Зерновые отходы, полученные при высушивании и подработке, элеваторы и переработчики отдают аграриям неохотно. Если все это сложить и умножить на рыночные цены, то может получиться не менее 20% стоимости собранного зерна, говорит топ-менеджер.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще