Зерновой buy-back -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Зерновой buy-back
Людмила Малютина
Агроинвестор
декабрь 2014
Как работает схема обратного выкупа зерна
Фото: Ю. Эйвазова

Зерновые интервенции — одна из форм поддержки сельхозпроизводителей. С помощью закупок государство старается регулировать цены на зерновом рынке. Процедура обратного выкупа выгодна не только аграриям, но и государству.

Система товарных — продажа зерна из государственного интервенционного фонда (ГИФ) — и закупочных — закупка государством зерна — интервенций действует в России на биржевой основе с 2001 года. Эта мера должна стабилизировать ценовую ситуацию на зерновом рынке и поддерживать сельхозпроизводителей.

При резком росте цен государство продает зерно из госфонда и тем самым останавливает подорожание, а при их падении снимает лишнее зерно с рынка, чтобы прекратить его удешевление. Но если закупочные интервенции в последние годы проводились в России регулярно, то к товарным государство прибегало нечасто. В 2012 году «Объединенная зерновая компания» (ОЗК), на протяжении 13 лет выполняющая функции государственного агента по проведению интервенций, впервые применила эту форму поддержки. «Госзакупки зерна стабилизируют ценовую ситуацию на внутреннем рынке, поддерживают аграриев, которые могут реализовать зерно по гарантированной цене, — рассказывает врио гендиректора ОЗК Арам Гукасян. — А при проведении обратного выкупа выигрывает и государство: реализация зерна из ГИФ приносит ему доход». Так, в прошлом году ОЗК перечислила в доходную часть бюджета около 7 млрд руб., полученных от разницы цены закупки и продажи зерна федерального фонда.

Как работает

При обратном выкупе сельхозпроизводители, ранее продавшие зерно государству в ходе закупочных интервенций, могут вернуть его. «Это выгодно, когда зерно на рынке начинает дорожать, — поясняет Гукасян. — Ведь приобрести его из госфонда можно по цене закупки, оплатив расходы на страхование, хранение и уплату налогов». Вернув зерно, аграрии продают его на свободном рынке и, если рыночная конъюнктура изменилась, то получают дополнительную прибыль.

Господдержка в виде закупочных интервенций с обратным выкупом позволяет сельхозпроизводителям быстро получить деньги и в начале сезона убрать дешевое зерно с рынка, говорит управляющий парт­нер AVG Capital Partners (контролирующий акционер группы «Разгуляй») Дмитрий Штейнсапир.

Это самый хороший способ, придуманный государством, считает директор информационно-аналитического департамента Российского зернового союза Рудольф Булавин: аграриев поддерживают, когда им особенно нужны деньги. «Кроме того, товарные интервенции помогают снижать издержки и самому государству: ведь закупленное в фонд зерно нужно где-то хранить и как-то продавать, а это большие расходы, — добавляет он. — В этом случае обратный выкуп — отличный выход из положения». Таким образом, сельхозпроизводители получают прибыль от продажи по более высокой, чем в начале сезона цене, а государство избавляется от проблем с хранением и реализацией большого объема зерна.

Интервенции с возможностью обратного выкупа позволяют осенью получить деньги за продажу зерна в интервенционный фонд по установленной рыночной цене, а затем выкупить его весной и перепродать более выгодно, не потеряв в доходности от сезонного снижения цен, считает гендиректор белгородской компании «Агроко» Алексей Иванов. «Даже если сельхозпроизводитель продаст 10 тыс. т, то он получит «живые» деньги и потратит их на развитие предприятия, — отмечает он. — А потом можно выкупить эти же 10 тыс. т и неплохо заработать, если цена на рынке превышает закупочную».

Какие результаты

Впервые схема обратного выкупа была опробована в 2012 году. Тогда, по данным ОЗК, из интервенционного фонда аграриям продали около 10 тыс. т зерна. «В 2014-м данный инструмент был очень востребован сельхозпроизводителями, поскольку рыночная цена на зерно в первой половине года, когда проводился обратный выкуп, значительно превысила его стоимость для госинтервенций 2013−2014 годов, — рассказывает Арам Гукасян. — Срок обратного выкупа был продлен на месяц по сравнению с 2012 годом — до июня. Это было сделано для того, чтобы аграрии могли получить большие доходы от возросшей цены».

За время проведения обратного выкупа зерна урожая-2013 ОЗК заключила договоры на продажу 229 тыс. т. При этом в госфонд было закуплено 536 тыс. т. Правом выкупить свое зерно в этом году воспользовались 116 мелких и средних компаний из Омской, Новосибирской областей, Красноярского и Алтайского краев. В прошлом году госзакупки проводились в этих регионах.

Средняя цена обратного выкупа зерна составила 6,6−7,2 тыс. руб./т. Рыночная стоимость на тот момент возросла до 9 тыс. руб./т. Таким образом, благоприятная ситуация на рынке и возможность выкупить зерно из интервенционного фонда позволили сельхозпроизводителям заработать, обращает внимание Гукасян.

В прошлом сельхозгоду аграрии выкупили у государства треть сданного в ГИФ зерна, знает президент Национального союза зернопроизводителей (НСЗ) Павел Скурихин. «Тогда сложилась благоприятная ценовая ситуация: даже учитывая, что кроме стоимости зерна при обратном выкупе необходимо было компенсировать затраты на хранение и страховые выплаты агенту, дополнительный доход сельхозпроизводителей от выкупленного из фонда и реализованного на свободном рынке зерна составил примерно 1,5−2 тыс. руб./т», — подсчитывает он.

Закупочные интервенции урожая 2014 года стартовали 30 сентября. Цены для них Минсельхоз установил еще в марте. За месяц фонд купил свыше 215 тыс. т зерна. Средняя цена пшеницы третьего класса, по данным НСЗ, составила 6,4 тыс. руб./т, пшеницы четвертого класса — 6,3 тыс. руб./т, фуражной — 6 тыс. руб./т. Продовольственная рожь стоила 5 тыс. руб./т, фуражный ячмень — 5,14 тыс. руб./т.

Закупочные интервенции в текущем году проводятся на Северном Кавказе, в Центре, Приволжье, на Урале и в Сибири. Основными поставщиками зерна в ГИФ в этом году стали аграрии СФО (см. таблицу). Лидерские позиции Сибири при участии в интервенциях Скурихин объясняет тем, что в прошлом году в этом регионе была наиболее благоприятная ценовая конъюнктура и положительный опыт закупочных интервенций с возможностью обратного выкупа. «Продажи зерна в ГИФ в Европейской части России идут недостаточно активно, кроме того, аграрии стараются реализовывать в основном фуражный ячмень и продовольственную рожь, — знает эксперт. — Причина в росте урожая этих агрокультур, вследствие чего рыночные цены на момент начала закупочных интервенций были ниже интервенционных: например, продовольственная рожь стоила 3,2−3,5 тыс. руб./т. В то же время цены на остальные виды зерновых уже прошли «дно» и имеют повышательную тенденцию».

Сибирь и Зауралье — непростые регионы: там слишком большое транспортное плечо до ближайших экспортных каналов, а внутренний спрос пока еще на стадии формирования, отмечает гендиректор «Зерновой компании» (Пензенская область) Станислав Фролов. Поэтому для местных сельхозпроизводителей интервенции и возможность обратного выкупа зерна — хорошая помощь, которая помогает выживать.

Не все довольны

Однако не все сельхозпроизводители оценивают меру обратного выкупа зерна как эффективную. Гендиректор нижегородского агрохолдинга «Нива. Михеев и К» Евгений Михеев считает зерновые интервенции «нежизнеспособным вариантом», так как очень высоки транспортные расходы на доставку зерна до элеватора, дорого обходятся погрузо-разгрузочные работы. Кроме того, на элеваторе зерно обезличивается, поэтому выкупленное может иметь совсем другое качество, чем сданное в фонд, и это тоже приведет к потере денег.

С ним отчасти согласен гендиректор компании «Сибирский хлеб» Павел Миклухин. «В целом идея интервенций и обратного выкупа зерна — хорошая. Но я против такой формы господдержки в том виде, в котором она сейчас существует, — отмечает он. — Интервенции проводятся однобоко: зерно скупается там, где цена очень низкая, а это, как правило, регионы Сибири, потому что у них нет выхода на экспорт». Понятно, что аграрии не хотят продавать урожай дешевле себестоимости, поэтому отдают зерно государству.

Но тут оно оказывает им медвежью услугу — предлагает зерно из интервенционного фонда переработчикам. А те, закупая его, перестают брать сырье у производителей. «То есть мы — аграрии — выпадаем из цепочки и теряем возможную прибыль», — поясняет руководитель. По его мнению, более продуктивной поддержкой со стороны государства было бы создание инфраструктуры для равного и свободного выхода всех участников на внешний рынок.

Впрочем, в сезоне-2011/12 «Сибирский хлеб» принимал участие в зерновых интервенциях. И благодаря этому даже смог улучшить свое финансовое положение, признает Миклухин. Но на тот момент процедуры обратного выкупа зерна еще не существовало. «В 2013-м мы уже не участвовали в интервенциях, в том числе и потому, что рыночные цены на момент старта госзакупок были выше, чем интервенционные», — рассказывает руководитель. В этом году компания также не планирует принимать участие ни в закупочных интервенциях, ни, соответственно, в процедуре обратного выкупа зерна.

Причина та же — неплохие рыночные цены: 7,3−7,5 тыс. руб./т (пшеница третьего класса) против 6,3−6,5 тыс. руб., предложенных государством. Тем не менее некоторые аграрии Сибири все же продают зерно в интервенционный фонд. По мнению Миклухина, на это их толкает отсутствие альтернатив выгодно реализовать урожай.

«Зерноторговая компания» (входит в «Иволга-Холдинг») ни разу не воспользовались новой мерой поддержки. Однако гендиректор Александр Арцибашев положительно оценивает эту форму помощи аграриям. «Она однозначно нужна отечественным сельхозпроизводителям, — уверен он. — Процедура выкупа
позволит на 1−1,5 тыс. руб. дороже продать свое зерно». Но интервенционные цены должны быть выше, уверен руководитель. В этом году закупочные цены находятся на уровне 6,2−6,5 тыс. руб./т. «Это очень мало, — комментирует Арцибашев. — Стоит учесть тот факт, что интервенционные цены актуальны и приемлемы лишь для сельхозпроизводителей Сибири и Урала».

В этом сезоне получается, что интервенции утратили свое значение как средство поддержания цен и доходов производителей зерна, считает гендиректор ИКАР Дмитрий Рылько. «Дело в том, что установленные в марте закупочные цены на зерно оказались слишком низкими, а подкорректировать их никто не захотел, — поясняет он. — До недавнего времени была возможность что-то купить в Западной Сибири и на Урале, но после снегопадов, когда значительная часть урожая ушла под снег, интервенции утратили актуальность и в этих регионах. А возможность обратного выкупа прельщает немногих». Как результат, планы по закупке в интервенционный фонд до 5 млн т зерна в этом году, вероятнее всего, останутся лишь планами.

Как полагает Арцибашева, изменить ситуацию можно, например, если государство будет начинать интервенции в Поволжье, на Урале и Сибири в самом начале уборки и при этом устанавливать более высокие цены на зерно.

Многим аграриям деньги нужны во время или сразу после сбора урожая, чтобы рассчитаться с банками и поставщиками удобрений и ГСМ, а это позволит им продать свое зерно по более выгодным ценам. В период уборочной кампании цены самые низкие, а ждать интервенций иногда просто не позволяют обстоятельства. «Цель господдержки — помочь выжить сельхозпроизводителям, но никак не обеспечить им сверхприбыль», — делает вывод Булавин.

Иванов соглашается, что интервенционные цены, как правило, бывают невыгодными. «Сейчас рынок дает на 2−2,5 тыс. руб./т больше цен госзакупок, — делится он. — К тому же мы находимся в дефицитном по зерну регионе, поэтому не сталкиваемся с падением цен и не нуждаемся в поддерживающих закупках». Ликвидность на рынке Белгородской области обеспечивают производители мяса.

По мнению Иванова, система полноценно заработает при проведении закупок в автоматическом режиме. С 1 июля по 31 декабря — закупочные интервенции по всем базисам одновременно без ограничения, а с 1 января по 30 июня — процедура обратного выкупа, также в автоматическом режиме. «Сегодня этот процесс регулируется административно, и агент решает где, сколько и какого товара купить, поэтому не все имеют доступ к интервенционным продажам», — добавляет руководитель.

Арцибашев считает, что все равно далеко не все сельхозпроизводители будут пользоваться схемой обратного выкупа зерна. «Ведь сначала нужно найти, кому продать зерно, получить предоплату, из этих денег заплатить государству за обратный выкуп, а уже потом продать тем, с кем договорился, — перечисляет он. — Длинная цепочка. Да и немногие конечные потребители рискнут дать деньги производителю».

А вот учредитель красноярской компании «Мильман-Агро» Юрий Шевель не скрывает, что рад такой помощи. «Мне не нужно было долго объяснять, какую пользу принесет участие в интервенциях и процедуре обратного выкупа. Я взял ручку, калькулятор и посчитал, какую выгоду буду иметь благодаря этой программе. У меня нет необходимости брать кредит и платить проценты, — рассказывает он. — Нужно просто быстро продать государству зерно, получить деньги и сделать все, что планировал: закупить удобрения, запчасти для машин, ГСМ и прочее».

В 2013 году компания продала в интервенционный фонд 10 тыс. т пшеницы третьего класса по 6,25 тыс. руб./т. А спустя время выкупила обратно с учетом затрат на хранение примерно по 7 тыс. руб./т. «Мы снова продали это зерно, но уже на свободном рынке по 9 тыс. руб./т», — говорит Шевель. Общая денежная выгода компании составила примерно 64 млн руб.

Воспользоваться этой схемой руководитель намерен и в нынешнем году. «Сейчас продаем зерно по цене интервенции — 6,45 тыс. руб./т, на рынке у нас цена чуть выше, но мы все равно реализуем часть урожая государству, планируем продать около 10 тыс. т, или четверть сбора, — комментирует он. — Ведь продавая зерно в ГИФ, мы, если понадобится, можем выкупить его обратно и перепродать дороже».

Выгодно продать дважды
Государственные интервенции позволяют сельхозпроизводителям получить дополнительные средства, отметил премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании кабинета министров в октябре. «В прошлом году правительство дало аграриям возможность обратного выкупа зерна при компенсации ими затрат по хранению, страхованию и налогам. С учетом благоприятной рыночной конъюнктуры после выкупа они смогли продать зерно с заметной выгодой для себя. В этом году практика интервенций будет продолжена», — подчеркнул Медведев.

Схема обратного выкупа хорошо себя зарекомендовала, подтвердил министр сельского хозяйства Николай Федоров.

По его словам, в прошлом году зерно решили вернуть около 40% аграриев, ранее продавших урожай в интервенционный фонд. «В этом году мы тотально распространяем эту практику, и каждый сельхозпроизводитель имеет право заключать контракт на обратный выкуп», — сказал министр.

Федоров добавил, что конкретный объем закупок будет зависеть от конъюнктуры цен на внутреннем и мировом рынках.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще