Миллион тонн «белого золота» -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Миллион тонн «белого золота»
Инна Ганенко, Людмила Малютина
Агроинвестор
6 апреля 2015
Рисоводство вышло из кризиса и вернулось во времена СССР
Фото: Легион-Медиа

Россия выращивает около миллиона тонн риса за сезон. Хотя посевы все еще не восстановились до прежних уровней, рост урожайности и эффективности снова обеспечивают сбор на уровне советских лет. Но в секторе остаются проблемы: рынку опять угрожает импорт, а затраты на производство растут быстрее маржи.
По данным Южного рисового союза (ЮРС), в конце 1980-х годов посевы риса в России превышали 300 тыс. га. В период 1990-х годов они существенно уменьшились, и восстановить прежние объемы удалось только в Краснодарском крае. В большинстве других рисосеющих регионов — в первую очередь, в Астраханской области, Дагестане и Калмыкии — ситуация в отрасли остается очень сложной, рассказывает председатель совета союза Игорь Лобач.

Потеряли 100 тыс. га

Ситуация с производством риса усугубилась в 1998 году после финансового кризиса, говорит вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут. «Кроме сокращения бюджетной поддержки в тот период проблемы сектора сильно обострял массированный импорт: правительство приняло совершено неправомерное, на наш взгляд, решение о приеме Россией гуманитарной помощи, — вспоминает он. — Объемы поставок только рисовой крупы чуть ли не в 1,4-2 раза превышали внутреннее потребление». Ситуация начала меняться к лучшему только в начале 2000-х, когда государство решило поддержать отечественных производителей риса. «Российская рисовая отрасль успешно развивалась в 2004—2012 годах благодаря мерам господдержки, в том числе усилению таможенно-тарифного регулирования, — комментирует замгендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Ирина Глазунова. — В эти годы в сектор пришли крупные частные инвестиции, увеличились вложения на гектар». В результате средняя урожайность поднялась до рекордных показателей — с 31,5 ц/га в 2003-м до 54,9 ц/га в 2012-м. Это выше уровня многих крупнейших мировых стран — производителей риса. Валовые сборы в 2010—2012 годах превышали 1 млн т. Однако с осени 2012-го отечественное рисоводство оказалось под воздействием ряда негативных факторов. Важнейший из них — резкое падение таможенных пошлин после присоединения России к ВТО: со €120/т до €45/т с последующим снижением к авгус­ту этого года до €30/т. Дополнительно повлия­ла ситуа­ция на мировом рынке. «В последние годы произ­водство и торговля рисом в мире бьют рекорд за рекордом, страны-экспортеры конкурируют между собой за покупателя, понижая экспортные цены», — рассказывает Глазунова. Так, например, вьетнамский рис на внешнем рынке подешевел с $450-455/т в авгус­те 2014-го до $350-360/т в настоящее время. Уменьшение ввозных таможенных пошлин и экспортных цен спровоцировали рост поставок дешевого импортного риса на 40% за последние три года: до более чем 250 тыс. т в 2014-м. На этом фоне и с учетом роста производственных затрат посевы риса в 2013 году сократились (см. таблицу на стр. 26). Упали и вложения рисоводов на гектар, что привело к снижению урожайности до 49,5 ц/га в 2013 году и, как следствие, сокращению валового сбора до 935 тыс. т, сравнивает Глазунова. В прошлом году урожай вновь вырос почти до уровня 2010-2012 годов, но в основном благодаря хорошим погодным условиям. Небольшое расширение посевов на 6-7 тыс. га было обусловлено тем, что рисоводы ждали принятия правительством решения о компенсации потерь российской рисовой отрасли от вступления страны в ВТО, поясняет Глазунова. В этом году, по прогнозу Минсельхоза, посевы риса могут увеличиться на 18 тыс. га до 214 тыс. га.

Ввозим и вывозим

По данным ЮРС, в последние годы объемы им­пор­­та риса-крупы варьируются в пределах 170-250 тыс. т/год. Сырец в Россию не завозится. «В последние два-три года отмечается тенденция роста объемов ввоза риса, и, вероятно, ситуация с пошлинами этому способствует, — считает Игорь Лобач. — В этих условиях отечественным производителям сложнее конкурировать с импортной продукцией». Для подавляющего большинства стран — поставщиков риса в Россию (Таиланд, Вьетнам, Индия, Пакистан, Уругвай, Египет и др.) действует преференциальный режим, установленный для развивающихся стран — понижающий коэффициент 0,75 к ввозной таможенной пошлине, напоминает Глазунова. Наименее развитые страны (Мьянма, Камбоджа) поставляют рис беспошлинно. Раньше в Россию ввозили много круглозерного и среднезерного риса, который выращивают отечественные рисоводы, в последние годы импортируется преимущественно длиннозерный сорт, добавляет эксперт. В свое время сдерживание импорта таможенными пошлинами помогло повысить потребление отечественного риса, отмечает замгендиректора АФГ «Националь» (крупнейший производитель риса, 45 тыс. га в Краснодарском крае и Ростовской облас­ти) Павел Воронцов. Рост спроса способствовал притоку инвестиций в сектор. «Это позволило заложить фундамент для повышения урожайности, обновления парка техники, развития хранения и переработки, — перечисляет он. — Снижение пошлины грозит отечественному рисоводству новыми проблемами, так как себестоимость нашего риса все-таки выше, чем выращенного в юго-восточной Азии». С увеличением валового производства риса у нас появились достаточно серьезные экспортные возможности, говорит Игорь Лобач. Отечественный рис вполне конкурентоспособен на мировом рынке. В 2012 году был вывезен рекордный объем — 333,8 тыс. т. В 2013-м отмечалось снижение экспорта, что связано с невысоким урожаем и значительным повреждением посевов пирикуляриозом, поясняет эксперт. Но уже в прошлом году урожай риса снова превысил 1 млн т, что укрепило экспортный потенциал страны: за рубеж отправили 182 тыс. т — 80,3 тыс. т крупы и 101,7 тыс. т сырца. Основной покупатель российского риса — Турция, причем главным образом туда идет сырец. Также идут продажи в страны ближнего зарубежья: Туркменистан, Таджикистан, Азербайджан, Кыргызстан. Россия полностью замещает свои потребности в круглозерном рисе и стала достаточно крупным экспортером для средиземноморья, подтверждает Александр Корбут. Кроме стран СНГ, Турции, Египта, российский рис поставляется и в Европу. «Наш круг­лозерный рис по своим характеристикам идеален для приготовления суши, — поясняет эксперт. — Японс­кий рис обходится Европе и другим странам дороже из-за транспортных расходов, поэтому покупать в России гораздо выгоднее». По прогнозу Минсельхоза, в ближайшие годы при производстве 1,2 млн т риса потенциал его экс­порта может достичь 500 тыс. т. «В ближайшей перспек­тиве — это трудновыполнимая задача, — считает Игорь Лобач. — Чтобы достичь цели необходимо увеличить производство на 200 тыс. т, а сделать это без расширения посевов практически невозможно». Хороший потенциал по их расширению есть в Ростовской и Астраханской областях, в некоторых Северокавказских республиках, но восстановление заброшенных рисовых систем требует больших инвестиций, и без серьезной поддержки государства здесь невозможно обойтись. Затраты на восстановление и реконструкцию рисовых оросительных систем могут доходить до 140-160 тыс. руб./га (в ценах 2013 года) и выше, оценивает Лобач. «В нынешних экономических реалиях надеяться на существенный прорыв в этом вопросе не приходится», — констатирует он. Господдержка играет решающую роль в развитии рисовой отрасли, соглашается Корбут.

Рост затрат

Глазунова оценивает прошлогодние затраты на выращивание риса в среднем по стране около 60-70 тыс. руб./га. В Краснодарском крае этот показатель был ниже — не многим более 50 тыс. руб./га, обращает внимание Игорь Лобач. По оценке ЮРС, средний уровень рентабельности в рисоводческой отрасли региона достигает 25%. Однако прибыль, которую рисоводы получили в сезоне-2014/15, будет в значительной степени «съедена» весной из-за увеличения издержек, полагает Глазунова. «В 2015-м резко подорожали многие средства производства, к тому же кредиты стали менее доступны, что, конечно, повлечет за собой рост затрат, — соглашается Лобач. — Хотя следует отметить, что и цена на рис за последние месяцы существенно повысилась». По данным союза, в середине марта сырец стоил 23,5-24 тыс. руб./т, рисовая крупа (ТУ 1 сорта без НДС) — 37,5-38 тыс. руб./т. «В этом году цены на сырец и крупу сформировались на достаточно высоком уровне: примерно 20-25 тыс. руб./т и 39-43 тыс. руб./т, — подтверждает Глазунова. — Это связано с высоким курсом доллара, который мотивировал экспорт». По словам Воронцова, затраты на гектар в 2014 году были на уровне 45 тыс. руб. В этом расходы увеличатся примерно на 30% — 2015-й станет непростым для рисоводов, считает он. «Без кредитования отрасль слабая, а с ним сейчас проблемы, — поясняет руководитель. — Растут затраты на СЗР, ГСМ, непонятно, на каких уровнях сформируется себестоимость продукции по итогам сева». К тому же на рынок давит мировое производство — в Азии прогнозируется неплохой урожай. В таких условиях нужно активнее экспортировать, полагает Воронцов. «Нацио­наль» вывозит за рубеж до 20% от общего урожая — 25-30 тыс. т ежегодно — как сырцом, так и крупой, уточнял он в марте. КФХ «Хочеян» (Астраханская область) выращивает рис 12 лет. В лучшие годы посевы доходили до 1,3 тыс. га, рассказывает глава хозяйства Вачаган Хочеян, сейчас снизились до 800 га. «Мы стали эффективнее работать, соблюдаем технологию, — комментирует он. — Сеем меньше, но урожайность выросла и доходит до 60 ц/га». Затраты на выращивание риса по интенсивной технологии руководитель оценивает в 42-45 тыс. руб./га без учета амортизации, капвложений и расходов на ремонт полей. Средний доход с гектара составляет 40-50 тыс. руб. при выручке около 100 тыс. руб./га. Но даже такая прибыль не позволяет хозяйству развиваться. «Мы очень много вкладываем в ремонт полей, — поясняет Хочеян. — Рисоводство все-таки тяжелая и высокозатратная отрасль, но зато самая прогнозируемая». Давая рису питание, свет, тепло и влагу, всегда можно рассчитывать на какую-то прибыль. Производство других агрокультур — КФХ также выращивает люцерну и зерновые — более рискованно. «Например, зерновые нельзя орошать, потому что получится слишком высокая себестоимость, но в Астраханской области очень часто бывают засушливые явления», — добавляет Хочеян. У хозяйства есть собственные перерабатывающие мощности и возможность реализовывать крупу, а не сырец. Хочеян видит большое будущее в развитии переработки: по его мнению, нужно стремиться к тому, чтобы в реализации любой сельхозпродукции доля сырья не превышала 15-20%. «Остальное нужно перерабатывать, получая высокую добавленную стоимость, — уверен он. — Так можно снизить риски сырьевого производства: даже если растениеводство в какие-то годы убыточно, переработка всегда поможет выйти в плюс». Реализация крупы добавляет к стоимости сырца около 30%, оценивает Воронцов. В начале сезона его компания реализовывала сырец по 12 тыс. руб./т, а крупа на тот момент стоила около 20 тыс. руб./т. Выход крупы из сырца получается от 50% до 65-70%, уточняет он. Также нужно развивать переработку отходов, продолжает Хочеян. «После производства крупы остается много побочных продуктов, которые пока не востребованы рынком, — рассказывает он. — Хотя они очень питательны и могут использоваться для кормления КРС». Например, рисовую мучку, которая стоит 5-6 руб./кг, в России практически никто не покупает, зато она активно экспортируется. «Мы отправляем мучку через Краснодар в Турцию, — говорит руководитель. — Несмотря на высокие затраты на транспортировку, туркам выгодно ее покупать».

Нужна модернизация


Независимо от роста производственных показателей рисовой отрасли ее развитие замедляют некоторые проблемы. В первую очередь — это очень низкая эффективность использования рисовых оросительных систем в большинстве рисосеющих регионов, говорит Игорь Лобач. Если в Краснодарском крае в производстве задействовано более половины имеющихся оросительных систем, то, например, в Астраханской области используется менее 3% из более чем 86 тыс. га. Основная причина такой ситуации в кардинальном ухудшении их мелиоративного состояния, что не позволяет строго выдерживать научно обоснованную технологию возделывания риса. В советские годы посевы риса в Астраханской области доходили до 120 тыс. га, а сейчас не превышают 3 тыс. га, сравнивает Вачаган Хочеян. «Отрасль буквально разваливается, выходят из строя оросительные системы, а ремонтировать их некому, — сетует он. — Воду для производства мы берем через Мелиоводхоз, но у них все оборудование старое, а денег на обновление нет». Раньше оросительные системы тоже были в структуре Мелиоводхоза и восстанавливались за счет государства, но сейчас вышли из их ведения, а другой контролирующей организации не имеется. «Нам дают в аренду земли, а оросительную, дренажную системы — нет, — делится Хочеян. — Нужна объединяющая организация, которая взяла бы на себя работы по восстановлению этих систем, а расходы хозяйства готовы поделить между собой». Еще одна астраханская компания «Новые Технологии» занималась производством риса в течение трех лет. «Выращивали до 400-600 га, но в прошлом году ушли из этого бизнеса, — рассказывает директор предприятия Павел Дрокин. — В первый год мы получили неплохую урожайность до 60 ц/га, но успели убрать только половину». Дальше стало хуже. Хозяйство находилось в самой северной точке области, где теоретически можно заниматься этой агрокультурой, но из-за изменения климата перестало хватать времени на вызревание риса. Плюс значительно выросли затраты на электричество, удобрения, воду. «Когда мы начинали, вода стоила 2,5 тыс. руб./ га, сейчас уже 18 тыс. руб./га, — восклицает руководитель. — При этом оросительные системы находятся в полном упадке, они не восстанавливались с 1950-х годов, и на это нужны огромные средства». Бывший глава одного из кубанских КФХ Виктор Абраменко пару лет назад тоже ушел из рисового производства. «Мы выращивали до 3,5 тыс. га, урожайность доходила до 65-75 ц/га, — вспоминает он. — Но в секторе слишком много сложностей и основная из них — технологическая: все разваливается и нуждается в модернизации. 35 лет не велась планировка чеков, а эта процедура вкупе с водным режимом — залог высокого сбора». Сейчас Абраменко только торгует рисом на внутреннем и внешнем рынках. В этом сезоне на экспорт (преимущественно в Турцию) было отправлено около 20 тыс. т риса-сырца. Для поддержания рисовых систем в рабочем состоянии необходимо провести мелиоративные мероприятия, но профинансировать их в полном объеме не могут даже финансово крепкие предприятия, признает Игорь Лобач. Тем не менее сектор постепенно модернизируется. Например, в Краснодарском крае в последние годы существенно обновился машинно-тракторный парк. Использование современных комбайнов позволило ощутимо сократить потери при сборе урожая, считает эксперт. В последние три-пять лет значительно выросла оснащенность современным оборудованием рисоперерабатывающих предприятий. Это позволяет получать конечную продукцию, в первую очередь рисовую крупу, высокого качества. На территории края работает более 35 заводов, многие из которых были построены в последние пять-семь лет и отвечают мировому техническому уровню.

Крым без риса
В этом году Крым откажется от посевов риса из-за отсутствия поставок воды из Украины по Северо-Крымскому каналу. Об этом ранее сообщал глава минсельхоза республики Виталий Полищук. Шансы на скорое возобновление полива крымских земель, лишившихся воды
после перекрытия Украиной Северо-Крымского канала, малы, отмечал он. «С учетом сложившейся ситуации с водой прогнозировать будущий урожай в регионе очень сложно,
мы сегодня реально не знаем, какие будут последствия от ее отсутствия», — цитировал
его «Интерфакс». Ранее в Крыму рисом ежегодно засевалось в среднем 15 тыс. га.

Урожай составлял около 100 тыс. т. На орошение риса шло около 500 млн кубометров воды из 700 млн кубометров, поступавших в Крым по Северо-Крымскому каналу.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама