Перешагнули за четыре миллиона -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Перешагнули за четыре миллиона
Алена Белая
Агроинвестор
10 февраля 2015
В 2014 году производство мяса птицы прибавило 5,4%
Фото: Ю. Эйвазова

Прошлый год, возможно, стал последним для значительных инвестиций в птицеводство. Несмотря на рост спроса и снижение импорта, в нынешних макроэкономических условиях бизнес становится нерентабельным. Из-за удорожания производственных ресурсов на фоне девальвации рубля и повышения кредитных ставок до 25−30% увеличился риск массовых банкротств птицефабрик.

В прошлом году были приняты важные решения, которые могут способствовать развитию птицеводства, уверен президент Российского птицеводческого союза Владимир Фисинин.

Например, правительство решило продлить субсидирование кредитных ставок в отрасли до 1 января 2019 года, напоминает он. Среди достижений эксперт также отмечает план создания в стране четырех генетических центров по бройлерам, яичным курам, индейке и водоплавающей птице.

По его мнению, эти меры должны помочь привлечь инвестиции в сектор. «Согласно программе развития отрасли, к 2020 году Россия должна выйти на производство 4,5 млн т мяса птицы, а также экспортировать 450 тыс. т продукции. Поэтому, несмотря на достигнутые результаты, новые вложения нам по-прежнему нужны», — комментирует Фисинин.

Увеличили объемы

По оценке Росптицесоюза, по итогам 2014 года объемы производства мяса птицы выросли на 5,4% (на 200−210 тыс. т) до 4,03 млн т в убойном весе. Для отрасли год сложился неплохо, считает Фисинин. «Прибавку дал не только бройлер, но и индейка, и утка, их производство значительно повышается из года в год», — отмечает он.

По прог­нозу союза, в 2015 году прирост производства составит еще около 150 тыс. т. Однако, несмотря на постоянное увеличение объемов, уровень самообеспеченности мясом птицы пока остается неудовлетворительным. Только в 21 регионе потребители обеспечены мясом птицы на 100% и более, при этом в 37-ми, где проживает 43% населения страны, этот показатель менее 50%, сравнивает Фисинин: в основном это зоны Восточной Сибири и Дальнего Востока.

По мнению вице-президента Международной программы развития птицеводства (UIPDP) Альберта Давлеева, 2014 год был гораздо более удачным для сектора, чем два предыдущих, которые очень негативно сказались на экономике мясного птицеводства. На фоне ожиданий хорошего урожая во втором-третьем кварталах 2014 года цена фуражного зерна снизилась в 1,5−2 раза до 5−7 тыс. руб./т.

Кроме того, резкое удорожание свинины после запрета импорта североамериканской продукции в 2013 году и европейской в начале 2014-го повлияло на повышение отпускных цен мяса бройлеров. Добавило динамики и августовское продовольственное эмбарго, сократившее предложение мяса птицы на рынке примерно на 200 тыс. т, рассказывает Давлеев.

Опрошенные «Агроинвестором» участники рынка довольны результатами прошлого года. Подводя его итоги, основной собственник и председатель совета директоров холдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» (птицеводческое подразделение компании расположено на 12 площадках в Белгородской и Новгородской областях) Александр Орлов назвал его одним из самых удачных в истории компании: радуют и производственные, и финансовые результаты.

«Произведено 252,6 тыс. т мяса птицы в живом весе против 229 тыс. т в 2013 году. Выручка от реализации уже достигла 16,5 млрд руб., прибыль — 2,7 млрд руб.», — говорил он в январе. В 2015 году «Белгранкорм» планирует произвести более 300 тыс. т мяса птицы.

В компании «Куриное Царство» (входит в «Черкизово») ушедший год называют рекордным во многих отношениях. «Мы произвели максимальный объем мяса птицы за всю историю своего существования, сумели увеличить рентабельность и обеспечить ожидаемую доходность на вложенные средства для наших акционеров», — доволен исполнительный директор предприятия Сергей Сахно.

Объем производства превысил 90 тыс. т в живом весе, что на 5,5 тыс. т больше, чем в 2013 году. В 2015-м «Куриное Царство» планирует выйти на 104,7 тыс. т птицы в живом весе.

2014-й стал знаковым и благодаря реализации липецкого проекта «Елецпром», инвестиции в который в течение года составили более 1,7 млрд руб., продолжает Сахно. «Введена в эксплуатацию новая бройлерная площадка в Данковском районе мощностью единовременной посадки более 2 млн бройлеров.

Кроме того, мы уже завершили строительство зернохранилища и инкубатория на 240 млн яиц, сейчас на обоих объектах идет монтаж оборудования», — рассказывал Сахно в январе.

Также в прошлом году «Куриное Царство» продолжило менять структуру производства. Если в 2013-м соотношение охлажденной и замороженной продукции составляло 64% и 36%, то в 2014-м уже 72% против 28%. Процент разделки по отношению к целой тушке увеличился на 9%, сравнивает Сахно. Общий объем брендированной продукции вырос на 14,37%.

Председатель совета директоров холдинга «Белая птица» Игорь Барщук тоже доволен работой компании в 2014 году. «Мы смогли выйти на полную мощность в Курске — 116 тыс. т в живом весе, приросли на 23 тыс. т в Белгороде, — рассказывает он. — Общий объем составил 240 тыс. т».

В этом году производство на курских и белгородских предприятиях должно достичь 260 тыс. т мяса птицы. «Если 2013 год мы, как и множество других птицеводческих предприятий, закончили на уровне убытка, то в 2014-м ситуация выровнялась. Средняя рентабельность по отрасли составляет около 20%, в «Белой птице» она 23%, — оценивает Барщук. — Этого вполне достаточно, чтобы возвращать ранее взятые кредиты, наращивать ресурсы и производственные мощности, используя при этом самые современные технологии».

«Приосколье» в прошлом году произвела 632,1 тыс. т мяса птицы в живом весе: 445,1 тыс. т в Белгородской области, 68,5 тыс. т в Алтайском крае, 118,5 тыс. т в Тамбовской области, перечисляет представитель компании Надежда Семашкина. Объем продаж продукции составил 513 тыс. т против 506 тыс. т годом ранее.

Для агрохолдинга «Русское зерно» (бройлерные и яичные птицефабрики в Башкирии) год прошел под знаком модернизации производственных мощностей, которая будет продолжена и в 2015-м.

Компания сделала ставку на развитие птицеводческого кластера, начав глобальную реконструкцию птицефабрики «Башкирская». «Отдачу от сделанных инвестиций мы будем получать на протяжении многих лет», — рассчитывает гендиректор компании Алексей Верхотуров. В этом году холдинг планирует перепрофилировать яичные птицефабрики — «Ашкадарскую» и «Туймазинскую» — в бройлерные. Это позволит удвоить производство куриного мяса с 30 тыс. т до 60 тыс. т/год в убойном весе, делится топ-менеджер.

Импорт снизился в 1,5 раза

Запрет Россельхознадзора на поставки мяса из стран ближнего и дальнего зарубежья стал ключевым событием, положительно повлиявшим на конъюнктуру российского рынка мяса птицы в прошлом году, считает старший эксперт по мясному рынку ИКАР Даниил Хотько. Верхотуров главным событием прошедшего года считает введение продовольственного эмбарго. Спрос на российское куриное мясо вырос, это позволило многим отечественным предприятиям нарастить производство и заместить импортную продукцию, поясняет он.

По оценке ИКАР, в прошлом году импорт мяса птицы с учетом стран ТС составил около 450 тыс. т, тогда как в 2013-м ввезли 550 тыс. т. Несмотря на сокращение поставок из-за рубежа, общая емкость рынка не снизилась, однако локальное уменьшение предложения стало одной из причин роста цен на продукцию, рассказывает Хотько.

Согласно предварительным данным ФТС, в 2014 году Россия импортировала примерно 230 тыс. т мяса птицы (без учета стран ТС), что составляет всего 65% от объема годовой квоты и почти в полтора раза меньше, чем было ввезено в 2013-м. Положенная России квота на импорт 330 тыс. т мяса птицы в год уже неактуальна, уверен Фисинин. «Потребители давно оценили отечественную охлажденную продукцию и не хотят покупать перемороженное мясо», — аргументирует эксперт.

Если в первом полугодии 2014-го крупнейшим поставщиком мяса птицы в Россию были США (47% всего импорта), то сейчас структура ввоза кардинально изменилась. Теперь основной объем продукции идет из Бразилии (41%) (см. таблицу «Структура импорта»). После запрета импорта птицы из стран, которые ранее ввели экономические санкции против России (США, ЕС, Канада и др.), предполагалось заменить всех этих поставщиков альтернативными.

Однако это произошло лишь отчасти. «Главная причина — удвоение обменного курса рубля, сделавшее импорт нерентабельным, — поясняет Давлеев. — Вторая — нежелание некоторых стран менять свои стабильные каналы поставок на другие рынки». Кроме Бразилии и Турции мало кто обратил внимание на открывшиеся возможности продаж в России и хотя бы частично реализовал их, уточняет он. «Среди новых поставщиков стоит отметить стремительный рост ввоза из Турции — с менее чем 1 тыс. т в 2013-м до 14 тыс. т в завершившемся году», — отмечает Хотько.

По его мнению, в 2015-м общий импорт, возможно, сократится еще на 10−15%. Этому будет способствовать запретительно высокий курс доллара, вследствие чего зарубежная продукция становится неконкурентоспособной по сравнению с отечественным мясом.

Тем не менее импортозамещения в полном смысле слова пока не наблюдается, обращает внимание Фисинин. «Беларусь ввозит примерно 150 тыс. т, хотя, согласно межправительственному соглашению, должно быть не более 50 тыс. т. В первом полугодии 2014-го на рынке присутствовало еще и мясо из Украины», — напоминает эксперт.

Однако уход с рынка почти 300 тыс. т, или около 10% объема, безусловно, ускорил повышение цен на мясо птицы, говорит Давлеев. Кроме того, это привело к увеличению закупок отечественного бройлера переработчиками, которые прежде работали с импортным сырьем.

В прошлом году на промпереработку ушло около 0,5 млн т российского мяса птицы, тогда как в 2010—2012 годах было не более 250 тыс. т, обращает внимание эксперт. При этом в рознице заметно снизилось предложение целой тушки и увеличилось количество ассортиментных позиций с добавленной стоимостью — охлажденных натуральных и рубленых полуфабрикатов, готовых к приготовлению.

Цены потянулись за свининой

Сокращение импорта после введения запрета на ввоз свинины из ЕС с февраля 2014 года способствовало укреплению цен на мясо птицы. Если на начало прошлого года охлажденная тушка бройлера в среднем по России стоила 75,7 руб./кг, то уже в середине апреля ее стоимость возросла до 80 руб./кг (+5,5%). «Именно в этот период переработчики стали активнее переходить на мясо птицы из-за его более низкой стоимости», — поясняет Даниил Хотько.

Прежде всего, оно стало субститутом свиного шпика, 95% которого завози­лось из стран ЕС. В августе цены превысили 105 руб./кг и балансировали примерно на этом уровне до конца года (см. график «Ценовой всплеск»). Давлеев подтверждает, что в течение всего прошлого года цены на мясо бройлеров с разрывом менее, чем в месяц, коррелировали с ценовыми колебаниями на рынке свинины, где преобладал повышательный тренд.

Птицеводы тоже отмечают рост цен, но обращают внимание, что в начале прошлого года ситуация была не такой позитивной. В январе и феврале 2014-го птицефабрики «Белгранкорма» работали в убыток: себестоимость составляла почти 66 руб./кг, а продажи шли по 63 руб./кг за тушку бройлера, вспоминает представитель компании Владимир Саенко. «В феврале цена реализации упала до 61 руб./кг, но благодаря работе над издержками себестоимость удалось снизить до 64 руб./кг, — приводит он данные. — В марте цены немного подросли и были чуть выше себестоимости, мы перестали работать в убыток, но основное удорожание продукции пришлось на период с июня по октябрь».

На пике в сентябре тушка бройлера в регионах, где работает холдинг, стоила почти 100 руб./кг. Но к концу года цена постепенно стала снижаться и к середине января 2015-го достигла уровня 89 руб./кг. «Белая птица» тоже начала прошлый год с убыточной цены 70 руб./кг за тушку, а закончила уже со 106 руб./кг, сравнивает Игорь Барщук.

В этом году вряд ли стоит ожидать серьезной коррекции цен, прогнозирует Даниил Хотько. «С одной стороны, давление на них будут оказывать несколько факторов: удорожание кормов, общая продовольственная инфляция, а также рост потребления мяса птицы как более дешевого источника животного белка, — перечисляет он. — Однако падение реальных доходов населения должно удержать цены от дальнейшего роста». Отпускные цены будут варьироваться от 110 руб./кг до 130 руб./кг, в зависимости от ситуации и потребительского спроса, считает Давлеев.

Барщук уверен, что в 2015-м есть предпосылки для дальнейшего роста цен на продукцию. «Во-первых, даже при заявленном наращивании объемов производства мы видим положительную динамику в увеличении потребления мяса птицы, — поясняет он. — Во-вторых, в связи с продовольственным эмбарго в стране нет большого количества дешевой импортной птицы, производство которой субсидируют страны ЕС и США, поэтому отечественный рынок не испытывает давления».

Сергей Сахно говорит, что делать ценовые прогнозы на предстоящий год сложно. С учетом инфляции, вероятность удорожания мяса птицы неоспорима, но тем не менее не исключено, что в будущем российская продукция будет одной из самых дешевых в мире, добавляет он.

Негатив под конец года

К концу 2014-го экономические санкции Запада, обвал рубля и, как следствие, резкий рост цен на зерно значительно снизили позитивный эффект первого полугодия, констатирует Давлеев. Фисинин подтверждает, что в конце 2014 года ситуация с кормами обострилась. Несмотря на то что был собран большой урожай зерна, оно стоит на 30−50% дороже, чем в прошлом году: 10−11 тыс. руб./т против 7 тыс. руб./т, сравнивает он. «Пшеница подорожала с 6 тыс. руб./т до 13 тыс. руб./т, что сказалось на себестоимости продукции», — отмечает Сергей Сахно.

У «Черкизово» есть собственное производство зерна, но его недостаточно, чтобы загрузить комбикормовые заводы, от которых зависят птицефермы, добавляет он. Кроме того, вслед за удорожанием доллара и евро увеличились цены закупки сырья для премиксов — витамины и аминокислоты преимущественно поставляются из-за границы.

Верхотуров называет резкое удорожание иностранной валюты, рост ставок по кредитам и высокую инфляцию главными негативными событиями года. Из-за девальвации рубля сильно выросли цены на зерно, импортные компоненты производства и, соответственно, корма для птицеводческих хозяйств, что значительно повысило себестоимость продукции.

Игорь Барщук говорит, что сейчас она уже прибавила около 20%. Кроме того, снижение курса национальной валюты привело к повышению цены на оборудование и его обслуживание, добавляет Владимир Саенко. Учитывая удорожание всех производственных ресурсов — кредитов, кормов, энергоносителей, оборудования, расходных материалов, ветпрепаратов и т. п. — себестоимость производства в 2015 году станет значительно выше, чем в 2015-м: как минимум, на уровне 80−90 руб./кг, прогнозирует Давлеев.

Сейчас основная проблема в том, что не удается сохранить стабильную дельту между себестоимостью и отпускной ценой, считает Орлов. Хотя «Белгранкорм» надеется, что теперь производственные затраты удастся снизить.

В конце прошлого года холдинг запустил линию по переработке сои, больший объем которой выращивает в своих хозяйствах. «Конечно, пока еще нам приходится приобретать импортный соевый шрот у сторонних компаний, но, учитывая скачок цен на него, собственное производство полножирной сои просто спасает», — делится Орлов. Но, несмотря на это, себестоимость все же растет: в ноябре 2014-го она составляла почти 74 руб./кг, в декабре — 75,93 руб./кг. Также в ноябре компания стала отмечать падение спроса на мясо птицы.

Учитывая, что в структуре себестоимости корма занимают до 70%, о хорошей рентабельности речь сейчас не идет, сожалеет Фисинин. Среднюю по России маржу производства мяса бройлера в 2014 году он оценивает на уровне 5%. Эксперт опасается, что теперь предприятия могут начать уходить с рынка, так как работать себе в убыток никто не будет.

Сейчас капитализация российских компаний, занятых в мясном птицеводстве, сократилась пропорционально снижению курса национальной валюты, несмотря на рост производственных и финансовых показателей, отмечает Давлеев.

Впрочем, у сектора гораздо более устойчивое положение, чем у других сегментов сельского хозяйства, да и экономики в целом, считает эксперт: спрос на продукцию только растет, особенно в периоды рецессии. В то же время, по мнению Давлеева, прошедший год, вероятно, стал последним для значительных инвестиций в птицеводство.

Перспективы 2015-го

Пятнадцатилетний период вложений в отрасль позволил создать базу для ее устойчивого существования в любых условиях, уверен Давлеев. Правда, результаты 2015 года могут быть более скромными, чем итоги 2014-го. По оценке эксперта, в этом году сектор может прибавить еще от 150 тыс. т до 250 тыс. т мяса в зависимости от экономической и финансовой ситуации в стране.

Проблема в том, что отечественный птицепром вошел в этот год с множеством неопределенных параметров, рекордно высокими процентными ставками по кредитам и ценами на корма, резким падением платежеспособного спроса, удвоенным курсом обмена валют и неясностью перспектив господдержки, перечисляет Давлеев. «Запасы также сложно оценить, поскольку неясны перспективы импорта, он будет зависеть от срока снятия эмбарго, экономических санкций, изменения курса рубля и ветеринарной ситуации у стран-поставщиков».

Нельзя недооценивать и резко возросшей угрозы гриппа птиц, который к середине зимы 2015 года практически окружил Россию вспышками высокопатогенных штаммов, напоминает эксперт. Заболевание фиксировалось в Китае, Корее, Японии, Индии, Вьетнаме, Камбодже, Непале, Германии, Голландии и Великобритании.

«Да и в самой России уже было два случая в домашних подворьях на Алтае, — говорил Давлеев в середине января. — Если грипп птиц распространится по территории страны, то не исключено повторение паники 2004−2005 годов, когда потребление птицы в России упало на 35% в течение четырех месяцев». А весенние миграционные потоки перелетных птиц не за горами, добавляет он.

Снижавшаяся в последние несколько лет маржа мясного птицеводства в середине 2014-го стала повышаться, но в этом году ситуация ухудшится, прогнозирует Давлеев. «Анализ экономических показателей птицефабрик показывает, что средний уровень доходности бройлерного производства, упавший в 2013 году до 4,5%, может не только остаться на том же уровне, но и опуститься еще ниже», — предупреждает он.

При этом еще одной проблемой отрасли становится то, что многие хозяйства даже при условии субсидирования не смогут привлечь кредиты, ставки по которым увеличились до 25−30%.

«В результате птицефабрики могут остаться без оборотного капитала для обновления стада, закупки зерна и кормов, а также поддержания техники в рабочем состоянии, — опасается Давлеев. — Если это произойдет, то компании остановят производство и обанкротятся». В такой ситуации более устойчивые игроки смогут занять освободившуюся долю рынка, хотя, возможно, и сами сократят производства, чтобы снизить издержки и сыграть на дефиците рынка, рассуждает он.

Последние несколько лет в России ежегодно вводилось мощностей на 400 тыс. т/год мяса бройлера в живом весе, оценивает Игорь Барщук. Сейчас создание производства на 100 тыс. т/год с собственным комбикормовым заводом и родительским стадом будет стоить от 15 млрд руб. до 18 млрд руб.

«Понятно, что большая часть из этих денег — заемные средства, а в связи со сложной финансово-экономической ситуацией банки в одностороннем порядке повышают ставки по ранее выданным кредитам; новые зай­мы доступны со ставкой от 26%, — рассказывает он. — Трудно себе представить производство, которое способно обслуживать такие дорогие деньги».

На фоне негативных прогнозов для России на 2015 год, озвученных большим кругом экспертов — от Всемирного банка до Минэкономразвития, — инвестиции в птицеводство сузятся до нескольких крупных уже начатых проектов, считает Давлеев. «Даже самые устойчивые банки вряд ли возьмут на себя риски кредитования отрасли в условиях схлопывания рынка, падения потребительского и корпоративного спроса, а госбюджет и так урезает все возможные расходы», — поясняет он. Именно поэтому совокупные инвестиции в птицеводство в 2015 году эксперт ожидает на уровне не более 20−30 млрд руб.

«Белгранкорм» с тревогой смотрит в 2015 год, хотя компания завершила все крупные инвестиционные проекты. «Себестоимость продукции в этом году удастся сократить как раз благодаря отсутствию новых больших вложений, — говорит Владимир Саенко. — В обозримом будущем их и не ожидается из-за повышения кредитных ставок». Даже те банки, для которых холдинг является VIP-клиентом, с трудом выдают заемные средства, сетует он.

Индейка тоже в плюсе
В 2014 году заметно выросло предложение мяса индейки, которое позиционируется как альтернатива свинине, говядине и мясу бройлера, рассказывает Альберт Давлеев: «Торговые сети даже выделяют индейке отдельные полки в мясном ряду». Растущий спрос позволил удержать высокие цены как в рознице, так и в промышленном сегменте — 160−180 руб./кг (за тушку). На этом уровне они, скорее всего, сохранятся и в 2015 году благодаря ненасыщенности рынка, думает эксперт: потреб­ление индейки на душу населения в России едва превышает 1 кг/год.
Новые экспортные возможности
Снижение в два раза курса рубля к доллару как основной расчетной единице в международной торговле вполне может превратить Россию из традиционного импортера в нового экспортера продукции птицеводства, полагает Альберт Давлеев. Объем (около 40 тыс. т) и динамика экспорта последних лет не показательны: в основном за рубеж поставляли не само мясо птицы, а продукты убоя, главным образом лапки, продававшиеся в страны Юго-Восточной Азии.

Тушки и части бройлеров вывозили в Казахстан, что считается внутренним движением товара в рамках Таможенного союза. «Есть большой потенциал экспорта субпродуктов и тушек кур-несушек на рынки Африки, халяльной продукции на Ближний Восток, а также уже традиционно во Вьетнам, Гонконг и Китай», — думает Давлеев. Впрочем, для этого России сначала предстоит решить проблемы с согласованием двусторонних ветеринарно-санитарных сертификатов.
По оценке ИКАР, экспорт мяса птицы по итогам 2014 года составил около 55−57 тыс. т, что на 5% больше, чем в 2013-м. В прошлом году удалось значительно увеличить поставки в Гонконг (+45%) и Вьетнам (+201%), правда, на фоне серьезного сокращения продаж в Казахстан (-34%). «В 2015 году перспективы экспорта мяса птицы серьезно возрастают из-за резкого повышения конкурентоспособности по цене, — соглашается с Давлеевым Даниил Хотько.

— В результате падения курса рубля к доллару средние цены на тушку в России оказались ниже, чем в США и ЕС. Поэтому российским компаниям-экспортерам стоит рассмотреть возможности увеличения поставок в страны Азии и Африки».
Показать еще
Рекомендации
Реклама