Импорт мяса снизится на треть -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Импорт мяса снизится на треть
Алена Белая
Агроинвестор
май 2016
В ближайшие годы доля ввозимого мяса может снизиться до 6−8% от общего объема российского рынка. Только по итогам 2016-го эксперты прогнозируют падение поставок на 20−30%. Наибольшее сокращение ожидается в сегменте мяса птицы
Поставки упадут до минимальных уровней
Фото: Д. Абрамов

По данным информационно-аналитического агентства «ИМИТ», в прошлом году из стран дальнего зарубежья в Россию было ввезено более 860 тыс. т мясной продукции на $2,5 млрд. Падение по отношению к 2014-му, когда, по оценке ФТС, импортировали 1,15 млн т, составило почти 300 тыс. т. В структуре ввоза на говяжье мясо и субпродукты пришлось 48%, на мясо птицы — 15,2%, на свинину — 36,8% от общего объема. В этом году сокращение продолжится.

Прогнозы ввоза

По прогнозу Института конъюнктуры аграрного рыка (ИКАР), в 2016 году сокращение импорта мяса и субпродуктов в Россию может стать максимальными за последние несколько лет — в среднем поставки снизятся до 35% к уровню 2015-го. В физическом весе ввоз говядины и субпродуктов из всех стран, включая Таможенный союз, может упасть на 32−35% до 400−415 тыс. т; свинины, свиных субпродуктов и шпика — на 35% до 240−250 тыс. т; мяса птицы — на 34−40% до 150−170 тыс. т. Суммарно импорт мяса сократится до 820−850 тыс. т, подсчитывает ведущий эксперт мясного рынка ИКАР Даниил Хотько.

То, что объем ввозимого в Россию мяса по итогам 2016-го снизится, стало понятно еще в конце прошлого года, говорит руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин. «Учитывая складывающуюся ситуацию с потреблением и темпами прироста внутреннего производства, нас ожидает сокращение поставок на 10−15%, — полагает он. — Но возможное укрепление рубля способно скорректировать прогнозы». Кроме того, ситуация может измениться после проведения в августе Олимпиады в Рио-де-Жанейро. Тогда, по оценке финансовых аналитиков, бразильский реал сильно потеряет в цене, и произойдет очередная волна девальвации, что может привести к падению долларовых цен на бразильскую говядину. Тогда это мясо станет более привлекательным для российских импортеров. «Хотя, с другой стороны, для него открывается рынок Китая и США, при этом ожидать, что цены будут очень низкими, тоже не стоит, — рассуждает эксперт. — А значит, это и дальше будет препятствовать увеличению поставок из-за рубежа».

Старший маркетолог «ИМИТ» Татьяна Черненко, напротив, считает, что в этом году возможно даже незначительное увеличение импорта говядины и свинины по сравнению с 2015-м, а вот ввоз мяса птицы сократится благодаря развитию птицеводческого сектора. По данным Росптицесоюза, производство мяса птицы в прошлом году достигло 4,48 млн т в убойном весе, что на 319 тыс. т больше показателя 2014-го, а в этом году может увеличиться до 4,65 млн т. За первый квартал прирост уже составил 67 тыс. т, отмечает гендиректор союза Галина Бобылева. «Мы ожидаем сокращения импорта по итогам года, за первые три месяца ввоз уже снизился на 14%", — обращает внимание она.

Главный эксперт по анализу и прогнозированию рынка Национального союза свиноводов (НСС) Николай Бирулин отмечает, что суммарный объем поставок свинины, включая шпик и субпродукты, в прошлом году оказался на 21% ниже, чем в 2014-м, и составил 338 тыс. т. В этом году стоит ожидать увеличения импорта, в частности, из Бразилии на 50−100 тыс. т, предполагает он.

Руководитель направления стратегического маркетинга дирекции по коммерческой и маркетинговой стратегии «Черкизово» Андрей Дальнов также говорит о росте ввоза мяса. Причина — благоприятное для импортеров соотношение цен в России и Бразилии. Наиболее позитивная динамика отмечается по свинине (в основном окорок и лопатка без кости). «В марте этого года бразильские производители отгрузили в Россию 24 тыс. т этого вида мяса — в два раза больше, чем год назад, — сравнивает он. — Если тренд сохранится, то летом — в период, когда ценовая дельта на наших рынках обычно бывает максимальной — бразильцы могут выйти на исторические максимумы — 35−45 тыс. т ежемесячных поставок».

В течение ближайших двух-трех лет ИКАР ожидает дальнейшего сокращения ввоза, хотя и менее агрессивного, чем в 2016-м. Темпы снижения будут коррелировать с ростом отечественных отраслей животноводства, говорит Даниил Хотько. Доля импортной свинины снизится до 5−7%, по мясу птицы этот уровень уже достигнут. Это не станет заметно влиять на ценовую конъюнктуру российского рынка, но будет отвечать потребностям отдельных мясопереработчиков. «Доля ввоза говядины, вероятно, будет оставаться высокой — около 17−20%, что тем не менее не является негативным фактом и соответствует положению дел в отрасли», — комментирует эксперт. По мнению Татьяны Черненко, доля импортного мяса стабилизируется в пределах 6−8% от общего объема рынка, что станет наиболее комфортным показателем.

Объемы зарубежной свинины до 2020 года будут оставаться в пределах квот, если не произойдет каких-либо глобальных изменений, считает Бирулин. «Нам всегда будет необходимо ввозить свинину: некоторые отруба у нас востребованы меньше, чем в других странах, и их мы сможем экспортировать, а каких-то, наоборот, не хватает — их нужно закупать, — поясняет он. — Это взаимовыгодный процесс международной торговли». По оценке НСС, в благоприятных экономических условиях оптимальная доля импорта оценивается в диапазоне 10−15% от общего рынка.

Причины снижения

Среди основных причин падения импорта в последние два года Татьяна Черненко выделяет временные ограничения на поставки мяса из стран ЕС, эмбарго на ввоз сельхозпродукции, высокую валютную волатильность и девальвацию рубля. Также сказывается длинное логистическое плечо: срок доставки продукции с открытых рынков (в первую очередь Бразилии) составляет от одного до двух месяцев.

Ключевым фактором снижения импорта мяса птицы и свинины Даниил Хотько считает его неконкурентоспособность на внутреннем рынке: под влиянием девальвации рубля оно подорожало, при этом отечественное мясо-сырье оказалось дешевле. «Рост цены импорта происходил фактически параллельно с увеличением стоимости отечественного мяса, однако ввозимая продукция выросла в цене более значительно, — комментирует он. — Кроме того, как у населения, так и у мясокомбинатов сейчас отмечается слабый или ограниченный спрос на мясо, что заставляет производителей предлагать скидки и другие мотивирующие преференции».

Дальнейшее сокращение объемов ввоза мяса птицы будет связано с тем, что импорт продолжит терять позиции, прежде всего из-за низких цен российских производителей на фоне высокой конкуренции, полагает Юшин. «Оптовые цены на основные отруба как охлажденной, так и замороженной российской птицы сейчас в среднем на 5−10% ниже, чем в 2015 году, и отчасти даже меньше, чем в 2014-м, — сравнивает он. — Каких-то факторов, которые могли бы вывести цены на уровень прошлого года, что поддержало бы зарубежную продукцию, пока нет. Поэтому у импорта очень сильный конкурент в лице отечественных производителей». Пока Россия не справляется даже с собственными объемами производства мяса бройлера, вторит эксперту Хотько: «Иначе говоря, увеличение предложения мяса-сырья опережает рост спроса, что негативно влияет на ценовую конъюнктуру».

Еще одна причина, по которой в этом году может сократиться ввоз мяса, в том, что импортеры, потеряв значительные денежные средства в 2015 году из-за высокой волатильности на рынке, сегодня с большой осторожностью заключают контракты на поставки. «Они делают это только если есть высокая доля уверенности в том, что хотя бы не сработают в минус: мало кто может себе позволить еще один год нести убытки, — говорит Юшин. — Основные импортеры уже не бьются за долю на рынке, они видят, что другие компании, менее удачно завершившие 2015 год, уходят из бизнеса». Теперь у поставщиков меньше возможностей продолжать активную закупочную деятельность. В результате борьба за рынок теряет всякий экономический смысл: доля в любом случае будет, даже при неполной выборке квот.

Как повлияет

Возможное снижение импорта не окажет большого влияния на внутренний рынок, так как в отличие от предыдущих лет не приведет к росту цен, учитывая увеличение конкуренции отечественных производителей мяса птицы и свинины, считает Юшин. При этом между ними будет усиливаться борьба за потребителя. «Перерабатывающие предприятия станут оперативно переключаться на мясо птицы из-за его низкой стоимости, — ожидает эксперт. — Они сейчас думают о том, как обеспечить тот уровень себестоимости, который позволит поставлять готовую продукцию в торговые сети, не повышая цен».

Мясопереработчики не испытают трудностей, так как в стране активно развивается птицеводство и свиноводство. Многие крупные игроки («Мираторг», «Черкизово», «Продо», «Талина» и др.) работают по замкнутому циклу производства «от поля до прилавка» и сами обеспечивают себя сырьем, напоминает Татьяна Черненко.

Поскольку в последние годы ввозимое мясо преимущественно использовали для переработки, этот сегмент первым заметит снижение поставок, не соглашается с ней Даниил Хотько. «Со свининой или мясом птицы проблем не возникнет, так как по этим группам на рынке есть профицитные объемы внутреннего предложения, — знает он. — Мясопереработка испытывает некоторый дефицит говядины, однако в большей степени это относится к охлажденному мясу из-за сокращения предложения от местных производителей». В случае роста потребности переработчиков ввоз говядины из Латинской Америки всегда можно нарастить, считает эксперт. Однако это вряд ли произойдет: причин для повышения спроса на этот вид мяса пока нет.

При этом Юшин отмечает увеличение объемов переработки скота специализированных мясных пород на новых бойнях, недавно появившихся в России. Растет предложение качественной и довольно дорогой говядины, которая не только нашла своего покупателя, но и формирует новый спрос. Потребитель начинает разбираться в товаре и все чаще делает выбор в пользу действительно качественной продукции, рассказывает эксперт. «Растет сегмент российской премиальной говядины от мясных пород скота, который удовлетворит спрос части потребителей, — соглашается Хотько. — Однако спрос на этот вид мяса постепенно снижается, потребители замещают его более дешевыми видами животного белка. Это ведет к уменьшению потребности в сырье и, как следствие, к падению импорта».

Сокращение доли импортного мяса на внутреннем рынке, скорее, положительная тенденция, продолжает Хотько. Однако все познается в сравнении. Текущее снижение стоимости мяса в России показывает, что цены 2015 года были высоки для населения в условиях падения располагаемых доходов, это приводило к росту ввоза, позволяя зарубежной продукции конкурировать по цене. При этом замещение импорта собственным производством позитивно еще и потому, что в переработке увеличивается доля охлажденного сырья — более качественного, чем замороженное импортное. Это плюс как для розничного покупателя, так и для мясопереработчика.

Самым значимым событием на рынке свинины стало временное ограничение поставок этого вида мяса из стран ЕС в 2014 году из-за АЧС, напоминает Бирулин. Именно тогда переработчики испытали наибольшие трудности: им пришлось искать новых поставщиков сырья внутри страны, изменять логистику, поскольку импортное сырье — замороженное, а отечественное — охлажденное. Многие были вынуждены организовывать собственную обвалку полутуш, так как современных боен с глубокой разделкой два года назад было недостаточно. Так как с рынка исчезли дешевые шпик и субпродукты, которые преимущественно поставлялись из стран ЕС и использовались переработчиками для удешевления рецептур, их пришлось менять. «Все эти проблемы тогда были решены, поэтому не думаю, что 2016 год принесет новые трудности», — оптимистичен эксперт. Также он добавляет, что от изменений рецептур выиграли потребители, так как шпик и субпродукты заменило куриное мясо, что повысило качество продукции с точки зрения ее пищевой ценности.

Небольшие плюсы от сокращения объемов ввоза свинины отечественные производители получили еще в первой половине прошлого года, напоминает Бирулин. Но уже к концу 2015-го этот фактор потерял актуальность, так как из-за снижения реально располагаемых доходов населения и роста объемов собственного производства обострилась конкуренция между отечественными игроками. Это привело к падению цен на свинину в четвертом квартале прошлого года. «В последнюю неделю они оказались ниже уровня 2014-го на 15−18%", — отмечает эксперт.

В этом году объем предложения свинины увеличится за счет расширения собственного производства минимум на 60 тыс. т и роста ввоза из Бразилии, прогнозирует НСС. При этом покупательная способность населения упадет на 5−7%. «В результате предложение превысит спрос на 5−10%, что приведет к снижению среднегодовой цены минимум на 10−15% относительно уровня прошлого года», — предполагает Бирулин. Уже с начала 2016 года заметен существенный рост внутреннего производства, отмечает Юшин. А оптовые цены на свинину в среднем на 15−20% ниже, чем год назад, подтверждает он. Татьяна Черненко также ожидает уменьшения цен на фоне кризиса в Бразилии, которая является основным поставщиком.

С учетом девальвации бразильского реала к доллару США, сопоставимой по уровню с ослаблением российского рубля, к концу прошлого года стоимость свинины в Бразилии упала до исторических минимумов и составила $0,72−0,75/кг живого веса, приводит данные Бирулин. «По нашим оценкам, внешнеторговая себестоимость свиной полутуши бразильского производства (EXW СПБ) составит 105−115 руб./кг, что на 15−19% ниже уровня средних цен на полутуши отечественного производства в ЦФО за 12 недель текущего года, — говорит он. — Это делает очень привлекательными поставки свинины из Бразилии по квотам (430 тыс. т)». Однако существуют периоды, когда крупные российские производители избавляются от запасов и наша свинина критично дешевеет, добавляет Черненко.

Берут, что есть

Многие игроки уже ощущают изменения на рынке из-за уменьшения конкуренции со стороны импорта. Безусловно, сокращение объемов ввоза куриного мяса и свинины положительно влияет на бизнес отечественных производителей этой продукции, комментирует гендиректор группы «Продо» Петр Илюхин. «Сейчас все крупные участники рынка стремятся наращивать производство бройлера и свинины, так как они наиболее доступны по цене, — говорит он. — В период кризиса и падения доходов население делает выбор в их пользу, сокращая потребление более дорогих видов продукции». Со стороны переработчиков тоже растет спрос на отечественное мясо, отмечает топ-менеджер. Несмотря на то, что «Продо» самостоятельно производит сырье для своего мясоперерабатывающего сегмента, по многим категориям ингредиентов компания давно ищет (и во многих случаях находит) российских поставщиков, чтобы застраховаться от скачков курсов валют.

Холдинг также стремится нарастить объем производства мяса и модернизировать мощности. Сейчас проводится поэтапная реализация инвестпрограммы почти на всех предприятиях группы, рассказывает Илюхин. Но она была принята еще до введения продовольственного эмбарго, не связана с ограничением импорта и направлена на оптимизацию и повышение эффективности работы компании в целом, обращает внимание он. Программа рассчитана более чем на пять лет. За это время проектная мощность птицефабрики «Калужская» должна вырасти до 75 тыс. т/год, «Сибирской» — до 70 тыс. т/год, «Пермской» — до 64 тыс. т/год. На свинокомплексе «Омский бекон» также планируется увеличение объема выпуска. «Кроме расширения производства, на всех предприятиях мы реализуем проекты по модернизации мощностей. Все перерабатывающие предприятия также должны нарастить объем переработки, расширить ассортимент и географию присутствия, в том числе за счет работы с розничными сетями», — добавляет топ-менеджер, не уточняя цифр.

«Черкизово» в этом году тоже планирует некоторый рост производства мяса: выпуск свинины повысится на 17%, мяса птицы — на 3%. Но увеличение объемов — не самоцель, акцентирует Дальнов. В приоритете — поддержание маржинальности продаж, в том числе за счет опережающего роста глубокой переработки. «По нашим расчетам, объем рынка колбас в России в первом квартале 2016-го сократился на 4−5%. Но за этот же период продажи компании прибавили 13%, — сравнивает он. — Думаю, такой рост вразрез рынку был бы невозможен без позитивного восприятия нашей продукции конечными потребителями».

Для перерабатывающих предприятий нынешняя ситуация двояка. Конкуренция среди поставщиков снизилась, но это дало толчок к внутреннему производству. «Сокращение импорта повлияло на рынок и на наш бизнес, поскольку цены на сырье существенно выросли, а ассортимент сократился: не всегда просто найти необходимые товарные позиции. Но сейчас сложностей с загрузкой мощностей мы не испытываем», — делится топ-менеджер мясоперерабатывающего предприятия Нижегородской области. По его словам, за последние два года доля импортной говядины в переработке комбината снизилась с 90% практически до нуля, свинины — с 40% до 5%. Найти новых поставщиков было не очень трудно, но на фоне возросшего спроса они стали диктовать более жесткие и сложные условия работы. К тому же необходимое сырье не всегда есть в наличии. «Качество российского мяса нас удовлетворяет, но отечественные производители до сих пор не смогли заместить шпик», — обращает внимание представитель компании.

Гендиректор МПЗ «Ремит» Анатолий Морозов считает, что от сокращения объемов импорта переработчики только выиграли, потому что мяса птицы у нас достаточно, и оно удобно для заводов. Объем переработки свинины предприятие уменьшило на 10−15%. «Теперь мы преимущественно работаем с отечественной свининой, причем больше охлажденной, что для производства просто замечательно, — доволен Морозов. — Но российским свиноводческим компаниям все-таки еще предстоит поработать над качеством и ассортиментом: не всех ингредиентов нам хватает».

В первую очередь компания испытывает сложности из-за отсутствия качественного шпика, особенно при производстве дорогих колбасных изделий, соглашается он с коллегой из Нижегородской области. «Выход такого шпика с полутуши совсем небольшой — около 2%, нужна определенная порода свиней, иначе не получится продукта с высокой температурой плавления для сырокопченых колбас», — поясняет руководитель. Кроме того, отечественным производителям стоило бы более серьезно относиться к вопросам обескровливания, обработки, качеству снятия волосяного покрова, обработки шкуры и т. д. Есть еще один нюанс — тушу нужно стандартизировать, добавляет Морозов. «Полутуша должна иметь определенный вес, долю жира и мышечной ткани, причем для изготовления разной продукции стандарты и соотношения должны быть свои. Сильно отражается на продукте даже вид откорма свиней, — рассказывает он. — Но в условиях дефицита приходится брать то, что есть».

По мнению Морозова, даже к концу 2016 года все может радикально измениться: так как объемы растут, а крупные компании стали серьезно заниматься качеством продукции, в приоритете окажется производство охлажденного разделанного мяса. В этом случае поставщикам придется внимательно следить за температурным режимом. «В ближайшие два-три года мяса в разделке станет гораздо больше, и наступит время рынка покупателя», — делает вывод Морозов.

Совсем отказаться от импорта невозможно
«Пытаться заместить импорт «под ноль» неверно, везде должен быть разумный баланс», — уверен Даниил Хотько. Не зря крупнейшие мировые экспортеры мяса — США, ЕС, Канада — также и импортируют значительные объемы сырья. При этом сравниваются себестоимость потенциального производства внутри страны и стоимость импорта отдельных категорий мяса или субпродуктов и делается ставка на экономическую целесообразность ввоза тех или иных отрубов.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще