Отказаться от ЕСХН

В Госдуме несколько раз рассматривались законопроекты, которые заставляли бы плательщиков ЕСХН стать и плательщиками НДС, однако в итоге все они были отклонены. По мнению правительства, чтобы платить НДС, фермеры могут добровольно перейти на ОСНО. Недавно Масложировой союз выступил с законодательной инициативой, предусматривающей перечисление НДС покупателем сельхозпродукции не продавцу, а непосредственно в бюджет. Эта идея разрушает концепцию НДС, а что более важно, решает проблему покупателей за счет перекладывания головной боли на поставщиков, считает Михаил Орлов из экспертного совета Госдумы. «ЕСХН очень хорошо зарекомендовал себя, поэтому маловероятно, что его отменят, — добавляет он. — Думаю, что государство готово к такой реформе — создать возможность для плательщиков ЕСХН и УСН сохранить свой статус плательщиков НДС».

Глобально вопрос можно решить только отменой ЕСХН, уверен Алексей Иванов из «Агроко». «Никаких экономических преимуществ он не дает, — утверждает он. — Мелким фермерам проще перейти на УСН. Переход от ЕСХН будет стимулировать сельхозпроизводителей к более затратным с точки зрения себестоимости схемам работы, а значит, повышать урожайность». В обращении участников Международного зернового раунда к органам законодательной и исполнительной власти прямо говорится, что необходим отказ от ЕСХН при сохранении нулевой ставки налога на прибыль и иных налоговых льгот для сельхозпроизводителей.

Что делать посредникам?

В рекомендациях ФНС для экспортеров содержится список из более чем 300 посреднических компаний, считающихся «заведомо не исполняющими налоговые обязанности поставщиками». Сотрудничество с ними может иметь налоговые последствия. При этом ведомство обещает корректировать данный перечень после каждого декларационного периода. «Посредники из «черного списка» оказались в сложном положении, — считает Аркадий Злочевский из РЗС. — С ними перестали работать экспортеры и крупные переработчики. Сейчас эти компании уходят на другие рынки, в частности на внутренний рынок, или же сотрудничают с мелкими экспортерами-неподписантами Хартии». Коммерческий директор «Рассказовского элеваторного комплекса» (Тамбовская область) Владимир Неустроев убежден, что нельзя устанавливать контроль только за экспортными товаропроводящими цепочками. «Без обеления внутреннего рынка не может быть эффективной борьбы с «отмывщиками» НДС, — полагает он. — В нашем регионе все компании, практикующие «серые» схемы при экспортных поставках, уже переориентировали свою деятельность на отечественных покупателей».

В мае этого года при активном участии Федеральной налоговой службы (ФНС) крупные экспортеры и трейдеры подписали «Хартию в сфере оборота сельхозпродукции», пообещав сотрудничать лишь с добросовестными участниками рынка. В частности, стараться закупать зерно без НДС непосредственно у сельхозпроизводителей или фирм-посредников, работающих лишь по договорам комиссии, по поручению или от лица производителя. К середине августа документ подписали около 450 компаний.

Работа по новым правилам

Инициатива изменить правила игры на зерновом рынке исходила от ФНС. По данным службы, ежегодные потери для бюджета от «серых» экспортных операций с зерном и подсолнечным маслом составляли 65 млрд руб., а по внутренним контрактам — более 100 млрд руб.

В «Правилах поведения подписантов Хартии», разосланных крупным экспортерам и подписанных начальником отдела анализа налоговых рисков и планирования налоговых проверок Контрольного управления ФНС России Варварой Бурлевич (есть в распоряжении редакции), содержится открытый ультиматум для участников «серых» схем оптимизации НДС при экспорте зерна. «Еще раз подтверждаем нашу готовность защищать всеми данными нам государственной властью полномочиями добросовестных игроков рынка от злоумышленных «преступных групп» Исходя из сложившихся рыночных условий, мы понимаем, что большая часть продукции должна вами закупаться без НДС. Мы надеемся увидеть этот факт начиная с третьего квартала 2017 года. Это будет автоматически означать для нас, что рынок экспорта перестроился Если ваша схема закупок с 1 июля 2017 года переместится в сторону закупок с НДС у элеваторов (групп компаний), ранее замеченных в схемах по НДС, это автоматически будет для нас означать сговор между вами и такими элеваторами». При этом на июньском Международном зерновом раунде в Геленджике представители ФНС признавали, что карательные меры имеют риски, связанные со стагнацией рынка сельхозпродукции и ее производства в целом.

Председатель экспертного совета Госдумы по налоговому законодательству, партнер КПМГ Михаил Орлов знает, что взаимодействие между налоговиками и предпринимателями проходит непросто, и все же посоветовал последним именно сейчас использовать готовность ФНС к конструктивному диалогу. «Налоговики не всегда видят деловую цель в той или иной схеме поставки, а бизнес не верит, что налоговики готовы будут отказаться от претензий, если бизнес будет «играть по правилам», — говорит он. — Сегодня ФНС располагает колоссальным инструментарием, чтобы найти злоупотребления со стороны налогоплательщиков. Я не верю, что при существующих возможностях налогового контроля можно выстроить какую-либо новую схему по уклонению от уплаты налога, о которой налоговики долго не будут знать».

По оценке гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрия Рылько, фактически 70% объема прежнего экспорта были объявлены ФНС нелегитимными. «Мы видим, что потенциал схем, предложенных ведомством и зафиксированных в Хартии, ограничен, — отмечает он. — Многие закупщики используют прежних поставщиков, надеюсь, что без обеления НДС. На юге мало хозяйств, которые способны долго напрямую работать непосредственно с экспортерами». С сельхозпроизводителями и посредниками, которые являются плательщиками НДС, экспортерам стало работать крайне затруднительно, так как требуется огромный пакет документов, доказывающих законность этого налога. На рынке есть посредники, работающие без НДС по упрощенной системе налогообложения (УСН), но у них серьезные ограничения по обороту. Они вынуждены открывать все новые и новые компании. А в таком случае вопросы к ним могут возникнуть уже не у налоговиков, а у их коллег из правоохранительных органов, добавляет эксперт.

Августовский опрос «Агроинвестора» среди участников экспортного рынка зерна показал, что всего за месяц в этом сегменте действительно установились новые правила игры, предложенные ФНС. Директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов полагает, что идет очевидное «обеление» рынка зерна. Явным признаком этого процесса является то, что почти все крупные экспортеры теперь выставляют две закупочные цены в портах с разницей в 10%: для зерна с НДС и без. Ранее же выставлялась одна цена. «Пока не было проблем у бюджета, на НДС, большая часть которого является фальшивым, закрывали глаза, — поясняет Сизов. — Как только сложности с наполнением бюджета возросли, от ФНС потребовали прекратить ситуацию». По мнению эксперта, требование налоговиков полностью перестроить систему закупок было выполнено подавляющим большинством экспортеров. И теперь под них вынуждены подстраиваться все остальные участники рынка. Уменьшение объемов операций на рынке сейчас маловероятно, поскольку в этот очень удачный для экспортеров период совпали факторы высоких мировых цен на зерно и слабого рубля. Президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский соглашается с Сизовым: «Только эти два фактора скомпенсировали потери ликвидности по рынку и не уничтожили экспортную активность».

Хотя есть и те, кто не спешат присоединиться к Хартии. Например, входящий в топ-10 экспортеров зерна ТД «Содружество» (по данным на середину августа). «Те, кто не подписал Хартию, сделали это, по-видимому, по принципиальным соображениям, так как многие ее требования ограничивают свободу выбора партнеров», — комментирует коммерческий директор «Глобакс Грейн» (занимается экспортом зерна) Александр Григорьянц. Сейчас компании-экспортеры, возмещающие НДС, взяли на себя часть функций фискальных органов, фактически при каждой сделке проводя расследование. Экспортеры вынуждены проверять добросовестность не только своих прямых поставщиков, но и стоящих за ними сельхозпроизводителей, а также всех контрагентов, оказывающих транспортные, логистические, экспедиторские и прочие услуги. Недобросовестность любого из них может послужить формальным поводом для отказа в возмещении НДС. При этом, по словам поставщиков, некоторые подписанты Хартии свободно подходят к ее соблюдению. «Многие экспортеры при покупке зерна без НДС закрывают глаза на его происхождение, поскольку не собираются требовать от ФНС налогового вычета, — добавляет Григорьянц. — Все зависит от того, насколько срочно нужно зерно. Если в порту уже грузится судно, некоторые принимают все, видимо, предпочитая в случае налоговых претензий уже впоследствии судиться с ФНС».

Президент Национального союза зернопроизводителей (НЗС) Павел Скурихин тоже не верит в безоговорочное соблюдение подписантами Хартии ее положений. «Текущий сезон начался с неблагоприятных погодных условий. Рынок торговых операций в уборочную кампанию из-за нехватки денежных средств у хозяйств обычно складывается «из-под комбайна», — говорит он. — Если Хартия, которая в значительной степени носит популистский характер, покажется неприемлемой для отрасли в нынешних тяжелых экономических условиях внутри страны, то, конечно, рынок будет искать новые возможности по уклонению от уплаты НДС».

«Серые» схемы

Система налогообложения в формате единого сельхозналога (ЕСХН) не работает в «белых» условиях, убежден Злочевский. Она неизбежно сопровождается «отмывом» НДС. Если честно соблюдать все параметры хозяйственной деятельности, то ЕСХН невыгоден производителю по сравнению с общей системой налогообложения (ОСНО). Именно в этом причина многолетнего существования «серого» рынка зерна. По оценкам РЗС, лишь 30% производителей зерна работают на ОСНО, причем в южных регионах, ориентированных на экспорт, эта цифра примерно втрое меньше. Дисбаланс в условиях коммерческой деятельности аграриев привел к появлению множества посреднических компаний, формирующих товарные партии зерна для трейдеров и осуществляющих доставку в порты для последующей отправки на экспорт.

Подавляющее большинство этих посредников до недавнего времени были вовлечены в «серые» схемы по отмыванию НДС. Выглядел этот процесс следующим образом: зерно закупалось у сельхозпроизводителя, применяющего ЕСХН, а затем несколько раз меняло владельца в результате сделок купли-продажи между фирмами-однодневками, оформленными на подставных лиц. На этом этапе изготавливались поддельные документы для формирования налогового вычета. В конце товаропроводящей цепочки экспортер закупал зерно уже с НДС, который впоследствии требовал к возврату. А фирмы-однодневки, которые должны были выплатить НДС в бюджет, к моменту проверки реорганизовывались и не имели собственности.

Такая схема актуальна и для второго по популярности экспортного агротовара — подсолнечного масла. Однако в этом случае существенно меньший объем экспорта и ограниченное количество компаний-переработчиков значительно упрощают ФНС процесс налогового контроля.

Топ-15 экспортеров зерна

Схема незаконного формирования налогового вычета не нова и нередко применяется в случаях, когда производитель экспортного товара не является плательщиком НДС. В простейших вариантах этой схемы мошенники просто используют фиктивные поставки. По словам замруководителя УФНС по Краснодарскому краю Василия Кохана, за последнее время было выявлено несколько фирм-посредников, которые поставляли зерно экспортерам лишь на бумаге, т. е. формировали искусственный товарооборот и впоследствии обращались за налоговыми вычетами. В случае фиктивных поставок экспортера легко привлечь к уголовной ответственности, а вот при реальных сделках именно ФНС обязана доказать «отсутствие должной осмотрительности» экспортера, если начнется судебное разбирательство. Такие прецеденты известны. Из наиболее громких можно вспомнить дело «ЮНК-Агропродукт» в декабре 2012 года и совсем недавний пример с ТК «Русские масла». Обе компании, оспаривавшие отказ краснодарской ИФНС в возврате НДС, выиграли свои первые процессы в арбитражном суде края. Так, «Русские масла», против бывшего главы которых Игоря Чернышова не так давно было возбуждено дело о мошенничестве при получении налоговых вычетов, в начале 2016 года успешно оспорила отказ в налоговом вычете в 88 млн руб. И это несмотря на отсутствие фирмы-поставщика по адресу регистрации и транспорта у компании-перевозчика, наличие четырех фирм-перепродавцов зерна, зарегистрированных по одному юридическому адресу и имевших пустые расчетные счета в одном банке.

Как говорится в ответе ФНС на запрос «Агроинвестора», в 2015—2017 годах был возбужден ряд уголовных дел по статье «мошенничество» в отношении нескольких компаний, необоснованно возместивших суммы НДС из бюджета (а также покушавшихся на подобное возмещение) и входящих в топ-50 крупнейших экспортеров зерна. Кроме того, было возбуждено значительное количество уголовных дел по статье «неуплата налогов в особо крупном размере» в отношении поставщиков фирм-экспортеров, осознанно не плативших НДС в бюджет. Практика налогового администрирования ФНС показывает, что если прямой договор с учетом НДС заключается с поставщиком, который не является производителем, то риск неуплаты таким поставщиком НДС в бюджет крайне велик.

Необходим переходный период

По мнению Злочевского, подобные изменения на рынке уместнее было бы делать зимой или ранней весной, когда ликвидность не критична. «Я не могу сказать, что меры ФНС неправильны, но они крайне несвоевременны», — подчеркивает он. Кроме того, ранее в период массового сбора урожая посредники скупали у хозяйств зерно, пусть и по не самым высоким ценам, однако это давало аграриям финансовую подпитку и оставляло время для работы в поле. Теперь же они вынуждены сами тратить время и ресурсы на поиск покупателей. По мнению РЗС, сейчас фактически идет усиление госрегулирования рынка через силовой пресс ФНС на звено посредников. «Мы категорически против использования мер по «обелению» рынка как инструмента для его регулирования, — заявляет Злочевский. — Рынок рано или поздно сам отрегулирует себя, а пока продолжит поиски обходных маневров».

Гендиректор крупнейшей компании-экспортера зерна ТД «РИФ» Вадим Саркисов убежден, что рынок уже отреагировал на усиление мер по борьбе с отмывом НДС, и сейчас у ФНС серьезных претензий быть не должно. «Уже произошли серьезные изменения, — говорит он. — Мы стараемся закупать продукцию напрямую у производителей. Многие из них теперь самостоятельно доставляют зерно экспортерам. Завозится зерно сейчас на 99% без НДС». С «Рифом» сотрудничают более 500 поставщиков. По словам топ-менеджера, это «люди сообразительные», почти все они поняли, что необходимо менять принципы работы в соответствии с Хартией. Хотя личные доходы у них наверняка снизились, считает он.

До начала июня львиная доля зерна приходилась на поставки CPT (от формата СРТ — «перевозка оплачена до») от коммерческих компаний, сейчас же 90% закупок идет без НДС, рассказывает гендиректор другой крупной экспортной компании «Краснодарзернопродукт-Экспо» Евгений Сидюков. «Мы работаем напрямую с сельхозпроизводителями, а 90% из них применяют ЕСХН. Для самостоятельного вывоза зерна нанимаем транспортные компании, которые также работают без НДС, — рассказывает он. — «Серые» схемы с возмещением «нарисованного» НДС уходят, теперь все стали конкурентоспособнее в смысле покупки у фермеров на месте. Цена в порту не зависит от объема и одинакова для партии и в 100 т, и в 1 тыс. т». По мнению Сидюкова, от перемен выиграли все добросовестные участники рынка.

В целом позитивно оценивает последние изменения и ФНС. «В связи с тем, что рынок самостоятельно перестраивается под правила, принятые участниками рынка и прописанные в Хартии, реакция ФНС на данный момент не требуется, — говорится в ответе службы на запрос «Агроинвестора». — В настоящее время крупнейшие экспортеры зерна, занимающие более 90% доли экспортного рынка, свыше 70% денежных средств перечисляют в адрес сельхозпроизводителей, поставщиков на УСН либо по агентским договорам без учета НДС». По итогам третьего квартала 2017 года ФНС рассчитывает, что рынок экспорта зерна будет полностью прозрачным. Однако если недобросовестные посредники на рынке возобновят или продолжат свою деятельность по незаконной оптимизации НДС, то это неминуемо повлечет за собой ответные меры, обещает ФНС.

Искоренить незаконные операции с НДС на рынке зерна будет непросто, убежден член совета директоров компании «Агроко» (Белгородская область) Алексей Иванов. «Неверно сначала сформировать дефектную законодательную базу, а потом силовыми методами добиваться от участников рынка, чтобы они этой базы придерживались», — считает он. Также топ-менеджер уверен, что схемы существенно не поменяются, просто сместятся в другие регионы. Ранее отмывом НДС в основном занимались компании с Северного Кавказа, а теперь, например, это станут практиковать на Урале или в Сибири.

По мнению Иванова, недобросовестные посредники пока не собираются уходить с рынка. Но в то же время ранее сотрудничавшие с ними компании, перешедшие на «белые» схемы деятельности, все равно не смогут рассчитывать на налоговую амнистию. «Я знаю коллег, которые получили уведомления о выездных налоговых проверках и не ждут от них ничего хорошего, — делится он. — Власти привыкли идти по короткому пути. И участники рынка боятся, что сейчас последует команда в суды, которые начнут принимать «правильные» решения по результатам налоговых проверок и выставлять всем НДС к доуплате вместе с пенями и штрафами».

Этим летом участники рынка договорились перестать укрывать НДС и реально прекратили это делать, потому что испугались, рассказывает коммерческий директор краснодарской компании-трейдера «Кратэс» Владимир Войцех. «Давление на трейдеров очень серьезное. Несколько моих коллег уже арестованы именно по делам, связанным с операциями с НДС, — говорит он. — Все заготовители зерна для экспортеров сейчас работают без НДС, потому что проблемы никому не нужны. Приходится играть по-честному». Опасения у участников рынка доходят до того, что многие боятся столкнуться с невозвратом абсолютно законно заявленного и подтвержденного НДС в конце года. Вплоть до ситуации, когда производитель продукции работает на условиях ОСНО и этого налогового вычета можно лишиться. Во многом поведение участников рынка будет зависеть от того, каким образом ФНС станет принимать отчетность по итогам третьего квартала. Злочевский характеризует подобный сценарий развития событий как наименее благоприятный. «Мы активно ведем переговоры с ФНС, чтобы силовой вариант был сдвинут хотя бы до 1 января 2018 года. Сейчас нельзя применять жесткий прессинг, — считает он. — Рынок в любом случае перестроится, но необходим переходный период».

Всем добавили проблем

Практические меры ФНС по «обелению» зернового рынка вылились в том числе в требование существенного пакета дополнительных документов от сельхозпроизводителей, перевозчиков и посредников. Причем первичную проверку этих бумаг должны осуществлять главным образом конечные покупатели. Некоторым игрокам на рынке это добавляет множество невиданных ранее проблем. В первую очередь страдают аграрии на ЕСХН, которых льготный налоговый режим как раз спасал от бюрократии. «Произошли масштабные изменения в требованиях к документам для перевозки зерна, — рассказывает начальник юридического отдела краснодарского транспортного агрегатора «Единый центр зерновозов» Кирилл Казанцев. — Поэтому нам сейчас намного проще работать с компаниями, не являющимися плательщиками НДС. Посредники- плательщики НДС, по ощущениям, пока работают в прежнем режиме, но их операционная деятельность многократно усложнилась».

Пакет документов, который по новым правилам должен собрать сельхозпроизводитель, велик. Необходимо заполнить несколько деклараций, приложить результаты лабораторного анализа, выписку из банка о собственной налоговой активности и из статуправления, заверенные карточки с образцами подписей и оттиска печати, и все это для того, чтобы законно продать 100−200 т зерна. В таких условиях у многих опускаются руки работать «по-белому». «Договоры стали сложнее, ответственности больше, и пока сельхозпроизводителей это пугает», — отмечает Сидюков. Большая часть сельхозпроизводителей растеряла квалифицированные бухгалтерские кадры. «У них нет возможности справляться с бумажной волокитой, наладить учет НДС и при этом еще работать в поле, — поясняет Злочевский. — Минсельхоз и ФНС должны организовать некий бухгалтерский аутсорсинг для сельхозпроизводителей на ЕСХН и простимулировать его со стороны государства. Иначе массовый переход аграриев на ОСНО нереален».

Ключевым вопросом остается то, как перестройка рынка отразится на экономике сельхозпроизводителей на ЕСХН. С точки зрения ФНС, «сельхозпроизводители демонстрируют желание и готовность работать с экспортерами и переработчиками напрямую. Кроме того, они в этом сезоне надеются получить более выгодные цены на зерно в связи с ростом цен на внешнем рынке, а также за счет прямых договоров купли-продажи с экспортерами, что, в свою очередь, может поднять маржинальность и даст возможности инвестировать в свой бизнес». Единственным бенефициаром перестройки рынка станет государство, считает руководитель практики по работе с компаниями агропромышленного сектора КПМГ Виталий Шеремет. «Заплатить за это придется трейдерам и производителям, — думает он. — Распределение, на мой взгляд, будет в сторону аграриев: их маржинальность больше, чем у трейдеров, и сильная конкуренция будет вынуждать брать на себя эти расходы». Однако говорить о банкротстве, по мнению эксперта, преждевременно, поскольку в секторе сохраняется достаточная доходность даже при условии некоторого падения цен.

Если бы все работали с НДС, то и выиграли бы все: и производители, и переработчики, и экспортеры, рассуждает Злочевский. Если же товаропроводящие цепочки будут выстраиваться преимущественно без НДС, то это станет решением проблемы только для экспортеров, у которых исчезли риски, связанные с возможным невозвратом налога. Переработчики при такой схеме вынуждены учитывать НДС, не получая никакого возмещения, а производители будут просто терять деньги, отдавая продукцию на 10% дешевле плательщиков НДС.

По мнению директора по продажам продукции растениеводства агрохолдинга «Кубань» Владимира Загребельного, крупные холдинги и хозяйства, к которым всегда было повышенное внимание со стороны экспортеров, практически не ощутили перемен. Пострадали мелкие хозяйства и фермеры, объем производства которых — менее 200 т зерна. Перед ними остро встал вопрос реализации продукции. Из-за незначительного объема и невозможности координировать действия между собой фермеры остались без внимания экспортеров, у которых физически нет возможности охватить все мелкие хозяйства. «У мелких хозяйств только один путь в сложившийся ситуации — объединение в ассоциации или поглощение более крупными игроками», — уверен руководитель. По данным НСЗ, ежегодно около 10% сельхозпредприятий выбывает с рынка. «На фоне низкой рентабельности в зернопроизводстве, снижения суммы погектарной господдержки, высокой закредитованности предприятий АПК (более 2 трлн руб. на начало 2017 года) очередные негативные изменения в отрасли, вызванные новыми правилами игры от ФНС, неизбежны», — опасается Скурихин.

Региональное распределение плательщиков ЕСХН

Новые требования добавили проблем и экспортерам. Теперь все они должны предоставлять в ФНС информацию по еженедельному движению денежных средств, а также еженедельно обновляемый реестр поставщиков, в котором должны быть указаны ИНН контрагентов, грузоотправитель, реквизиты договора и спецификаций к договору, объем поставки по спецификации и фактически поставленной продукции, ее наименование, дата поставки по спецификации. По словам Александра Григорьянца, скорость заключения контрактов упала в несколько раз. «Наша компания по любой сделке собирает все необходимые документы либо просто не контрактуется. Бывает, что мы неделю занимаемся одним договором, на который ранее уходило полчаса, — рассказывает он. — И таких сделок более половины. Часто за это время товар куда-то уходит, поскольку поставщик передумывает либо продает другим».

Сильнее всего от нововведений пострадали посреднические компании, привозившие в порты зерно, купленное в хозяйствах. Особенно если еще до введения новых правил они прокредитовали аграриев, поставив им топливо, семена, минудобрения. «Такие посредники делали много полезного для аграриев и облегчали закупки экспортерам, а теперь они оказались не у дел, поскольку новые правила ФНС прямо запрещают подписантам Хартии приобретать товар у трейдеров-плательщиков НДС, если ранее он был приобретен у сельхозпроизводителя, использующего упрощенную систему налогообложения», — говорит Григорьянц. Так как подавляющее число производителей зерна, которое уходит на экспорт, находится на ЕСХН, продать его с НДС экспортеру посредник не может, даже если он поставит налог к уплате. В соответствии с Хартией экспортеры просто его не купят.

Посредническим компаниям теперь придется играть по новым правилам и платить налоги и, очевидно, искать новые пути сохранения доходности, закладывая справедливую цену своих услуг в стоимость партий, которые они формируют для трейдеров, комментирует Виталий Шеремет. Один из возможных вариантов — это укрупнение существующих посредников для того, чтобы выдержать приемлемый уровень прибыли, другой — переход на агентские схемы.

«Агроинвестор» опросил около 10 сравнительно крупных покупателей зерна у фермеров из Краснодарского края, размещающих объявления на сайте Furazh.ru. Как выяснилось, реальная маржа для посредников сейчас составляет 10−15 коп./кг доставленного зерна, то есть примерно 1,5−2%. Есть среди этих компаний те, кто работает по агентскому договору, и те, кто работает без него. Большая часть опрошенных практикует УСН, но абсолютно все возят зерно в порты без НДС.

Иначе видит ситуацию Дмитрий Рылько. По его словам, часть компаний-посредников уже раздробилась на более мелкие, чтобы иметь возможность работать по УСН. Часть ушла на предэкспортный рынок. Те, у кого есть реальные активы, например в виде элеваторов, стали работать «по-белому». С начала июля объем сделок сначала упал, но потом вернулся на прогнозируемо высокий уровень. «Зерна на рынке сейчас очень много, так что, полагаю, экспорт не пострадает», — говорит эксперт.