Как государство может помочь в увеличении производства овощей на $2,5 млрд -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Как государство может помочь в увеличении производства овощей на $2,5 млрд
Сергей Королев
Агроинвестор
октябрь 2015
С 2009 года импорт овощей сократился всего на 7%: их внутреннее производство не растет. Рентабельность отрасли с господдержкой в среднем составляет 9%, без нее бизнес убыточен. Чтобы инвесторы пошли в овощеводство, маржа должна увеличиться до 17−20%.
Без субсидий овощеводство убыточно
Фото: В. Лысов

Норма потребления овощей, рекомендованная НИИ питания РАМН, — 185 кг/чел. в год. В России сейчас в среднем потребляется лишь 96 кг/ чел., то есть примерно половина необходимого. Правда, в последние годы наблюдается тенденция увеличения этого показателя, а растущий спрос нужно как-то обеспечивать. В 2014 году наша страна импортировала 2,8 млн т овощей, в том числе примерно 1 млн т — тепличных, ввозимых зимой, на сумму около $2,5 млрд. Это деньги, которые наш потребитель заплатил иностранным компаниям, хотя они могли бы быть направлены на развитие собственного производства.

Как помочь сектору

Последние десять лет овощеводство испытывало дефицит господдержки: отрасль жила сама по себе, никто не обращал на нее внимания, занимаясь развитием мясного и молочного животноводства, производством зерна. Ситуация стала меняться после введения эмбарго на импорт сельхозпродукции, когда выяснилось, что до 70% зимних овощей (огурцы, помидоры, салаты) Россия ввозит из-за рубежа. Сейчас страна ежегодно производит около 15 млн т овощей: морковь, свеклу, капусту, лук, чеснок, кабачки, баклажаны, салаты, зеленные культуры. Из них товарных, то есть тех, которые попадают на прилавок, формируют рынок и цену, — всего 5,5 млн т.

При этом статистика нас подводит. В 1990 году в ЛПХ выращивали 30% овощей, в сельхозорганизациях всех типов — 70%. А сейчас, согласно данным Росстата, в частных хозяйствах производится 75% и только четверть — в промышленном секторе. Это нужно учитывать, чтобы понимать, что собой представляет товарный рынок и кто формирует цены. Если считать, что в стране собирают 15 млн т овощей, а ввозится 2,8 млн т, то доля импорта получается не такой уж большой. Но это самообман, ведь поставки зарубежных овощей превышают 50% от показателя товарного производства. Как следствие этой ситуации в этом году мы видим рост цен на овощи вслед за удорожанием валюты. Поэтому при подготовке мер господдержки отрасли необходимо опираться на реальные цифры.

Сейчас в овощеводстве как открытого, так и закрытого грунта существует ряд общих проблем. В частности, это дорогие кредиты, высокая зависимость от господдержки, низкая таможенно-тарифная защита и недостаточная рентабельность сельхозпроизводства. Также развитию отрасли мешают дешевый импорт овощей и отсутствие контроля их качества и безопасности, значительная разница закупочных и розничных цен, дефицит кадров.

Что можно и нужно сделать, чтобы отечественное овощеводство развивалось? Во-первых, необходимо разработать меры поддержки и компенсации издержек инвесторов на реализацию проектов. Во-вторых, решить вопросы таможенно-тарифного регулирования, чтобы защитить внутренний рынок. В-третьих, предоставить производителям налоговые льготы, и, наконец, установить контроль соблюдения фитосанитарных требований при производстве и импорте овощной продукции. Это четыре столпа, на которых держится развитие любой отрасли сельского хозяйства и которые должны быть в основе агрогосполитики.

Когда встал вопрос самообеспечения страны мясом, были введены импортные таможенные пошлины. В 2009 году ставка по сверхквотным поставкам птицы составляла до 95%, свинины — 75%. Это стало колоссальной поддержкой для мясного сектора, обеспечив рентабельность производства. Для сравнения, пошлина на импорт овощей в то время находилась на уровне 15%, а после вступления России в ВТО снизилась до 11,7%. Фактически наш рынок открыт для зарубежных овощей. Сейчас, конечно, сложно что-то менять в этом плане, но об этом нужно говорить, чтоб понимать, в каких условиях находится отрасль. Мы не сможем помочь производителям, когда им приходится конкурировать с дешевой иностранной продукцией. Почему она дешевая? Потому что огурцы и томаты в Турции или Иране выращивают в открытом грунте, там не нужно инвестировать 180−250 млн руб. в строительство 1 га теплиц.

Кроме обеспечения таможенно-тарифной защиты мясного рынка, с 2006 года государство финансово поддерживает сектор. Результатом стал рост производства свинины более чем на 65%, птицы — почти на 130%! Какое-то время благодаря господдержке рентабельность в свиноводстве достигала 20−23%, в птицеводстве — 17%. В овощеводстве этот показатель в среднем не поднимался выше 9%. В итоге объемы импорта мяса за последние шесть лет упали почти на 40%, а ввоз овощей — всего на 7%, потому что их внутреннее производство не увеличивается.

Проблема импорта и цен

Важно отметить, что у нас в стране отсутствует контроль качества импортируемых овощей. С 2011 года Россельхознадзор лишился права проверять уровень пестицидов в продукции на границе, его передали таможне, но она смотрит только на документы. Реально мы не знаем, какие овощи нам поставляют из-за рубежа. В таких странах как Иран, Турция, Марокко и других их часто выращивают с применением запрещенных в нашей стране технологий и пестицидов, там иные требования к безопасности. А когда ослабевает контроль, производители могут начать совсем недобросовестно относиться к качеству поставляемой продукции, используя самые дешевые и вредные средства защиты растений. В этом плане необходимо навести порядок и вернуть Россельхознадзору прежние полномочия. Тогда в страну станут ввозить лишь качественные овощи по конкурентным ценам, так что российская и импортная продукция будут находиться в равных условиях, чего сейчас нет.

Актуальным для внутреннего рынка остается и вопрос формирования цен. В конце прошлого — начале этого года, когда овощи значительно подорожали, правительство искало виновных в этом. Давайте разберемся, почему так происходит. Овощи открытого грунта, как правило, попадают от производителя к перекупщикам — оптовому звену, которое добавляет к цене хозяйства до 60%. В них закладывают налоги, потери при хранении, расходы на транспорт и прочее. Розничная сеть добавляет еще минимум 30%. В результате на полке продукт получается в два раза дороже, чем у сельхозпроизводителя, который эти овощи выращивает. Например, цена реализации моркови хозяйствами — 10 руб./кг, а в магазине она стоит минимум 20−25 руб./кг. Наш Союз подсчитал, что по всем товарным овощам открытого грунта эта накрутка составляет около 50 млрд руб. в год!

С тепличными овощами ситуация немного лучше, потому что этот сектор, как правило, представляют крупные предприятия. Здесь оптовики добавляют до 25%, сети — 15%, но это тоже примерно 20 млрд руб. в год. То есть всего отрасль ежегодно теряет порядка 70 млрд руб. по товаропроводящей цепочке. Если бы хоть половина этой суммы осталась у производителей, то господдержка им была бы просто не нужна. Поэтому одна из задач развития отрасли — сблизить потребителя и производителя, тогда и цены на полке снизятся как минимум на 20−30%.

Энергетический вопрос

Существуют проблемы, которые касаются отдельно открытого и закрытого грунта. С каждым годом в тепличном овощеводстве растут затраты на производство. К примеру, еще года два назад в тепличном секторе расходы на товарно-материальные ценности (ТМЦ) составляли 28% в себестоимости, сейчас — уже более 40%. Оборудование для теплиц из-за роста курса валют подорожало почти в два раза. Причем у предприятий нет резервов по снижению себестоимости: мы не можем поднять рентабельность в овощеводстве за счет уменьшения инвестиционных и операционных издержек. Один из выходов — повышение цены. Так, например, произошло в свиноводстве: в течение года цены реализации живка увеличились с 70 руб./кг до 120 руб./кг.

Затраты на строительство теплицы с досветкой (лампы искусственного освещения, которые работают в периоды, когда не хватает солнечного света), включая газогенерацию, в прошлом году составляли в среднем 180 млн руб./га, в этом — уже 250 млн руб./ га. Это серьезные инвестиции, чтобы их уменьшить, необходимо обеспечить поставку дешевой электроэнергии, что позволит решить проблемы тепличного овощеводства без господдержки.

Для сельхозпроизводителей кВтч сейчас стоит 5 руб. Для овощеводов это критичная цена, так как зимой электроэнергия составляет до 40% в себестоимости продукции. На последнем Петербургском международном экономическом форуме гендиректор «Российских сетей» Олег Бударгин говорил, что у компании есть профицит электроэнергии. Генерирующие компании начинают консервировать мощности, так как сильно сокращается спрос, продавать электроэнергию некому. При этом тепличные комплексы из-за высоких тарифов начинают строить свои дополнительные мощности для выработки электроэнергии. Таким образом, на рынке образуется двойной избыток.

Напрашивается очевидный вывод: нужно снизить стоимость электроэнергии, тем более что для этого есть резервы. Если она будет стоить 2 руб. за кВтч, то рентабельность овощеводства сразу поднимется до 15%, что сократит срок окупаемости проектов до семи лет. Только за счет административного решения, приравнивающего тепличные комплексы к специальной категории потребителей, которым можно продавать электроэнергию по сниженной цене, получится совершить прорыв в секторе производства овощей закрытого грунта и обеспечить прибавку продукции в 1 млн т — объем, который мы сейчас импортируем.

Финансовая сторона

Поддержку овощеводства открытого грунта стоит скорректировать. На смену компенсации за удобрения пришла несвязанная поддержка. Но выделяемые средства не возмещают в полном объеме затраты на минеральные удобрения. Раньше на эти субсидии государство ежегодно закладывало до 10 млрд руб., сейчас — ничего. При этом только за прошлый год удобрения подорожали на 50%. В результате в России снижаются объемы их внесения. К тому же погектарная поддержка выделяется в одинаковых размерах и на зерно, и на овощи. Но затраты на их выращивание совершенно разные: на овощи требуется до 140 тыс. руб./га, а на зерно в разы меньше. Поэтому несвязанную поддержку необходимо дифференцировать.

Кроме того, в секторе высока зависимость от зарубежных семян — ежегодно импортируется до 70%, причем вместе с семенами мы завозим проблемы — вирусы и различные заболевания. Поскольку почти вся используемая в овощеводстве техника зарубежного производства, из-за девальвации рубля за последний год она подорожала практически на 70−80%! В первую очередь выросли цены на комбайны, тракторы, посевные комплексы, оборудование для подработки овощей на складе. К слову, для тепличных проектов из-за рубежа поставляется до 90% ресурсов: семена, средства защиты растений, оборудование; российские — только строительные материалы и сами работы.

Еще одна проблема — низкая доходность отрасли. Рентабельность производства овощей с учетом господдержки в среднем составляет около 9%, без субсидий отрасль убыточна. Окупаемость проектов при таких показателях — не менее 11 лет, а субсидируемый кредит выдают максимум на восемь лет. В 2014 и 2015 годах самая низкая ставка по кредитам составляла 12,5%. Субсидия из федерального бюджета — 5,5%, без учета региональной помощи эффективная ставка — 7%. Сейчас по краткосрочным кредитам она стала ниже, чем была до кризиса, это серьезный прорыв. Но по инвестиционным кредитам, на которые строятся комплексы, процентная ставка выросла с 13% до 16−20%. При этом эффективная ставка с 4,75- 5% увеличилась до 10,5% в 2015 году. Получается, что заемные деньги подорожали в два раза! Проекты не выдерживают такой нагрузки, поскольку рыночные цены на овощи не увеличиваются соотносимыми темпами. Бывают сезонные пики, но, например, в августе огурцы и томаты стоили так же, как и в прошлом году, и даже дешевле. Пока не будет баланса между стоимостью инвестиций и операционных затрат и ценой продукции — вложений в сектор не станет больше. Нужно повышать среднюю маржинальность отрасли до 17−20%, как в свино- и птицеводстве, тогда пойдут новые инвестиции и производство будет расти.

Некоторые решения в этом направлении уже приняты. В частности, правительство поддержало предложение отраслевых союзов о субсидировании до 20% прямых понесенных затрат на строительство тепличных комплексов и овощехранилищ. 95% от этой суммы — деньги из федерального бюджета. При этом сохраняется возмещение процентной ставки по инвестиционным кредитам. То есть параллельно будут работать две меры господдержки, что принципиально важно, особенно для новых проектов.

Хотя здесь тоже есть свои нюансы, которые требуют доработки. Например, сейчас субсидируются только кредиты, взятые максимум на восемь лет. Если инвестор привлекает средства на 10 лет, то он автоматически лишается господдержки. Наш Союз уже направил в Минсельхоз предложение ввести в правила предоставления субсидий по инвестиционным кредитам новое понятие — «период субсидирования». То есть, если кредит выдается на 10 лет, то первые восемь он все равно будет субсидироваться, и только оставшиеся два года — нет.

Кроме этого, недавно было принято решение о возобновлении субсидирования процентных ставок по кредитам на приобретение техники и оборудования для овощеводства, чего не было уже три года.

Автор — президент Национального союза производителей овощей. Статья написана специально для «Агроинвестора».

Александр Сабиров
Рынок России очень привлекателен для выращивания свежих овощей во внесезонный период. Однако прирост площадей современных теплиц, использующих досветку, остается минимальным из-за высоких капитальных и операционных затрат, можно сказать, это «инвестиционные барьеры». При этом основным фактором развития растений в теплицах остается интенсивность получаемого ими света и его продолжительность. Одно дело собирать с квадратного метра 5 кг овощей в месяц, другое — 15 кг.

Поэтому я убежден, что нужно увеличивать поддержку производства овощей в закрытом грунте. Прежде всего, необходимо помогать тепличным комбинатам путем субсидирования или прямого уменьшения операционных затрат на потребленную тепловую и электрическую энергию. Возмещение части затрат, уменьшение тарифов поставщиков электроэнергии и газа, субсидирование покупки или снижение цены на энергогенерирующее оборудование дадут положительный результат для всей отрасли.

Кроме того, нужно обратить внимание на ценовую политику. Зимой на рынке демпингуют Турция и Иран. И это с учетом непрозрачной себестоимости зарубежных поставщиков, без фитосанитарного контроля на границе и при низких таможенных пошлинах на свежие овощи.

Соглашусь с автором, что необходимо ввести таможенные пошлины на уровне тарифной защиты рынка свинины, восстановить контроль поступающей овощной продукции на границах и бороться с распространением «китайских парников». Использование ядохимикатов работающими в России китайскими производителями уже в летнее время и полное отсутствие борьбы с этим явлением региональных властей просто удивляет! Сети же не требуют проверять товар на содержание нитратов, в итоге мы круглый год имеем на полках магазинов дешевые ядовитые овощи.

Основная поддержка, которую получает «Фабрика овощей», — субсидирование процентной ставки по кредитам. Также мы были участниками экономически значимых региональных программ. Безусловно, на старте проектов эти меры существенно помогают инвесторам. Первые полтора-два года — период становления предприятия, формирования коллективов, разработки и внедрения технологии выращивания, контрактации с ритейлерами. В это время очень важно поддержать проекты, но не менее значимо помогать производителям, когда теплицы запущены и компании сталкиваются с вопросами тарифообразования и недобросовестной конкуренцией.

В этом году общий объем производства овощей в нашей компании достигнет примерно 20 тыс. т. Если будут реализованы меры поддержки для снижения себестоимости энергоресурсов и начнется борьба с недобросовестной конкуренцией, то, конечно, мы станем наращивать свои мощности. Но на данный момент считаем целесообразным сконцентрироваться на эффективности каждого квадратного метра действующих комбинатов, на каждом килограмме нашей продукции, поступающей на прилавки магазинов.
Сергей Филиппов
Поддержка производства овощей и картофеля в открытом грунте сейчас действительно практически отсутствует. Наша компания получает только субсидирование процентной ставки по коротким кредитам, а также несвязанную поддержку, которая рассчитывается исходя из объемов производства и составляет около 2 тыс. руб./га. Остальное, что было заявлено государством, к сожалению, не работает. Например, в этом году в одном из наших хозяйств построено овощехранилище на 5 тыс. т. Потратили около 80 млн руб., 20% капитальных затрат государство обещало нам возместить из федерального и регионального бюджетов. Но мы даже не стали подавать заявку: чтобы выполнить все требования, подготовить документацию, пройти госэкспертизу, компания потратит значительные средства, и большая часть компенсации уйдет на покрытие этих бумажных расходов, а не капитальных затрат на строительство. Смысла в этом я не вижу. Поэтому считаю, что, прежде чем наращивать поддержку сектора, для начала нужно хотя бы сделать реальными, доступными и эффективно работающими существующие меры.

В ближайшей перспективе мы планируем развивать кластер по переработке овощей, чтобы повысить маржинальность всего бизнеса. Будем продолжать строить овоще- и картофелехранилища. При реализации планов в первую очередь рассчитываем только на свои силы, потому как у нас нет уверенности, что будет какая-то реальная господдержка. Хотя, конечно, если бы существовали прозрачные и понятные меры, то производство росло быстрее. Тем более что после введения продовольственного эмбарго спрос на нашу продукцию действительно повышается хорошими темпами. Это положительно отразилось на наших финансовых показателях, поэтому в этом году мы можем реализовывать все проекты за счет собственных средств, без привлечения кредитов и господдержки.
По итогам года планируем увеличить объемы производства овощей открытого грунта и картофеля примерно на 20%. Сбор урожая еще идет, но, по предварительной оценке, должны выйти на 100 тыс. т.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще