Перспективы аграрного экспорта -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Перспективы аграрного экспорта
Мария Кунле
Агроинвестор
сентябрь 2017
Объем поставок всех видов аграрных товаров за рубеж по итогам 2017 года может вырасти до $18 млрд. Это на $1 млрд больше, чем годом ранее, но вывозить нужно активнее, а ассортимент отгрузок должен быть шире. Обеспечивать рост производства продукции АПК, ориентируясь только на внутренний рынок, скоро станет невозможно
Мировая торговля сахаром превышает 750 млн тонн
Фото: Легион-Медиа

По прогнозу Минсельхоза, экспорт сельхозпродукции из России в 2017 году увеличится до $18 млрд (в 2016-м — $17 млрд). Тенденция к росту вывоза сохранится, сообщил «Агроинвестору» замминистра сельского хозяйства Евгений Громыко. Этот показатель увеличивается с 1999 года, когда за рубеж было поставлено агротоваров всего на $1 млрд. А за последние пять лет, по оценке Минсельхоза, вывоз увеличился на четверть — в основном за счет кондитерских изделий, мяса, растительного масла и сахара. Теперь, по подсчетам Росстата, он составляет около 6% в общем объеме экспорта из России.

Подпрограмма в помощь

Россия подходит к тому этапу, когда становится невозможно обеспечивать расширение производства, ориентируясь только на внутренний рынок. «Вывоз продукции является основным направлением, которое в будущем будет определять рост АПК», — так ранее объяснял необходимость развития экспорта замминистра сельского хозяйства Сергей Левин.

В декабре 2016 года правительство объявило о принятии приоритетного проекта по развитию экспорта продукции АПК до 2020 года. В паспорте документа поясняется, что его цель — создание отраслевой системы поддержки и продвижения вывоза сельхозпродукции, а также обеспечение ее соответствия требованиям стран-покупателей. Итогом реализации программы должен быть почти двукратный рост потока продуктов сельского хозяйства и продовольствия из России, рассчитывает правительство. К 2020 году страна должна будет вывозить агропродукции на $21,4 млрд, а еще через пять лет — на $30 млрд.

Чтобы обеспечить такую динамику, к 2020 году 50 сотрудников Россельхознадзора пройдут подготовку и объедут с инспекцией около 40 стран-импортеров, а также проведут не менее 400 тыс. диагностических исследований, говорится в паспорте подпрограммы. Также планируется разработка не менее пяти региональных брендов (так называемых защищенных наименований места происхождения) и нескольких региональных суббрендов. Насколько они станут популярными — зависит от наполнения отдельными удачными примерами, считает руководитель практики по работе с компаниями агропромышленного сектора КПМГ в России и СНГ Виталий Шеремет. По его мнению, успешное позиционирование российских товаров на внешних рынках невозможно без их востребованности внутри страны.

В конце июня в рамках проекта заработали два консультационных центра на базе Российского экспортного центра (РЭЦ) в Ставропольском крае и Татарстане. Их задача — консультирование компаний, ориентированных на экспорт, адаптация их интернет-ресурсов, поиск партнеров, прием иностранных делегаций, поясняет Евгений Громыко. «У бизнеса сейчас нет достаточной, структурированной и достоверной информации о целевых рынках, а самостоятельный анализ стоит дорого», — отмечает Шеремет. Он уверен, что консолидация информации и анализ ключевых рынков должны частично финансироваться государством.

Подпрограмма развития экспорта «постоянно дорабатывается». Например, в мае было решено создавать экспортно-логистические центры и отраслевые программы по поддержке направления.

Главный экспортный агропродукт

Основным сельскохозяйственным экспортным товаром по-прежнему остается зерно. На него приходится треть всего вывоза в денежном выражении. Все последние годы поставки зерна за рубеж росли за счет увеличения урожаев при стабильном внутреннем потреблении, отмечает директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов. По данным Росстата, с 2013 года валовой сбор ни разу не снижался, а в 2016-м он и вовсе оказался рекордным — почти 121 млн т.

Правда, реализовать высокий потенциал прошлого года по экспорту зерна в полной мере не удалось. В конце 2016-го компании сталкивались со сложностями по вывозу зерна за рубеж из-за неблагоприятных погодных условий, рассказывал в интервью «Агроинвестору» владелец ростовского «Рифа» (крупнейший российский экспортер зерна) Петр Ходыкин. Также сыграли свою роль низкие мировые цены и сдерживание на этом фоне продаж со стороны производителей, перечисляет директор департамента стратегического маркетинга и корпоративных коммуникаций «Русагротранса» Игорь Павенский. «Недоэкспортированные» в 2016-м объемы, по его словам, были вывезены в марте-июне 2017-го. В итоге за одну только первую половину этого года поставки зерна превысили $2,1 млрд, что на 31% больше, чем за тот же период годом ранее (данные ФТС).

В 2017 году за счет лучшей, чем в 2016-м, урожайности (по данным Минсельхоза — 42,6 ц/га против 38,6 ц/га) удастся собрать не менее 118,6 млн т зерновых агрокультур, «а возможно, и больше», считает Павенский. К тому же сейчас в России остаются большие переходящие запасы зерна: по оценке Росстата, к 1 июля их было 15,3 млн т, что на 12% больше, чем на ту же дату в прошлом году. И это без учета нового урожая, сбор которого в этом году начался позже из-за плохих погодных условий.

Что обещает делать РЭЦ

Исходя из всех этих факторов, есть все шансы и во втором полугодии текущего года увеличить вывоз зерна по сравнению со вторым полугодием 2016-го, считает Сизов. По оценке Павенского, при благоприятных условиях экспорт может составить 21,8−22,3 млн т. Итого за календарный год — 37,3 млн т против 33 млн т в прошлом году. Рост поставок будет идти и за счет объема, и за счет уровня цен, добавляет Сизов. «Из-за засухи в США в этом сезоне в мире зерно стоит дорого», — говорит он. Вследствие этого к июлю средняя экспортная цена на российскую продовольственную пшеницу четвертого класса составила $198/т, что на 20% выше показателя годовой давности.

Опрошенные «Агроинвестором» эксперты не смогли спрогнозировать, какой будет динамика экспорта зерна в ближайшие годы. «Такие оценки сложно делать из-за того, что вывоз зависит и от погодных условий, и от мировых цен», — поясняет один из них. Однако Минсельхоз рассчитывает, что к 2025 году в денежном выражении поставки зерна увеличатся еще на четверть — до $7,5 млрд.

В мясе рост, несмотря на запреты

В 2016 году, по данным ФТС, Россия вывезла 174 тыс. т мяса и мясных продуктов. Несмотря на то, что это всего 1,8% в структуре агроэкспорта (данные Минсельхоза), это на 80% больше, чем годом ранее. Правда, чуть меньше трети от общего объема было отгружено в ДНР и ЛНР, которые увеличили закупку вдвое, отмечает один из опрошенных «Агроинвестором» экспертов. Рост экспорта связан не только с низкой базой прошлых лет. Он стал возможен на фоне сравнительно слабого рубля, поясняет руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин. Кроме того, в прошлом году еще не действовали ограничения на ввоз российской птицы в Евросоюз и Гонконг, введенные весной 2017-го из-за вспышек птичьего гриппа.

Несмотря на запреты, первое полугодие этого года тоже окончилось оптимистично: экспорт свинины вырос вдвое по сравнению с тем же периодом 2016-го — до 9,2 тыс. т, а мяса птицы — в 1,5 раза до почти 50 тыс. т. По итогам года, по расчетам Юшина, вывоз российского мяса может увеличиться примерно на 25% — до 220−230 тыс. т.

У Минсельхоза схожие прогнозы: в силу «высокой самообеспеченности» внешние продажи мяса по итогам 2017 года вырастут еще на треть, говорит Евгений Громыко, — это около 230 тыс. т. «Действительно, 147 млн человек населения России — это слишком маленький рынок для потенциального объема производства сельхозпродукции и мяса в частности, с учетом сельхозземель, запасов пресной воды и климатических условий», — рассуждает вице-президент «Мираторга» Александр Никитин.

Прогнозы по вывозу

Еще один фактор роста: многие компании уже наладили партнерство с покупателями за границей и логистику, указывает президент Мясного совета Единого экономического пространства Мушег Мамиконян. Поставки на зарубежные рынки позволяют эффективно повысить маржинальность за счет глубокой переработки и широкого ассортимента с максимальной выгодой, говорит Никитин. «Свиные ножки, пятачки, уши — в Азию, шкуры КРС — в Италию или Германию, ребра — на Ближний Восток или в Канаду, премиальные отруба мраморной говядины — в Японию и Южную Корею», — перечисляет он.

С учетом снятия всех ограничений в течение двух-трех лет экспорт мяса и мясных продуктов можно было бы довести до 500 тыс. т, считает Юшин. Мамиконян более оптимистичен: «Это если Китай не «откроется» для российской свинины. А с учетом этого импортера в пятилетней перспективе Россия может увеличить вывоз мяса и субпродуктов до 1 млн т, — уверен он. — Основные покупатели, кроме Китая, — другие страны Юго-Восточной Азии, Западной Азии и Африки». Предпосылки для этого все те же, что и сейчас: рост внутреннего производства, налаживание связей с зарубежными покупателями. Плюс создание мощного мясного кластера на Дальнем Востоке, которым сейчас занимается «Русагро» и который, по данным отчета компании за 2016 год, позволит производить 64 тыс. т свинины ежегодно. Это мясо можно будет продавать в страны Юго-Восточной Азии, а главное, если удастся побороть АЧС, то и в Китай. Правда, в последнем пока уверенности нет, констатирует Мамиконян.

Чтобы кардинально увеличить объемы экспорта, нужно, прежде всего, решить внутренние эпизоотические проблемы, а во-вторых, обеспечить доступ на другие рынки, считает Никитин. «В России одно из самых либеральных законодательств по импорту, и, например, Евросоюз, Турция или Китай этим активно пользуются. Но нашу продукцию на свои рынки они пускают неохотно», — недоволен он. По мнению топ-менеджера, снятием этих барьеров должны заниматься и Минэкономразвития, и МИД, и правительство, и даже первое лицо государства.

У сахара «безграничный» потенциал

В прошлом году российские производители, по оценке Минсельхоза, вывезли 98,4 тыс. т сахара. А за первое полугодие 2017-го экспорт уже перевалил за эту отметку: за рубеж было отправлено 115,4 тыс. т, что в 66 раз больше, чем за тот же период 2016-го. Замгендиректора «Продимекса» Вадим Ерыженский подтверждает такую динамику. По его словам, в 2015-м компания вывезла незначительный объем сахара, а в прошлом году — в разы больше.

Правда, это лишь эффект низкой базы. А стремительный рост вызван выработкой в сезоне 2016/17 (август-июль) более 6 млн т сахара, что стало рекордным показателем за всю историю. Также увеличению экспорта, по словам ведущего эксперта Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгения Иванова, способствовали низкие российские цены на сахар. Главным же стимулом стала необходимость снижения профицита сахара на внутреннем рынке, добавляет Ерыженский.

Структура экспорта 2016

Внутренний рынок останется приоритетным и в дальнейшем, а экспорт будет возрастать только в годы избыточного предложения сахара на внутреннем рынке, считает топ-менеджер. Тем не менее в этом году поставки продолжат увеличиваться: до конца 2017-го российские производители вывезут до 320−350 тыс. т, делится прогнозом Евгений Громыко. Как будет развиваться экспорт в дальнейшем, зависит от того, станет ли он проще и дешевле для российских игроков. «Необходимо применять экспортные транспортные тарифы, строить приграничную инфраструктуру, компенсировать затраты на обеспечение соответствия требованиям покупателей и контрольных служб», — перечисляет Ерыженский. По словам Иванова, в России бюрократические и логистические издержки составляют 20% от $500, которые стоит тонна сахара на условиях поставки FOB Новороссийск. Украинским производителям они обходятся в $40/т, и за счет этого они вывозят по 750 тыс. т ежегодно, обращает внимание эксперт.

Для наращивания объемов экспорта сахара, с одной стороны, нужно находить, формировать новые ниши и рынки, даже если они небольшие. С другой, назрел вопрос строительства терминала с накопительными мощностями с финансовым участием государства в проекте. Кроме того, для роста отгрузок всех сельхозтоваров, в том числе сахара, по мнению Иванова, необходимо снижать издержки производителей на логистику и оформление документов. В этом случае возможности объемов вывоза практически не ограничены. «Мировая торговля сахаром превышает 50 млн т. Этот рынок практически безразмерен, но нужно суметь занять на нем свое место», — добавляет эксперт.

В рыбе важнее развивать переработку

По данным Росстата, экспорт рыбы в 2016 году тоже вырос по сравнению с предыдущим годом — на 6% до 1,9 млн т. Поставки за рубеж увеличились на фоне расширения добычи рыбы до 4,7 млн т, что на 5,5% больше прежних показателей. Основные покупатели, по данным Росрыболовства, — Китай, Нигерия и Южная Корея.

Каким будет улов и экспорт в 2017-м, пока предсказать сложно: вылов носит сезонный характер, и значительная его часть приходится на сентябрь-декабрь. Его размер зависит от поведения рыбы, погодных и других слабопрогнозируемых условий, перечисляет директор по корпоративным коммуникациям «Русской рыбопромышленной компании» Илья Власенко. Представитель Росрыболовства говорит, что в этом году уже отмечается заметный рост вылова по сравнению с 2016-м и можно предположить, что вывоз тоже увеличится.

Для отрасли важнее развивать не экспорт, а переработку и сбыт в стране, считает Власенко. «В том числе за счет борьбы со стереотипами, например, о том, что минтай — это «кошачья» рыба, — говорит он. — При наличии спроса нам намного проще было бы везти рыбу на внутренний рынок». Впрочем, Росрыболовство «не видит ничего плохого» и в повышении объемов экспорта, учитывая, что потребности внутреннего рынка обеспечены на 83%, что на 3% больше, чем заложено в доктрине продовольственной безопасности. Но и в случае с экспортом, по словам представителя ведомства, нужно переориентировать его с сырья на продукцию глубокой степени переработки. «Важно, чтобы добавленная стоимость от реализации продукции оставалась на территории России — как прибыль предприятий и отчисления в госказну», — говорит собеседник «Агроинвестора».

Правительство работает над развитием переработки в рыбной отрасли. Поправки в закон о рыболовстве, принятые в прошлом году, ввели дополнительные квоты для инвесторов в постройку судов и предприятий. Также готовится к принятию стратегия развития рыбохозяйственного комплекса до 2030 года, которая будет стимулировать и переработку, и вылов, и аквакультуру. Таким образом Росрыболовство рассчитывает увеличить вклад отрасли в экономику более чем на 40 млрд руб., то есть вдвое. Структура экспорта, по словам представителя ведомства, тоже изменится: доля продукции с высокой добавленной стоимостью в общей стоимости вывоза поднимется с 7% минимум до 30%. А его удельная стоимость вырастет с $1,9/кг до $2,5/кг. Еще одной мерой для наращивания поставок за рубеж, по мнению Ильи Власенко, могло бы стать снижение налогов на вывоз рыбной продукции высокой степени переработки.

Вывоз масла стабилен

Масложировой сектор является одним из лидеров поставок за рубеж. Россия вывозит различные масла и агрокультуры, шрот, продукцию глубокой переработки. Но самые большие объемы, конечно, у подсолнечного масла. Так, в прошлом году экспорт этого продукта составил 1,7 млн т, что почти на четверть больше, чем годом ранее. Сложилось все: и хороший урожай подсолнечника (свыше 11 млн т), и достаточно высокие экспортные цены, и относительно низкая стоимость закупки, перечисляет один из экспертов масличного рынка. В этом году сбор подсолнечника будет сопоставим с прошлогодним результатом, полагает коммерческий директор «Солнечных продуктов» Вячеслав Китайчик. При этом внутреннее потребление не изменится, составив около 2 млн т, поэтому и экспорт останется прежним.

Перспективы вывоза на ближайшие четыре-пять лет оцениваются по-разному. По мнению Китайчика, он может вырасти примерно в полтора раза. Он объясняет это тем, что, в отличие от подсолнечника, посевы сои, рапса и других масличных агрокультур растут синхронно с развитием животноводства, у которого есть потребность в шроте. Но не так быстро, парирует коллега топ-менеджера из другой компании: увеличение урожая подсолнечника и, как следствие, экспорта возможно в пределах 2,5 млн т, считает он.

Для развития внешних продаж важно искать новые рынки сбыта. Турция, на которую приходится около половины вывоза российского масла, показала себя не слишком надежным покупателем в последние пару лет. Нужно идти по пути Украины: развивать поставки в Китай, Индию, страны АТЭС и т. д., полагает сотрудник одной из крупнейших компаний по переработке масличных. Но для этого, по его словам, нужна инфраструктура. «У нас есть либо малые суда, либо контейнерная перевозка. И то и другое дорого», — констатирует он.

Впрочем, кроме наращивания площадей под масличными, нужно развивать и саму переработку, считает Вячеслав Китайчик. «После вступления России в ВТО вывозные пошлины на маслосемена подсолнечника постепенно снижались. Как следствие, их экспорт вырос на объем, сопоставимый с загрузкой крупного маслоэкстракционного завода — в ущерб экспорту переработанной продукции», — говорит он. Если правительство сумеет принять меры по остановке вывоза подсолнечника и мотивации поставок за рубеж продукции глубокой переработки, то это повысит загрузку заводов и, как следствие, их вклад в зарплатный фонд, увеличит выплачиваемые налоги и т. д., рассуждает он.

Правда, коллега Китайчика из другой перерабатывающей компании считает, что рынок должен регулировать себя сам. «Пошлины, запреты — это все бьет в первую очередь по карману сельхозпроизводителя, а у него всегда должен быть выбор», — рассуждает он. Впрочем, сейчас производителю все равно выгоднее продавать маслосемена на переработку, чем на экспорт: заводы борются ценой за сырье.

Молока вывозим меньше, чем ввозим

Молочная отрасль в 2016 году не стала исключением: экспорт в этом сегменте вырос на 10% по сравнению с 2015-м, до 736 тыс. т. По данным Национального союза производителей молокаСоюзмолоко»), преимущественно прибавили основные категории: мороженое, сыры, цельномолочная продукция, сыворотка. Основным стимулом для увеличения объема вывоза стал слабый рубль, поясняет исполнительный директор организации Артем Белов.

Правда, Россия остается и крупным импортером: за прошлый год было ввезено 7 млн т молочной продукции. Но это не повод, чтобы уделять меньше внимания вопросу экспорта, уверен эксперт. «С 2014-го доля импорта сократилась с 35% до 22−23%. И локальные мощности будут расти еще, как в производстве, так и в переработке», — говорит он. Кроме того, возможность выхода на экспортные рынки — это еще и стимул для производителя работать над качеством и конкурентоспособностью, а от этого выигрывает и потребитель, добавляет Белов.

В начале 2017 года, когда национальная валюта несколько укрепилась, вывоз молочной продукции просел, но «Союзмолоко» ожидает, что по итогам года он будет не меньше прошлогоднего. Для дальнейшего увеличения поставок есть все предпосылки: это и слабый рубль, и снижение внутреннего спроса, связанное с сокращением доходов населения, а также его смещение в сторону молокосодержащих продуктов. Однако необходимо снимать политические и ветеринарные барьеры, считает Белов. «Китай закупает 10 млн т продукции в молочном эквиваленте каждый год. Сейчас — в Евросоюзе, Океании и даже Белоруссии. Мы же пока продаем Китаю только мороженое. По остальным позициям мы закрыты», — акцентирует он.

По оценке Белова, ежегодно молочный рынок Китая растет на десятки процентов, и если удастся открыть один только этот канал сбыта, то это даст возможность лавинообразно увеличить экспорт из России и станет стимулом к развитию внутреннего производства, в том числе на Дальнем Востоке. Плюс можно нарастить реализацию в страны ближнего зарубежья, например, такие как Узбекистан, который сейчас фактически закрыт для российского производителя. Это — задача государства, подчеркивает эксперт.

Овощи не проходят по себестоимости

Экспорт овощей в 2016 году составил 135 тыс. т. Вывозили в основном лук, капусту, морковь и большей частью в страны ЕАЭС, знает главный аналитик Национального союза производителей плодов и овощей (Плодоовощного союза) Кирилл Лашин. И это при том, что в 2014-м объем вывоза составил только 3 тыс. т. Эксперт объясняет это в первую очередь растущими урожаями. Но в 2017-м производство овощей и фруктов останется на уровне прошлого года (16,3 млн и 3,9 млн т соответственно), прогнозирует Минсельхоз. Действительно, из-за заморозков и дождей стремительного увеличения и объема урожая, и, как следствие, экспорта ждать не приходится, соглашается Лашин.

Кроме того, Россия близка к самообеспечению только в отношении овощей открытого грунта — так называемого борщевого набора. Так, около 90% съедаемого картофеля производится внутри страны, говорит эксперт. В остальном — обеспечить бы себя, иронизирует директор «Совхоза имени Ленина» (Московская область) Павел Грудинин. По разным категориям российские производители обеспечивают потребителей от 50% до 60%, напоминает он. Так, из тепличных овощей мы близки к порогу самообеспечения только по огурцам, а, например, томатов, по данным Плодоовощного союза, выращивается всего около 50% от необходимого объема. «Мы ожидаем, что и по этой агрокультуре после 2020 года станем обеспечивать себя сами на 100%", — говорит Лашин.

Тем не менее расширение производства не приведет автоматически к росту экспорта овощей. «В силу климатических особенностей мы не можем выдерживать цену ниже, чем производители из других стран, ни по овощам открытого грунта, ни тем более по тепличным, — поясняет Лашин. — Кроме того, у наших соседей нет большой потребности в привозной овощной продукции». Единственное перспективное направление, по его словам, — это экологически чистая продукция, но в сравнении с остальными ее доля невелика. Выходом может стать организация переработки, считает Грудинин. «Гораздо выгоднее экспортировать картофельные хлопья, крахмал, овощные консервы, соки. Кроме того, развитие переработки снизит потери урожая, которые в категории овощей составляют до 30%, фруктов — до 50%", — знает он.

Прогнозы достижимы

До 2020 года из федерального бюджета на программу развития экспорта продукции АПК должно быть потрачено 2,4 млрд руб. Эти деньги пойдут на финансирование работы Россельхознадзора за рубежом, формирование системы продвижения отечественной продукции, изучение рынков сбыта и т. д., перечисляет Евгений Громыко.

Если все инициативы будут реализовываться во взаимодействии, то прогнозы правительства по росту экспорта продукции АПК вполне достижим, уверен Виталий Шеремет. «Есть все предпосылки для увеличения объемов вывоза мяса птицы, свинины, зерновых и масличных», — считает старший консультант практики АПК консалтинговой группы «НЭО Центр» Станислав Шленский. Представитель РЭЦ соглашается, что показатели проекта достижимы.

100 млн рублей планируется выделить на компенсацию затрат по транспортировке продукции АПК

Но есть и риски. В частности, это нескоординированность между чиновниками, а также бизнесом и государством, говорит Шеремет. Другая причина, почему полностью реализовать планы правительства будет непросто, — высокая конкуренция на международных рынках продовольствия (в частности, мяса и молока), добавляет Шленский. Например, на китайском рынке уже присутствуют как развитые США и ЕС, так и Бразилия, которая может конкурировать с Россией по стоимости производства. Опрошенные «Агроинвестором» эксперты сходятся в том, что другой существенный риск для программы — проблема ветеринарного несоответствия и сложности с сертификацией специфических товаров (например, халяльных). По мнению Шленского, для этого, кроме всех остальных мер, необходимо совершенствовать нормативную базу по обеспечению биологической и эпизоотической безопасности, а также увеличивать объемы финансирования программ по борьбе с особо опасными болезнями животных.

Основные перспективы по увеличению экспорта, по словам представителя РЭЦ, лежат перед производителями зерна, масла, готового продовольствия и, в меньшей степени, — рыбы, мяса, масличных. В первую очередь выиграют крупные агрохолдинги, считает Шленский. «Их значительное преимущество по сравнению с мелкими игроками — более низкая себестоимость производства продукции за счет вертикальной интеграции и эффект масштаба», — говорит он.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще